Функции поколений: общие положения

Рассмотрение путей, которыми входили в социологию представители первого и второго поколений, позволяет наметить присущие каждой профессиональной когорте ведущие роли, или функции, в процессе становления в стране социологии.

Эти роли не распределялись каким-либо режиссером, внешней силой, властными институтами, они были избраны участниками процесса самостоятельно, часто выстраданы. Путь каждого социолога во многом был случаен, а вот функции поколений - и в этом одно из достоинств поколенческого анализа - закономерны, объективны. Они - следствие исторических процессов, составляющих фон и суть второго рождения современной советской/российской социологии. В начале 60-х «процесс пошел», и далее на десяток лет все было, по большому счету, предопределено. Сошли бы пионеры с той стези, на которую их вывела политическая «оттепель» и стремление в рамках марксизма искать новые социальные горизонты, и не состоялось бы тогда этого второго рождения.

Первому поколению социологов предстояло доказать самостоятельность социологии как науки, и это была не просто науковедческая тема, не вопрос феноменологии, методологии и организации науки, но прежде всего проблема политико-идеологическая. Второе поколение, - если говорить в целом - почти не участвовало в дискуссиях о специфике марксистской социологии, оно, опять же в основном, приняло концепцию трех уровней социологии и решало задачи расширения предметного поля исследований в опоре на свой солидный «до- и внесоциологический» научный и практический опыт. Единство общенаучных установок представителей этих двух поколений, почти тождественность их исторического и социального опыта, а также признание вторыми того обстоятельства, что первые являются их учителями, наставниками (вскоре все они стали коллегами и зачастую друзьями), определило отсутствие серьезных межпоколен- ческих конфликтов.

Формирование следующего, третьего, поколения, время рождения представителей этой группы заключено в интервале 1935 - 1946 гг, тоже несет в себе следы «ненормальности» развития российской социологии, т.е. ее длительного отсутствия и затем второго рождения. Но оно проявляется иначе, чем было описано выше.

Обычно каждое новое поколение в науке растет под наблюдением двух предыдущих, но в данном случае такого не могло быть. Вторые к моменту зарождения третьего еще не набрали

той силы, чтобы активно влиять на становление входивших в науку новых людей, да и вчерашние студенты и молодые ученые предпочитали консультироваться у первых. В доминирующем числе случаев учителями, наставниками третьего поколения, были социологи первого призыва (самопризыва), более того, формирование второго и третьего поколений происходило последовательно-параллельно, а не строго последовательно. Во всяком случае, первые шаги по рекрутированию третьего поколения делались не позже, чем начинало складываться второе.

В середине 60-х некоторые из третьей профессиональной когорты уже считали себя социологами, тогда как будущие представители второй еще работали по своей базовой специальности: юристами, журналистами, историками, переводчиками и т.д. На кафедрах философии ведущих университетов страны стали утверждать аспирантские темы социологической направленности, таким образом, некоторые старшие представители третьего поколения становились кандидатами наук ранее их будущих коллег из второго поколения.

Для такого хода дела были объективные предпосылки. В этот период в университетах создавались хозрасчетные социологические лаборатории, открывались академические социологические подразделения, под идею социального планирования формировалась сеть заводских социологов, под руководством социологов первого поколения разрабатывались и проводились крупные исследовательские проекты, давшие теоретикоэмпирический материал для ряда ставших классическими для отечественной социологии книг. Происходило осознание того, что без освоения трудных разделов планирования процедур сбора и обработки больших массивов информации, задумывавшиеся проекты не смогут быть реализованы. Все более ясным становилось, что для развития социологии необходимы люди, способные целенаправленно заниматься освоением зарубежных теоретических и методических достижений, заглядывать в прошлое науки.

Третье поколение начинало входить в социологию в первые 60-е, и это движение продолжалось в течение всего следующего десятилетия. Лишь младшая часть данного поколения, учившаяся на философских факультетах университетов, приходила в социологию более или менее осознанно. Все остальные, учившиеся на философских факультетах во второй половине 50-х или получавшие другие специальности в университетах и институтах, как правило не знали, что это за наука. Однако в силу личностных и профессиональных качеств они были готовы к достаточно быстрому освоению языка социологии и успешной работе в социологических коллективах. Те, кому все это новое приходилось по душе, кто прикипал к делу и к своим наставникам, начинали образовывать третье поколение советских/российских социологов.

Третье поколение представлено в нашем Основном массиве заметно большим в сравнении с двумя предыдущими поколениями количеством социологов - 19 человек. Во-первых, в гипотетической генеральной совокупности советских/российских социологов представителей этой когорты, очевидно, было больше, чем социологов первых двух поколений. Во-вторых, пути представителей третьего поколения в социологию более вариабельны, значит, необходим больший материал для выявления моделей их вхождения в науку.

Возможно, главное отличие третьего поколения от второго, заключается в том, что оно осознанно, целенаправленно рекрутировалось и создавалось в основном первым, тогда как второе - само приходило.

Соответственно, роль, назначение, функции третьего поколения несли в себе не только черты времени, политических, идеологических и социальных особенностей советского общества второй половины 60-х - первой половины 70-х годов, но и в значительной степени определялись научными интересами и личностными чертами социологов первого поколения. Все они к тому времени были докторами наук или подходили к защите, авторами основополагающих для отечественной социологии книг, руководителями крупных проектов и подразделений академических институтов. Они имели возможности, правда, не очень широкие, набирать штат сотрудников и руководить аспирантами. И делали это, прежде всего, отталкиваясь от собственных научных интересов, текущих производственных потребностей, представлений о том, какими они видели своих младших по возрасту коллег. Естественно, они осуществляли свой выбор из того человеческого и профессионального «материала», который предоставляла им эпоха.

Анализируя состояние только оформлявшейся советской социологии во второй половине 60-х годов, можно выделить обозначившиеся в те годы тенденции ее развития, которые определяли механизмы рекрутирования новых кадров, и тематику, которую им пришлось разрабатывать. Нет смысла сравнивать глубину ощущавшихся проблем, но безусловно, среди главнейших была проблема математической обработки результатов анкетных опросов. Особенностью того времени были большие объемы выборок и большое число вопросов, включавшихся в анкеты. Использовались и другие методы сбора информации, но доминировало анкетирование. Математики нужны были для обеспечения анализа первичных данных, планирования выборок, разработки приемов шкалирования измеряемых установок. Освоение зарубежного опыта и некоторое оживление контактов с западными специалистами требовали привлечения людей с профессиональным знанием языков, потому в социологические коллективы приглашались люди, профессионально знающие иностранные языки. Еще одно обозначившееся исследовательское направление - овладение методологией и практикой феноменологической социологии; начинала осознаваться ограниченность жестких позитивистских концепций и методов. Наряду с изучением современных для того времени социологических теорий и эмпирических приемов, зарождался интерес к истории зарубежной и отечественной социологии, этот факт также детерминировал характер притока молодых в науку.

Собранная информация дает возможности для уточнения рассмотренных выше моделей вхождения специалистов в социологию и построения новых, не существовавших ранее траекторий вхождения в социологию. Для решения этой задачи априори сформируем три группы специалистов, входивших в социологию через три «разные двери».

Первую группу назовем « математиками». Она объединяет получивших базовое математическое, физическое или техническое образование и включает тех, кто в своем движении в социологию исходно ориентировался на получение технической специальности, но потом приобрел профессию экономиста. Вторая группа - « филологи». Это люди, рано почуствовавшие интерес к изучению языков или литературы как профессиональной деятельности и избравшие в качестве своей будущей профессии филологию или журналистку. Хотя, как показано выше, и раньше в социологию приходили специалисты с техническим и журналистским образованием, это были отдельные, не типичные ситуации. Так что становление двух названных подгрупп третьего поколения, заметных по численности в общем составе этой когорты, было новой тенденцией в образовании профессиональной структуры советской/российской социологии. Третье подразделение - типичное, это «философы», или шире - обществоведы.

Вне рамок этих трех групп рассмотрю лишь движение в социологию Э.В.Беляева, принадлежащего к старшему слою третьего поколения. Будучи философом, он занимался методологией применения математики в социологии, т.е. по направленности своей деятельности оказался близок к математикам. Его можно отнести и к группе философов, и к группе математиков.

Биографический сюжет № 76. Э.В. Беляев

Беляев закончил философский факультет ЛГУ, будучи ленинградцем и пережив в городе блокаду, он не пожелал никуда уезжать по распределению. Остался без преподавательской работы и стал на факультете лаборантом. Далее процитирую его слова:

Я выполнял какую-то ерунду и познал идиотизм всей той деятельности, которую я исподтишка саботировал. У меня была возможность заниматься своими любимыми делами. Проработал я так недолго, по-моему, всего год. «Преобразования в обществе» дошли, наконец, до факультета. В. Ядову предложили сформировать социологическую лабораторию. Насколько я знаю, первую в стране (1960 год). Он взял в лабораторию меня <...> Я был самым молодым в этой команде [1, С. 5-6].

Обучаясь в 1963-66 годах в философской аспирантуре под руководством И.С. Кона, он анализировал круг проблем, касающихся использования математики в Западной социологии. Предполагаю, что в этом исследовательском направлении его работа была первой. На философском факультете ЛГУ его диссертация была встречена враждебно, тем не менее ученый совет ее одобрил. Работа называлась «Математические методы в социологии США: критический анализ». Защита состоялась в 1966 г., и оппонентами Беляева были два доктора наук: Г.М. Андреева и Ю.А. Левада. Вскоре после защиты Беляевым была опубликована в «Вопросах философии» [2] статья по тематике диссертации. Скорее всего это была одна из первых проблемных статей, написанных представителями третьего поколения социологов. С 1977 г. он живет в США.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 1: Биографии и история. - М.: ЦСПиМ. - 418 с.. 2012

Еще по теме Функции поколений: общие положения:

  1. Реализация функций третьего поколения
  2. § 1. Общие положения о возмещении вреда Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
  3. § 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  4. ГЛАВА XIV О ТОМ, ЧТО СЧАСТЬЕ БУДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ НИКОГДА НЕ СВЯЗАНО С НЕСЧАСТЬЕМ НАСТОЯЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ
  5. Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  6. Глава 13. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  7. Глава 66. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  8. Общие положения
  9. Подраздел 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ
  10. Подраздел 2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОГОВОРЕ
  11. Глава 61. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О НАСЛЕДОВАНИИ
  12. § 30. Общие положения
  13. Общие положения
  14. Общие положения
  15. Общие положения
  16. 1. Общие положения
  17. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  18. § 1. Общие положения
  19. 1. Общие положения
  20. Общие положения