<<
>>

Реформы 1991 г.


Насколько пакет реформ, принятый в июле 1991 г., ускоряет модернизацию Индии?
Основы экономических и социальных сдвигов, смешанной экономики были заложены в ходе проведения «классической» индустриализации с поправкой на использование еще и советского опыта.
Вместе с тем, в этой политике присутствовали черты современного западного понимания развития, что отражено в социальных расходах по пятилетним планам. Еще раз подчеркну, что крутого слома механизма, перехода на качественно иные рычаги в управлении хозяйством не было. В основе была именно модернизация отношений в системе «государство—частный сектор», их адаптация к меняющейся среде, в том числе внешнеэкономической. Полагаю, что июль 1991 г. означал завершение индустриализации имитационного типа, попытку перейти к политике устойчивого развития.
Реформы были начаты под давлением ухудшающихся внутренних условий развития. Как это часто бывает, экономическая политика, способствовавшая промышленному росту в предшествующие десятилетия, со временем утратила динамизм. В конце второго этапа индустриализации государство усилило свой контроль во всех отраслях экономики, ограничив тем самым свободу действий местных предпринимателей и приток иностранного капитала. При этом сократились и валютные резервы.

В итоге темпы роста ВВП упали ниже 3,5 % в год, что ускорило постепенное ограничение, как писали индийские газеты, «царства лицензий» в промышленности, когда не только открытие нового предприятия, но и расширение производства, изменение номенклатуры продукции требовало соответствующего разрешения чиновника. Шаги по реформированию ригидной структуры были сделаны еще правительством Раджива Ганди, но его гибель не дала провести реформы как систему мер.
Государство в основном выполнило свое главное предназначение — в стране сформировался сильный частный сектор, его доля в ВВП поднялась с 41 % в 1981 г. до 65 % в 1995 г. и 75 % в 1996 г.[389] Стране удалось освободиться от импорта зерновых, от которого она зависела в предшествующие десятилетия. Более того, Индия готова экспортировать в год до 10 млн т пшеницы, качество которой отвечает мировым стандартам.
Анализ особенностей догоняющего развития на примере Индии показывает, что в этой стратегии постоянно взаимодействуют традиционные структуры и институты с привнесенными извне инструментами модернизации, причем такой симбиоз может носить мирный характер, усиливать потенциал страны. Это убедительно доказывает опыт мелких производств. Правительства, возглавляемые партией Индийский Национальный KoHipecc (ИНК), здраво оценивая их значение в экономике, даже в периоды особого увлечения развитием тяжелой промышленности, проводили их финансирование в рамках пятилетних планов, использовали экономические и административные рычаги для защиты от конкуренции крупного капитала. Индийские экономисты считали мелкое производство не просто частью отсталой структуры хозяйства (хотя с точки зрения используемой техники и труда оно таковым и было), которая должна постепенно отмереть в ходе развития, а необходимым элементом будущей здоровой экономики. Это позволило сохранить миллионы рабочих мест (по примерным оценкам в этом секторе в 1998 г.
было занято 16,7 млн чел. по сравнению с 13,9 млн в 1993 г.) и несколько уменьшить неконтролируемый приток рабочих рук в города. Характерен термин «сельская индустриализация» в ряде программ, подразумевающий меры поддержки малых предприятий за пределами городов с тем, чтобы увеличить несельскохозяйственную занятость. Мелкое производство обеспечивало в ходе импортзамещения наполнение внутреннего рынка относительно дешевыми потребительскими товарами и, до известной степени, даже производственными — для крестьянских хозяйств. Часть его продукции (а также ремесленная и кустарная) экспортируется. В 1994/95-1996/97 финансовых годах ежегодные темпы роста его экспорта превысили 10%. Под эгидой правительства и на уровне штатов созданы специализированные центры, помогающие мелким предприятиям стандартизировать свою продукцию, модернизировать производство и формы управления, наладить маркетинг. Наряду с многочисленными корпорациями и банками, кредитующими мелкие предприятия, этот комплекс мер можно рассматривать как метод преодоления их периферийности, осовременивание мотиваций, в известной мере — при некотором повышении доходов занятого в этом секторе населения — и образа жизни. На мелких предприятиях очень высока доля неучтенного семейного труда, поэтому занятость на них намного выше официальных данных.
В докладе 1997 г. о реформировании малых и средних предприятий известного экономиста Абида Хуссейна, рекомендуется уделить особое внимание организации кластеров мелких предприятий как «центров будущего роста»[390]. Эта позиция полностью совпадает с современными изменениями в стратегии развития малой экономики в развитых европейских странах. Кластеры позволяют преодолеть изолированность

мелких предприятий, повысить их конкурентоспособность, объединяют как традиционные, так и современные мелкие предприятия. Первые ориентируются прежде всего на спрос беднейших слоев населения, статичный и слабо дифференцированный, ограниченный в основном предметами первой необходимости. Здесь сложилась жесткая зависимость — узкий по номенклатуре товаров и услуг, но массовый спрос, вынужденное безразличие потребителя к качеству (определяющий фактор — цена) объективно поддерживает на плаву традиционные малые предприятия и одновременно обусловливает их отсталость, низкий технический уровень, слабые стимулы к модернизации. Очевидно, что огромные масштабы рынка, обслуживающего низкодоходные слои населения, делают малые предприятия консервативным элементом промышленной структуры Индии.
Одновременно высокими темпами растут современные малые предприятия, удовлетворяющие индивидуализирущийся спрос населения с высокими доходами, а главное — мелкие предприятия, специализирующиеся на выпуске производственных товаров. Часть из них кооперируется с крупными, осуществляя поставки узлов, запасных частей, сборку, ремонтные работы. Эта группа использует современные технологии, менеджмент, сохраняя преимущества малых форм — экономию на административных расходах, более низкую оплату труда. Сочетание экстенсивных и интенсивных типов развития можно считать долгосрочной тенденцией малой экономики Индии.
С точки зрения социально-экономической стабильности важно, что реформы сохранили мелкое производство. Опыт Индии подтверждает позицию экспертов ЮНИДО, что мелкое производство обеспечивает пригодную основу для новых крупных промышленных предприятий, стимулирует предпринимательство, подготовку для них кадров, технического персонала.
Для окрепшего частного сектора мелочное государственное регулирование, в первую очередь через систему лицензий, породившую масштабную чиновничью коррупцию, по уровню которой Индия занимает одно из первых мест в мире, становилось препятствием к дальнейшему росту. Возросшие накопления национальных предпринимателей, позволяющие вести современный масштабный бизнес, делали ненужным дальнейшее расширение крупной государственной собственности, тем более, что объекты госсектора отличались низкой эффективностью (треть их была убыючной) и требовали постоянной подпитки бюджетными средствами.
Это во многом определило суть экономических реформ 90-х гг. — либерализацию, постепенное сокращение позиций государства как собственника. Число отраслей с его преимущественным участием снизилось до шести. Последовательный отказ от лицензирования привел к тому, что эта процедура сохранилась в немногих отраслях. Были сокращены также 14 товарных позиций, производство которых прежде было зарезервировано за мелкими предприятиями, в том числе автозапчасти, синтетические сиропы, некоторые кондитерские изделия. В 1997 г. правительство приняло пакет мер для 106 ведущих госпредприятий, расширявший их финансовую и управленческую автономию, в случае, если они работают прибыльно. Число таких госпредприятий возросло со 123 в 1990-1991 гг. до 134 в 1995-1996 гг. при общем их числе 246 и 243, соответственно.
Резервный банк разрешил открывать новые частные банки, и финансовая система в целом окрепла благодаря заметному росту банковских отделений в сельских районах, позволивших мобилизовать дополнительные кредитные ресурсы. В стране к апрелю 1997 г. действовали 353 банка, специализирующихся на операциях с малыми предприятиями, что несколько ослабило зависимость последних от местных ростовщиков, кредитовавших по ставкам в три-четыре раза выше банковских. Однако доля банковских кредитов мелким предприятиям с 1993 г. все же выросла незначительно — с 14,6% до 16,6% объема всего банковского кредитования.
25*

Курс на либерализацию экономики предполагал возможность приватизации части предприятий госсектора, поэтапное снижение ввозных пошлин, увеличение разрешенной доли иностранного капитала в собственности индийских компаний, упрощение процедуры его привлечения (утверждение проектов, как жаловались иностранные инвесторы, затягивалось до двух и более лет). В этом наборе мер нет ничего, что не было бы известно из опыта многих государств, приступивших к изменению модели хозяйственного развития. В практике экономических реформ в Индии важны методы их реализации — постепенность, неприятие «обвальных» мер («все сразу и вдруг»), стремление избежать резких изменений, последствия которых могли быть непредсказуемы. Сокращение госсобственности в промышленности осуществляется осторожно, оно началось не сразу после принятия пакета реформ в 1991 г. и не с приватизации, а с коммерциализации предприятий после 1993 г., когда в стране укрепилась макроэкономическая стабильность, темпы роста обрели устойчивость. В результате это позволило удерживать инфляцию на невысоком уровне: 1993 г. - 7%, 1994 г. - 10,8%, 1995 г. - 10,4%, 1996 г. - 5%, 1997 г. - 6,9%, 1998 г. — 7,5%. С 1996 г. специальная правительственная комиссия начала продажу части акций 40 госкомпаний, в том числе «голубых фишек», однако реальные поступления в бюджет оказались ниже ожидавшихся.
Заметную роль в стабильности экономики играет национальный частный сектор, опирающийся на быстро развивающийся внутренний рынок. Его динамизм и диверсификация были результатом всего предшествующего хозяйственного развития. Одним из важных компонентов стала возросшая покупательская способность сельского населения (70 % всего населения Индии), на долю которого в 90-е гг. приходилось свыше 70 % покупок велосипедов, портативных радиоприемников, швейных машин, 50-60 % — кварцевых часов, черно-белых телевизоров, 40-50 % — мотоциклов, вентиляторов. По оценкам, их расходы на приобретение фасованной продукции растут на 20-25 % ежегодно. Действующие в Индии в сфере потребительских товаров ТНК и особенно местные крупные фирмы, развивая свои дистрибьюторские сети, делают ставку на продвижение продукции в сельские районы, население которых еще недавно рассматривалось как почти однородная низкодоходная группа. Проведенные маркетинговые исследования показали ошибочность такой позиции, и боязнь упустить формирующийся рынок заставила адаптировать к вкусам сельского населения названия ходовых товаров, придать местный колорит известным торговым маркам. Маркетинговая стратегия включает обязательное участие в многочисленных (около пяти тысяч в год) ярмарках и фестивалях, традиционно принятых форм торговли и развлечений, особенно в сельских районах. Считается, что их посещают около 100 млн человек, многих из которых можно причислить к среднему деревенскому классу.
Дистрибьюторская сеть охватывает свыше 3800 городов и примерно 500 тыс. деревень, причем в деревнях особо велика роль семейных мелких предприятий, которые входят в эту разветвленную систему розничной торговли. В городах существенно возросло число супермаркетов — сравнительно новое явление в Индии. Предполагается, что в ближайшие годы они привлекут значительные инвестиции.
В быстро развивающейся сфере обслуживания весьма велико распространение мельчайших предприятий (tiny units). Так, в 8-м пятилетнем плане была принята специальная схема для создания 700 тысяч таких предприятий с общей занятостью 1 млн чел. (полтора человека на предприятие). Это так называемая самозанятость, которая поощряется с помощью кредитов, специальных курсов подготовки к предпринимательской деятельности. В рамках этой программы действует план обеспечения самозанятости для молодых образованных безработных (от 18 до 35 лет). Основная задача — стимулировать предпринимательство, особенно среди наиболее уязвимых слоев населения, к которым отнесены женщины, представители низших каст и т. д. До некоторой степени механизм функционирования таких планов напомина
ет распространенные в развитых странах «бизнес-инкубаторы». В Индии также для получения финансовой помощи потенциальный участник должен иметь подобие бизнес-плана и небольшой финансовый задел. Доля правительства достигает 7 500 рупий на каждого участника, и оно же оплачивает обязательное краткосрочное обучение (15-20 дней для работы в промышленности, 7-10 дней в сфере услуг). В совокупности эти меры несколько стимулировали рост доходов, а главное — увеличили число людей, Приобщаемых к современным формам бизнеса.
Массовый потребительский спрос, несмотря на глубокую дифференциацию в доходах населения (так, свыше 90 % всех продаж легковых автомобилей приходится на 10-15 крупнейших городов страны), в значительной степени определил устойчивость экономики в ходе реформ. Рост потребительских цен после 1991 г. не превышал 10% в год.
Индийская промышленность, как считает правительственный источник, испытывает воздействие экономических реформ, «находясь в критической фазе переходного состояния и реструктуризации». 90-е гг. отмечены высокими темпами ее роста, прежде всего за счет обрабатывающих отраслей. Национальные производители в таких отраслях как автомобилестроение, пищевая, текстильная, фармацевтика и др., сумели создать и укрепить свои торговые марки, выдерживая на внутреннем рынке конкуренцию со стороны ТНК. Этому в немалой степени способствует бурно развивающаяся индустрия рекламы, использующая электронные средства связи — телевидение доступно 75% населения, радиовещание — 100%.
По оценке Мирового банка, сделанной еще в 1994 г., Индия способна обеспечить долгосрочный экономический рост порядка 5 % в год. Эксперты МВФ, внимательно отслеживающие ход реформ в Индии, считают, что их следующая волна должна включать расширение налоговой базы, сокращение субсидий и повышение эффективности госпредприятий, в том числе приватизацию, а также меры, повышающие привлекательность страны для иностранных инвесторов за счет большей открытости финансового рынка[391]. Среди частных иностранных инвесторов представлены все ведущие промышленно развитые страны, но размеры инвестиций невелики, особенно по сравнению с потребностями Индии. Первое место занимают США — 173 млрд рупий, затем Великобритания — 45 млрд, Израиль — 47 млрд, Нидерланды — 38, Япония — 30 млрд рупий. В инвестициях высока доля поступлений от индийцев, пронзающих за рубежом. С 1995 г. правительство ввело регулирование, стимулирующее приток иностранных инвестиций в венчурные предприятия, стремясь таким образом ускорить разработку и освоение промышленностью высоких технологий.
Индия, когда-то один из крупнейших заемщиков Мирового банка, продолжает пользоваться его финансовой поддержкой, но ее объем снижается: 1995 г. — 1 119 млн долл., 1996 г. — 776,6 млн долл., 1997 г. — 626,5 млн долл. (доля в общей сумме займов Мирового банка 8,8 %, 5,4 %, 4,3 % соответственно). Усиливается зарубежная активность индийских предпринимателей, их инвестиции в проекты за границей выросли более чем вдвое за 1990/91-1996/97 финансовые гг., особенно увеличился объем консультационных услуг. Они ориентированы в основном на страны Ближнего и Среднего Востока, но постепенно расширяются и контакты с ЕС. С 45 странами подписаны соглашения об избежании двойного обложения.
Курс реформ не означал отказа от перспективного планирования (осуществляется 9-й пятилетний план на 1998-2002 гг.), но заметно менял его приоритеты, усиливая финансирование инфраструктуры (недостаточное развитие и плохое качество дорожных покрытий ведет к потере 4 млрд долл. ежегодно), включая научно-техническую. Видимо, этим объясняется интерес крупных зарубежных фирм к созданию в Индии своих центров. Наличие здесь технически грамотных кадров
и низкая (по сравнению со странами Запада) зарплата привлекли такие компании как «Майкрософт», «Моторола», «Новел», «ИБМ», организовавших в 1996-1997 гг. свои предприятия. Крупная швейцарско-шведская компания «Эй-Би-Би» намерена в ближайшие годы перевести до 50 % своего штата в развивающиеся страны, в первую очередь Индию и Китай. Эта практика ускоряет приобщение к современным технологиям. Сектор программного обеспечения растет в Индии с начала 90-х гг. высокими темпами, в нем занято 160 тысяч человек, постоянно расширяется экспорт программных продуктов почти в 100 стран. В 1996 г. выручка составила один миллиард долларов и по прогнозам может вырасти благодаря высокому качеству и низкой цене до 4 млрд долл. в 2000 г.п)
В официальных правительственных документах подчеркивается необходимость перехода от импортзамещения к усилению интеграции в мировой рынок, большей открытости национальной экономики, использованию преимуществ международной торговли. Средняя тарифная ставка для ввозимой продукции снижена до 30 % (хотя, например, в Китае до 17,5%)[392]. Однако политика избирательной тарифной защиты национального производителя продолжает доминировать, что нашло отражение в долгих переговорах с ВТО. Индия добивается вступления в эту организацию, но крайне неохотно открывает свой рынок для импорта потребительских товаров, на чем настаивают МВФ и ВТО, ссылаясь на растущие валютные резервы Индии и стабильный платежный баланс. В начале 1998 г. правительство пошло на частичные уступки, объявив о снятии ограничений на импорт 340 наименований продукции, в том числе некоторых видов бумажной и текстильной. Однако торговые контрагенты Индии считают, что эти меры затронули малозначимые товары. Более того, страна добилась согласия ВТО на 10-летний льготный период сохранения протекционистских пошлин и субсидий для сельского хозяйства.
Импортзамещающая индустриализация, характерная до последнего времени для стратегии развития Индии, не решила проблему нищеты, массовой безработицы. По индексу человеческого развития страна занимает 128 место среди 174 стран[393]. И все же Индия в ходе индустриализации снизила уровень нищеты, хотя оценки этого снижения носят приблизительный характер — с 50 % общей численности населения в 50-х гг. до 30 % в середине 90-х гг.,4) Проживание за чертой бедности (доход на человека в день один доллар) остается уделом миллионов людей. Наверное, есть логика в том, что в 1998 г. Нобелевскую премию по экономике получил индийский исследователь Амартья Сен за изучение методов определения степени бедности. Резервации бедности — сельские районы, в них проживает 33 % людей, отнесенных к этой категории, по сравнению с 20 % в городских ареалах, где легче найти хотя бы случайный доход. Этот показатель, типичный для экономики стран «третьего мира», мирно соседствует с наличием у населения Индии свыше семи тысяч тонн золота, традиционно выполняющего многофакторную роль в жизни граждан: это и страховой фонд, и средство сбережения, и престиж, и, наконец, обязательный элемент такого события, как создание семьи, — приданое невесты должно включать не менее 55 г золота. Эту традицию не в силах переломить никакая модернизация. Возможно, особая значимость желтого металла в культурной и экономической традиции Индии помогла вывести ее ювелирную промышленность на лидирующие позиции в хозяйстве и экспорте.
Очень медленно, неравномерно, но в Индии происходит повышение доходов, ставшее реальностью для миллионов людей, что предотвратило в обществе явление, которое эксперты ООН на основе изучения ряда переходных экономик называют стрессом реформ. Так характеризуется состояние социума, когда в результате резких негативных сдвигов в экономике люди теряют ориентацию, не понимают происходящего, не верят в перемены к лучшему. В результате возникает массовая апатия, отказ от активной позиции. Хронический стресс в обществе приводит к тому, что большинство населения, экономическое положение которого ухудшается, теряет интерес к жизни, ищет выход в наркотиках, алкоголе, наконец, добровольном уходе из жизни. В результате резко, подчас необратимо, снижается интеллектуальный потенциал страны.

В Индии, начавшей построение самостоятельной современной экономики с низкого старта, даже незначительное увеличение доходов широких слоев населения порождает огромную психологическую отдачу. Позволю себе личные впечатления от посещения страны в середине 80-х и 90-х гг. Бросается в глаза динамизм индийского общества, даже в традиционно неторопливой провинции, его очевидная модернизация и откровенная вестернизация в больших городах.
Основная часть трудовых ресурсов по прежнему занята в сельском хозяйстве, а падающая трудоемкость промышленного производства (на I % его роста приходится 0,3-0,7 % роста занятости) не позволяет рассчитывать на увеличение рабочих мест в соответствии с предложением рабочей силы. Ее ежегодный прирост составил, соответственно, 1,9% в 1980-1990 гг. и 2% в 1990-1995 гг. Занятость на предприятиях государственного и частного секторов растет медленно: с 26,1 млн чел. в 1991 г. до 27,9 млн в 1996 г.,5) при официально зарегистрированной безработице 38 млн чел. в 1998 г. В этих условиях денационализация и акционирование госпредприятий вызывает протест профсоюзов, поскольку неизбежен рост безработицы из-за типичной для них избыточной занятости. Так, правительственная комиссия рекомендовала постепенно сократить ее на 30 %.
Масштабы безработицы в Индии в ходе индустриализации резко возросли в результате роста населения (влияние западных методов борьбы с эпидемиями, гуманитарная помощь голодающим, относительное сокращение спроса на живой труд в сочетании с традициями большой семьи и многодетности). В результате сложилась армия безработных в масштабах, каких не знали страны Запада, и во всех ее формах одновременно — видимая, скрытая, структурная, застойная. М. Тодаро характеризует такую безработицу как исторически уникальное явление, присущее развивающимся странам. Индия — не исключение.
Устойчивые темпы роста ВВП привели к некоторому увеличению душевого дохода (в 1995 г. 340 долл. в абсолютных показателях и 1260 долл. по паритету покупательной способности). Годы реформ отмечены ростом правительственных продовольственных субсидий с 28 млрд рупий в 1992/93 гг. до 75 млрд рупий в бюджете 1997/98 гг. Мировой банк констатирует: «государственная распределительная система рассматривается как основа сети безопасности для защиты бедноты от отрицательных ценовых колебаний, порождаемых экономическими реформами»[394]. Но даже при низком уровне душевого дохода потребительский рынок страны с населением в миллиард человек огромен. Сохраняющееся расслоение по доходам, типичное для экономики с крупными ареалами нищеты, предполагает наличие узкой группы со сверхдоходами, предъявляющей спрос на предметы роскоши и современные товары длительного пользования. Австралийские бизнесмены, начиная борьбу за позиции на индийском рынке, сформулировали это весьма выразительно: «мы поставляем товары не Индии, а Бомбею, Мадрасу, Нью-Дели», имея в виду, что эти мегаполисы концентрируют население с высокими доходами.

Но главная привлекательность индийского рынка уже сегодня, и еще больше в перспективе, состоит в формировании среднего класса. Официальные правительственные источники причисляют к среднему классу от 200 до 250 млн чел. Правда, отсутствуют показатели, какой доход принят за основу принадлежности к среднему классу. Отражением этого процесса можно считать некоторый рост прямых налогов в общих поступлениях в центральный бюджет: с 22,3 % в 1992/93 гг. до 26,5 % в 1997/98 гг. (Уклонение от налогов оценивается в 30 млрд долл. в год.) По мнению тех .же источников, это огромный рынок с дифференцированным спросом. Одним из признаков его нового качества стал ажиотажный спрос на модификацию национального автомобиля «Марути-800», когда индийцы переплачивали на его покупках, не желая ждать несколько месяцев. Ведущие мировые фирмы — производители высококачественных потребительских товаров, в том числе длительного пользования — представлены в Индии своими торговыми марками — «Кока-кола», «Келлогс», «Леви-Стросс», «Рибок», «Филипс», «Бош», «Сони», «Панасоник» и т.д. Особенно активную политику завоевания рынка Индии ведут «гранды» автомобилестроения — «Дженерал моторз», «Судзуки», «Форд», «Даймлер-Бенц», «Тойота», «Хонда», «Пежо» и др. И хотя взрыв консюмеризма произошел сравнительно недавно, в Индии действует примерно 500 добровольных организаций по защите прав потребителя.
Можно считать, что мощный развивающийся внутренний рынок в определенной степени ослабляет объективную потребность в ориентации производства на экспорт.
<< | >>
Источник: В. Г. Хорос, В. А. Красильщиков. Постиндустриальный мир и Россия.. 2001

Еще по теме Реформы 1991 г.:

  1. ГЛАВА X ВСЯКАЯ ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ РЕФОРМА В ДУХОВНОМ ВОСПИТАНИИ ПРЕДПОЛАГАЕТ РЕФОРМУ В ЗАКОНАХ И ФОРМЕ ПРАВЛЕНИЯ
  2. Ю. В. Боровский, Г. Н. Жаворонков, Н. Д. Сердюков, Е. П. Шубин. Гражданская оборона: Учеб. для студентов пед. ин-тов по спец. 03.04 «Допризыв, и физ. подгот.»/Ю. В. Боровский, Г. Н. Жаворонков, Н. Д. Сердюков, Е. П. Шубин; Под ред. Е. П. Шубина.— М.: Просвещение,1991.—223 c.: ил., 1991
  3. 2. КОНТРРЕФОРМАЦИЯ И КАТОЛИЧЕСКАЯ РЕФОРМА 2.1. Историографические концепции Контрреформации и католической реформы
  4. ГЛАВА 2. СССР В СЕРЕДИНЕ 1980-х г. - 1991 г.
  5. ГЛАВА 3. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ В 1991 - 2002 г.
  6. ГЛАВА 10 ЭПОХА «ПЕРЕСТРОЙКИ» (1985-1991 гг.).
  7. Правительства России (с августа 1991)
  8. Советское государство в 1940-х гг. - 1991
  9. Индийская экономика до 1991 года
  10. Г лава IV СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ПРАВОСУДИЯ (1917-1991 ГГ.)
  11. Верт Н.. История советского государства. 1900—1991, 1992
  12. § 47. Советская федерация в 1953-1991 гг.
  13. § 45. Советская экономика в 1953—1991 гг.
  14. ГЛАВА 11 РОССИЯ НА ПУТИ СУВЕРЕННОГО РАЗВИТИЯ (1991-2001 гг.)