<<
>>

Введение


В период реформ 90-х гг. экономическая политика правительства исходила из того, что для перехода к динамичному экономическому росту достаточно лишь создать несколько макроэкономических и институциональных условий — подавить инфляцию, сократить государственные расходы и сбалансировать бюджет, снизить процентные ставки, провести реструктуризацию предприятий — и силы рынка автоматически обеспечат подъем производства и потребления.

Опыт последних лет показал, что это далеко не так. Механизм экономического роста не может возникнуть спонтанно. Для его формирования требуется целенаправленная реализация ряда необходимых предпосылок — социальных, экономических и организационных.
Во-первых, требуется особая социально-культурная среда, «атмосфера обновления и подъема», характеризующаяся консенсусом элит, ведущих социальных групп и широких масс по поводу целей развития и способов их достижения. Это, в частности, предполагает ясные характеристики перспективы: что выиграют от экономического роста конкретные социальные группы и общество в целом, какова цена роста и кто эту цену заплатит. Только в такой среде могут быть сформированы конструктивные механизмы мотивации, социального поведения, трудовой и предпринимательской активности, обеспечивающие поступательное движение экономики.
Во-вторых, необходим субъект экономического роста. Должна возникнуть нацеленность ключевых институтов и структур экономики и общества, массовых социальных слоев и групп на расширенное воспроизводство и качественное обновление. Их жизненные перспективы, статусные возможности, стратегические интересы должны быть ориентированы на расширение национального богатства и производительного капитала, а не на его перераспределение, как происходило в последние годы.
В-третьих, необходимы конкретные и достаточно мощные движущие силы экономического подъема. Переход в новое качество невозможен без формирования особого производственно-хозяйственного уклада — группы взаимосвязанных производств и хозяйственных институтов, образующих системную целостность и обладающих не только мощным потенциалом роста, но и достаточной «критической массой» для качественного преобразования экономики в целом.
В-четвертых, необходимо найти гармоничное сочетание между целостностью национального хозяйства и его включением в общемировой процесс глобализации. Как известно, во многих случаях интеграция в мировое хозяйство ведет не к ускорению роста, а к закреплению периферийной модели экономики и потере качественных ресурсов развития.
В-пятых, модель экономического роста обязательно должна быть одновременно моделью инноваций и повышения эффективности. Динамичное развитие экономики не вписывается в комплекс существующих ограничений со стороны как конечного спроса, так и базовых ресурсов. Поэтому мобилизация структурных, технологических и социальных источников повышения эффективности становится не только предпосылкой, но и содержанием роста, одним из его ключевых ориентиров.

Наконец, в-шестых, требуется механизм согласования и балансирования интересов различных участников социальных и экономических процессов. Экономический рост, как правило, несет в себе не только решение проблем, но и потенциальный социально-экономический конфликт.
Снимая одни противоречия системного кризиса, он обостряет другие. Экономический рост никогда не бывает равномерным — он всегда сопровождается структурной ломкой, нарастанием дифференциации и напряженности между отдельными сегментами хозяйства, перераспределением ресурсов из отстающих секторов экономики, социальных групп, территорий в интенсивно развивающийся уклад. Поэтому выигрыш одних социальных слоев и групп, как правило, сопровождается проигрышем (хотя бы относительным) других. Все это может порождать напряженность, которая в нормальном случае гасится соответствующей социально-экономической политикой государства и корпораций, перераспределяющих часть выигрыша лидеров роста в пользу отстающих социальных слоев и групп.
Отсутствие отмеченных предпосылок обусловливает высокую неопределенность перспектив российской экономики, исключающую сколько-нибудь однозначный ответ на вопрос «что с нами будет?».
С одной стороны, кризисная волна 1998 г. повысила вероятность катастрофического сценария — перехода от обострения экономических противоречий и угроз к социальному взрыву, всплеску регионального сепаратизма и распаду страны. Сегодня, в условиях новых политических и геополитических вызовов, такой сценарий становится весьма реальным.
С другой стороны, пока еще сохраняется принципиальная возможность иного сценария — восстановительного роста с опорой на имеющийся производственнотехнологический, сырьевой, кадровый и финансовый0 потенциал. Однако актуализация такого варианта в обозримом будущем предельно затруднена не столько в силу экономических, но прежде всего политических, социальных и социокультурных факторов — отсутствия адекватной ценностно-мотивационной основы, социального субъекта, экономических институтов и др.
Между этими двумя полюсами расположен целый спектр вариантов, определяемых эволюцией сформировавшейся экспортно-сырьевой модели экономики. В условиях нарастающих угроз возможность их практической реализации определяется экспортным потенциалом российского энерго-сырьевого сектора и возможностями адаптации, имеющимися на уровне предприятий, социальных групп, регионов.
Многообразие всех возможностей развития экономики России, просматриваемых в ближайшее десятилетие, может быть представлено как пересечение трех пространств, образованных действием системных факторов: 1) самоорганизации и развития экономической системы; 2) актуализации угроз; 3) активности экономического субъекта.
Первое пространство задается факторами самоорганизации и обновления экономической системы как сложно организованного объекта с собственной логикой эволюции, инерцией, функциональными связями, противоречиями и пр. Вектор и формат такого саморазвития экономики определяется складывающимися трендами, динамикой ресурсного потенциала, возникновением и устранением внутренних дисбалансов и противоречий. Важнейшую роль в формировании данного пространства играют ограничения, накладываемые на структурные изменения и рост национальной экономики со стороны внутреннего и внешнего спроса, предложения ресурсов, мобилизации резервов эффективности и конкурентоспособности.
* Речь идет прежде всего о валовых национальных сбережениях, составляющих около 20 % ВВП. Значительная часть их заморожена в немонетарных формах хозяйственного оборота или уходит за рубеж • в форме оттока капитала.

Второе пространство определяется системой реальных экономических угроз, которые по мере их актуализации оказывают все более интенсивное воздействие на национальное хозяйство.
Третье пространство определяется характером и структурой субъекта, осуществляющего управляющие и регулирующие воздействия на экономические процессы.
Собственно, пересечение трех отмеченных пространств и определяет то множество возможных вариантов социально-экономического развития, в которых может находиться конструктивный вариант — в смысле устранения системных противоречий и формирования эффективной модели социально-экономического развития.
<< | >>
Источник: В. Г. Хорос, В. А. Красильщиков. Постиндустриальный мир и Россия.. 2001

Еще по теме Введение:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. .ВВЕДЕНИЕ
  3. I. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. ВВЕДЕНИЕ