1.2. Лингвистическая характеристика экспрессивных средств с позиции современного научного знания и соотношение оценочных, эмотивных и экспрессивных элементов

Рассматриваемая нами категория субъективности может быть отражена

не только в оценочной лексике, но и в экспрессивных единицах. В. В.

Виноградов, один из первых обративший внимание на категорию

43

экспрессивности, дает следующее ее определение - «это свойство слова

характеризовать личность субъекта речи через оценки им объектов речи, в

которых отражается его индивидуальное или групповое, социально

обусловленное принадлежностью к группе, видение действительности»

[Виноградов 1977: 236]. Н. Н. Кузнецова подчеркивает, что категория

экспрессивности «относится к области нечеткой семантики, к разряду понятий

неопределенного объема и что наличие неформализованных понятий можно

считать онтологической чертой ряда разделов языкознания» [Кузнецова 2011:

14]. Проблема экспрессивности широко изучается в отечественной

лингвистике (Е. М. Галкина-Федорук, Д. Н. Шмелев, Н. А. Лукьянова, В. Г.

Гак, В. В. Виноградов, В. Н. Цоллер, Н. Н. Кузнецова и др.). Н. А. Лукьянова

отмечает, что «экспрессивность является понятием собирательным, в котором

семантические, лексико-семантические, прагматические, функциональные,

функционально-стилистические, коммуникативные, синтаксические,

эстетические и другие характеристики находятся в отношениях

дополнительности» [Лукьянова 1991: 7]. И. А. Стернин считает, что

«экспрессивностью в языке можно считать выделение каким-либо способом

того или иного содержания из ряда других передаваемых содержаний.

Экспрессия нацелена на привлечение внимания к тому или иному понятию,

мысли, а через них — к предмету, явлению, признаку предмета, его состоянию

и т.д.» [Стернин 1987: 133]. Некоторые исследователи (В. Н. Телия, Н. А.

Лукьянова, В. Н. Цоллер, В. П. Москвина и др.) предлагают разграничивать

термин «экспрессивность» в узком и широком смыслах. В узком смысле

экспрессивность рассматривается как семантический компонент

коннотативного значения слова. С. В. Марченко отмечает, что

экспрессивность - это «способность слова и других языковых единиц

воздействовать на адресата речи» [Марченко 2001: 5]. Такое же понимание

этого термина мы находим в работах Г. Н. Акимовой, И. М. Михтиневой, К.

А. Тимофеева. В широком понимании экспрессивность, по мнению Л. Ю.

Буяновой и Ю. П. Нечай, «рассматривается как свойство речи и

44

приравнивается к выразительности» [Буянова, Нечай 2006: 29]. Е. М. Г алкина- Федорук также отмечает, что «экспрессия - это усиление выразительности, увеличение воздействующей силы сказанного. И все, что делает речь более яркой, сильно действующей, глубоко впечатляющей, является экспрессией речи» [Галкина-Федорук 1958 :107]. Капацинская Е. В. считает, что экспрессивность связана «с нестандартностью структуры формы или содержания, функционально осмысливаемой по отношению к авторскому сознанию (служит средством выражения авторской точки зрения, строя чувств) и по отношению к сознанию воспринимающего (удерживает внимание, делает доступной авторскую позицию)» [Капацинская 1987:26] Некоторые лингвисты (Т. Е. Казакова, Н. А. Лукьянова) говорят о размытости данного термина, поэтому его невозможно описать в рамках лексического значения. К средствам выражения экспрессивности (помимо лексического значения) И. П. Ромашова относит суперсегментные и паралингвистические средства (например, громкость и тембр голоса, жесты, темп речи, мимика), которые играют важную роль при воздействии на собеседника [Ромашова 2001:20].

Следовательно, среди исследователей нет единого мнения относительно того, к каким явлениям относится экспрессивность — языковым или речевым. Представители семантического направления (Т. В. Матвеева, Л. М. Васильев, Н. А. Лукьянова, В. Н. Телия, В. И. Шаховский, В. К. Харченко и др.) считают экспрессивные единицы фактами языка (ингерентная экспрессивность). В. И. Шаховский, считает, что «экспрессивный элемент, несомненно, является семантическим, т.к. он расширяет и усложняет значение слова специфическими смысловыми оттенками. Экспрессивность, действительно, может возникать в речи (тексте) за счет функционального фактора, но она может и воспроизводиться в речи как элемент языковой системы» [Шаховский 1987: 42].

Представители стилистического направления (Н. М. Павлова, М. Н.

Кожина, Ю. М. Скребнев) отмечают, что «внеконтекстно взятые языковые

45

средства могут лишь предоставить говорящему возможности для создания экспрессивности речи, т.е. это потенциально экспрессивные средства. Они становятся реально, действительно экспрессивными в контексте общения только в речи» [Кожина 1987: 14]. Вайгла Э. А. отмечает, что «при определении лексики, имеющей отношение к экспрессивности и составляющей основу экспрессивного фонда, следует четко различать явления языковые, лексикологические, с одной стороны, и речевые, стилистические, - с другой» [Вайгла 1978 : 112], т.е. следует разграничивать языковую и речевую экспрессию. М. Н. Кожина отмечает, что «языковую экспрессивность можно считать совокупностью взятых внеконтекстуально коннотации языковых единиц, что же касается речевой, то ее проявление требует особой организации языковых средств, что создает общую окрашенность речи и определенную экспрессивность - функциональную» [Кожина 1987: 11].

Также лингвистами выделяются следующие типы экспрессивности:

1. Ингерентная (присущая), абсолютная (терминология Н. А. Гастилене 1972), эксплицитная (терминология Б. Я. Шарифуллина 1998) понимается как экспрессивность самого лексического значения, которая, по мнению Б. Я. Шарифуллина, «реализуется в формальной структуре слова различными средствами».

2. Адгерентная (привнесенная) экспрессивность, относительная

(терминология Н. А. Гастилене 1972), имплицитная (терминология

Шарифуллина 1998) возникает в словах при их конкретном употреблении в

речи. В. Н. Цоллер отмечает, что существует большое количество приемов для

создания такого типа экспрессивности (в том числе и графические приемы).

Адгерентная экспрессивность, как пишет В. Н. Цоллер, создается при

актуализации базовых знаний, различных исторических и литературных

реминисценций, и, по мнению Н. А. Шаровой, с помощью «авторских

неологизмов, окказионализмов, звуковых, лексических и синтаксических

повторов, звукового изменения отдельных слов, смешения разных

стилистических единиц в одном высказывании, введения в текст

46

нелитературных и иноязычных элементов речи, а также за счет употребления обычных единиц в необычном для них контексте». Таким образом, категорию экспрессивности можно рассматривать в соотнесении с понятием нормы (первый аспект). Учитывая мнение исследователей, подчеркивающих создание экспрессивности путем отступления от стандартов, а также с помощью изменения градуальных характеристик, следует отметить, соответственно, что норма - категория, которая является базовой при рассмотрении экспрессивности в языке и речи.

Категория экспрессивности связана не только с понятием нормы, но и системой «адресант-адресат» (второй аспект), которая выражает эмоциональное отношение к чему или кому-либо. Но экспрессивность связана не просто с аффективной стороной высказывания, ее задача - воздействовать на оппонента. Следовательно, реципиент - необходимый элемент в создании экспрессивности.

Наконец, для категории экспрессивности важным признается возможность выбора (третий аспект). Как подчеркивает Н. В. Черемисина, при выборе определенных средств слово способно «давить» на текст, а «текст» на слово. Н. М. Павлова подчеркивает категорию выбора как основную в разделении понятий эмотивности и экспрессивности и в своей работе приводит мнение С. Улльмана: «опорной точкой всей теории

экспрессивности является понятие выбора» (цит. по [Павлова 1987: 51]). Подобной точки зрения придерживается В. В. Виноградов и Е. М. Галкина- Федорук.

Таким образом, категория экспрессивности может рассматриваться с учетом трех аспектов -нормы, выбора и дихотомии адресант-адресат.

Теории экспрессивности, как мы уже отметили, широко разрабатывается

на базе теории коннотации (В. Н. Телия 1985, В.И. Шаховский 1982, А. Д.

Апресян 1995). Большинство исследователей считают, что лексическое

значение слова включает денотативный и коннотативный уровни. Денотация

«отражает» логико-предметную часть значения (Л. Г. Бабенко, И. А. Стерин и

47

др.), а коннотация - субъективную направленность лексемы и содержит информацию о личности самого говорящего, дает характеристику коммуникативной ситуации (И. А. Стерин, Л. Г. Бабенко В. Н. Телия). В. Н. Телия отмечает, что «коннотация - это семантическая сущность, узуально или окказионально входящая в семантику языковых единиц и выражающая эмотивно-оценочное или стилистически маркированное отношение субъекта речи к действительности при ее обозначении в высказывании, которое получает на основе этой информации экспрессивный эффект» [Телия 1986: 5]. Многие исследователи полагают (И. В. Арнольд, Г. О. Винокур, И. А. Стернин, В. К. Харченко и др.), что основными компонентами коннотативного уровня лексического значения являются оценочный, эмоциональный, экспрессивный и функционально-стилистический. Е. Ю. Мягкова считает, что «коннотат - разнообразные эмоциональные, экспрессивные, оценочные, образные, стилистические, субъективные и другие моменты,

накладывающиеся на это предметно-логическое значение» [Мягкова 2000: 14]. Н. А. Лукьянова. исключает стилистический компонент из коннотативного значения, относя к коннотации экспрессивность, оценочность и эмоциональность. В. К. Харченко определяет в структуре коннотации оценочность, образность, экспрессию и эмоциональность, считая, что «оценочность является функциональной категорией, образность -

отражательной, экспрессия - стилистической, а эмоциональность - психолингвистической категорией» [Харченко 1983: 48].

Многие исследователи отмечают тесную взаимосвязь между

элементами, существующими в структуре коннотации: эмотивность,

оценочность и экспрессивность. Следовательно, неоднозначным и

нерешенным остается вопрос об их соотношении. Е. Ю. Мягкова считает, что

оценка какого-то предмета или явления связана с эмоциональными

переживаниями человека, с другой стороны, отмечается тесная связь

эмоциональности с оценкой [Мягкова 2000: 18]. В. К. Харченко определяет:

«оценочность является функциональной категорией, образность -

48

отражательной, экспрессия - стилистической, а эмоциональность­психолингвистической категорией» [Харченко 1976: 48]. Эмотивность, экспрессивность и оценочность - элементы лексического значения, которые исследователи часто совмещают в одном слове, говоря об их неразрывности и связанности, как следствие в работах появились термины «эмоционально­оценочная лексика», «эмоционально-экспрессивная лексика», «эмотивно- оценочная лексика». Анисимова А. В. при рассмотрении категории эмотивность, экспрессивность, оценочность пишет: «представить данные элементы можно в виде «подвижного» треугольника, углы которого (эмотивность, экспрессивность, оценочность) становятся его вершиной в зависимости от характера информации и цели коммуникации» [Анисисимова 2010: 9].

Нет однозначной точки зрения среди исследователей относительно и соотношения категорий «экспрессивность» и «эмоциональность». Н. А. Лукьянова считает, что явление экспрессивности и эмоциональности противопоставлены: экспрессивность представляет собой качественно­

количественную характеристику рассматриваемых объектов, тогда как эмоциональность является проявлением чувств субъекта. Стоит также отметить, что «в семантике одних лексем первичной может быть экспрессивность (а эмоциональность возникать на ее базе — раскурочить, колошматить, сверзиться, безудержный, убийственный, фейерверк, лавина (два последних — в значении «много»), в других случаях экспрессивность возникает на фоне эмоциональности (размазня, мямля, зануда). Таким образом, экспрессивность и эмоциональность — две равноправные категории» [Лукьянова 1976: 6].

Изучая соотношение и взаимосвязь категорий эмотивности и экспрессивности, исследователи чаще всего обращают внимание на их причинно-следственную взаимосвязь.

Т. И. Кочеткова считает, что «экспрессия и эмоция относятся к

психическим явлениям: экспрессия — это сила чувств, эмоция же — само

49

чувство». Чувство может проявляться в меньшей или большей степени, соответственно, по мнению исследователя, они состоят в инклюзивных отношениях: эмоция шире экспрессии, которая является ее степенью, мерой. Следовательно, возможно два варианта развития данных отношений: причиной возникновения эмоции могут стать нестандартные свойства предмета или необычные явления, либо, наоборот, «причиной возникновения экспрессии являются острые эмоции, которые он вызывает» [Кузнецова 2007: 72].

Наличие эмотивной семантики в слове является лишь одним из условий порождения экспрессивности, к которым также еще можно отнести оценочность, образность и интенсивность. Следовательно, можно согласиться с рядом исследователей, которые утверждают, что эмотивное содержание в коннотативной части почти всегда сосуществует с экспрессивностью, но экспрессивность не всегда предполагает эмотивность. В ряде случаев эмоция может порождать экспрессивность, что обусловливается душевными переживаниями человека, которые облекаются в экспрессивную форму в речи. В других случаях, экспрессивность порождает эмотивность, т.к. для возникновения эмоций необходим сильный раздражитель, который будет оценен как экспрессивный.

<< | >>
Источник: Токмакова Светлана Евгеньевна. Эволюция языковых средств передачи оценки и эмоций (на материале литературной сказки XVTTT-XXT веков). 2015

Еще по теме 1.2. Лингвистическая характеристика экспрессивных средств с позиции современного научного знания и соотношение оценочных, эмотивных и экспрессивных элементов:

  1. 2. От экспрессивности к ее истокам
  2. Тема 4. Изучение экспрессивного компонента психических состояний
  3. Глава XIV НОМИНАТИВНАЯ И ЛЕКСИКО-ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИИ РЕЧИ
  4. ЭКСПРЕССИВНОСТЬ ЛИРИЧЕСКОЙ РЕЧИ
  5. Изучение экспрессивного компонента эмоций методом наблюдения эмоциональной экспрессии
  6. 1.3.2. Структура современного научного знания Какие типы знаний имеются внутри каждой научной области?
  7. Соотношение когнитивного, эмотивного и бихевиорального
  8. Старые дихотомии в современных методологических подходах Новые критерии научного знания
  9. 1.5.2. Проблемы, возникающие при овладении научными знаниями Какие проблемы возникают при интерпретации знаково-символических средств, в которых фиксируются научные знания?
  10. 2.2. ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННЫХ СРЕДСТВ ПОРАЖЕНИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ
  11. 18.7. Рост научного знания. Научный прогресс, научные революции
  12. Д.В. Ефременко Производство научного знания И РОССИЙСКОЕ НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО: СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ