2.1. Оценочные языковые элементы в тексте литературной сказки

Для ребенка важно выбрать правильную аксиологическую картину мира, которая в течение всей его жизни будет служить основанием для совершения собственных поступков и вынесения оценки для чужих. В связи с этим рассмотрение оценки в текстах литературной сказки является важным и необходимым, поскольку именно литературная сказка одна из первых знакомит своего читателя с миром Ценностей.

Оценка в текстах литературной сказки выражена на разных языковых уровнях:

• Фонетический уровень:

иногда он принимал глупый вид и во все горло кричал: «какой ска- ан-да-ал!!» (Гаршин. То, чего не было)

В данном предложении реализуется параметрическая оценка, выраженная многократным повтором буквы «а».

• Морфологический уровень:

Оценка, как мы уже отметили, может быть выражена в слове с помощью различных аффиксов. В связи с этим Н. А. Лукьянова предлагает разграничивать словообразовательные модификации и словообразовательные

транспозиции с суффиксами субъективной оценки (дождичек, компотик - симпатяга, верзила). Первые в речи частично теряют свою оценочность:

Как говорится, «кому молочко, а кому пустое блюдечко». Заколдую всех сразу! (Прокофьева. Ученик волшебника)

Вторые же являются ярким оценочным средством:

Подумать только, его купили, чтобы скормить страшилищу!!! Ой-ой- ой! (Ракитина. Приключения новогодних игрушек).

• Лексический уровень:

Лексический пласт, по мнению Г. Ф. Ивановой, «представляет собой ядро семантической категории оценки» [Иванова 2007: 25]. Для одних слов оценочное значение составляет их основное лексическое содержание (оценочные слова), для других же лексем оценочное значение является одним из составляющих коннотативного компонента (слова с оценочным компонентом значения). Вся оценочная лексика, как мы уже отметили, делится на две группы: собственно-оценочную (лексемы данной группы выражают абстрактную оценку предметов, ситуаций и явлений и не называют при этом их свойств (общая оценка)) и номинативно-оценочную (лексемы данной группы называют предметы и явления материального мира и одновременно оценивают их (частная оценка)).

Оценка может быть выражена не только с помощью отдельных лексем, но и фразеологических оборотов:

Все шло у стариков как по маслу: и в избе хорошо, и на дворе неплохо, скотинка зиму перезимовала, птицу выпустили на двор. (Даль. Девочка Снегурочка)

В приведенном примере фразеологическая единица «как по маслу» передает общее оценочное значение «хороший».

В данной работе мы будем широко понимать фразеологию и относить к

ней следующие компоненты: идиомы, фразеологические сочетания

(коллокации), пословицы и поговорки, составные термины и наименования,

крылатые выражения, штампы и клише. С. Г. Гаврин выделяет в составе

79

пословиц 5 признаков, на основании которых объясняется их включенность в состав фразеологии: 1) воспроизводимость в речи, 2) семантическая

целостность, 3) общеупотребительность, 4) постоянство компонентного состава, 5) постоянство грамматической формы [Гаврин 1969: 25]. М. М. Копыленко, З. Д. Попова, А. В. Кунин считают также, что пословицы входят в состав фразеологии.

Т. В. Гриднева следующим образом определяет структуру фразеологической семантики:

• Многоступенчатый денотативный компонент;

• Ведущий коннотативный компонент, составляющими которого являются эмотивные элементы;

• Прагматический макрокомпонент, включающий оценочные и воздействующие свойства единицы, что обусловливает экспрессивность фразеологических единиц.

Фразеологические единицы, как и слово, обладают следующими аспектами:

• субъект оценки (представляет собой социум, так как фразеологические единицы отражают признанные обществом нормативы и установки);

• объект оценки;

• основание оценки;

• характер оценки.

Таким образом, аксиологическую лексику можно обозначить как базис

функционального поля оценки, создаваемого при помощи синтаксических

моделей, интонаций, грамматических форм и др. Русская лексика, содержащая

оценочный компонент, крайне разнообразна по способу его реализации в

самом слове, в смысловом контексте, а также по содержащемуся воздействию

на адресата. Для лексических единиц в русских литературных сказках

характерно особое лингвистическое средство формирования оценки:

метафоризация. Метафора производит некий «семантический взрыв», именуя

80

предмет «чужим» именем. И. М. Кобозева пишет, что следует признать «метафорами все образные построения, имеющие в качестве когнитивной основы уподобление объектов, относящихся к разным областям онтологии». [Кобозева 2001:136-137].

При рассмотрении оценочной лексики необходимо учитывать, что нет четкой закрепленности того или иного слова за той или иной группой или тем или иным знаком, так как среди оценочных единиц наблюдается явление энантиосемии. При энантиосемии происходит совмещение противоположных значений в семантической структуре слова. Вопрос о природе энантиосемии является сложным: ряд исследователей считают энантиосемию внутрисловной антонимией (Р. А. Будагов, Л. А. Новиков, К. И. Г ельблу, А. К. Г анькин, О. М. Соколов, Е. П. Ходакова,Т. Г. Пономаренко), другие относят энантиосемию к разновидностям омонимии (Н. М. Шанский, В. В. Виноградов, Е. В. Терентьева), а Ф. С. Бацевич, Л. Е. Бессонова, Т. А. Космеда, Н. К. Салихова,

О. И. Смирнова полагают, что энантиосемия - это особое явление полисемии. В. Ю. Кравцова, анализируя работы последних лет, пишет: «энантиосемия представляет собой явление, смежное между полисемией и антонимией, т.к. энантиосемичные языковые единицы характеризуются наличием единого плана выражения, двух планов содержания и антонимического характера отношений между ними» [Кравцова 2006: 6].

Развитие противоположных значений вследствие различной оценки предмета или явления окружающей действительности часто может быть связано с появлением отрицательного значения у слова, первоначально имеющего положительную семантику: в русском языке благой - это не только «хороший», «добрый», «полезный», но и «плохой», «дурной», «злой», например, в выражении кричать благим матом:

Закричала птица благим матом, как двести испуганных куриц одновременно, и скрылась в ночном небе. (Успенский. Иван - царский сын и серый волк)

Первоначально значение слов с корнем -благ-, появившегося в старославянском языке, было исключительно положительным с высокостилевой семантикой, но в дальнейшем при «включении» слова в живой разговорный язык появляются сниженные смыслы, и начинают развиваться противоположные значения.

Присутствие лексем с полярными знаками в текстах литературной сказки является одним из средств создания экспрессивности как самих языковых единиц, так и текста в целом. Оценочный знак может быть выявлен при помощи контекста или даже порядка слов:

- Дурень, дурень, нашел что сказать - смеется лиса. - Ходишь грязный, косматый, без галстука; жрешь что встретится, - хорош генерал! (Форш. Хитрые звери)

В данном примере имеется грамматический разграничитель энантиосемичных единиц: полная форма имени прилагательного «хороший» предполагает положительный знак, а краткая скорее всего отрицательный.

Следует отметить, явление энантиосемии затрагивает не только лексемы, выражающих общую оценку, но и частную. Например, среди лексем, обозначающих этическую категорию в текстах литературной сказки, наблюдается также явление энантиосемии.

В лингвистических словарях даются следующие толкования лексемы «хитрый»:

В словаре В. И. Даля лексема «хитрый» имеет следующее значение [IV:501]: Хитрый, искусный, мудреный, изобретательный, замысловатый, затейливый. Хитра голь на выдумки |(Злостный, лукавый, коварный.

Этот человек хитрый, двуличный, у него хитрые замыслы.

В Малом академическом словаре дается следующее толкование:

ХИТРЫЙ, -ая, -ое; хитёр, хитра, хитро и хитро, хитры и хитры.

1. Скрывающий свои истинные намерения, идущий непрямыми, обманными путями к достижению чего-л.; лукавый. — Ловка же бабенка, — молвил удельный голова. — Говорится же пословица: «Хитра, мудра баба казанская, похитрей ее астраханская». Мельников-Печерский, В лесах.

2. Разг. Изобретательный, искусный в чем-л. Голь на выдумки хитра. Пословица.

3. Разг. Искусно, затейливо сделанный, выполненный. Стаканыч мастерил из разноцветных бумажек, тонкой проволоки и бисера какие-то удивительно хитрые коробочки. Куприн, На покое.

4. Разг. Не простой, мудреный, замысловатый. Истинно хороша вовсе не какая-нибудь непременно редкая, хитрая или новая рифма, а хороши те рифмы, которые естественно стоят на конце стиха. Брюсов, Ремесло поэта.

Оценочный знак лексемы хитрый дифференцируется при помощи контекста:

Подошёл Евлампий к отцу и начал с него сапоги стягивать. Стянул один наполовину, за другой взялся. Стянул другой наполовину... Отец думает: «Видать, пощеголять в моих сапогах хочет. Пущай позабавится». А хитрый Евлампий хвать штоф да на двор. Отец с лавки вскочил в погоню, а сапоги спущенные мешают. Покуда туда-сюда, сына и след простыл. (Шер. Попался волчок на крючок)

В данном примере реализуется положительное значение лексемы хитрый - «изобретательный, искусный в чём-л.». Данное значение сопряжено с высокими интеллектуальными способностями героя. В следующем примере лексема «хитрый» находится в одном ряду со словами, выражающими отрицательную оценку:

А Фриц - Рыжий лис был не только жестоким, хитрым и коварным, но и не отличался умом. (Туричин. Крайний случай)

Нами в тексте выявлен и ряд лексем, выражающих противоположные аксиологические знаки, которые не только зафиксированы в словарных статьях (узуальное употребление), но и отмечаются лишь в определенном тексте (окказиональное употребление):

— Ну, как? Впечатляет?

— Гениально! — ответил кот, с трудом сдерживая зевоту. (Кутерницкий. Госпожа Странная Мысль)

В данном примере реализуется противоположное ироничное значение лексемы «гениально».

Таким образом, энантиосемичные изменения могут затронуть в тексте практически любые лексемы, которые вне данного текста не имеют противоположного оценочного значения. Данные лексемы могут стать таковыми лишь в определенном контексте, употребляясь в противоположном значении. Рассматриваемое нами явление адгерентной энантиосемии, которое не фиксируется словарями, наблюдается повсеместно и активно используется говорящими в соответствии с их коммуникативными интенциями. Данные лексемы всегда выразительны и способствуют повышению прагматического потенциала высказывания.

• Следующим языковым уровнем, выражающим оценку, является синтаксический.

Следует учитывать, что синтаксический уровень тесно взаимодействует с лексическим в рамках функционально-семантической категории оценки. Интересным в ценностном аспекте представляются аппозитивные словосочетания, которые в сказках часто используются для номинации героя (Иванушка-дурачок). Данные словосочетания выражают отношения между определяемым словом и приложением:

Сразу узнал его Евлампий и бросился обнимать и целовать растерянную девицу-красавицу. (Шер. Попался волчок на крючок)

Как мы уже отмечали, процесс вынесения оценки предполагает сравнение. Для литературной сказки характерно большое количество сравнительных оборотов. Союзы как, словно, будто, точно достаточно часто используются в сравнительных конструкциях:

Обрадовалась Варварушка, бросилась с плачем старичку в ноги и опять заголосила, как безумная: - Одолень-трава! Одолей ты злых людей: лихо бы на нас не думали, дурно бы нам не делали. Верни, старичок, мне мою Крупеничку! (Телешов. Крупеничка)

Для литературной сказки также характерно употребление творительного падежа имени существительного в функции сказуемого для создания сравнительной оценки:

Он вошел врагом на двор. (Салтыков-Щедрин. Ворон-челобитчик)

Для выражения оценки в текстах литературной сказки активно употребляются и интенсивы - синтаксические формы сочетания частиц какой, как, такой, так с какими-либо лексемами:

Вот подожди, я тобой займусь! Какой ты человек! (Крапивин. Стража Лопухастых островов)

Наличие экспрессивной интонации вместе с частицей выступает как оценочное средство в данном предложении.

Если мы будем рассматривать схему оценочного предложения, то синтаксическими конструкциями с оценочным содержанием являются лишь те, в которых, как отмечает М. Я. Блох, «лексические единицы с оценочной семантикой находятся в предикативной позиции» [Блох, Ильина 1986: 14-15]. Таким образом, оценочные предложения могут иметь различную структуру, главное - предикативные отношения между подлежащим и сказуемым, в состав которого входят оценочные единицы. Это обусловлено тем, как отмечает М. Я. Блох, что предикация - есть «соотнесение высказывания к действительности» [Блох 2000: 113]. Следовательно, целью такого

предложения и будет выражение оценки к предметам и явлениям окружающего мира.

Нами выделяются 2 типа оценочных предложений:

1. Предложения, в состав которых входит оценочная лексема:

• Двусоставные предложение со включенной оценочной единицей:

Ни с того, ни с сего вдруг стала красивой Маленькая Баба-Яга. (Кудрявина. Как маленькая Баба Яга стала Снегурочкой)

Горы, солнце, облака отражались в зеркале. Это было очень красиво. (Губарев. Королевство кривых зеркал)

Основной семантический компонент, который обязательно имеется в двусоставном предложении - оценочный предикат. Следует отметить, что для литературной сказки особо характерна инфинитивно-подлежащная модель предложения, где позицию предиката занимает слово с оценочным значением (в роли оценочного предиката выступают именно абстрактные имена существительные (вранье, беда, счастье и др.)):

Надо вам всем вместе изо всех сил завизжать и быстрее собственного визга оказаться дома. Ваше счастье — добежать! (Шер. Тридесятые сказки, или Вот такие пирожки)

• Односоставные предложения со включенной оценочной единицей:

- Прощайте, жуки и мухи! Чик-чирик! Прелесть! (Прокофьева. Ученик волшебника)

Выбор писателя между односоставным и двусоставным предложением, как отмечает Герасименко, это «выбор формы, предоставляемый человеку языком для выражения разных способов «видения» внеязыкового мира» [Герасименко 1999, с. 16].

2. Предложения, в которых отсутствует оценочная лексема Слова, входящие в состав подобных предложений, приобретают оценочное значение непосредственно в контексте и под влиянием интонации: Да-а, ну и времена! Гоблинов развелось! И ведь крупные какие! (Егорушкина. Настоящая принцесса и Бродячий Мостик)

Для определения характера оценочного знака в односоставных номинативных предложениях следует учитывать контекст, в котором употреблена данная конструкция:

Все только ахают: — Ну и Хрюк! (Заходер. Хрюк на елке)

Данный пример демонстрирует неясность оценочного знака предложения вне самого контекста, поскольку в русском языке лексема «ахать» может употребляться для выражения эмоций удивления, восхищения и печали.

Таким образом, на синтаксическом уровне сочетаются и соединяются средства выражения оценочных значений других уровней языка. Основой для проявления оценочного значения на синтаксическом уровне является наличие оценочного предиката. Продуктивными средствами в тексте литературной сказки также являются сравнительные обороты и использование интенсивов.

<< | >>
Источник: Токмакова Светлана Евгеньевна. Эволюция языковых средств передачи оценки и эмоций (на материале литературной сказки XVTTT-XXT веков). 2015

Еще по теме 2.1. Оценочные языковые элементы в тексте литературной сказки:

  1. Токмакова Светлана Евгеньевна. Эволюция языковых средств передачи оценки и эмоций (на материале литературной сказки XVTTT-XXT веков), 2015
  2. Глава 7 ЧЕЛОВЕК И МИР КАК ТЕКСТ. ВАВИЛОНСКОЕ СТОЛПОТВОРЕНИЕ ЯЗЫКОВ
  3. 3. Деятельность языковой личности при распредмечивающем понимании текста
  4. 3. Уровни языковой личности и соотносительные типы понимания текста
  5. 1. Деятельность языковой личности при семантизирующем понимании текста
  6. 2. Деятельность языковой личности при когнитивном понимании текста
  7. 4. Принципы построения текста как материала для действий языковой личности при разных типах понимания
  8. СКАЗКИ, ПРЕДАНИЯ, БЫЛИЧКИ И БЫВАЛЬЩИНЫ СКАЗКИ ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА
  9. Поэтический текст как риторический образец. «Текучесть» текста, заимствования и центоны
  10. Правильность текста и правильность корпуса текстов Откровения, вероисповедная ось Писания
  11. Волшебные сказки
  12. Новеллистические сказки
  13. 12.1. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  14. СКАЗКА
  15. Государственное регулирование оценочной деятельности
  16. Философские сказки
  17. Прибаутки, докучные сказк
  18. Оценочное суждение