<<
>>

§3. Первый период (1955 - 1961)

Еще в начале совместного творчества А.Н. Стругацкий в письме брату (29.09.1957) определил стоящую перед ними литературную задачу: «Наши произведения должны быть занимательными не только и не столько по своей идее - пусть идея уже десять раз прежде обсасывалась дураками - сколько по

а) широте и легкости изложения научного материала; «долой

жульверновщину», надо искать очень точные, короткие умные формулировки, рассчитанные на развитого ученика десятого класса;

б) по хорошему языку автора и разнообразному языку героев;

в) по разумной смелости введения в повествование предположений «на грани возможного» в области природы и техники и по строжайшему реализму в поступках и поведении героев;

г) по смелому, смелому и еще раз смелому обращению к любым жанрам, какие покажутся приемлемыми в ходе повести для лучшего изображения той или иной ситуации. Не бояться легкой сентиментальности в одном месте, грубого авантюризма в другом, небольшого философствования в третьем, любовного бесстыдства в четвертом и т. д. Такая смесь жанров должна придать вещи еще больший привкус необычайного. А разве необычайное - не наша основная тема?» [Бондаренко, Курильский, сост., 2008, с. 296].

Именно эти задачи и определили подход писателей к ХМ произведения по крайней мере до 1962 года.

Произведения первого периода представляют собой пример классической «твердой НФ». Например, в основе рассказов, создававшихся с 1958 по 1961 годы, лежат научные идеи: у сложного самообучающегося автомата может появиться любопытство («Спонтанный рефлекс»), при облучении нейтринными пучками возможно развитие неизвестных способностей мозга («Шесть спичек») или можно создать «двигатель времени», поскольку время обладает энергией («Забытый эксперимент»).

В то же время Стругацкие затрагивают не только научные вопросы. Например, в их лучшем рассказе «Шесть спичек» рассказывается о расследовании несчастного случая при исследованиях мозга, при этом ставится этический вопрос: что более ценно - познание или личность?

Общим для ХМ в рамках рассматриваемого периода являются принципы отбора элементов.

Во-первых, пейзаж задает тон и атмосферу повествования. Так, в повести «Страна багровых туч» резко противопоставлены пейзажи утопической Земли и враждебной Венеры. В произведениях этого периода природа выступает в качестве антагониста героев, стремящихся преодолеть ее законы: герои «Страны багровых туч» покоряют Венеру, затем те же персонажи в повести «Путь на Амальтею» противостоят природе Юпитера и его спутников.

Во-вторых, герои, на точку зрения которых ориентировано повествование, - «новички», не знающие ничего о том мире, в котором оказались. Использование точки зрения такого героя оправдывает введение большого количества научных объяснений без нарушения достоверности описываемого.

Основной вид действия - действие физическое, при этом рефлексия практически отсутствует, из ментальных действий проявляется только рассуждение. Так, герой повести «Извне» Лозовский смог проникнуть в корабль Пришельцев, высадившихся на Землю, чтобы изучить их. Лозовский стремится понять Пришельцев, их поступки, много рассуждает, пытаясь самому себе объяснить, почему же он отважился проникнуть на корабль, доказать правильность совершенного ради науки.

Таким образом, миры произведений Стругацких представляют собой многоперсональные миры физического интенционального действия, а конкретно - противостояния природе.

Для повестей характерно также стремление показать события с разных сторон, поэтому, в отличие от рассказов, где повествование ведется с одной точки зрения, используется не менее трех точек зрения различных персонажей.

Например, в повести «Путь на Амальтею» в прологе точка зрения нарратора совпадает с точкой зрения Дауге; в главах «Мирза-Чарле», «Тахмасиб», «Марс. Облава», «Эйномия», «Тахмасиб. Гигантская флюктуация», «Диона» и «Кольцо- 1» - Юры Бородина; в главе «Марс» -Матти и Наташи; в главе «Бамберга» - Бэлы; в главе «Кольцо-1. Должен жить» - Михаила Антоновича и Быкова.

Необходимо также отметить стремление к единству ХМ с точки зрения управляющей модальности, в основном проявляющееся в повестях, что можно объяснить утопическими взглядами авторов на будущее, в котором невозможны конфликты. Так, повесть «Полдень. XXII век» ГПХХПв!, которая представляет собой отдельные эпизоды из жизни людей XXII века, - пример утопии. В произведении нет конфликта, также нет и разделения ХМ на основании смены модальности. Даже у героев главы «Возвращение», оказавшихся благодаря релятивистскому парадоксу из XX века в веке XXII, та же мораль, они прекрасно вписываются в мир Полудня, хотя ситуация потенциально конфликтная (например, тот же сюжет лежит в основе «Возвращения со звезд» С. Лема, и герой в той же ситуации оказывается во враждебном мире).

Повествование в рассматриваемых произведениях ведется от третьего лица, но, как уже отмечалось, связано с точкой зрения одного из персонажей, то есть мы имеем дело с субъективированной формой повествования от третьего лица, а следовательно - со ступенчатым удостоверением. В качестве приемов вторичного удостоверения используются различные «документы» и смена субъекта, к которому «привязана» точка зрения имплицитного нарратора. Например, в повести «Страна багровых туч» используются такие «документы», как дневник Быкова, письмо Юрковского, энциклопедия со сведениями о Венере, различные инструкции к новой для героев технике. Меняется точка зрения повествователя, совмещаясь с точками зрения персонажей, например, Михаила Антоновича или Краюхина, что позволяет создать «мозаичную» картину ХМ.

ХМ произведения рассматриваемого периода характеризуется высокой плотностью. При этом наибольшая плотность связана с фантастическим деталями, так, особенно подробно описана техника, подразумевающая обязательное научное объяснение. Например, в первой повести братьев Стругацких «Страна багровых туч» находим такое объяснение: «Фотонно-ракетный привод превращает горючее в кванты электромагнитного излучения и таким образом осуществляет максимально возможную для ракетных двигателей скорость выталкивания, равную скорости света. Источником энергии фотонно-ракетного привода могут служить либо термоядерные процессы (частичное превращение горючего в излучение), либо процессы аннигиляции антивещества (полное превращение горючего в излучение)» [СБТ, с. 60].

Области имплицитных значений сведены к минимуму, практически незаметны. Такое свойство ранних произведений Стругацких отмечала и Т. Чернышева: «Своеобразным «бунтом» А. и Б. Стругацких против этой традиции была их артистическая игривость, озорная «избыточность», которая особенно присуща зрелым их повестям, но проявляется уже и в ранних произведениях... Такая «избыточность» создает ощущение естественности, плотно заполняет все те пустоты, которые неизбежны в любой относительно умозрительной модели действительности» [Чернышева, с. 322].

В этом отношении повесть «Стажеры» представляет собой совершенно иной подход в построению ХМ. Мир будущего оказывается не столь радужным, как мыслилось авторами ранее, оказывается, что кроме коммунистов, видящих смысл жизни в работе, существуют еще и мещане, чья основная цель - удовольствия и накопление материальных ценностей. В соответствии с этим ХМ повести можно разделить на две аксиологические модальные области.

Точку зрения мещан, например, представляет Мария Юрковская в споре с Дауге: «Ты знаешь, недавно я познакомилась с одним школьным учителем. Он учит детей страшным вещам. Он учит их, что работать гораздо интереснее, чем развлекаться. И они верят ему. Ты понимаешь? Ведь это же страшно!» [Ст, с. 318]. Мировоззренческий спор становится одним из основных проявлений категории действия. Спорят Юрковский и Быков о молодом поколении, Бэла Барабаш и Сэмюэль Ливингтон о коммунизме и мещанстве, Юрковский и Быков о храбрости, Юра и Жилин о простоте и сложности жизни.

Возникновение двух аксиологических областей приводит к увеличению роли рассуждения в ментальном действии. Например, Юра размышляет о той же проблеме, которая стояла перед героем «Шести спичек»: что ценее - жизнь или подвиг ради познания: «Если не знаешь того, кто совершил подвиг, для тебя главное - подвиг. А если знаешь - что тебе тогда подвиг? Хоть бы его и вовсе не было, лишь бы был человек. Подвиг - это хорошо, но человек должен жить» [Ст, с. 534].

«Диона» - «пограничная» область между модальными областями

коммунизма и мещанства («Как это оказалось просто - вернуть вас в первобытное состояние, поставить вас на четвереньки - три года, один честолюбивый маньяк и один провинциальный интриган. И вы согнулись, озверели, потеряли человеческий облик» [Ст, с. 498])

Изменение представлений братьев Стругацких о мире будущего, не лишенного конфликтов, привело к смене конструкции ХМ, проявившейся в повести «Стажеры». Разделение ХМ произведения на аксиологически различные модальные области станет одной из отличительных черт следующего периода.

<< | >>
Источник: Неронова Ирина Владиславовна. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР И ЕГО КОНСТРУИРОВАНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ А.Н. И Б.Н. СТРУГАЦКИХ 1980-Х ГОДОВ. 2015

Еще по теме §3. Первый период (1955 - 1961):

  1. Третья лекция. Первый период: бредовых интерпретаций и иллюзий. Второй период: преследования и слуховых галлюцинаций.
  2. ПЕРВЫЙ ПЕРИОД: ОТ ФАЛЕСА ДО АРИСТОТЕЛЯ
  3. 1.3.1 Первый период иконоборчества (726/730-787)
  4. Первый период войны (июль 1937 г. октябрь 1938 г.)
  5. УУУИ. Первый период иконоборчества и собор Константина Копронима. Преп. Иоанн Дамаскин
  6. КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ (1875-1961)
  7. Ф. Т. АРХИПЦЕВ. МАТЕРИЯ КАК ФИЛОСОФСКАЯ I КАТЕГОРИЯ / ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР, 1961
  8. Страницы жизни героя, 1961. Хвост виляет собакой
  9. Диэго де Ланда. Сообщение о делах в Юкатане, 1955
  10. ЗАКОН УОЛТЕРА ДЖ. ХОФФМАНА (1955 г.) 389
  11. ПЬЕР ТЕЙЯР ДЕ ШАРДЕН (1881-1955)
  12. АЛЕКСЕЕВ Николай Николаевич (25.03.1875-15.09.1955)
  13. Христокосмическая концепция П. Тейяра де Шардена (1381–1955)
  14. Развитие государственной системы Советского Союза в 1945—1955 гг.
  15. Артур Джордж ТЕНСЛИ (Arthur G. TANSLEY) (1871-1955)
  16. Шестая лекция. Период величия. Период деменции.
  17. НЮРНБЕРГСКИЙ ПЕРИОД (1808-1816), ГЕЙДЕЛЬБЕРГСКИЙ (1816-1818), БЕРЛИНСКИЙ (1818-1831) ПЕРИОДЫ