<<
>>

ТЯЖБЫ О ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА

33. Две повозки на мосту Ехали друг другу навстречу два человека. Один спешил на помощь к своему благодетелю, а другой торопился на праздник. Повстречались оба на узком мосту и не хотели /ступать друг другу дорогу.
Спорили они, спорили и обратились к судье. Судья в их деле разобраться не сумел, повел обоих к королю. Король спросил: — Объясните мне, почему вы не хотели уступить друг другу дорогу? Один из спорщиков отвечал: — Ваше величество, я торопился на праздник, встретился на мосту вот с этим человеком, но он не пропустил меня. Второй спорщик сказал: — В свое время один человек оказал мне большую услугу. Теперь он попал в беду. Я спешил к нему на помощь. Поэтому я и не уступил дорогу. Король вынес следующее решение: — Тот, кто спешил на праздник, должен возместить убытки тому, кто торопился на помощь к своему благодетелю. Кхмерская, 89, 303 34. Утонувший верблюд Когда Афанди был казием* в Вобкенте, к нему явились два караванщика и обратились с просьбой разобрать их спорное дело. — Мы купили верблюда. Я заплатил десять золотых, а мой товарищ — тридцать. Много лет мы возили поклажу разных нанимателей. Я получал четвертую часть платы, а он — три четверти. И все было хорошо. Да вот при переправе через Зеравшан верблюд утонул, и теперь мой компаньон требует возмещения убытков. — Да, да, — закричал второй караванщик. — Я заплатил за верблюда в три раза больше. Пусть он мне уплатит десять золотых, и мы будем квиты. — Но, — возражал первый караванщик, — ты же всегда получал в три раза больше за перевозку грузов, чем я. Ты заплатил за верблюда в три раза больше, но и доход твой с него был втрое выше, чем мой. Они спорили и кричали. Тогда Афанди задал вопрос: — Когда верблюд потонул, были ли на нем вьюки? — Нет, мы возвращались порожняком. — Верблюд утонул не от тяжести груза, а от собственной тяжести, — решил Афанди. — В весе верблюда три четверти принадлежит жалобщику. Именно эта часть погубила верблюда, а посему ты сам виновник гибели животного. И Афанди вынес приговор, чтобы второй, богатый караванщик немедленно уплатил первому его долю стоимости верблюда — десять золотых, Узбекская, 53, 104 35. Решение мудреца В одной стране сдружились двое юношей — принц, сын короля, и сын первого королевского советника. Каждый день они вместе ходили к мудрецу учителю и вместе играли. Вместе съедали и моун*, который им давали на завтрак. Однажды они играли под деревом неподалеку от дома мудреца, их учителя. Но вот они устали и проголодались. Вынули завтраки, что им дали с собой, и собирались поесть. У сына советника с собой было пять кусочков моуна, а у королевского сына только три. Друзья никогда не считали, сколько у кого еды, а всегда все делили поровну. Они уже собирались есть, как к ним подошел старичок странник. Шел он издалека и был очень голоден. — Милые дети! — обратился к ним старичок, — дедушка издалека идет и два дня уже ничего не ел. Уделите, сыночки, немного моуна, а я вам заплачу. — Иди поешь, дедушка, — сказал в ответ сын советника. — У нас здесь восемь кусочков, на всех и разделим. Друзья сорвали с дерева три листа, разложили их на земле, а потом каждый кусочек разделили на три части и всем троим поровну положили на листья их доли. Старик поел и снова собрался в путь.
Перед тем как уйти, он вынул из сумки восемь золотых монеток и дал их детям. Стали друзья делить монеты. Принц говорит: — Давай разделим поровну! А сын советника не соглашается: требует себе пять монет, а королевскому сыну хочет дать только три. Никак разделить не могут. Дело дошло уже до ссоры, когда к ним подошел мудрец, их учитель. Он спросил друзей, в чем дело, и сын советника стал рассказывать все по порядку: как они проголодались и решили позавтракать, как было у него пять кусочков моуна, а у принца — только три, как подошел к ним старичок странник и попросил поделиться с ним, а они разломили каждый кусочек на три части и разделили поровну и в конце концов получили от дедушки восемь золотых монет. Рассказал и о том, как он хотел получить пять монет, а королевскому сыну оставить три и как принц не согласился с ним — вот и вышел у них спор. Учитель рассердился и сказал: — Нехорошо! «Разве из-за таких пустяков ссорятся? Ну да ладно! Разделю я вам по справедливости. Учитель из восьми золотых монет семь отдал сыну советника и только одну — королевскому сыну. Совсем не понравилось принцу, что он получил всего лишь одну монету. — Это несправедливо, учитель, — с обидой сказал он, — что сыну советника достается целых семь монет, а мне только одна! Учитель долго смеялся, а потом сказал: — Хорошо, дитя мое. Если ты недоволен моим решением, я объясню все, чтобы вы оба поняли. Слушайте меня внимательно. У сына советника сначала было пять кусочков моуна, а у принца — только три. Когда вы каждый кусочек разломили на три частя, то всего получилось двадцать четыре части. Эти двадцать четыре части вы разделили поровну на троих — и на одного пришлось восемь частей. Старичок странник, которого вы накормили, не случайно дал вам восемь золотых монеток: он дал по монете за каждый кусочек, что получил от вас. Теперь посмотрим, как разделить между вами эти восемь монет. Когда каждый из пяти кусочков, что были у сына советника, разделили на три части, то получилось пятнадцать частей, правда? А когда разделили три кусочка из завтрака королевского сына, то получилось девять частей. Вы все трое получили по восемь частей каждый. Стало быть, сын советника из своего моуна съел восемь частей, а остальные семь отдал дедушке. Принц же из тех девяти частей, что у него были, восемь съел сам и только одну часть отдал страннику — не так ли? Ну а если так, то в тех восьми частях, что вы дали страннику, сколько было частей из завтрака сына советника? Семь! Поэтому, раз на одну часть приходится одна монета, то и следует семь монет отдать сыну советника, а принцу только одну50. Бирманская., 110, 101 36.Суд Джебага Жил некогда мудрый человек по имени Орый. Он умел находить справедливое решение по всякому делу, и люди всегда советовались с ним. Однажды Орый услышал, как на улице мальчики спорят о чем-то. Спор был очень шумный, ребята все более горячились, но тут они увидели подходившего к ним сверстника и вдруг прекратили спор. — Джебаг идет к нам, он нас рассудит. Мальчик согласился. — Хорошо,—сказал он,—охотно разберу ваш спор. Хотите, как Орый, неправильно разберу, а хотите, справедливо разберу? Орый услышал это и удивился. «Что же неправильного и несправедливого усмотрел он в моем разбирательстве?»—подумал он [..,] Вернувшись к себе, он послал за Джебагом, и его привели к нему. — Когда ребята, играя, заспорили и попросили тебя рассудить их, ты сказал им, мой мальчик: «Хотите, как Орый, неправильно разберу, хотите, справедливо разберу?» Почему ты так сказал? Когда я несправедливо судил? — спросил Орый мальчика при людях. — Нет, я этого не говорил никогда. Где мне взять столько ума? — отказывался Джебаг. Но люди настаивали, и он сказал им правду. — Сознаюсь, что говорил это, и скажу, почему так говорил. Два пчеловода имели пасеку в поле. Они построили там шалаш и жили в нем. Как-то они нашли одного заблудившегося козленка и поделили его поровну. Они согласились, что одна половина — н головы, и туловища по всей длине, включая одну переднюю и одну заднюю ногу,— будет принадлежать одному из них, а вся вторая половина — другому. Однажды днем, когда козленок находился на пасеке, он споткнулся и сломал ногу. Хозяин этой половины козленка наложил на больную ногу деревянные накладки и обвязал ее сверху тряпками. Вечером пасечники развели огонь, приготовили еду, поели и легли спать, не потушив огня. Козленок нечаянно прыгнул в огонь, и тряпка, в которую была завернута его нога, загорелась. Перепугавшийся козленок побежал по пасеке. На пасеке был стог соломы, солома вспыхнула от горящей тряпки, и все пчелы ночью погибли в огне. Утром оба пчеловода пришли к Орыю, попросили рассудить их. Орый разобрал их дело и решил так: пасека сгорела по вине того, кто обвязал поломанную ногу тряпками, поэтому хозяин этой половины козленка должен возместить стоимость сгоревших пчел. Вот то несправедливое решение, которое вынес Орый. — Что же ты видишь в этом несправедливого? — спросил Орый. — Ты не должен был, Орый, обвинять хозяина, которому принадлежала половина со сломанной ногой. Ты должен был признать виновным хозяина другой половины,—сказал Джебаг. — Почему? — Орый, твой ум несравненно больше моего, и ты понимаешь, что если бы козленка не понесли его здоровые ноги, поломанная нога никуда бы не смогла пойти. А если так, то виноваты здоровые ноги51. Поэтому я считаю твой суд несправедливым. — Верно, мой мальчик, признаюсь, что я неправильно решил. С сегодняшнего дня передаю тебе права судьи,— сказал Орый. Джебаг долго отказывался, говоря: «Я не могу справиться»,— но народ решил, что он подходит для этого дела, и в конце концов Джебаг согласился. Так Казаноко Джебаг стал судьей [...] Адыгейск., 20, 42 37. Как трое потопили лодку Как-то раз три приятеля упросили купца подвезти их на лодке. Когда лодка отчалила от берега, один из приятелей взял палку и давай напевать и пальцами перебирать, будто в руках у него садиеу оказалось. Услыхал веселую песню другой приятель, принялся хлопать в ладоши в такт музыке. А третий не выдержал, вскочил и начал отплясывать — уж больно лихо у них получалось. Перевернулась лодка, и все товары купца потонули. Стали приятели вину друг на друга сваливать. Один говорит другому: — Дернула тебя нелегкая вскочить и заплясать. Вот лодка и перевернулась. Тебе и расплачиваться. А плясун в ответ: — Ну нет, лодка перевернулась потому, что он стал хлопать в ладоши. Если бы не он, я бы и не подумал плясать. Тот, кто хлопал в ладоши, говорит: — Как же так? Ведь я хлопал в ладоши потому, что он напевал, игре на садиеу подражал. Если бы не он, не стал бы я хлопать в ладоши. Он кругом виноват. Пусть платит за товары. Спорили они, спорили и пошли к судье. Стали перед судьей друг друга обвинять. Судья сам ни к какому решению прийти не смог и повел всех к королю. Король выслушал их и сказал: — Тот, кто подражал игре на садиеу, уплатит одну шестую часть стоимости товаров. Тот, кто хлопал в ладоши, — две шестых. Тот, кто плясал, — три шестых. Приятели согласились с этим мудрым решением, успокоились и перестали ссориться. Кхмерская, 89, 264 38. Ученый и крестьянин Один крестьянин всю жизнь работал на своем поле. Как-то раз он заметил, что посевы его хиреют, и понес на поле удобрения, Навстречу ему шел ученый; он шагал в своих прекрасных одеждах, задрав голову и ничего вокруг не замечая, — да и столкнулся с крестьянином. Вонючие удобрения вылились прямо на него. Оба стали ругаться и требовать возмещения убытков. Спорили, спорили, ни к чему не пришли и отправились к судье. — Господин судья, — начал крестьянин, — вот из-за этого человека пропали все мои удобрения. Как мне теперь быть? Как кормить семью? Я должен был удобрить ими поле. А теперь урожай мой совсем захиреет и моя семья должна будет умереть с голоду. Судья выслушал его и решил, что он прав. Затем он дал слово ученому. — Как вы думаете, — сказал ученый, — сколько стоит эта одежда? А теперь он ее всю испачкал. «Да, — подумал про себя судья, — она стоила тебе много денег и долгой работы. Ты дорого заплатил, чтобы иметь возможность шагать, высокомерно задрав голову. И теперь ты хочешь, чтобы этот бедный крестьянин возместил тебе убытки?» А вслух он сказал: — Да, крестьянин должен тебе за это заплатить. — Откуда я возьму деньги? — возмутился крестьянин. — Разве я не объяснил, что вся моя семья кормится благодаря урожаю, который теперь пропадет без удобрений? — Тогда дай ему сто пощечин, — сказал судья ученому, — и это зачтется тебе как возмещение. Стал ученый бить крестьянина по щекам. Но когда счет дошел до восемьдесят второй пощечины, судья вдруг спросил: — Постой-ка, ты являешься военным чиновником или штатским? — Военным, — ответил ученый. — Ах, — сказал судья, — на сто пощечин имеет право только штатский чиновник, а военному разрешается лишь пятьдесят52. Сколько ты уже получил? — спросил он крестьянина. — Восемьдесят две. — Тогда за излишек можешь дать ему сдачи. Крестьянин очень обрадовался и влепил ученому тридцать две пощечины, да таких, что у того лицо сразу распухло и покраснело. Потом каждый пошел восвояси. Китайская, 147. 139 39. Мешки Когда Насреддин Афанди служил казием в Багдаде, к нему явились два араба, Селим и Касем, и начали жаловаться друг на друга. Оказывается, они купили где-то на юге финики и каждый сложил свою покупку в свои ковровые дорогие мешки. Возвращаясь в Багдад, они питались этими финиками. Но вместо того чтобы есть свои. Селим по ночам таскал финики из мешка Касема, а Касем — из мешка Селима. Прибыв в Багдад, они обнаружили, что их мешки пусты. Афанди решил: — Касем брал мешки Селима. Пусть Селим отдаст свой мешок Касему и заберет в возмещение убытков его мешок себе. Селим и Касем так и поступили. — А теперь, — продолжал Афанди, — в возмещение судебных издержек предлагаю отдать мешки мне. Касем и Селим удалились без фиников и мешков. Узбекская, 53, 104
<< | >>
Источник: М. С Харитонова.. Книга о судах и судьях.. 2001

Еще по теме ТЯЖБЫ О ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА:

  1. Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)
  2. СОЦИАЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА
  3. ТЯЖБЫ ОБ ИМУЩЕСТВЕ И ДОБЫЧЕ.
  4. § 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина Статья 1084. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств
  5. Экономический ущерб предприятия
  6. 5. Ответственность работодателя за нанесение ущерба здоровью работников
  7. Технико-экономический анализ ущерба окружающей среды
  8. Статья 15. Возмещение убытков
  9. 5.1. Классификация наводнений по повторяемости, масштабам и наносимому ущербу
  10. Вопрос 75. Возмещение вреда
  11. Механизы стимулирования повышения уровня безопасности (снижения ожидаемого ущерба).
  12. Статья 984. Возмещение убытков лицу, действовавшему в чужом интересе
  13. Статья 1108. Возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату
  14. 6. Возмещение убытков, взыскание незаконно полученного дохода и выплата компенсации
  15. Соотношение между стоимостью ненадлежащего качества, ущербом от интенсивности возникновения дефектов и уровнем удовлетворенности клиентов
  16. § 3. Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг
  17. Статья 1087. Возмещение вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия
  18. Статья 1174. Возмещение расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им
  19. § 1. Общие положения о возмещении вреда Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
  20. ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ АКЦИИ, И СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ, ПОСТРАДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ АКЦИИ