<<
>>

1.1.1. Коммуникативный подход. Коммуникативная неудача, коммуникативный конфликт.

«Коммуникативный дискомфорт» обычно рассматривают в сравнении с такими явлениями, как «коммуникативный конфликт» и «коммуникативная неудача». В центре нашего внимания - феномен коммуникативного дискомфорта при общении на русском языке начальника и подчиненного, принадлежащих к разным культурам (в частности, русской и китайской).

Аспекты триады «коммуникативный конфликт - коммуникативный дискомфорт - коммуникативная неудача» были выделены Л.П. Семененко в диссертации «Косвенный речевой акт как явление диалога (опыт когнитивного моделирования» (1992). Эти идеи нашли развитие в диссертации Е.М. Мартыновой «Типология явлений коммуникативного дискомфорта в ситуациях диалога» (2000), а позже - в работе Н.М. Болохонцевой «Скрытый коммуникативный дискомфорт как явление диалога» (2011).

Проблема изучения коммуникативных неудач (далее - КН) имеет свою историю (см., например, работы: [Городецкий 1989; Демьянков 1991; Кобозева 2004; Падучева 2004; Антонова 2006; Гулакова 2004; Мартынова 2000; Миляева 2004; Минина 2007; Румянцева 2001; Семененко 2000] и др.) и продолжает привлекать внимание лингвистов, исследующих явления аномальности определённых коммуникативных ситуаций, дискомфортности общения, неудачности (неуспешности, несостоятельности, неуместности) речевого акта, осуществляемого при неблагоприятных условиях речевого обмена.

В работах по речевой конфликтологии КН рассматривается как признак коммуникативного конфликта, а оппозиция комфорт/ дискомфорт речевого общения выделяется в качестве фактора, формирующего специфику конфликтного общения. Эта оппозиция предопределяется «согласованностью/ рассогласованностью в процессе выработки общего речемыслительного и эмоционального кода» [Ильенко 2008: 7].

Коммуникативные неудачи - это непонимание или неверное понимание адресата адресантом, отсутствие прогнозируемой реакции со стороны адресата, отсутствие интереса к общению, нежелательное изменение состояния адресата [Культура русской речи и эффективность общения 1996: 149-150].

Коммуникативной неудачей называется полное или частичное непонимание высказывания партнером коммуникации, т.е. неосуществление или неполное осуществление коммуникативного намерения говорящего, а также возникающий в процессе общения не предусмотренный говорящим нежелательный эмоциональный эффект: обида, раздражение, изумление [Ермакова, Земская 1993: 31 цит по Шертяных 2013: 414].

С точки зрения К.Ф. Седова, коммуникативные неудачи - это «коммуникативные недоразумения». Он считает, что неудачи (недоразумения) - частный случай лингвистической конфликтологии, а основной ее объект - коммуникативный конфликт, представляющий «речевое столкновение, которое основано на агрессиии, выраженной языковыми средствами» [Седов 2000: 300].

Коммуникативные неудачи Б.Ю. Городецкий определяет как такой сбой в общении, при котором определенные речевые произведения не выполняют своего предназначения [Городецкий 1990 цит. по Шеиной 2011]; «недостижение коммуникативной цели инициатором общения (говорящим) вследствие неадекватной вербальной или невербальной реакции со стороны партнера по коммуникации (слушающего)» [Теплякова 1998: 6]; «такой сбой в общении, при котором речевое произведение не выполняют своей функциональной предназначенности и не ведет к достижению результирующего эффекта» [Кънева 1999: 11].

Таким образом, существуют различные трактовки понятия «коммуникативная неудача». Однако основу терминов составляет понимание КН как положения вещей, при котором коммуниканты не могут реализовать свои коммуникативные намерения или коммуникативные ожидания.

Мы рассмотрели различные точки зрения на определение и трактовку понятия «коммуникативный конфликт» [Муравьёва 2002; Седов 2002; Семененко 1996, 1999; Стернин 2001] и сделали вывод, что это понятие имеет

многосторонний характер, но большинство подходов сходится на признании того, что коммуникативный конфликт - есть столкновение в процессе коммуникации, вызванное недопониманием или открытым нежеланием продолжать диалог.

Дискомфорт общения, неправильная интерпретация и отчуждение возникают в случае неправильной линейной организации высказывания.

Коммуникативный дискомфорт связан с понятием коммуникативный конфликт и коммуникативная неудача. Однако не любой коммуникативный дискомфорт ведет к коммуникативной неудаче. Осознанный коммуникативный дискомфорт как раз подталкивает говорящего к изменению стратегии речевого поведения, к адаптации своего высказывания к коммуникативной ситуации.

Итак, коммуникативный дискомфорт (далее КД) - это состояние «неудобства» в общении, которое, если оно будет продолжаться, может привести к конфликту, который, в свою очередь, может закончиться коммуникативной неудачей - отрицательным результатом, при котором цель общения не достигнута [Семененко 1996: 67].

Е.М. Мартынова определяет КД как особое негативное интенциональное состояние, возникающее в рамках неуспешной и квазиуспешной коммуникации [Мартынова 2000: 6], неотъемлемым условием которого является «наличие в речевом обмене показателей, которые сигнализируют о том, что коммуникант испытывает определенное неудобство в связи с тем, что стратегия его коммуникативного поведения или коммуникативное поведение собеседника не соответствует его намерениям или ожиданиям» [Смирнова 2003: 10]. В этом определении обращает на себя внимание введение условия КД - наличие показателей.

Что же может быть показателем КД? В диалогах в художественной литературе, по наблюдениям Е.М. Мартыновой, такими показателями являются метакоммуникативные (комментарии автора невербального поведения героя) и коммуникативные показатели (включение впрямую речь слов, не свойственных обычному речевому поведению героя, паузы, повторы, запинки, инотационный контур) [Мартынова 2000: 4]. В реальных диалогах, происходящих в

межкультурной деловой коммуникации, такими показателями могут быть неправильная линейная организации высказывания, рассогласование речевых действий, вызванная рассогласованностью речевых кодов участников межкультурного общения.

Неудачи в межкультурном общении часто происходят не из-за невозможности понять то, что говорит собеседник, а из-за неверной интерпретации того, что он хотел сказать. Как известно, чтобы язык мог служить средством общения, за ним должно стоять единое или сходное понимание реальности [Леонтьев 2003: 272 цит. По Лариной 2011: 374].

H. И. Формановская отмечает, что коммуникативные неудачи чаще всего не влекут полного непонимания целого текста общения. Реактивные реплики партнера: отрицательная оценка и побуждение изменить поведение или речь, переспрос, просьба уточнить, разъяснить и т.п. в конечном итоге приводят к взаимному удовлетворению. Полная же коммуникативная неудача ведет к прекращению контакта или конфликту [Формановская 2007: 354 цит по Шерстяных 2013: 415]. [1]

кодирования и декодирования информации. Коммуникативные неудачи могут быть обусловлены текстопорождением: ошибочно выбранным уровнем

конкретизации, ошибками в фокусе внимания, соотнесением не с тем контекстом, несовместимостью дескрипций и неудачной аналогией [см. Гудман 1989], а также интерпретацией адресата, если понимать под «пониманием» активный процесс, состоящий во встречном моделировании ситуации [Успенский 2007: 112-113].

Некоторые исследователи предлагают использовать термин «коммуникативный диссонанс», под которым понимают двусторонний процесс нарушения коммуникации [Вайсфельд 2013]. «Признаком коммуникативного диссонанса является определённая отрицательная реакция адресата, которую адресант не мог предугадать в силу того, что используемые им языковые и символические средства, привычные для него, являются непонятными для того, на кого направлен коммуникационный акт» [Там же].

К непониманию сообщения могут привести нарушения правил транспорта референта: правило фокуса (нужно постоянно держать референт в фокусе внимания), правило стереоскопии (предмет не характеризуется односторонне), правило панорамы (предмет не берется изолированно, вне его связи с предметами данной предметной группы), правило унитарности (адресант обязан предвосхитить возможные вопросы и недоумения собеседника), правило изоморфизма (предмет, представленный посредством слова, должен по возможности давать адекватное представление о реальном предмете) и др. [Клюев 1998: 162-177]. Проблема коммуникативных неудач с позиции идентификации референта рассматривается в диссертации А.А. Потемкина [1994], в работе дается классификация неудачных актов референции.

В качестве основного типа репрезентации знаний, по ван Дейку, выступает «модель ситуации» [Дейк 1989]. Ван Дейк исходит из тезиса, что мы понимаем текст только тогда, когда мы понимаем ситуацию, о которой идет речь. Это особенно касается некоторых форм социальной деятельности, таких, как посещение театра, полет на самолете, ужин в ресторане, покупки в магазине.

Следует также отметить, что есть фреймы, представляющие собой набор эпистемических единиц, которые определяют наше восприятие книг, домов, различных предметов, и концептуальные фреймы, которые отражают такие действия, как посещение кинотеатра, визит к врачу, празднование дня рождения и т.д. [Там же]. Таким образом, причиной КН может быть различие в концептуальных фреймах «Работа», «Начальник», «Подчиненный» и т.п. в различных лингвокультурах.

<< | >>
Источник: ЧУ ШУСЯ. РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ДИСКОМФОРТА В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ Специальность 10.02.1 - Русский язык. 2014 {original}

Еще по теме 1.1.1. Коммуникативный подход. Коммуникативная неудача, коммуникативный конфликт.:

  1. КОММУНИКАТИВНАЯ СРЕДА
  2. 2.2. СЕМЬЯ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ СИСТЕМА
  3. КОММУНИКАТИВНЫЕ ТЕОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  4. Глава III ПСИХОДИАГНОСТИКА КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ
  5. Раздел 2 ДИАГНОСТИКА ФЕНОМЕНОВ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ
  6. Раздел 1 ДИАГНОСТИКА КОММУНИКАТИВНЫХ ПОТЕНЦИАЛОВ ЛИЧНОСТИ И ГРУППЫ
  7. Глава 12. Социальная система и коммуникативные связи организации
  8. 3.1.1. Психологическая сущность коммуникативной компетентности и методики ее диагностики
  9. 6.1.4. Диагностика коммуникативных и организаторских склонностей ( КОС-2)
  10. Питание - коммуникативный процесс.