§ 2. Особенности формирования лексики государственного управления в период Московского государства (XIV- XVII вв.)

Дальнейшее становление лексико-семантической системы государственного управления происходило в XIV- XVII вв., в период формирования и развития Московского государства. В литературе, посвященной рассматриваемому периоду, отмечается, что «усиление феодальной раздробленности Руси, дальнейшее обособление северовосточной Руси от Руси западной и юго-западной в период монголотатарского ига, а также в результате процессов развития западных и южных земель в составе Великого княжества Литовского..., экономический рост и политическое укрепление северо-восточной Руси приводят к тому, что в 14—16 вв. складываются великорусское государство и великорусская народность. Основными центрами развития великорусской народности были Владимир, Ростов, Суздаль, Тверь и позднее Москва, которая со 2-й четверти 14 в. и до 1-й четверти 16 в. объединила в едином Российском государстве все северновеликорусские области и северно-восточную половину южновеликорусских княжеств» (Иванов, 2003, с. 169; ср.: Филин, 1982, с. 18; Иванов, 1983, с. 60; Черенкова, 2005, с. 17; Правда, 2007, с. 59 и др.).

Московская Русь в этот период представляет собой обширное централизованное государство со сложной административно-управленческой структурой, в которой сочетались элементы «унаследованной из древнерусского периода дворцово-вотчинной системы и зарождающегося нового приказного управления» (Маркова, Федулов, 2007). Централизация московского государства обусловила создание централизованного государственного аппарата управления и новой структуры власти. По утвержению С.В. Решетникова и Н.А. Антанович, в это время формируется бюрократическое государство., «в котором управление становится своего рода «предприятием», реализуемым специальной «политической машиной» (2001, с.64). Власть князя существенно усиливалась, начиная с оформления цезаризма в конце XV в., утверждения титула царя при Иване IV и возведения его в титул самодержца в XVII в. (князь имел имел огромные законодательные (издавал законы), исполнительные (осуществлял государственное руководство) и судебные полномочия), и поддерживалась соответствующей идеологией представителями православной церкви и общественностью. Произошли существенные изменения в социальной структуре общества: на историческую арену выдвинулось военно-служилое дворянство, являвшееся социальной опорой центральной власти, что вело к утверждению новой формы феодального землевладения (поместной), изменению положения боярства и его состава, а также становлению государственной системы крепостничества. Формирование государственного аппарата осуществлялось по принципу местничества, основанному на критериях знатности происхождения, что создавало условия для превращения боярства в замкнутую корпорацию, ставящую сословные интересы выше государственны, и снижало уровень профессионализма в управлении.

Значительную роль в системе государственных органов играла Боярская дума (ХУ в.), которая разрешала важнейшие государственные дела и отличалась от княжеского совета большей юридической и организационной оформленностью. Ею были утверждены Судебники 1497 и 1550 гг. Являясь высшим органом управления, Боярская дума осуществляла общее руководство приказами, надзирала за местным управлением, принимала решения по вопросам организации армии, земельным делам. Переговоры с иностранными послами вела специальная ответная комиссия из членов Думы. С середины XVI в. в Боярской Думе выделилась так называемая «комната», «ближняя дума» - более узкий состав верных царю людей, с которыми он решал важнейшие дела (Носова, 2000).

Унаследованная от прошлого дворцово-вотчинная система включала две части: 1) управление дворца во главе с дворецким (дворским), имевшим многочисленных слуг; 2) пути, обеспечивавшие специальные нужды князя и его окружения (сокольничий, ловчий, конюшенный, стольничий, чашничий), корорыми руководили путные бояре. Постепенно система дворцововотчинных органов превращалась из органов, обслуживавших личные нужды князя, в государственные учреждения, т.е. выполняла важные задачи по управлению всем государством (Маркова, Федулов, 2007, с. 75). Кроме того, выполнение княжеского поручения превращалось в постоянную службу.

Усложнение функций дворцовых органов потребовало создания большого и разветвленного аппарата - росло число дьяков (чин дворца), которые специализировались на выполнении дел определенного круга. Самостоятельным ведомством стала великокняжеская казна (она выделилась из состава дворцовой службы), была создана большая дворцовая канцелярия с архивом и другими подразделениями.

С объединением земель и ростом великокняжеской власти отказались от деления страны на уделы и ввели деление на уезды, которые делились на станы, а станы - на волости. Содержание их должностных лиц осуществлялось за счет местного населения, т.н. системы кормлений. С конца XV в. на местах стала формироваться система полицейских служителей - тюремных сторожей, палачей и т.д. В этот период самоуправления в городах еще не было. В XV в. утвердилась должность городчика (позже - городового приказчика), по существу военного коменданта города, осуществлявшего надзор за состоянием городских укреплений, выполнением местным населением повинностей, связанных с обороной.

Церковь была независима от государства и обладала своей юрисдикцией и судебными органами, имела собственные военные формирования. Однако к концу XV в. князьям удалось в обмен на сохранение в неприкосновенности земельных имуществ церкви добиться признания верховенства светской власти.

Судебный аппарат не был отделен от административного, управленческого и включал суд наместников (волостелей, воевод); суд Боярской думы, или великого князя и приказной суд. Кроме того, действовали церковные и вотчинные суды, а также смешанные, состоявшие из представителей центра и мест.

В XVI в. оформляется приказная система управления, которая прошла в своем развитии ряд стадий: приказа (в буквальном смысле слова) как разового поручения, приказа как постоянного поручения (типа «пути»),

приказа - «избы» (канцелярии) и, наконец, приказа как государственного органа с самостоятельными структурными подразделениями (Носова, 2000). Отмеченный факт являлся одним из показателей централизации Российского государства. Ведущая роль в период становления приказной системы принадлежала военно-административным приказам (Стрелецкий, Пушкарский, Иноземный, Казачий, Разрядный и др.), поскольку объединение русских земель вокруг Москвы, борьба Русского государства с татарами, турками, польскими и литовскими феодалами требовали постоянного усиления и усовершенствования вооруженных сил; появились специальные территориальные приказы (Казанский приказ и др.) и зачаток центрального полицейского органа - Разбойный приказ, в компетенцию которого входила разработка для местных органов наказов по борьбе с общеуголовными преступлениями и назначение на места соответствующих должностных лиц. Весьма важную роль выполнял Посольский приказ, ведавший

многообразными внешнеполитическими вопросами. По мере усложнения задач государственного управления число приказов росло и создало значительный бюрократический аппарат и стиль его работы. Ср.: «В государственном аппарате России появляются черты бюрократизации, заключавшиеся в появлении цепи подчиненных друг другу учреждений и органов (Боярская дума - приказ - наместник - тиун); в создании

иерархической лестницы чиновников (судья приказа - дьяк - подьячие: старшие, средние, младшие); в появлении элементов бюрократического централизма, в сосредоточении многих распорядительных и исполнительных функций в приказах, бумажного делопроизводства, безнадзорных действий чиновников» (Носова. 2000).

В этот период в России был сформирован принципиально новый представительный орган государственного управления - Земский собор, который состоял из двух палат: в верхнюю палату входили царь, Боярская дума и Освященный собор, которые не избирались, а участвовали в ней в соответствии с занимаемым положением, члены нижней палаты были выборными.

Претерпело существенные изменения местное управление: на местах создавались губные избы, выполнявшие полицейско-судебные функции, и земские избы, взявшие на себя финансово-налоговые функции.

После принятия в 1649 г. Соборного Уложения, удовлетворившего основные требования господствующих сословий и окончательно установившего крепостное право, в России обозначается общая тенденция развития государственной системы от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Это прослеживается во всех звеньях центрального и местного государствного управления, его всемерной бюрократизации и росте численности, падении роли Боярской думы и Земских соборов, в отношениях государства и церкви, в зарождающейся регулярной армии, приобретающей все большее значение в поддержании и укреплении в России самодержавномонархического строя (подробнее об этом см.: Маркова, Федулов, 2007,

с. 100-105). Процесс складывания системы государственных учреждений идет параллельно с процессом возрастания власти великого князя Московского и царя всея Руси, с установлением самодержавия в России.

С 50-60-х годов XVII века установилась практика докладов царю начальниками важнейших приказов. Так, в 1669 г. по понедельникам царю докладывали начальники Разрядного и Посольского приказов, по вторникам - Большой казны и Большого прихода, по средам - Казанского и Поместного и

т. п. Свидетельством возросшей власти царя к середине XVII в. явилось создание Приказа тайных дел (см.: Носова, 2000).

Приказная система с ее централизацией и бюрократизмом, бумажным делопроизводством и бесконтрольностью порождала волокиту, злоупотребления и взяточничество. К концу века приказная система пришла в упадок; ее заменила более прогрессивная система управления - коллегиальная (там же..., 2000).

Быстро возраставшие потребности молодого, мощного государства «сказались, в первую очередь, на формировании государственно-законодательного стиля, которым пользовались в уставах и уложениях, развитии так называемого «приказного языка», применявшегося не только в государственных и юридических актах, договорах и пр., но и в корреспонденции московского правительства, московской интеллигенции...и т. д. (см. об этом: Ефимов, 1961, с.65; Виноградов, 1978). В московском «деловом языке» была богато представлена разнообразная терминология: государственно-административная, судебная, торговая и т. п.» (Горшков, 1969, с. 102; Мягкова, 1994).

Для изучения лексики государственного управления русского языка XIV—XVII вв. несомненный интерес представляют материалы Судебников Ивана III (1497 г.) и Ивана IV (1550 г.), Соборного Уложения (1649 г.), светские (договорные, уставные, жалованные, правые, опасные, отводные, служилые и др.) грамоты Московской Руси, а также лексикографические издания, фиксирующие словарный состав анализируемой эпохи (прежде всего, Материалы для словаря древнерусского языка И.И.Срезневского и Словарь русского языка XI-XVII вв.) и позволяющие выделить следующие тематические группы в формирующейся лексико-семантической системе государственного управления:

1) наименования органов (учреждений и их служащих)

административно-государственного управления (высших, судебных,

дипломатических, финансовых, военных, дворцовых, местных);

2) наименования мероприятий, проводимых лицами и органами государственного управления;

3) названия государственных документов и их видов;

4) наименования, связанные с сословным делением государства;

5) обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления;

6) обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц;

7) наименования пошлин и поборов, устанавливаемых органами государственной власти;

8) наименования объектов государственного управления;

8) наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением.

Среди наименований органов и учреждений административногосударственного управления можно выделить обозначения:

а) высших государственных учреждений и их служащих [ср.: приказъ - «учреждение, имевшее в своем ведении какой-либо круг государственных дел, какую-либо область дворцового хозяйства или ведавшее отдельными областями государства» (СРЯ XI-XVII, вып.19, с.168-169), полата - «Верховная царская дума; государственный совет» (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.193-194), сенатъ - «верховное правящее учреждение светской власти, совет, сенат» (СРЯ XI-XVII, вып.24, с.62-63), полата думная - «место заседания государственного совета» (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.193-194), изба - «государственное управление, ведавшее различными хозяйственными и административными делами» (СРЯ XI-XVII, вып.6, с.92-92), сенаторъ, боярин - «высший служебный чин в Русском государстве 15-17 вв.» (МСДРЯ, т.1, с. 160-161), окольничий - «второй по значению после боярина чин в Боярской думе Русского централизованного государства конца 15- начала 18 века» ^СРЯ XI-XVII, вып.12, с. 334), канцелярия, парламент, Боярская дума, Земский собор и др.].

б) дворцовых государственных учреждений [ср.: путь - «ведомство в составе дворцового хозяйства» (СРЯ XI-XVII, вып.21, с.66-67), Дворцовый приказ, ключникъ, кравчий (кравчей) - «почетная придворная должность» (обычно стоял за стулом государя во время торжественных обедов и прислуживал государю) (СРЯ XI-XVII, вып.7, с.402-403), покоевый дворянин, постельничий, спальник и др.], которые ведают дворцовой (царской) сферой государственного управления. Следует отметить, что данная группа

наименований в формирующейся лексико-семантической системе

государственного управления становится менее важной.

в) судебных учреждений, органов судебного делопроизводства и видов

их деятельности [ср.: земский приказъ (дворъ) - «один из приказов, ведавший управлением Москвы, сбором налогов, судом по уголовным и гражданским делам» (СРЯ XI-XVII, вып.19, с.168-169), полатный судъ - «высшее судебное законодательство», судья (земский, волостной, посадский,

мирской); встречный судъ, приставъ, исправа, всчинати (восчинати),

вершити взыскание, наносити вину, наносити судъ и др.].

д) финансовых государственных учреждений [ср.: Приказъ Большой казны (СРЯ XI-XVII, вып.19, с.169), Большой приказъ (СРЯ XI-XVII, вып.19, с.169) и др.].

г) органов дипломатического характера и проводимых ими мероприятий [ср.: посольский приказъ - «учреждение, ведавшее сношениями с иностранными государствами» (СРЯ XI-XVII, вып.19, с.168-169), посольная (посольская) полата (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.193-194), ответные люди (бояре)- «лица, назначенные для переговоров с иностранными послами» (МСДРЯ, т.1, с. 160-161), идти (ходити, посылати, быти) на посольство, въ посольствi - «идти в качестве послов» (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.205-206), правити посольство, принимати и отдавати послов, консул, посольщикъ, присыльщикъ, присыльникъ и др.].

д) учреждений и лиц, связанных с военной службой [ср.: Оружейная полата - «центральное учреждение в Русском государстве 16-17 вв., ведавшее изготовлением, закупкой и хранением оружия (оружейной казны)» (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.193-194), полкъ сторожевой, полковникъ и др.].

Безусловно, период объединения и дальнейшего развития Московского государства требовал напряжения военных сил страны, что «вызвало к жизни образование значительного контингента лиц, профессионально посвятивших себя государственной военной службе» (см. об этом: Дьяконов, 1907, с.32), и в соответствии с этим выделение как самостоятельных высших государственных учреждений и учреждений, связанных с военной службой.

е) органов местного управления [ср.: воевода - «лицо, представляющее высшую власть на местах» (СРЯ XI-XVII, вып.2, с.261), городовой приказчик - «лицо в городе, уполномоченное контролировать деятельность органов наместнического управления, в частности, законность арестов, произведенных местными властями» (СРЯ XI -XVII, вып.19, с.172), рассыльщикъ городовой - «должностное лицо, состоящее в ведении городских властей и посылаемое с поручениями в отъезд» (СРЯ XI-XVII, вып.22, с.75), староста волостной (СРЯ XI-XVII, вып.28, с.13) и др.], встроенных в жесткую вертикаль государственной власти, что соответствовало процессу централизации системы управления в Российском государстве.

Высший слой «служилых людей» в XIV - XV веках формировался в рамках института, который назывался Государев двор (подобие единого госаппарата, а затем объединение высших государственных служащих)....Он делился на чины: думные (члены Боярской думы), высшие придворные чины (дворецкие, казначеи, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие дворяне», дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (см. об этом: Кузнецова, 2009, с.31). Причем, число думных людей в Москве весьма непостоянно и имеет явную наклонность к возрастанию к концу периода. По сохранившимся спискам в год смерти Василия Темного осталось 5 бояр и 1 окольничий (из шести - 2 титулованных); у Грозного в 1553 г. числилось 32 боярина, при Борисе Годунове их числилось до 30, в Смуту - до 47, при Алексее Михайловиче - 59 и при Федоре - 167 (Дьяконов, 1907).

Как видно, в Московском государстве идет активный процесс образования системы государственных органов, способных выпонять различные государственные функции.

Важную для исследования лексики государственного управления русского языка периода становления и функционирования Московского государства группу словесных знаков образуют наименования мероприятий, проводимых лицами и органами государственного управления [ср.: служба - «служение, работа; исполнение обязанностей, выполнение службы в пользу государства; государственная служба» (СРЯ XI-XVII, вып.25, с. 121-122), правителъствовати, служивати, служити - «выполнять обязанности и повинности в пользу государства, нести службу» (СРЯ XI-XVII, вып.25, с.134-135); местничество - «система феодальной иерархии в Русском государстве 15-17 вв., которая регулировала служебные отношения между членами служилых фамилий на военно-административной службе и при дворе в зависимости от происхождения человека и служебной карьеры его и предков» (СРЯ XI-XVII, вып.9, с.111) и др.].

Настоящее исследование показало, что значительному расширению подверглась группа словесных знаков, именующая государственные документы и их виды [ср.: сказка - «документ о выполнении служебных поручений» (СРЯ XI-XVII, вып.24, с.169), отписка (отписъ, отписыванъе) - «письменный отказ, письменное сообщение» (СРЯ XI-XVII, вып.13, с.299), отписание - «письменное сообщение, донесение» (СРЯ XI-XVII, вып.13, с.298); запись - «документ, запись о каком-либо юридическом акте» (СРЯ XI- XVII, вып.5, с.266-267), записка - «документ с изложением какого-либо дела» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.265), жалоба - «документ с изложением жалобы», залог - «расписка» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.233), зарядъ - «договорная запись или обязательство с платежом за неустойку или с потерею залога» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.291-292), наказъ - «указ, письменное распоряжение» (СРЯ XI-XVII, вып.10, с.111), законодание-

«законодательство» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.220), открытое письмо - «документ, с которым правительство широко знакомит общественность» (СРЯ XI-XVII, вып.13, с.253), челобитная, кабала, ведомость, письмо, окладъ, статья, доска, крепость, списокъ, договор, вдань, листъ, память, выпись, конституция и др.], что, несомненно, обусловлено усложнением системы государственного управления Московского государства и необходимостью отражения особенностей функционирования ее составляющих.

Сформировавшиеся в период Древнерусского государства тематические группы словесных знаков, номинирующих обозначения, связанные с сословным делением государства [ср.: житийские люди (мужи)- «лица, принадлежащие к городским зажиточным сословиям, а также несущие службу при дворе князя или в уездных городах, боярские дети, дворяне» (СРЯ XI-XVII, вып.8, с.341-342), окладчикъ - «представитель служилого сословия» (СРЯ XI-XVII, вып.12, с.324), помЪщикъ - «владелец поместья» (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.18) и др.], и наименования пошлин и поборов, устанавливаемых органами государственной власти [ср.: пожилое - «установленная законодательным путем пошлина, уплачиваемая крестьянином при переходе от одного землевладельца к другому за пользование домом и дворцовыми постройками» (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.100), подати (государевы, царевы) (СРЯ XI-XVII, вып.15, с.220-221), въезжее - «побор в пользу действующего лица во время его приезда или пребывания в городах или волостях» (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.175), проторь - «налог, подать» (СРЯ XI-XVII, вып.20, с.266-267), поклонъ - «разновидность феодальных платежей» (СРЯ XI-XVII, вып.16, с.158), ногата (нагата, нагота) - «вид сбора с феодально зависимых земель» (СРЯ XI-XVII, вып.11, с.416), запросъ - «правительственный побор в виде займа» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.280), изд^лье - «подать взамен каких-либо трудовых повинностей» (СРЯ XI-XVII, вып.6, с.149) и др.], изменили свой состав, пополнив ее новыми лексическими единицами.

Увеличение территории Московского княжества в XIV-XVII вв. привело к усложнению административно-территориального деления, что, в свою очередь, привело к значительному расширению тематических группировок, включающих наименования объектов государственного

управления (ср.: правитие, властельство, воеводство, местничество

боярщина и др.) и наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением [ср.: лавничество -

«судебно-административный округ в составе уезда, волости в Юго-Западной Руси» (СРЯ XI-XVII, вып.8, с.157), присудъ - «административнотерриториальная единица в ведении суда и управления» (СРЯ XI-XVII, вып.20, с.45), станъ (СРЯ XI-XVII, вып.27, с.201), станокъ - «сельская административно-территориальная единица» (СРЯ XI-XVII, вып.27, с.201), десятина - «округ» (СРЯ XI-XVII, вып.4, с.335), осада и др.].

В XVII в. усилился государственный аппарат Московского государства, выстроилась иерархия подчиненных друг другу учреждений и чиновников. «Вместе с тем громоздкость, недостаточная определенность функций ряда учреждений, особенно приказов, отсутствие системы подготовки квалифицированных кадров снижали эффективность государственного управления, мешали развитию государства» (см. об этом: Цейтлин, Сергеев, 2003, с.15). Такая система управления с ее

«централизацией и бюрократизмом с трудом справлялась с возлагаемыми на нее функциями, порождала волокиту, злоупотребления, взяточничество» (Игнатов, 2002). Анализ словарного состава языка государственного управления анализируемой эпохи позволяет в нем выделить новые тематические группы, связанные с обозначениями отрицательных явлений в сфере государственного управления [ср.: волокита - «проволочка, судебные хлопоты» (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.6), волокитно -«медленно, хлопотно; с большими судебными издержками» (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.6), взятка - «незаконный побор, взятка» (СРЯ XI-XVII, вып.2, с.170-171), заворовати- «нарушить обязательство по отношению к государю, господину, изменить» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.158), нерадетель-«человек, не заботящийся о выполнении своих обязанностей» (СРЯ XI-XVII, вып.11, с.263), нерадство - «недисциплинированность» (СРЯ XI-XVII, вып.11, с.264), неслужба - «неисполнение служба» (СРЯ XI-XVII, вып.11, с.289), посулъ - «взятка, побор» (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.269), посулоимание - «взяточничество» (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.269), посульникъ (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.270), посульно - «с помощью взятки» (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.270), посульный (СРЯ XI-XVII, вып.17, с.270) и др.], а также с именованиями способов поощрения [ср.: верстанье - «распределение вознаграждения служилым людям по их заслугам, происхождению, чину в определенные сроки» (СРЯ XI-XVII, вып.2, с.95), выслуга - «награда за службу, заслуги» (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.249), заслуженное - «плата за службу» (СРЯ XI-XVII, вып.5, с.297), награждати - «давать денежное вознаграждение за службу, платить жалование» (СРЯ XI-XVII, вып.10, с.57), повышение (повышенье) - «перевод на более высокую должность» (СРЯ XI-XVII, вып.15, с.180), похваляти - «официально признавать чьи-либо заслуги» (СРЯ XI-XVII, вып.18, с.50) и др.] и наказания [ср.: выговор - «порицание, упрек» (СРЯ XI- XVII, вып.3, с.193-194), выговорение (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.194), выговорити (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.194); вычетъ - «выговор, порицание; удержание, вычет» (СРЯ XI-XVII, вып.3, с.274), отставка - «увольнение» (СРЯ XI-XVII, вып.14, с.34-35) и др.] должностных лиц, участвующих в управлении государством.

Значительным явлением в истории формирования изучаемого лексического разряда стало появление в русском языке данной эпохи словесного знака «государствование» (см.: СРЯ XI-XVII, вып. 24, с. 108-109), закрепившегося в XVIII веке в качестве ведущей лексической единицы и ставшего именем лексико-семантического поля.

Процесс расширения словаря сферы «Государственное управление» в русском языке в период Росссийского (Московского) централизованного государства происходит, прежде всего, за счет сильных инноваций, представленных заимствованными лексемами:

а) из западноевропейских языков, осуществляемое нередко через посредство польского языка [ср.: агент (нем. Agent) - «дипломатический представитель» (ИЭСЧ, т.1, с.27), артикул (из нем. Artikel через польск.

artykul)- «статья закона или приказа»; бургомистръ (бурмистръ,

бергомистеръ, бергоместеръ) (из нем. через польск. burgmeister) - «выборный голова городского самоуправления» (ЭСРЯ, т.1, с.54) и др.]. Ср.: «Латинские, западноевропейские струи, просачивающиеся главным образом через Польшу, Литву и Новгород, все сильнее действуют на русский литературный язык XVI - начала XVII в.» (Виноградов, 1978, с. 43).

б) из греческого языка [ср.: синклитъ (греч. олуккрто^ (Ролкр) «совет

старейшин») - «совокупность придворных, знать в Московском государстве» (СРЯ XI-XVII, вып.24, с.152), синодъ (греч. ошо5о

<< | >>
Источник: ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ. 2014

Еще по теме § 2. Особенности формирования лексики государственного управления в период Московского государства (XIV- XVII вв.):

  1. ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ, 2014
  2. §3. ЭТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ (XIV-XVI вв.)
  3. Веремейчук Андрей Леонидович. ФОРМИРОВАНИЕ КРЕАТИВНОСТИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, 2015
  4. Глава XIV НОМИНАТИВНАЯ И ЛЕКСИКО-ЭКСПРЕССИВНАЯ ФУНКЦИИ РЕЧИ
  5. ТЕМА 18 Итальянские государства XIV-ХУвв. Священная Римская империя германской нации Кризис универсалистской государственности
  6. Лекция 18 ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛЕКСИКА. ПОЭТИЧЕСКИЕ ТРОПЫ. МЕТОНИМИЯ. СТИЛИСТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКИ
  7. § 1. Аппарат государственного управления в буржуазных странах Органы государственной администрации.
  8. ГЛАВА IX СОСТОЯНИЕ ОСАДНОГО ИСКУССТВА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ С XIV ДО ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА
  9. МОСКОВСКИЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ I Н. А. БЕРДЯЕВА |
  10. 2. Судоустройство в Московском государстве (XV-XVIIee.)
  11. Раскрывая содержание понятия государство, необходимо указать основные особенности государства как особой политической реальности
  12. ГЛАВА XVII ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА ИНДИИ
  13. ГЛАВА XIV ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА ФРАНЦИИ