<<
>>

§3. Становление лексики государственного управления в период Российской Империи (XVIII -XIX вв.)

В XVIII веке в России завершается формирование абсолютизма, резко возрастает роль государства в жизни общества («происходит укрепление государственности страны» - Маркова, Федулов, 2007, с.207), и, как следствие, расширяется государственный аппарат, усложняется должностная иерархия.
Перемены в государственном строе в первой четверти XVIII века были подготовлены всем предшествующим развитием страны: ростом производительных сил в области сельского хозяйства и ремесла, становлением единого всероссийского рынка, зарождением мануфактурного производства и т. п. (Носова, 2000). Тем не менее, в силу неблагоприятных внешнеполитических условий (постоянная борьба с внешними врагами, отсутствие выхода к открытым морям) в XVII в. стала особенно сказываться отсталость Русского государства в сравнении с наиболее развитыми государствами Западной Европы, вступившими на путь капиталистического развития (Англия, Голландия, частично Франция). Система управления в анализируемую эпоху строилась «на самодержавии, крепостничестве, вотчинно-поместной собственности, сословности...» (Игнатов, 2002, с.78).

В исследуемый период происходит ликвидация Боярской Думы (1704), создание Сената (1711) (ведал вопросами правосудия, расходов казны и налогов, торговли, контроля за администрацией разных уровней), в основу комплектования которого впервые был положен принцип компетентности, выслуги и близости к царю, и коллегий (напр., Коммерц-коллегия рассматривала торговые и вексельные споры, Вотчинная коллегия - земельные споры, Мануфактур-коллегия - дела членов цехов, Камер- коллегия - финансовые правонарушения. Юстиц-коллегия была апелляционной инстанцией для нижестоящих судов, проводила для них работу по обобщению судебной практики и подбору кадров), которые отличались от приказов коллегиальным (совместным) обсуждением и решением дел, единообразием организационного устройства, делопроизводства и более четкой компетенцией. В случае нерадения членов президент коллегии должен был «вежливыми словами» напоминать им об их обязанностях, а при их непослушании сообщать Сенату; он же мог возбуждать перед Сенатом вопрос о замене того члена коллегии, который «мало разумен» (Носова, 2000). В 1722 г. для надзора за деятельностью коллегий в каждую из них был назначен прокурор, подчиненный генерал- прокурору Сената. На правах коллегий функционировал Святейший правительствующий Синод (Духовная коллегия), появление которого в управленческой иерархии свидетельствовало о ликвидации автономии церкви.

Своеобразие эпохи петровских реформ состояло в усилении органов и средств государственного контроля (надзора): была учреждена должность обер-фискала, которому подчинялись провинциал-фискалы, затем - генерального ревизора указов, генерального прокурора и обер-секретаря. Централизация военного управления завершилась созданием Адмиралтейства (1718) и Военной коллегии (1719).

В 1722 году выходит «Табель о рангах», которая сформулировала новую бюрократическую (вместо аристократической) систему чинов и должностей, уравняла гражданскую службу с военной и юридически оформила статус правящего класса. Реформа местного управления привела к сосредоточению финансовых и административных полномочий в руках нескольких губернаторов (представителей центральной власти) и и к созданию на местах разветвленной иерархической сети бюрократических учреждений с большим штатом чиновников: прежняя система «приказ - уезд» была удвоена: «приказ (или канцелярия) - губерния - провинция - уезд» (подробнее об этом см.: Маркова, Федулов, 2007, с.118-119).

В городах сформировались органы самоуправления: посадские сходы, магистраты - и юридически стало оформляться городское сословие (гильдии регулярных граждан и «подлых» людей), которым управлял Г лавный магистрат.

В целях укрепления своих позиций отдельные российские монархи XVIII в. подкрепляли свою политику по примеру ряда западноевропейских монархов ссылками на передовую буржуазную философию (естественного права, просвещения), стремились представить себя в глазах зарубежной, а также зарождавшейся в России дворянской общественности «просвещенными монархами». Второстепенная государственная функция руководства наукой, просвещением, благотворительностью и воспитанием приобретала большое значение. Так, государственное управление Петра I носило характер «просвещенного абсолютизма»: опираясь на философию естественного права, Петр I все свои действия оправдывал «всенародными пользой и нуждами». Стремление вывести страну из отсталости привело к подготовке кадров для экономики и культуры за границей, созданию некоторых учебных заведений (Петром I было подготовлено открытие Академии Наук (1725) (см.: Носова, 2000).

Однако «просвещенный абсолютизм» Петра I сочетался с усилением карательного аппарата. Полицейская регламентация, тесно связанная с жестокостью наказаний, пронизывала все стороны деятельности бюрократического аппарата. К существовавшим по «Соборному Уложению» (1649) шестидесяти видам смертной казни «Воинские артикулы» (1716) добавили еще тринадцать (в том числе за «сопротивление начальству»): расстрел, казнь по жребию, вырывание ноздрей, языка и клеймение; новым видом ссылки была отправка на галеры (каторгу).

В первой четверти XVIII века (в период длительной Северной войны (1700-1721), народных волнений и восстаний) характерным было применение к гражданским лицам военно-уголовных законов.

Усложнение задач административных органов и учреждений вызвало создание самостоятельных органов полиции: генерал-полицеймейстера в Петербурге, обер-полицеймейстера в Москве, на которые возлагалась охрана порядка, спокойствия и безопасности, ловля беглых, продовольственные мероприятия, вопросы городского благоустройства и т. п. В своей деятельности эти органы опирались на старост улиц и десятских.

В новых исторических условиях старая система местных учреждений и должностных лиц с отсутствием единообразия в территориальном делении и органах управления, ведомственной пестротой, неопределенностью функций перестала удовлетворять. Аппарат воевод и губных старост не мог быстро и решительно бороться с различными проявлениями народного недовольства, взыскивать налоги, осуществлять наборы в армию, проводить предписанные из центра преобразования. Указом 18 декабря 1708 года «для всенародной пользы», были создано 8 губерний, которыми управляли губернаторы (генерал-губернаторы), назначенные из наиболее видных государственных деятелей и получившие чрезвычайные административные, полицейские, финансовые и судебные полномочия. Ближайшими помощниками губернатора являлись вице-губернатор, ландрихтер, обер-комендант, обер- комиссар и обер-провиантмейстер. Каждая губерния включала сложившиеся в XVII в. уезды, во главе которых вместо воевод с 1710 года стояли коменданты. Между всеми чиновниками существовало четкое разделение полномочий и бюрократическая соподчиненность. В мае 1719 г. территория каждой губернии (всего к этому времени существовало 11 губерний) была разделена на несколько провинций

Почти одновременно с местной реформой в 1719 году была проведена судебная реформа (1720), по которой была сделана попытка отделить суд от администрации путем создания двух самостоятельных судебных инстанций; нижних (провинциальных и городовых) и надворных судов. Несмотря на создание местных органов отдельных коллегий и провозглашенное отделение суда от администрации, губернаторы и воеводы активно вмешивались в деятельность местных органов ведомств и судов.

По справедливому утверждению ученых, петровские преобразования первой четверти XVIII века заложили основы превращения «государевой» службы в государственную (подробнее об этом см.: Вицын, 1855; Амелина, 1995; Кузнецова, 2009 и др.). Как показало исследование, государственное управление к XVIII веку становится особой сферой профессиональной деятельности и приобретает совершенно новые черты, во многом обусловленные происходящими в стране общественно-политическими преобразованиями.

Во второй половине XVIII века в России активизировались процессы, направленные на приспособление феодальной абсолютной монархии к начинающим объективно преобладать в обществе новым капиталистическим отношениям. Идеологической основой этих процессов стало Просвещение, тесно связанное с формированием нового человеческого типа - самостоятельной, рассудительной, деятельной личности, критически относящейся к авторитетам, во всем привыкшей полагаться на свои силы. Особое внимание просветителей привлекала перестройка общества на новых началах. Во главе государства, считали они, должен стоять просвещенный монарх, основная задача которого - создание царства разума, т.е. общества, основанного на буржуазных ценностях: гражданское равенство, свобода личности и ее хозяйственной деятельности, неприкосновенность частной собственности и пр. (Носова, 2000). Именно таким монархом стремилась стать в глазах Европы Екатерина II, с правлением которой традиционно связывают политику просвещенного абсолютизма в России. Значительное внимание в этот период уделялось развитию системы образования: создавались воспитательные дома, институты для девиц, кадетские корпуса, а в 80-е годы при организации губернских и уездных народных училищ был провозглашен принцип бессословного обучения.

В царствование Екатерины II роль центральных органов государственного управления постепенно была сведена к общему руководству и наблюдению, основные вопросы управления стали решаться на местах. В 1766 году был издан манифест о созыве «Комиссии для составления нового уложения», в которой должны были быть представлены выборные депутаты от всех сословий. Депутаты навсегда освобождались от смертной казни, телесных наказаний, конфискации имущества.

Модернизация в области управления в исследуемый период, направленная на создание особого регулярного государства, в котором монархическая власть с помощью развитого законотворчества осуществляла все функции управления, а воля монарха являлась главной движущей силой прогресса, привела к значительному расширению роли государства и усилению его контрольных функций (Маркова, Федулов, 2007, с.128).

Общественные трансформации, превратившие русское государство «в обширную и могучую империю, развивавшую свои государственные и административно-финансовые структуры» (Смирнова, 2009, с.16), повлияли на дальнейшее развитие лексики тематической сферы «Государственное управление». К XVIII веку складываются основы новой системы национального русского литературного языка, что было связано с ослаблением влияния церковно-славянского языка и развитием литературного языка демократического типа, опирающегося на традиции делового языка Москвы. Происходит дальнейшее сближение и постепенное слияние делового языка с литературным языком: деловой язык перестает существовать как особая разновидность письменного языка и включается в единую систему литературного языка с его функциональными разновидностями (об этом см.: Горшков, 1969, с.148; Шкляревский, 1967; Виноградов, 1978, с.32; Ларин, 2005, с.355; Камчатнов, 2005, с.259 и др.). Ср.: «Деловой язык, выработавшийся преимущественно на материале юридических актов и договоров, затем стал употребляться значительно шире, на нем писались мемуары, исторические и географические сочинения, учебники, руководства по ведению хозяйства» (Виноградов, 1955, с.433); ср. также: «...русский язык XVIII века характеризуется усилением значения государственного, приказного языка, расширением сферы его влияния» (Виноградов, 1978, с.31).

Анализ деловых (юридических) документов (ср., напр., «Указ об утверждении правительствующего Сената и о персональном его составе», «Указ о фискалах и о их должности и действии», «Указ об установлении должности прокуроров в надворных судах и о пределах компетенции надворных судов в делах по доносам фискальским и прочих людей», «Указ о должности генерал-прокурора», «Указ о должности Сената», «Табель о рангах» и др.), а также лексикографических изданий (в первую очередь,

Словаря Академии Российской и Словаря русского языка XVIII века), фиксирующих словарный состав языка эпохи Российской Империи, позволяет говорить о том, что в этот период были заложены основы лексики государственного управления как особой лексико-семантической системы, имеющей полевую структуру и организованной по ядерно-периферийному принципу.

Именем рассматриваемого лексико-семантического поля (центральным его понятием) является закрепившаяся в русском языке ХVIII века лексема «государствование» (и ее синонимическое обозначение «управление государством»), семантика которой представлена набором обязательных сем, которые могут быть как основными, так и производными. В числе обязательных основных сем имени рассматриваемого поля выделяются следующие: «связанный с управлением государством», «относящийся к государству», «принадлежащий/ свойственный государю». В числе обязательных производных сем в семантике имени ЛСП «Государственное управление» представлены семы «связанный с деятельностью высших органов власти и управления», «связанный со сферой финансового управления», «относящийся к сфере судебного производства», «связанный с военным управлением», «относящийся к дипломатическому управлению», «связанный со сферой обеспечения порядка», «связанный с деятельностью органов местного управления».

В составе ЛСП «Государственное управление» присутствует целый ряд тематических групп, основными из которых являются следующие:

1) обозначения органов власти и управления (наименования высших органов государственной власти и высших руководящих лиц, органов исполнительной, законодательной и судебной власти власти, органов местного управления);

2) обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления: а) обозначения организационной подсистемы государственного управления и ее особенностей, б) наименования нормативно-правовой подсистемы государственного управления, в) наименования кадровой подсистемы государственного управления, г) номинации коммуникативной подсистемы государственного управления;

3) наименования мероприятий, проводимых лицами и органами государственного управления;

4) названия государственных документов и их видов;

5) наименования, связанные с сословным делением государства;

6) обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления;

7) обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц;

8) наименования пошлин и поборов, устанавливаемых органами государственной власти;

9) наименования объектов государственного управления;

10) наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением.

Исследования показали, что ЛСП «Государственное управление» в русском языке XVIII в. включает ядро, центральную часть и периферию.

К ядерной части исследуемого ЛСП относятся словесные единицы, для которых характерны высокая частотность в управленческо-приказной документации анализируемого периода и понятийная значимость для сферы государственного управления, тесные логические связи с именем поля — лексемой «государствование», максимальная обобщенность значения и семантическая содержательность.

Соответствующие характеристики свойственны, прежде всего, лексическим единицам, входящим в состав ТГ «Обозначения органов государственной власти и управления», среди которых можно выделить целый ряд тематических подгрупп.

Подгруппа «Обозначения высших органов власти [ср.: Сенат (1711 г. - высший распорядительный, судебный и законосовещательный орган, занимающийся вопросами правосудия, расходами казны и налогами, торговлей, контролем за администрацией разных уровней), Верховный тайный совет, Императорский совет, Кабинет министров (Кабинет), Конференция при Высочайшем Дворе (Конференция) - 1756 г., Совет при Высочайшем Дворе и др.] и высших руководящих лиц» (ср.: царь, император, императрица, сенатор, канцлер, президент, генерал-прокурор, вице-канцлер (подканцлер) и др.).

Безусловно, создание системы коллегий завершило процесс централизации и бюрократизации государственного аппарата. Четкое распределение ведомственных функций, разграничение сфер государственного управления и компетенции, единые нормы деятельности, сосредоточение управления финансами в едином учреждении — все это существенно отличало новый аппарат от приказной системы (Маркова, 2009, с. 116).

Подгруппа «Наименования исполнительных органов государственного управления», среди которых выделяются номинации т.н. «первейших» органов управления, ведавших дипломатическими и военными делами (ср.: Иностранная коллегия, Военная коллегия, Адмиралтейская коллегия, генерал- майор, генерал-фельдмаршал и др.), номинации органов управления экономической сферой, а именно: тяжелой и легкой промышленностью, внешней торговлей (ср.: Берг-коллегия, Мануфактур-коллегия, Коммерц- коллегия и др.), номинации органов управления, ведавших финансовой сферой: сбором налогов, расходами и др. (ср.: Камер-коллегия, Штатс- коллегия, Ревизион-коллегия, Приказ Большой казны, Коммерц-коллегия, Коммерц-контора и др.),обозначения органов дворцового (придворного) управления (ср.: Приказ Дворцовый и др.), обозначения органов церковного управления (ср.: Синод, Патриарший Приказ, обер-прокурор Синода и др.), ставших «важной частью государственного аппарата и оказывавших огромное влияние на государственные дела» (Игнатов, 2002, с. 75; Макаров, 2000), наименования надзорных органов (или органов обеспечения порядка)

(ср.: Тайная канцелярия, обер-полицмейстер, полиция, полицмейстер (обер- комендант), городовой, городничий, жандарм, пристав, квартальный (квартальный надзиратель), ратман, квартальный порутчик, ландмилии, генерал-полицмейстер, фискал и др.): «Достаточно большой состав

лексических единиц в данной подгруппе свидетельствует об осуществлении процесса полицеизации государственного управления России XVIII века» (об этом см.: Игнатов, 2002; Маркова, Федулов, 2007; Исаев, 1996), подгруппа «Наименования законодательных и судебных органов государственного управления» (ср.: Юстиц- коллегия, прокурор и др.), «Номинации органов местного управления (ср.: бургомистерство, магистрат, земская изба, ратуша, штатс-контора (рентмейстерство), воеводская канцелярия, губернское правление, ратуша, управа, воевода (воевода уездный, воевода губернский), губернатор, вице-губернатор, генерал-губернатор, бюргермейстер, земский комиссар и др.). Подобная классификация подтверждает факт разграниченичения «функций центрального и местного аппаратов управления, а также осуществления разделения трех ветвей власти: законодательной, исполнительной и судебной» (Маркова, Федулов. 2007, с.129; Анисимов,1989).

По верному утвержению В.Г. Игнатова, «преобразования государственного управления, осуществленные Петром I, имели важное значение для России. Созданные им институты государственной власти просуществовали более двух веков» (Игнатов, 2002, с. 68; Анисимов, 1989; Поташева, 1995). Безусловно, «новая государственная машина в целом работала гораздо эффективнее старой. Но в нее была заложена «мина замедленного действия» — отечественная бюрократия,... когда чиновник не ответствен ни перед кем, кроме своего начальника» (Маркова, Федулов, 2007, с.124; Ключевский, 1989, с.273).

Центральная (основная) часть исследуемого ЛСП представлена лексическими единицами, обладающими достаточно высокой частотностью в управленческо-приказной документации анализируемого периода и

понятийная значимостью для сферы государственного управления; вполне ясными и определенными семантическими и ассоциативными связями с центральным понятием (именем поля); детализированностью семантики и меньшей степенью ее обобщенности; способностью развивать и конкретизировать основные смыслы, намеченные в ядре и словообразовательной продуктивностью. В центральную часть ЛСП государственного управления входят словесные знаки новой ТГ «Обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления», представленной следующими подгруппами: «Обозначения организационной подсистемы государственного управления и ее особенностей» (ср.: государствование, монаршенствование,

руководство/руководителъство и др.), «Наименования нормативно-правовой подсистемы государственного управления» (ср.: администрировать,

правление, предписание, служба и др.), «Наименования кадровой подсистемы государственного управления» (ср.: администрация, чиновник,

государственный чины и др.) (как известно, кадровый состав подбирался на основе дворянского происхождения и способностей), «Номинации коммуникативной подсистемы государственного управления» (ср.: соборище, собрание, съ^зд, чинособрание, ассамблея и др.), а также известных ранее в анализируемой сфере ТГ «Наименования мероприятий, проводимых лицами и органами государственного управления» [ср.: монаршествовать, министерствовать, администрировать, правление, предписание, взыскание, присуждение, государствовать; вступление на престолъ; управлять государством, представить въ чинъ; отстать отъ места, от должности - «покинуть место, должность» (САР, ч. V, с.800); пристроить кого къ месту, приносить жалобу и др.], ТГ «Названия государственных документов и их видов», представленной следующими подгруппами: «Документы, направляемые от нижестоящих учреждений (лиц) к вышестоящим» (ср.: ведомость, доношение, известие, представление, рапорт, реляция и др.); «Документы, направляемые от вышестоящих

учреждений (лиц) к нижестоящим» (ср.: рескрипт, указ, декрет, декларация, закон, манифест, определение, резолюция, постановление, установление, учреждение и др.); «Документы, направляемые в равные по рангу учреждения» (ср.: память, промемория и др.); «Документы общего

характера» (ср.: абшид, артикул, билет, выписка, грамота, диплом, кабала, квитанция, контракт, крепость, опись, ордер, паспорт, пас, патент, покормежная, пропуск, расписка, реестр, реверс, регистратура, роспись, сказка, табель и др.); «Наименования нормативных актов инструктивного характера» (ср.: инструкция, наказ, положение, регламент, регула, устав, правило, наставление и др.), ТГ «Обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления» (ср.: нагреть руки на должности, смотреть на свою пользу, выгоду; ослушание, законопреступник, прослуга; мзда, мздовоздаю, мздовоздаяние, мздовоздатель, мздоимец, мздоимщик, мздоимство, мздоимственный, мздолюбец, кляузник, кляуза, взятчик, взяткобратель, взятколюбный, взяткохват, взяткохватство, взятовщик, взяток, взяточник; лихоимание, лихоимство, лихвоимство, лихоимец, лихвоимец, лихоимный, лихоимственный, лихоимание, лихоимение, лихоимствовать, лихоимствовати; крючкотворец, крючкодей, крючкотворствовать и др.) и ТГ «Обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц» (ср.: строгий выговор, освобождать (от должности), отставка, отставить, наказание, конфискация, высечь, колесовать, взыскание и др.).

Проведенные исследования показали, что периферия исследуемого ЛСП состоит из разнородных элементов, для которых характерны следующие признаки: более слабые ассоциативные связи с центральным понятием (именем поля), семантическая зависимость от контекста, принадлежность к другим ЛСП.

Среди тематических групп, составляющих периферийную зонуЛСП государственного управления, можно выделить ТГ «Наименования, связанные с сословным делением государства» (ср.: дворянство, дворянин,

мещанство, купечество, граф, князь, служилый человек, посадский человек, духовенство, шляхетство, государственные крестьяне, удельные крестьяне, тяглые крестьяне, крепостные крестьяне и др.), ТГ «Наименования пошлин и поборов, устанавливаемых органами государственной власти (ср.: акциз, барщина, подушная подать и др.), «Наименования объектов государственного управления» (ср.: целостность империи, власть монарха, укрепление государственного строя, наука и просвещение и др.) и ТГ «Наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением» (ср.: губерния, провинция, дистрикты, уезд, город, пригородок, волость, область, округ и др.). Ср.: «Крупнейшей административной реформой местного управления,

отраженной в Указе «Об учреждении губерний и о росписи к ним городов» от 18 декабря 1708 г. и укрепившей власть помещиков на местах, было создание губерний (во главе с губернаторами)... В соответствии со второй реформой местного управления губернии делились на провинции, во главе которых были поставлены воеводы. Провинции делились на округа — дистрикты, куда камер-коллегия назначала земских комиссаров» (Игнатов, 2002, с.67). Реформа местного управления привела не только к сосредоточению финансовых и административных полномочий в руках нескольких губернаторов — представителей центральной власти, но и к созданию на местах разветвленной иерархической сети бюрократических учреждений с большим штатом чиновников (Маркова, 2009, с.119).

Весьма значимым явлением в развитии анализируемого пласта в русском языке в исследуемый период является оформление двух важных подсистем лексики государственного управления: «Политико

административное управление» и «Экономическое управление», которые своими корнями уходят в период Древнерусского государства, и зарождение основ подсферы «Социальное управление», направленной на воспитание человека и обеспечение ему достойного существования, а также развитие науки, просвещения и благотворительности. Отмеченный факт был обусловлен возрастананием значимости в XVIII веке государственной функции руководства наукой, просвещением, благотворительностью и воспитанием.

Исследования языка данной эпохи позволяют говорить об активизации целого ряда процессов в лексико-семантическом поле государственного управления, связанных, прежде всего, с появлением различного рода инноваций и дезактуализацией лексических единиц,

широкоупотребительных в предыдущие периоды развития русского языка.

Наряду с «универсализацией лексического и фразеологического состава языка» (Ефимов, 1967, с. 93; Веселитский, 1972), в сфере лексики государственного управления активно происходит создание новых лексических единиц, прежде всего, за счет заимствований из европейских языков (Смирнов, 1910, с.365-366; Василевская, 1968; Волоскова, 1969; Колосов, 1990; Малышева, 1997; Листрова -Правда, 1986; Громова, 2004 и др.). Ср.: «Как правило, названия чинов табели о рангах были заимствованы из западноевропейских стран, прежде всего у германских княжеств» (Федосюк, 2002, с.92). Ср.: «... в XVIII веке в приказном языке, в текстах законов, уставов и наставлений, научно-технических переводов наблюдается усиленное употребление заимствованной лексики.Реформа управления вызвала появление лексики, относящейся к государственноадминистративной сфере.» (Камчатнов, 2005, с. 276; ср. также: Виноградов, 1982, с. 69-70 и др.). По мнению И.В. Шамшина, «между языками- источниками заимствования административной тематики распределяются следующим образом: германизмы (в том числе слова, вошедшие в русский язык через посредство немецкого языка) -- 43, 2 %, полонизмы (в том числе слова, вошедшие в русский язык через посредство польского языка) - 24, 1 %, латинизмы - 14 %, галлицизмы -7,9%, голландские заимствования -3,6%, грецизмы - 1, 8 %, англицизмы -1,2%, шведские заимствования -1,2%, заимствования из других языков - 3 % (Шамшин, 1998, с.25).

Анализ материала показал, что абсолютное большинство наименований понятий и явлений государственной службы и управления Российской Империи заимствовалось, в первую очередь, из немецкого и французского языков, восходящих к латинским или греческим корням, а в отдельных случаях и непосредственно к латинскому языку. При этом, как справедливо указывается в научной литературе, «далеко не во всех случаях представляется возможным определить, из какого языка-источника заимствовано то или иное слово» (Крысин, 2004, с.2; Загоровская, Есаеел, 2008, с.75).

Многовековое германо-российское сотрудничество обусловило огромный приток заимствований из немецкого языка, среди которых выделяются, прежде всего, наименования:

1) должностей государственной гражданской и придворной службы [ср.: берг-рат (горный советник) (нем. Berg+ Rat «совет, орган управления»)- «чиновник Берг-коллегии в 1722 - 1734 гг., соответствовал VI классу «Табели о рангах» (СЧЛ, с.30); герольдмейстер (нем. Heroldmeister < Herold герольд + Meister - распорядитель) (ТСИС, с. 193) - «высший гражданский чин, следивший за правовым статусом и родственными связями дворянского сословия, соответствовал V классу «Табели о рангах» (СЧЛ, с.26), почтмейстер (нем. Postmeister) - «чиновник, ведавший почтовой службой» (СЧЛ, с.32); маклеръ (нем. Makler) - «письменоводитель» (САР, ч. IV, с.16); ратман (нем. Ratman) - «второй член магистрата или ратуши» (САР, ч. V, с.87)), актуариус и актуарий (лат. actuarius, непоср. и через нем. Actuar, Actuarius.) - «канцелярский служитель, делопроизводитель (в коллегии, сенате и т. п.); чин 13-го и 14-го класса» (СРЯ XVIII, вып.1); гоффурьер (нем. Hoffurier) -«придворный чиновник, распределявший и отводивший жилые покои для придворных (придворный чин 8 класса по табели о рангах) (СРЯ XVIII, вып. 5); ландрихтер (нем. Landrichter) -«земский судья» (СРЯ XVIII, вып.11); камергер (нем. Kammerherr) -«один из высших придворных чинов, степенью выше камер-юнкера (по табели о рангах относился к 6-му классу)» (СРЯ XVIII, вып.9), камерир (нем. Kammerer) -«чиновник камер-конторы, ведающий сбором государственных доходов; должностное лицо, свидетельствующее приход и расход» (СРЯ XVIII, вып.9); камердинер, камер-юнкер, фельдмаршал, церемонимейстер, гитенмейстер, гофмаклер, гофъюнкер, гофштат и др.].

Особую группу подобных номинаций образуют структурно однотипные составные наименования с первыми частями обер- (нем. Ober - главный, старший, частица названий некоторых должностей, обозначающая старшинство; ср.: обер-гофмаршал, обер-камергер, обер-церемониймейстер, обер-шталмейстер), унтер- (нем. unter — под; ср.: унтер-пробирер -

«ученик пробователя»; унтер-шихтмейстер - «ученик надзирателя припасов, надзирателя лесов»), лейб- Гнем. Leib- первая часть сложных слов, означающая — придворный; ср. лейб-гвардия, лейб-компания, лейб- регимент, лейб-швардон, лейб-шитц, лейб-корпус (СРЯ XVIII, вып. 11)]; камер - (нем. Kammer комната; ср. камер-адвокат, камер-контора, камер- президент, камер-советник, камер-фискал, камер-юнкер, камер-колллегия) (СРЯ XVIII, вып.11) и второй частью - мейстер [нем. meister мастер - вторая составная часть сложных слов, названий должностей или званий с первоначальным значением «мастер», «специалист»; ср.: полицмейстер - «чиновник для наблюдения за порядком в городе» (САР, ч.^, с.966), гофмейстер (нем. Hof-meister) - «придворный чиновник, смотритель над придворным штатом (придворный чин третьего класса по табели о рангах)» (СРЯ XVIII, вып. 5); берг-мейстер (заводской судья), минц-мейстер, кухенмейстер, рекетмейстер, фелъдцехмейстер и др.] (об этом см.: Кувшинова, 2007, с. 43-47; Кузнецова, 2009, с.67-69).

2) органов государственной власти [ср.: генералитет (нем. Generalitat - (ТСИС, с.69) -«генералы; пять классов военных и гражданских чинов (по табели о рангах)» (СРЯ XVIII, вып. 5); гофрат (нем. Hofrath.) - «государственный совет; придворный советник, чин» (СРЯ XVIII, вып. 5) и др.), камер-коллегия (нем. Kammer-Collegium) -«правительственное учреждение, ведавшее денежными сборами и всеми государственными доходами (основано Петром I)» (СРЯ XVIII, вып.9)].

3) почетных титулов [ср.: граф (нем. Graf) - «почетный дворянский титул (в России введен Петром I); носитель этого титула» (СРЯ XVIII, вып.

5)].

Из французского языка в XVIII веке в русский язык пришли словесные знаки, называющие государственные учреждения и государственные должности [ср.: кабинет (фр. cabinet

<< | >>
Источник: ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ. 2014

Еще по теме §3. Становление лексики государственного управления в период Российской Империи (XVIII -XIX вв.):

  1. Глава II СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)
  2. Государственный строй России в период становления капиталистических отношений (начало XIX в.)
  3. ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ, 2014
  4. Веремейчук Андрей Леонидович. ФОРМИРОВАНИЕ КРЕАТИВНОСТИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, 2015
  5. ИЗ СВОДА ОСНОВНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
  6. Становление П.А. Сорокина как ученого, педагога и организатора науки (российский период)
  7. 1. Изменения в системе судебных органов Российской империи в период просвещенного абсолютизма
  8. Лекция 18 ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛЕКСИКА. ПОЭТИЧЕСКИЕ ТРОПЫ. МЕТОНИМИЯ. СТИЛИСТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКИ
  9. § 1. Аппарат государственного управления в буржуазных странах Органы государственной администрации.
  10. РАЗДЕЛ V Философия XVIII—XIX вв. в России