Белоруссия


Приходы РПЦ в этой стране с 1989 г. стали подчиняться Белорусскому экзархату (второе официальное наименование — Белорусская православная церковь (БПЦ) во главе с митрополитом Минским и Слуцким Филаретом (Вахромеевым).
1270 приходов экзархата объединены в 10 епархий. Разделение приходов на 10 епархий означает, что четыре области республики поделены церковными властями надвое (8 епархий), а две остались под управлением одного архиерея (столичная Минская и маленькая Могилевская). Собрание глав епархий образует управляющий орган экзархата — Священный Синод.

Религиозность населения и распространенность православия в Белоруссии увеличиваются с запада на восток Граничащие с Польшей Гродненская и Брестская области и западные части Минской и Витебской областей были оккупированы СССР в 1939 г. и стали подконтрольны влиянию советской пропаганды только в начале 1950-х гг. Поэтому в них сохранилось большое число людей, поддерживающих высокий уровень религиозной культуры. Там же находятся наиболее крупные приходы и других традиционных для Белоруссии конфессий — католиков и протестантов[489]. Вся остальная территория республики (соответственно восточная половина Минской и Витебской, Гомельская и Могилевская области) с начала 1920-х гг. была подвержена мощнейшему идеологическому давлению и массовым репрессиям[490].
Потому перед западными и восточными епархиями Белорусского экзархата стоят различные проблемы. Если в восточных епархиях основной упор делается на восстановление инфраструктуры, т.е. в первую очередь постройку и реконструкцию храмов, то на западе епископы больше озабочены уровнем образования священников, не способных конкурировать на духовной ниве с подготовленными в польских семинариях ксендзами[491]. Если в восточном Витебске кафедральный собор используется как исправительное заведение для
священников, плохо зарекомендовавших себя на приходах, то в западном Гродно архиерей считает необходимым, чтобы весь штат священников собора получил академическое образование, которое поможет в осуществлении образовательных проектов епархии.
Епископат
Белорусский епископат составляет единое целое. Все десять имеющихся архиереев обязаны своей хиротонией руководителю экзархата митрополиту Филарету (Вахромееву), у которого после смерти в 2002 г. архиепископа Могилевского Максима (Крохи) в БПЦ не осталось оппонентов. Примечательно, что, хотя более половины белорусских архиереев были в 1970—1980-е гг. насельниками ТСЛ (и многие занимали в ней средние административные посты), они, возможно под влиянием главы экзархата, воздерживаются от открытых ксенофобских заявлений и поддержки этнонационалисти- ческих и имперских группировок
Помимо митрополита Филарета, наиболее заметны в белорусском епископате следующие архиереи: архиепископы Гомельский Аристарх (Станкевич), Гродненский Артемий (Ки- щенко), Витебский Димитрий (Дроздов) и епископ Брестский Иоанн (Хома). Аристарх и Димитрий — яркие представители «лаврского монашества» — корпорации бывших насельников ТСЛ. «Лаврских», занявших высокие посты в церковной иерархии, отличает умение и желание заниматься экстенсивным «возрождением Православия», понимаемым ими как энергичное строительство и реставрация храмов.
Эти архиереи находят общий язык и с местными властями, на которых патриотическая риторика и внушительный вид прошедших монашескую школу священнослужителей производят неизгладимое впечатление.
Епископ Артемий, наоборот, являет собой характерный пример выпускника Ленинградских духовных школ, служив
шего приходским целибатным священником вплоть до своей хиротонии во епископа. Инициатор создания первой в Белоруссии воскресной школы, он был и остается преподавателем богословского факультета Европейского гуманитарного университета. В своей деятельности в качестве архиерея упирает на образование и катехизацию.
Епископ Иоанн (Хома) в течение 1990-х гг. занимал пост ключевого администратора экзархата, контролировавшего все, что касалось Минской епархии. Пока не понятно, сохранил ли он свое влияние, получив назначение на дальнюю (по масштабам республики), но вторую по количеству приходов Брестскую кафедру.
Особенности православной инфраструктуры
Наиболее крупным образовательным центром экзархата является Минская духовная академия и семинария. Она расположена на территории крупнейшего в Белоруссии мужского монастыря в с. Жировицы Слонимского района Гродненской области (в просторечии —Жировицы) и насчитывает около 300 учащихся. Важную роль для всей Церкви имеет богословский факультет Европейского гуманитарного университета в Минске (около 100 студентов). Факультет дает хорошее богословское образование и знание иностранных языков и готовит потенциальных референтов, переводчиков и преподавателей для экзархата.
Экзархат отличает развитость церковных СМИ. Почти каждая епархия (или группа активистов в ней) издает регулярную газету. И почти все газеты весьма приличного (по меркам церковной прессы) качества. Наиболее заметен в печатном деле издательский центр братства «Трех Виленских Мучеников» при Свято-Петропавловской церкви г. Минска. Духовником братства и главным редактором всей выпускаемой периодики является настоятель храма протоиерей Георгий Латушко.

Фактически братство исполняет функции издательского отдела всего экзархата.
В советский период монашество в Белоруссии ограничивалось рамками Жировиц и некоторым числом монашествующих на приходах. Большинство лиц с монашеским настроем добивались пострига за пределами республики, особенно популярна в этом плане была ТСЛ, где и сейчас монахи-белорусы составляют заметную часть насельников.
В настоящее время помимо Жировиц (центра церковной жизни для западных епархий) наиболее крупными и заметными обителями являются Свято-Никольский мужской монастырь (Гомель), а также три женских — Спасо-Евфросини- евский (Полоцк), Свято-Никольский (Могилев, исполняет функции епархиального центра и резиденции архиепископа), Свято-Тихвинский (Гомель, в здании епархиального управления).
Проблемы языка: автокефалисты и русофилы
Для экзархата, расположенного на территории самостоятельного государства, проблема языка весьма существенна. Практически все городское население (и, вероятно, подавляющее большинство крестьян) очень хорошо говорит по- русски, смотрит российское TV и предпочитает песни российских поп- и рок-исполнителей белорусским. Однако значительная часть жителей западных областей, считающая белорусский язык родным, а также вышедшая из этой среды интеллигенция, видящая в нем основное средство борьбы с русификацией и протестующая тем самым против неевропейского выбора политических властей страны, предпочитают использовать белорусский.
В Церкви эта ситуация становится особенно острой, поскольку большинство священников и часть епископов родом из сельских районов Западной Белоруссии. Белорусский язык для них родной, и они считают, что «неважно, на каком языке
проповедь, у нас тут одинаково хорошо говорят на обоих»[492]. Мнение это, увы, ошибочно. Об этом свидетельствуют и инциденты в восточных епархиях, когда старушки просили заменить служащих по-белорусски батюшек, и, может быть, главное — данные о раскупаемости русской и белорусской версий православного календаря. Сравнение, конечно, не в пользу последней.
В результате этого сложного процесса белорусизации верующих в настоящее время сложилась следующая ситуация. Службы повсеместно ведутся на церковно-славянском языке. Проповеди произносятся на русском языке в восточных областях (за исключением некоторых сельских приходов) и на белорусском в западных. Епархиальные собрания и заседания православной общественности проходят на двух языках с преобладанием белорусского.
Вопрос о языке очень важен для скрытой и хорошо замаскированной автокефалистской фракции экзархата. Белорусская автокефальная православная церковь (БАПЦ) существовала на оккупированной немцами территории в 1943— 1944 гг. И хотя она была крайне неохотно создана тогдашними архиереями под сильнейшим давлением местных националистов и немецких властей, ее призрак по-прежнему тревожит некоторую часть духовенства, в том числе занимающего достаточно высокие посты.
В начале 1990-х гг. приобретение Белоруссией реальной независимости вызвало очевидный рост подобных настроений, которые, однако, были заморожены в связи с наступлением «эпохи Лукашенко». Новая власть, декларирующая желание интегрироваться с Россией, конечно же, не стала поддерживать сепаратистские устремления в «сфере духовности». Не заинтересовал автокефализм и оппозицию, которая стремится выразить свои национально-религиозные чувства в рамках католицизма или униатства. Хотя в течение 1990-х гг.

различные группы в эмиграции, претендующие на наследие БАПЦ, пытались создавать свои приходы на территории Белоруссии, успеха они не имели. Причиной этого послужило как активное противодействие властей и Церкви, так и марги- нальность самих этих групп и их сторонников в Белоруссии[493].
Лидером проавтокефальной группы внутри самого экзархата (со всеми оговорками), или, говоря более мягко, сторонником «белорусизации» Церкви можно считать упоминавшегося выше протоиерея Георгия Латушко[494]. Однако есть в Церкви и сторонники ее активной «русификации». В основном это участники антиархиерейского движения — фундаменталисты в церковном отношении и русские националисты в политическом.
Лидером русских националистов внутри экзархата является директор центра «Православная инициатива» В. Чертович. Как и о. Георгий Латушко, он также тесно связан с церковным (в том числе издательским) бизнесом. По утверждению журналистов, расследовавших его деятельность, образованная в г. «Православная инициатива» имела монополию на продажу в Белоруссии предметов церковной утвари[495]. Кроме того,
она занималась издательскими проектами, владея в Минске магазином «Православная книга», где была и ее штаб-кварти- ра. Известность В. Чертович и его организация получили в 1999 г. после публикации 30-тысячным тиражом в государственном издательстве антисемитской книги «Война по законам подлости». Еврейские организации подали на издателей книги в суд. Епархия не стала публично открещиваться от
В.              Чертовича, хотя книга и была издана без благословения митрополита Филарета. По утверждению московского журналиста А. Щипкова, общавшегося с В. Чертовичем, «Православная инициатива» спонсирует фундаменталистские и националистические группировки внутри БПЦ. Минские журналисты, проведшие в 2002 г. тщательное расследование деятельности белорусской организации неофашистского «Русского национального единства» (сопровождавшейся многочисленными криминальными акциями, включая убийства и грабежи), утверждали, что ее сторонниками и сочувствующими были несколько человек из аппарата экзархата, включая В. Чертовича, юриста митрополии В. Ерчака и референта митрополита Филарета А. Азаренка[496].
Как и в России, часть русских националистов в Белоруссии — субъектов антиархиерейского движения, — убедившись в тщетности своих надежд на реформирование РПЦ в нужном им направлении, начали переходить в РПЦЗ. Первые двое священников Минской епархии сделали это в 2000 г., в июне 2002 г. ушли еще двое, один из которых в итоге вернулся с покаянием. Когда же перебежчики попытались зарегистрировать свою общину и, не получив сатисфакции от властей, стали жаловаться прессе, то экзархат перестал считать нужным скрывать внутренние проблемы и отлучил их от священства, сделав об этом публичное заявление[497].

Межконфессионалъные проблемы
Хотя экзархат абсолютно доминирует в масштабах Белоруссии по количеству зарегистрированных приходов, реально он находится в остроконкурентной ситуации на религиозном поле. С одной стороны, значительная часть этнического белорусского населения (в первую очередь, конечно, в западных областях) исповедует католицизм, который большинством антироссийски настроенной части населения считается национальной религией. С другой стороны, там же, в западных регионах страны, находятся сельские протестантские общины (баптисты и пятидесятники), которые наряду с городскими протестантами завоевывают все большую популярность. В целом межконфессиональную обстановку в Белоруссии можно охарактеризовать как спокойную. Однако православное духовенство, в отличие от России, ощущает, особенно от католиков, реальную угрозу своему положению.
Покойный архиепископ Могилевский Максим (Кроха) в интервью охарактеризовал ситуацию так «Католиков может быть в селе 15%, а крутятся они так, что кажется, что их все восемьдесят пять»[498]. С ним согласны и многие другие православные священнослужители, рассказывающие о «католических десантах», когда хорошо подготовленный выпускник польской семинарии приезжает на отдаленный сельский приход в сопровождении монахинь и с достаточными средствами, чтобы сразу начать ремонт и благоустройство. Практически при всех католических приходах действуют воскресные школы и крепкие общины. Одна из сотрудниц Гродненского епархиального управления говорила, что была очень удивлена размахом деятельности первоначально немногочисленной католической общины в селе, где ей пришлось прожить несколько лет. Ее поразил контраст между энергичным и деятельным ксендзом и вялым, обремененным большой семьей

местным священником. Католическая община за короткое время быстро выросла, и в нее потянулись прежде неверующие селяне, а на. сетования сотрудницы в епархиальном уп- ' равлении ей предложили написать рапорт, чтобы иметь основание перевести православного священника в другое место, что, конечно же, не решало проблемы.
Пока католическое влияние всерьез распространяется лишь на западные области Белоруссии. На востоке и в центре республики дело ограничивается созданием небольших общин. Достаточно серьезным одерживающим фактором является и желание католиков вести катехизаторскую работу только на белорусском языке. В начале 1990-х гг. несколько групп энтузиастов пытались реализовать проект возрождения греко-католической церкви в Белоруссии, однако сейчас от него осталось 11 зарегистрированных общин. В реальности их еще меньше.
Протестанты также весьма заметны в религиозной жизни страны — по количеству зарегистрированных общин они составляют две трети от числа православных. А с учетом незарегистрированных групп можно говорить о сопоставимых показателях. Как и в других странах СНГ, протестантские общины в Белоруссии довольно активны в социальном отношении.
В Гомельской и Витебской областях достаточно большое влияние имеют старообрядцы разных толков, создавшие в этих регионах около 20 общин, однако даже там они представляют чисто этнографический интерес, а в масштабах всей Белоруссии говорить об их активности не приходится.
На общенациональном уровне межконфессиональные отношения строятся как довольно активные (проводятся семинары, реализуются совместные проекты)[499], но неравноправ-

Таблица 10. Количество официально зарегистрированных общин основных религиозных конфессий в Белоруссии (1970—2003 гг.)1


2003

2002

1999

1997

1996

1994

1988

1970

Б ПЦ‘

1265

1172

1081

5

964

860

7

380

Старообрядцы

?

32

7

32

7

28

7

5

Греко-католики

7

11

13

7

7

9

~

-

РКЦ

432

405

399

7

389

330

124

100

Протестанты

7

879

00
00

664"

640

440

7

268

В том числе:
Евангельские
христиане-баптисты

268

7

7

7

192

7

7

7

Христиане веры Евангельской

492

7

7

7

332

7

7

7

Мусульмане

7

24

7

23

7

14

7

1

Иудеи

7

32

7

16

7

11

7

1

Общее число общин

2825

-

-

2120


-

842



? — общины зарегистрированы, но точная численность не известна.
‘ На 1986 г. известно о 389[500], на ноябрь 2001 г. — о 1195 зарегистрированных общинах БПЦ*.
” На 1997 г. были также зарегистрированы: Адвентисты Седьмого дня — 36, Церковь полного Евангелия — 25, Новоапостольская церковь — 17, Свидетели Иеговы и ряд более мелких конфессий — число общин от 1 до 8.

ные. Если в БПЦ митрополит позволяет своим сотрудникам участвовать в подобных проектах, но практически никогда не показывает личного к ним отношения, то со стороны католиков и протестантов это инициируют и контролируют главы конфессий.
Отношения с властями
В Белоруссии экзархат РПЦ находится в привычной с 1970-х гг. ситуации «птицы в золотой клетке». Президент страны объявляет себя «православным атеистом», что реально означает оказание публичных почестей главе экзархата, однако весьма скромную реальную помощь Церкви. В основном она сводится к выделению государственных средств на реставрацию признанных памятниками культуры храмов, а также (в основном в первой половине 1990-х гг.) к предоставлению митрополии некоторых налоговых льгот. Нестабильность этих милостей и нежелание А. Лукашенко всерьез прислушиваться к мнению Церкви очевидны[501]. В августе 2002 г. он, например, сделал неожиданное публичное заявление о возможности визита в скором будущем в страну Папы Римского, что противоречит принципиальной позиции МП по этому вопросу[502]. На местах власти достаточно сдержанно относятся ко всем инициативам РПЦ и порой противодействуют им в жесткой форме. В общем и целом экзархат скован в своих действиях, хотя и старается не говорить об этом, опасаясь ухудшения ситуации. Минский корреспондент московского еженедель
ника «Московские новости» в статье, посвященной 25-летию служению митрополита Филарета в Белоруссии, так описывает эту ситуацию:
«Митрополит Филарет вынужден терпеть и неуклюжие попытки главы государства произносить речи в церкви чуть ли не с амвона, и обязательное свое участие в протокольных мероприятиях. Последнее явно тяготит владыку. Легенда гласит, что, вернувшись в свои апартаменты и разоблачаясь после так называемого Всебелорусского Народного Собрания (массовой акции в поддержку президента), Филарет якобы вздохнул: “Раньше просто приглашали, а теперь и текст речи присылают...” Имелась в виду, понятно, речь, с которой пришлось выступить и самому владыке. Тяготит это и многих верующих. Понимая ситуацию, владыка делает все, чтобы оправдать близость к власти заботой об укреплении позиций православия в стране. В частности, по настоянию РПЦ был принят новый закон о вероисповеданиях, который явно ущемлял интересы ряда конфессий (в первую очередь протестантских). И когда правозащитные организации возмутились, тысячи верующих по просьбе православных священников пошли по домам, собирая подписи в поддержку дискриминационного закона»[503].
Хотя в октябре 2002 г. парламент действительно принял новую редакцию Закона о свободе совести, который содержал преамбулу, аналогичную российскому образцу, и признавал «особую роль православия», а также некоторых других «традиционных» религий, а 12 июня 2003 г. между БПЦ и государством был подписан официальный рамочный договор о сотрудничестве (готовившийся более четырех лет), ничего нового в них для Церкви не содержалось. Единственным отрадным явлением для экзархата является перманентная (и без всяких законов) борьба администрации Президента Белорус
сии (в лице Совета по религиозным делам во главе с С А. Абрамовым) с католическим влиянием, открытыми автокефали- стами и иностранными миссионерами различных конфессий.
' Поскольку католические приходы в результате находятся в еще более стесненных условиях, чем православные, то последние получают моральную сатисфакцию. 
<< | >>
Источник: Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы.. 2004

Еще по теме Белоруссия:

  1. ГЛАВА 3 УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, ПРИБАЛТИКА В XIV-XV ВЕКАХ
  2. 3 Освобождение от оккупантов Белоруссии и Прибалтики
  3. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ.
  4. 4.[149] ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ЛИТВЕ
  5. 2. ОККУПАЦИЯ БЕЛОРУССИИ, УКРАИНЫ И ФИНЛЯНДИИ И БОРЬБА С ОККУПАНТАМИ
  6. і A. H. Мальцев «ШИШИ» НА СМОЛЕНЩИНЕ И В БЕЛОРУССИИ В СЕРЕДИНЕ XVII в.
  7. 1. ВОССТАНОВЛЕНИЕ БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЕГО СТРОЯ НА УКРАИНЕ И В БЕЛОРУССИИ
  8. 1. НАСТУПЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОІЇСК В БЕЛОРУССИИ В МАЕ 1920 ГОДА.
  9. 4. ИЗГНАНИЕ ГЕРМАНСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ.
  10. Глава одиннадцатая ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ПСКОВЩИНЕ, УКРАИНЕ, В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ (октябрь 1918 г.— февраль 1919 г.)
  11. Составление уставных грамот. Реформа 1863 г. в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине
  12. Под ред. И. С. Кравченко. Хрестоматия по истории БССР: Кн. для учащихся: В 2-х ч. Ч. I, 1987
  13. В Эстонии
  14. Гражданские войны в Европе
  15. Подготовка
  16. Б.В.Веймарн, Б.Р.Виппер, А.А.Губер, М.В.Доброклонский, Ю.Д.Колпинский, В.Ф.Левинсон-Лессинг, А.А.Сидоров, А.Н.Тихомиров, А.Д.Чегодаев. Всеобщая история искусств. Том 2, книга первая, 1960
  17. Подготовка нашествия
  18. ПОБЕДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  19. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
  20. Была ли возможна победа