<<
>>

Центральная Азия

  В настоящее время на территории пяти государств постсоветской Центральной Азии — Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана находится около 300 приходов РПЦ, административно объединенных в четыре епархии: Астанайскую и Алмаатинскую (митрополит Мефо- дий (Немцов), Чимкентскую (архиепископ Елевферий (Коза- рез), Уральскую и Гурьевскую (архиепископ Антоний (Москаленко), Ташкентскую и Среднеазиатскую (митрополит Влади
мир (Иким)[524].
Как видно из названий, три епархии находятся на территории Республики Казахстан и с мая 2003 г. объединены в Митрополичий округ под руководством митрополита Мефодия (Немцова).
Православные приходы были образованы в Центральной Азии в период российской колонизации этих земель и интенсивной миграции этнических славян в XIX—XX вв., поэтому приходская структура распределена соответственно. В основном приходы находятся в крупных городах (преимущественно областных центрах), а также в местах компактного расселения славянских переселенцев — на железнодорожных станциях или в поселках. Поддерживающий видимое присутствие РПЦ на культурно-политическом пространстве «корсет» из храмов в районных центрах, привычный для европейской части СНГ, в Центральной Азии полностью отсутствует. Основная масса приходов резко делится на три категории — большие и в принципе многолюдные храмы в столицах государств (число прихожан на воскресной службе более сотни человек), относительно небольшие общины, действующие при храмах в областных центрах, и малолюдные, практически вымершие сельские приходы. />Зависимость православной инфраструктуры от славянского населения, в условиях непрерывной и интенсивной его реэмиграции в Россию, приюдит к тому, что по мере сокращения численности людей, считающих себя русскими, под угрозу ставится вся деятельность РПЦ в регионе. Если в конце 1980-х — первой половине 1990-х гг. наблюдался заметный рост числа приходов, открывались монастыри и учебные заведения, то уже к середине 1990-х развитие инфраструктуры остановилось. Епископы и священники, служащие в центральноазиатских епархиях, говорят о необходимости завершения
начатого — и прежде всего об окончании затянувшегося строительства духовно-административных центров РПЦ, т.е. комплексов епархиальных управлений, совмещенных с кафедральными соборами, православными образовательными учреждениями, складами и мастерскими. Они на десятилетия вперед должны будут служить православными островами в исламском океане. Эта идея была рождена митрополитом Владимиром (Икимом), который при помощи местных властей сумел возвести подобный комплекс в Бишкеке, начать и практически завершить строительство в Ташкенте, добиться поддержки своей инициативы у властей Туркменистана (правда, реального финансирования, несмотря на все обещания, он не получил) и разработать проект епархиальной резиденции в Душанбе (местные власти отказали в финансировании). В г. о намерении организовать такой же комплекс в столице Казахстана — Астане заявил и тогдашний глава епархии — архиепископ Алексий (Кутепов).
Сокращение числа прихожан серьезно сказывается на количестве и качестве духовенства. Бедная жизнь священников и их семей на подавляющем большинстве центральноазиатских приходов (особенно контрастирующая с безмятежным с материальной точки зрения существованием в советский период) толкает их на поиски «места» в России или Украине.
Просьбы о переводе подает, как правило, самая дееспособная часть священников — лучшие кадры епархий, договорившиеся уже о новой работе. Архиереи, не желая лишаться подготовленных и опытных пастырей, с середины 1990-х гг. стали отказывать им в переводе. Хотя деятельность духовных училищ в Ташкенте и Алма-Ате к концу 1990-х гг. позволила несколько сократить кадровый голод, принципиально ситуация не изменилась. Многие священники, как старые, так и молодые, желают (или втайне мечтают) перебраться куда- нибудь за пределы региона, что нередко вызывает конфликты с епархиальным руководством. По словам благочинного приходов Таджикистана протоиерея Сергия Клименко: «В
советское время закрома ломились от приношений. Сюда старались попасть семейные священники. Россия по тем временам считалась нищей по сравнению с этими местами... Сейчас Средняя Азия считается ссылкой»[525]. С ним согласен и благочинный приходов Ферганы о. Вячеслав Чеченов, обучавшийся в 1992—1993 гг. в Ташкентском ДУ: «Текучка [была] жуткая, люди, которые тогда учились, здесь не служат»[526].
Проблема с постоянной сменой священников порождает специфический привкус «временности», накладывающийся на всю современную приходскую активность в Центральной Азии. Зачастую на приходах отсутствуют даже приходские книги, по которым можно посмотреть хронологию общинной жизни или подтвердить факт церковного крещения и венчания. Нередки случаи, когда очередной священник отбывает в европейскую часть бывшего СССР, прихватив все имущество храма. Те же священники, что пока остаются в регионе, в ожидании своего будущего перемещения откровенно опускают руки и не желают проявлять малейшую инициативу — поскольку и сами они, и их прихожане могут через пару лет оказаться за тысячи километров.
В сфере межконфессиональных отношений ситуация в Центральной Азии также весьма отличается от российской. РПЦ по числу приходов составляет устойчивое меньшинство среди других христианских конфессий, хотя и пользуется покровительством центральных и региональных властей.
Освоение Центральной Азии славянами и немцами сопровождалось основанием не только православных, но и протестантских, а также католических приходов, поэтому, с точки зрения населения этих стран, все они имеют примерно равные права на существование. В условиях религиозной кон

куренции, обострившейся с начала 1990-х гг., РПЦ стала очевидным образом проигрывать. По ее мнению, это происходило из-за того, что она не могла предоставлять бесплатную гуманитарную помощь, по мнению внешних наблюдателей и представителей других конфессий, — из-за ее консерватизма (подразумевается отсутствие желания и умения вести миссионерскую и катехизаторскую работу, а также зацикленность на славянах). В результате в настоящее время только в Туркменистане, где власти силой подавили протестантские группировки, полностью запретили их деятельность, выслали из страны их священников и часть активистов, РПЦ может говорить о доминировании по сравнению с другими христианскими конфессиями. В Таджикистане и Узбекистане она проигрывает по числу прихожан и количеству приходов корейским пятидесятиическим организациям, в Казахстане, по-видимому, баптистам и католикам. По Кыргызстану РПЦ держит первенство по числу зарегистрированных приходов (с незначительным отрывом), но в целом они составляют менее 20% от зарегистрированных христианских общин.
Общей проблемой при рассмотрении религиозной ситуации в регионе остается недостаток статистических данных и недостоверность имеющихся. Систематические репрессии государств против религиозных организаций заставляют многих из них вести деятельность в подпольных и полупод- польных условиях. Часть из них боится регистрироваться, чтобы не «засветиться» перед властями, другие, особенно в Узбекистане и Туркменистане, наоборот, не могут добиться регистрации несмотря на все желание. Именно поэтому, хотя мой опыт полевых исследований в Центральной Азии в 1993—2002 гг. говорит о том, что структуры пятидесятников, баптистов и Свидетелей Иеговы в настоящее время более распространены в регионе, чем православные, имеется не так много официальных источников информации, подтверждающих эту статистику.

Казахстан
Православие в Казахстане официально признано одной из двух важнейших конфессий, наряду с исламом. Впрочем, это не дает приходам и епархиям никакой очевидной выгоды. Население страны в основной своей массе безразлично относится к религиозным конфессиям, что является и следствием массовых репрессий советской поры, и результатом традиционно более низкой религиозной культуры кочевников, составлявших еще сотню лет назад основную массу населения. Православные общины объединяют менее 10% от общего числа зарегистрированных религиозных организаций. По числу реально действующих общин они проигрывают не только мусульманам, но и некоторым христианским конфессиям.
Немногочисленные православные приходы в Казахстане разбросаны по огромной территории и живут своей жизнью, без реального контроля со стороны епархий, для которых посылать проверяющих и вызывать «на ковер» священников очень накладно. Поэтому точных сведений о деятельности и инфраструктуре епархий РПЦ в Казахстане (кроме приходской сети вокруг Алма-Аты) немного. Даже число приходов может значительно (как минимум на 10%) отличаться в разных заявлениях. На начало 2003 г., поданным известного специалиста по религиозной жизни в Казахстане к. филос н. Я. Трофимова (Караганда), в Казахстане было 222 прихода[527]. В сентябре 2003 г. новоназначенный глава Митрополичьего округа объявил, что в стране действует 240 приходов и 6 монастырей РПЦ[528]. По утверждению президента страны, при этом в Казахстане всего 170 действующих православных храмов[529].

Доступная государственная статистика числа религиозных организаций на территории страны недостоверна. Хотя государственные чиновники называют достаточно четкие цифры общего количества зарегистрированных общин (но без детальной разбивки по конфессиям), их коллеги из полугосу- дарственных научных заведений утверждают, что подобная статистика является фикцией и в стране существуют тысячи незарегистрированных религиозных объединений, в первую очередь мусульманских и «нетрадиционных». Так, например, А. Кожихов, эксперт Центра внешней политики и анализа, писал в 2001 г. со ссылкой на заведующего сектором секретариата Совета по связям с религиозными объединениями Канцелярии премьер-министра, что «сегодня в республике действует 2517 религиозных объединений. Общее число религиозных общин —4686»'. Я. Трофимов утверждает: «Совет [по связям с религиозными организациями при правительстве Казахстана] считает, что в республике их около 3 тыс., принадлежащих к 45 конфессиям. Однако по мнению автора этих строк, в республике более 5 тыс. таких объединений, принадлежащих к 62 конфессиям. При этом главное расхождение связано с подсчетом исламских общин»[530].
Имеющаяся региональная статистика показывает однозначную картину. Так, например, в Южно-Казахстанской области в 2001 г. насчитывалось 20 общин корейских пресвитериан, 13 ЕХБ (не считая других протестантских организаций) и 14 приходов РПЦ. «Православных христиан в Южном Казахстане насчитывается сегодня всего 5 тысяч человек, учитывая даже тех, кто приходит в храм по большим праздникам. Объединения протестантского толка насчитывают большее количество верующих: баптисты и корейские христианские церкви — по 5 тысяч человек, Свидетели Иеговы — около 1200 членов»[531]. В расположенной на севере страны Павлодарской области из 136 религиозных организаций 75 были мечетями, 14 — православными храмами, остальные (47) относились к другим конфессиям — преимущественно протестантским2.

В отсутствие достоверной государственной статистики наиболее полной является информация Я. Трофимова, который в течение 1990—2000-х гг. ее систематически собирал и публиковал (см. табл. 14). Сведения (кроме мусульман) даются о фактическом количестве общин.
Проблемой является получение информации о количестве приходов РПЦ в отдельных областях. Известно, что Астанай- ская и Алма-Атинская епархия объединяет приходы столицы — Астаны и восточной части страны: Алма-Атинской, Восточно-Казахстанской, Карагандинской и Павлодарской областей (всего — 102 прихода на 1.1.2002); Уральская и Гурьевская — приходы севера и запада Казахстана: Атырауской, Западно-Казахстанской, Кустанайской, Мангистауской, Севе- ро-Казахстанской областей (33 прихода на 1.1.1997); Чимкентская — приходы юга и центра: Кзыл-Ординской, Кокче- тавской, Джамбульской и Южно-Казахстанской областей (60 приходов на 1.1.1996)3.
Епархии Казахстана 7 мая 2003 г. были объединены в Митрополичий округ (orthodox.kz), главой которого был назна
чен митрополит Мефодий (Немцов), получивший титул Ас- танайского и Алма-Атинского. На этом посту он сменил архиепископа Алексия (Кутепова), который занимал Алма-Атинскую кафедру с 1990 г. и был главой административного прообраза округа — Православной межепархиальной комиссии, существовавшей с июля 1995 г. О деятельности этого административного органа не публиковалось абсолютно никакой информации, что позволяет предположить, что Комиссия являлась мертворожденным образованием.
Замена архиепископа Алексия на митрополита Мефодия означала не только удаление влиятельного кандидата на Патриарший престал из Москвы. МП, по всей видимости, решила пойти на замену архиепископа Алексия — опытного церковного чиновника, принявшего гражданство Казахстана, и близкого друга семьи президента страны —из-за его позиции в межконфессиональных вопросах.
Руководство Казахстана в течение 1990-х гг. практически не вмешивалось в деятельность религиозных организаций, что привело как к их бурному росту, так и к снижению влияния РПЦ. Для МП было особенно важно, что в Казахстане достаточно спокойно себя чувствовали католики, которые за 1990-е гг. выстроили серьезную инфраструктуру. Она насчитывает 90 общин (т.е. зарегистрированных групп с постоянным священником) и 160 «групп посещения» —локальных общин, не имеющих ни регистрации, ни священников, но в подавляющем большинстве своем обеспеченных капличками (часовнями) и молитвенными домами1. Имеется и более 115 монашеских конгрегаций (самостоятельных групп). В Поэтому в разных случаях указывается то число регистрированных групп, то все группы: Амирова А. Диалог конфессий — важный фактор укрепления стабильности в Казахстане // Сайт «Центр внешней политики и анализа» (Алма-Ата); Сквирская О. Форум католической церкви Казахстана, который проходил с 23 по 25 июня, стал первым в истории христианства в Средней Азии // Сайт «Радиоцерковь». 2000. 30.6.

Таблица 14. Количество общин основных религиозных конфессий в Казахстане (в 1989—2003 гг.)1


2003

2002

2001

2000

1999

1998

1997

1996

1995

1994

1993

1992

1991

1989

РПЦ-

233

225

224

224

224

223

199

187

179

167

133

109

87

62

РКЦ

90"

?

90

250

gt;

77

74

73

66

gt;

66

gt;

gt;

42

Лютеране

108

100

100

100

88

84

81

110

117

131

152

155

167

171

ЕХБ

378

281

268

257

249

242

141

140

130

147

162

166

168

168

ХВЕ

45

42

32

32
/>31
37

19

18

19

35

36

gt;

?

42

НАЦ

60

59

51

47

44

42

37

31

23

16

12

9

5


Пресвитериане

158

152

148

133

122

100

78

60

50

40

33

17

9


АОД[532]

106

106

103

95

89

66

47

43

36

37

38

38

38

38

СИ

131

124

117

108

101

97

52

45

27

30

33

31

29

24

Мусульмане

1652

1633

1282

¦gt;

¦gt;

1000

826

679

483

556

483

339

201

46

Бахай

23

23

22

20

19

17

16

12

Г- 12

7

5

4

2


ОСК’

17

17

19

13

9

8

8

6

6

4

4

3

2

2

Общее число общин2

3209

3016

2456

2299


2100


1503

1180

_


671


gt; — общины зарегистрированы, но точная численность не известна. РПЦ - с учетом общин РПЦЗ (с 1991 г. - 2, с 1996 г. - 3); АОД - с учетом адвентистов-реформистов (2 общины все время); ОСК- с учетом «вишнуитов» (отколовшиеся от ОСК общины, в 1995-2000 гг. от 1 до 3, с г.-5).
" Статистика по РКЦ очевидным образом не отражает существующей ситуации (см. ниже по тексту).

2003 г. глава Епископской конгрегации Казахстана архиепископ Томаш Пэта получил гражданство этой страны[533].
В 1998 г. хорошие отношения правительства Казахстана с Ватиканом были закреплены специальным соглашением о сотрудничестве. По приглашению властей страны 22— 25 сентября 2001 г. Казахстан с пастырским визитом посетил Папа Римский, а 17 мая 2003 г. РКЦ объявила о преобразовании имеющейся временной администрации (Карагандинская епархия и четыре апостольские администратуры) в полноценную митрополию[534]. Кроме того, Казахстан — единственная страна СНГ, за исключением Украины, в которой свою налаженную инфраструктуру (три общины в Павлодаре, Астане и Караганде) имеют греко-католики[535].
При этом сам архиепископ Алексий, открыто и без вражды общавшийся с католическими епископами, вызывал серьезную критику у наумовцев, которых немало среди священников епархии. Возмущенные его административно-финансовой практикой (в частности, полным изъятием денег из церковных касс в алма-атинских храмах с последующим возвращением незначительной, по их мнению, части средств), они в 1999—2000 гг. пытались на страницах фундаменталистских газет использовать обвинения в филокатолицизме, экуменизме, а также в совращении жены священника, чтобы добиться отставки архиерея[536]. Однако серьезного обществен
ного внимания этот скандал не получил, часть наумовцев подверглась репрессиям, и в целом конфликт затух.
Митрополит Мефодий, приехавший в Казахстан летом ‘ 2003 г., не настроен так миролюбиво к другим конфессиям. На Форуме мировых и традиционно-национальных религий, проведенном по инициативе президента Казахстана 23— 25 сентября 2003 г. и собравшем достаточно представительный круг религиозных лидеров, он выступил с резкой речью против «нетрадиционных» конфессий и миссионеров[537]. Несколько его публичных выступлений и статей после Форума были посвящены той же тематике.
Кыргызстан
На декабрь 2003 г. в Кыргызстане существовало 42 прихода Среднеазиатской епархии РПЦ и служили 35 священников[538]. В отличие от почти всех стран региона (кроме С еверного Казахстана) в Кыргызстане большинство приходов находится в селах, которые основывали крестьяне-переселенцы из европейской части Российской Империи. В основном приходы находятся вокруг столицы Кыргызстана — Бишкека (2 прихода), в Чуйской долине (18) и Прииссыккулье (10) — в северо- восточной и восточной частях страны. В южной (8) и центральной — горной (2) частях Кыргызстана православных

приходов мало[539]. Приходы объединены в пять благочиний — Бишкекское, Чуй-Токмокское, Беловодское, Иссык-Кульское, Ошское.
По словам секретаря Среднеазиатской епархии протоиерея Николая Рыбчинского, 27 кыргызсганских приходов «не могут себя содержать»[540]. Единственной действительно крупной общиной можно считать приход Воскресенского собора в Бишкеке. По имеющимся сведениям, в период Великого поста по воскресеньям в нем причащаются до 1 тысячи человек Она же является единственной относительно полиэтнич- ной, хотя, как и в других кыргызсганских приходах, в ней отсутствуют представители тюркских этносов[541].
По мнению автора единственного известного мне обзора о православной жизни в Кыргызстане, особенностью приходов в этой стране является «украинский» характер богослужения, вызванный большим количеством переселенцев из Украины в начале прошлого века. В частности, это выражается в совместном пении прихожан во время богослужения, что в России является прерогативой одного лишь хора. Автор, объехавший несколько приходов, также с удовлетворением отмечает полное отсутствие либеральных идей среди священнослужителей и мирян[542].
По числу зарегистрированных общин (42 или 43) РПЦ продолжает оставаться крупнейшей христианской конфессией Кыргызстана. В то же время ее приходы на середину 2003 г. составляли только 19,3% от 223 христианских религиозных организаций в республике5. Ближайшими соперниками были Свидетели Иеговы (39), СЦ ЕХБ (35) и различные харизматические и пятидесятнические церкви.

Таблица 15. Количество официально зарегистрированных общин основных религиозных конфессий в Кыргызстане (в 1991,1999 и 2002 гг.)1


2002

1999

1991

РПЦ

43

39

25

Старообрядцы

2

2

7

РКЦ

1

7

1

Лютеране

17

22

р

Союз церквей Евангельских христиан-баптистов

35

35

7

Христиане веры Евангельской

18

21

7

Харизматы

22

7

нд

Пресвитериане

14

7

нд

Адвентисты Седьмого дня

17

19

7

Другие протестантские конфессии

15

84

7

Свидетели Иеговы

39

36

нд

Мусульмане

931

7

39

Бахай

12

?

нд

Иудеи

1

7

нд


? — общины зарегистрированы, но точная численность не известна; нд. — нет данных о существовании зарегистрированных общин.
апрель 2001 г. (тогда их насчитывалось 260, из которых официально было зарегистрировано 248); см.: Постановление правительства Кыргызской Республики «О работе Государственной комиссии при Правительстве Кыргызской Республики по делам религий по выполнению Указа Президента Кыргызской Республики “О мерах по реализации прав граждан Кыргызской Республики на свободу совести и вероисповедания” от 14 ноября 1996 года» от 5.04.2001. // Сайт «Государственный Интернет-портал Республики Кыргызстан»
1 Источники данных: 2002, 01.06. (дата условная — дана по последней датировке, встречающейся в тексте), 1991 — по данным Государственного Интернет-портала Кыргызстана; 1999 — Справка Госком- религий Республики Кыргызстан. [1999? ] Электронный архив автора.

Власти страны в целом весьма благожелательно относятся к деятельности РПЦ, расценивая ее как часть неизбежного российского присутствия. Как уже говорилось, с их помощью в Бишкеке был построен комплекс административно-духовного центра РПЦ. Систематические требования епархии РПЦ ограничить в правах представителей других христианских конфессий привели к тому, что с 2000-х гг. местные власти начали постепенное ужесточение государственной политики в религиозной сфере (при довольно либеральном отношении в прежнее время). Однако очевидно, что без крайне жестоких мер ситуацию советского времени в стране уже не вернуть и протестантские общины, нашедшие своих приверженцев в сельских (и мусульманских) районах республики, запретить практически невозможно.
Таджикистан
В Таджикистане действуют шесть приходов РПЦ. Два из них, в том числе кафедральный собор, находятся в Душанбе, два в северной Ленинабадской области (Худжанд и Чкаловск), остальные в южной части страны (Курган-Тюбе и Турсун-Заде (Регар). Основная часть этнического русского населения покинула Таджикистан еще в начале 1990-х гг., поэтому церковная инфраструктура держится, точнее, доживает в основном за счет обслуживания пенсионеров и российских военнослужащих. «Если вывести 201-ю дивизию и погранвойска, то прихожан не останется. Все русские в Таджикистане так или иначе связаны с ними»[543]. Местные власти, как и в Кыргызстане, хорошо относятся к РПЦ, оценивая ее как часть российской инфраструктуры на своей территории, однако это не означает выделения приходам финансовой помощи. Примечательно, что приходы, входящие в состав Среднеазиатской епархии, из-за вялотекущей «пограничной войны» Таджикистана

с Узбекистаном имеют очень мало реальных связей с кафедрой в Ташкенте.
Перепись православных, проведенная кафедральным Свя- “ то-Никольским собором в Душанбе в октябре—ноябре 1999 г., позволила составить список на 5 тысяч человек. Однако сам собор, рассчитанный на 2 тысячи человек, не наполняется и на Пасху (приходит не более 600 человек), а постоянных прихожан настоятель храма, благочинный приходов Таджикистана протоиерей Сергий Клименко на май 2000 г. насчитывал 500—600 человек, из которых на службе в воскресенье бывало около 400[544]. За счет такого относительно большого количества прихожан собор получает достаточно средств, чтобы поддерживать приходы на юге страны.
Показательна ситуация на втором по величине приходе — в г. Худжанд. Приход самодостаточен в финансовом отношении, но насчитывает на воскресной службе не более 30 человек, хотя десятилетие назад их было 50—100, а на праздники, чтобы войти в храм, надо было отстоять длинную очередь. На Пасху 2001 г. в храм пришло не более 100 человек Число отпеваний вдвое превышает число крещений (200 против 100 в год)2.
Межконфессиональная обстановка в Таджикистане схожа с другими странами региона. Исламская община абсолютно доминирует в стране по числу общин. Среди неисламских организаций первенство по числу храмов и количеству верующих уверенно держат различные протестантские организации — евангелисты, баптисты, пятидесятники. Даже католики по количеству общин (3) практически сравнялись с православными, хотя численность их верующих заметно ниже. Весьма активны также Свидетели Иеговы и бахай. Власти страны не публикуют официальную статистику по числу религиозных организаций и периодически (особенно на юге Таджикистана) пытаются подавить деятельность протестантов. Там же. Интервью Н. Митрохина с о. Олегом Боровиковым. Худжанд, 12.07. Архив автора.

Таблица 16. Количество общии осиовиых иеисламских религиозных конфессий и численность их прихожаи в Таджикистане (данные иа 2000—2002 гг.)1


Общины

Прихожане

РПЦ

6

800

РКЦ

3

200

Лютеране

1

50

Евангельские христиане-баптисты2

11

-700

«Надежда»’

12

1500

«Сонмин»"

5

1500

Новоапостольская церковь

1

-

Адвентисты Седьмого дня

6

500

Свидетели Иеговы

нд.

500

Иудеи

нд.

~зоо-

Бахай

нд.

2000'”


' Христианская гуманитарная миссия «Надежда» — евангелисты, с серьезной региональной сетью по всему Таджикистану и особенно в южных районах.
” Миссионерский центр «Сонмин» — таджикистанское отделение корейской пресвитерианской церкви «Grace». Имеет общины как минимум в 5 городах страны, подчиненные центральной в Душанбе.
Все члены этнорелигиозной группы, а не непосредственно религиозный актив.

Туркменистан
По данным на конец 2003 г., в Туркменистане насчитыва- , лось 13 приходов РПЦ. Ситуация в этой стране уникальна для постсоветского пространства. РПЦ наряду с мусульманами- суннитами с марта 1997 г. является одной из двух официально зарегистрированных конфессий. Деятельность остальных религиозных организаций (а на 1996 г. их в Туркменистане действовало более 10, из которых было зарегистрировано 8) фактически запрещена, принадлежащие к ним верующие подвергаются репрессиям, включая аресты и длительные сроки тюремного заключения. Все иностранные проповедники, священники и активисты общин (с зарубежным гражданством, включая росийское и украинское) высланы из страны. Если в середине 1990-х гг. в каждом областном центре Туркменистана насчитывалось по 5—6 достаточно крупных (от 20 до 500 человек) общин, то в настоящее время полуподпольное существование ведут 2—3.
Туркменистанское благочиние Среднеазиатской епархии относительно легко перенесло массированную антирелигиозную кампанию 1998—1999 гг. и не без помех, но перерегистрировало все 11 приходов (мусульмане-сунниты потеряли не менее 40% мечетей). Свою роль сыграли дружеские отно-
лиги» Таджикистана и зам. председателя Объединения Церквей ЕХБ Таджикистана Г.И. Акимовым (2001.07.07.), президентом Центрально- Азиатской конференции АСД P.P. Оттом (2001.07.07.), старшим проповедником АСД по Таджикистану В.В. Матряшиным (2001.09-07); настоятелем прихода св. Иосифа РКЦ о. Карлосом Авила (2001.14.07.). На 2001 г. в Таджикистане действовало не менее трех объединений ЕХБ: Союз церквей ЕХБ Таджикистана (образован в 1999 г., зарегистрирован, 8 общин, около 500 прихожан), Объединение церквей ЕХБ (2 общины ЕХБ и 4 ЕХ, образован в 1999 г., 75 членов и до 250 человек на еженедельных службах) и Совет церквей ЕХБ («отделенные», одна община в Душанбе и две группы в других городах, 60 членов). Оценивая численность прихожан ЕХБ, я суммировал только баптистскую часть ОЦ ЕХБ.

шения благочинного приходов Туркменистана (в настоящее время секретаря Среднеазиатской епархии по Туркменистану) о. Андрея Сапунова с президентом страны С. Ниязовым. Глава государства назначил о. Андрея заместителем председателя Генгеши (Совета) по делам религий и поручил ему курировать деятельность (точнее, подавление деятельности) всех неисламских конфессий в Туркменистане. Ранее тот же о. Андрей Сапунов добился от Ниязова обещания выделить 60 млн долларов на строительство в центре Ашхабада грандиозного православного собора и церковно-административного комплекса. Однако по сей день этот проект так и не реализован1.
Приходы РПЦ в Туркменистане находятся в столице (два и еще один в пригороде) и областных центрах. Важным этапом становления приходской сети стало появление в 1995— 1999 гг. приходов в крупных городах, построенных в советское время, — Небит-дате и Ташаузе. Для них характерны те же проблемы, что и для других общин РПЦ в Центральной Азии, — постоянная и весьма значительная эмиграция прихожан, невысокая посещаемость, бедность и слабый уровень образования клира.
На 1997 г., когда мне удалось посетить практически все приходы Туркменистана, картина с посещаемостью храмов выглядела так Ашхабад (суммарно по двум храмам и молитвенному дому) — 450 (рассчитаны вместе на 750 человек), Красноводск— 50 (100), Небит-даг — 20 (150), Чарджоу — (100), Мары — 50 (300), Байрам-Али — 30 (300)2. О. Андрей Сапунов в глазах епархиального начальства стал в большей мере светским чиновником, поэтому с 1999 г. ему была дана красиво называющаяся официальная церковная должность, а приходы были отданы под реальный контроль трех благочинных — Ашхабадского, Красноводского и Марыйского. Подробнее о ситуации на 1997 г. смМитрохин Н. Православие в Туркменистане // Русская мысль. Париж. 1998. № 4223. Данные по храмам даются без учета общин в гт. Ташаузе и Теджене (тогда они существовали в зачаточном состоянии) и молитвенного дома в Безме- ине (пригород Ашхабада),

В контексте общей репрессивной политики властей Туркменистана против религиозных организаций миссионерская и диаконическая деятельность приходов практически невозможна. Некоторая активность, проявлявшаяся общиной Свято-Никольского кафедрального собора в Ашхабаде в 1996—1999 гг. (начали издавать газету, пытались организовать сестричество и развивать благотворительные программы), в настоящее время погашена. Из-за жесткой пограничной политики властей, стремящихся максимально сократить контакты своих граждан с иностранцами, верующие чувствуют себя оторванными и от МП, и от центра епархии. В церковных лавках отсутствует даже православная литература. С июня 2002 г. власти Туркменистана в рамках борьбы с российской прессой запретили подписку на ЖМП[545].
Узбекистан
В Узбекистане всего 27 приходов РПЦ, однако в стране находится, пожалуй, самая развитая инфраструктура Церкви в Центральной Азии. Ее основа была заложена в 1950— 1960-е гг., когда в республике, главным образом в Ташкенте, сложилась православная среда, руководимая энергичными архиереями — сначала Гурием (Егоровым), затем Ермогеном (Голубевым), потом Гавриилом (Огородниковым). Высокая концентрация православных в Ташкенте (доля этнических славян в четырехмиллионном городе не менее 15%) при относительно малом количестве храмов (5) позволяет при грамотном менеджменте содержать Духовную семинарию, епархиальную газету, финансировать убыточные приходы в провинции и развивать три имеющихся монастыря[546].

Свою роль играют и льготы, предоставленные государством Художественно-производственному центру епархии (под идею строительства Духовно-административного центра), развернувшему бурную экономическую деятельность.
Довольно крупная православная община существует в Самарканде, где имеются три храма. Еще в двух областных центрах, где европейцы некогда составляли большинство населения (Фергана и Навои), приходы сопоставимы с общинами нормального российского райцентра (т.е. до 200 человек на обычной службе). Однако именно в этих городах священники с особой озабоченностью говорят о влиянии протестантов на русскоязычное население. В других местах, в том числе и в областных центрах, численность приходов колеблется от минимально достаточной (Андижан, Карши, некоторые райцентры в Ташкенской области) до «выморочной» (Бухара, Наманган, Термез), где обычная служба собирает не более 5— человек
Согласно официальной статистике РПЦ находится на втором месте среди неисламских конфессий Узбекистана по количеству приходов после корейских пресвитериан. В действительности она занимает третье или четвертое место, пропуская вперед нерегистрируемые общины Свидетелей Иеговы[547], а также, возможно, баптистов (если считать вместе общины обоих союзов, представленных в стране). По числу реальных членов общины только в Ташкенте и Самарканде можно говорить о некотором приоритете православных, в

Таблица 17. Сведения о численности прихожан в крупнейших храмах РПЦ в городах Узбекистана (данные на 1999—2002 гг.)1


Еженедельная воскресная служба

Пасха

ТашкентГ

О
О
О


Ташкент2”

200


Бухара

15

150

Карши

20-30

100

Навои

120

500

Термез

5

300-400

Фергана

150

500-600


”Ташкент1 — Свято-Успенский кафедральный собор, Ташкент2 — Александро-Невский храм на Боткинском кладбище, второй по значению храм в городе.
“ Оценочно. В соборе по воскресеньям проводится две литургии, при вместимости храма в 650 человек и присутствии около 150 человек причастников. Общее уменьшение количества прихожан в 1999 г. по сравнению с 1995 г. составило 30%.
других городах они аналогичны или меньше протестантских и Свидетелей Иеговы. Официальная статистика не только скрывает реальное положение дел с незарегистрированными конфессиями, но не дает возможности получить достаточное представление о зарегистрированных. С 1999 г., насколько известно, не публиковались сведения о зарегистрированных исламских организациях. Известна общая информация о

количестве зарегистрированных неисламских организаций (172), однако детальная информация имеется всего лишь на две трети из них (127).
Таблица 18. Количество официально зарегистрированных общин основных религиозных конфессии в Узбекистане (в 1999 и 2003 гг.)1


01.01.2003

05.08.1999

РПЦ

32

30

РКЦ

3

3

Лютеране

4

3

Евангельские христиане-баптисты

23

16

Христиане веры Евангельской

нд.

18

Пресвитериане (Корея)

47

44

Адвентисты Седьмого дня

10

9

Мусульмане

-2000

1566

Иудеи

8

8

Общее число зарегистрированных общин

Более 2000

1702


Митрополит Владимир (Иким) поддерживает хорошие отношения с руководством страны, хотя, очевидно, его общение с первым лицом государства — редкость. Он активно выступает в поддержку государственной политики в религиозной сфере (крайне жестокой и дискриминационной, хотя и не достигающей таких «высот», как в Туркменистане), пере- одически обличая сектантов и «ваххабитов» как в узбекистанской прессе, так и в российских СМИ. Во многих случаях он выступает и как лоббист интересов центральноазиатских властей перед российским обществом и властью и отказывается защищать свою паствуы и славянское население от дис
криминации со стороны властей. Например, в августе 2003 г. в интервью передаче российского телевидения «Русский дом» он заявил: «Знаю, что русских и притесняют. Но я знаю, что ' иногда и русские виноваты, иногда и местные жители виноваты (но не власть, проводящая политику дискриминации при трудоустройстве и запретившая деятельность независимых организаций этнических русских. —ЯМ). Потому что нет той доброты между людьми, как было вот в царское время. lt;...gt; Все президенты: и Ислам Абдуганиевич Каримов, и Аскар Акаевич, и другие все говорят: Владыка, а почему мы подписываем столько документов, и ни один документ не работает? Кто там виноват, я не знаю. Но документы подписывались очень много. Поэтому, конечно, стало как-то со стороны руководителей среднеазиатских государств как-то, знаете, недоверие, что Москва говорит одно, подписывает одни документы, а на деле ничего не делается»[548].
По своим личным качествам митрополит Владимир — высокоэффективный церковный менеджер, возможно, один из самых богатых архиереев РПЦ, с амбициями, простирающимися далеко за пределы Центральной Азии. Фактически начиная со второй половины 1990-х гг. он делит свое время между Центральной Азией и Москвой, где у него имеется квартира. Духовенство Среднеазиатской епархии уверено, что после скорого завершения строительства духовно-административного центра в Ташкенте митрополит Владимир получит назначение на кафедру в Центральной России.
На региональном уровне рядовое духовенство систематически сталкивается с различными ограничениями со стороны властей и однозначным их отказом в финансовой поддержке2. Например, в 1998—2002 гг. по распоряжению хокима (главы администрации) Ферганы в несколько этапов была снесена половина христианского (русского) кладбища. Вялые Передача «Русский дом», телеканал ТВС (Москва). 2003. 10.08. За исключением г. Навои, где доминирует европейское население. Заказ № 1761.

протесты духовенства городя результата не возымели. Сами священники находятся под постоянным контролем со стороны правоохранительных органов. 
<< | >>
Источник: Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы.. 2004 {original}

Еще по теме Центральная Азия:

  1. ДРЕВНЯЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И ЕЕ СВЯЗЬ С СЕВЕРОМ АМЕРИКИ
  2. Средняя Азия
  3. Азия: арена глобальных перемен
  4. СРЕДНЯЯ АЗИЯ
  5. Средняя Азия
  6. Юго-Восточная Азия
  7. СРЕДНЯЯ АЗИЯ И ВОСТОЧНЫЙ ИРАН В VI В. ДО н. э.
  8. ГЛАВА 6 ДРЕВНЕЙШИЙ ИРАН И СРЕДНЯЯ АЗИЯ. СОЗДАНИЕ ПЕРСИДСКОЙ ИМПЕРИИ АХЕМЕНИДОВ
  9. §31. Средневековая Азия: Китай, Индия, Япония
  10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ АЗИЯ И НАСЕЛЯЮЩИЕ ЕЕ НАРОДЫ
  11. Ю. Я. Перепелкин, И. М. Дьяконов, Н. Б. Янковская, В. Г. Ардзинба. История Древнего Востока Ч.2 Передняя Азия. Египет. М., 1988
  12. СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ПЕРИОД РАСЦВЕТА КУШАНСКОГО ЦАРСТВА
  13. МАЛАЯ АЗИЯ ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ ХЕТТСКОЙ ДЕРЖАВЫ
  14. ПЕРЕДНЯЯ АЗИЯ ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ АССИРИЙСКОЙ ДЕРЖАВЫ
  15. Западная Малая Азия и эгейский мир. Падение Хеттской державы
  16. Глава седьмая ИОНИЙСКИЕ МУДРЕЦЫ Малая Азия 650-540 гг.