<<
>>

2. Церковь в начале ХХ в.: перенесение епархиального центра в Нью-Йорк; труды архиепископа Тихона; состояние Церкви к концу Первой мировой войны; создание условий к провозглашению самостоятельности Церкви

В 1905 г. епархиальный центр Алеутской и Северо-Американской епархии (такое название получила епархия в 1900 г.) был перемещен из Сан-Франциско (куда он был также перенесен из г. Новоархангельска в 1872 г.

в связи с увеличением количества православных приходов в западных штатах США) в Нью-Йорк[8]. В 1907 г. под председательством архиепископа Тихона состоялся первый церковный Собор епархии, определивший именовать эту епархию в Америке так: «Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке под юрисдикцией священноначалия от Церкви Российской».

Архиепископ Тихон исходатайствовал в 1899 г. у русского правительства разрешение произвести в пределах России сбор пожертвований на построение православного храма в Нью-Йорке, где имелся весьма обширный православный приход, но службы отправлялись в тесной домовой церкви. На доброе дело Святейший Синод Русской Православной Церкви ассигновал 20000 долларов, и в 1904 г. в Нью-Йорке был воздвигнут величественный храм во имя Святителя Николая. Заботами архиепископа Тихона существовавшая в Миннеаполисе миссионерская школа была преобразована в Семинарию, в Кливленде основано Духовное училище, в Пенсильвании открыт мужской общежительный монастырь, был также сделан перевод богослужебных книг на английский язык.

Следует отметить, что с 1794 г. — времени прибытия в Америку первых миссионеров из России — до 1921 г., когда возник юрисдикционный церковный плюрализм, Русская Православная Церковь в Северной Америке объединяла под своим священноначалием всех православных Америки, независимо от их национальной принадлежности, что признавалось законным всеми Поместными Церквами. Так, например, Константинопольский Патриарх Иоаким III в 1912 г. вел переговоры со Святейшим Синодом Русской Церкви о назначении в Америку греческого епископа. Такое назначение было поддержано Русской Православной Церковью, поскольку оно отвечало каноническому порядку. Епископы Антиохийской и Сербской Церквей также назначались с ведома и согласия Российского Святейшего Правительствующего Синода. Этот стройный, отвечающий церковной практике, порядок был нарушен в 1921 г., когда без ведома и канонического согласия Русской Православной Церкви в Америке была учреждена Греческая Архиепи- скопия.

В период с 1891 г. до Первой мировой войны с Русской Православной Церковью в Америке воссоединилось около 120 униатских карпаторосских приходов, и к 1918 г. Американская епархия располагала четырьмя викариатствами— Аляскинским, Бруклинским, Питтсбургским и Канадским; насчитывала три миссии (Албанскую, Сирийскую, Сербскую), 271 храм, 51 часовню, 31 благочиние, 257 священнослужителей, около 60 братств; имела Свято-Тихоновский монастырь в Саут-Канаане, сиротский приют при монастыре, Духовную Семинарию, церковные школы; насчитывала до 300 тысяч верующих. Северо-Американская миссия располагала также своими печатными органами, в числе которых официальным являлся «Американский Православный Вестник». Издавалась также православная народная газета «Свет», ставившая своей задачей поддержание духа народности, память об отечестве и защиту Православия в американской пастве.

Полнота русской православной церковной жизни в Америке уже в начале века приводила к мысли русских церковных деятелей в США о самостоятельности Церкви.

В 1906 г. архиепископ Тихон в своем докладе Предсоборной Комиссии в России рекомендовал предоставить Американской епархии широкую автономию. То же повторил в 1916 г. и архиепископ Евдоким (Мещерский). Однако мечте архиепископа Тихона и его преемников тогда не суждено было сбыться.

3. Нарушение связей между Русской Православной Церковью и ее заокеанской паствой; антиканоническая деятельность митрополита Платона; учреждение Экзархата Северной и Южной Америки; продолжение линии митрополита Платона его преемником; стремление американской паствы к восстановлению единства с Матерью-Церковью; поездка в Америку митрополита Григория; запрещение на раскольнических епископов

События Первой мировой войны нарушили связи между Русской Православной Церковью и ее заокеанской паствой. Русская Православная Греко- Кафолическая Церковь в Америке оказалась в очень тяжелом положении. Главной причиной наступивших затруднений была утрата постоянной связи между епархией и Матерью — Русской Православной Церковью.

Архиепископ Евдоким (Мещерский), возглавлявший епархию с 1914 по 1917 год, уезжая в 1917 г. на Поместный Собор Русской Православной Церкви, поручил временно окормлять всю американскую православную паству епископу Канадскому Александру (Немоловскому). После Собора архиепископ Евдоким в Америку не вернулся (уклонился в обновленческий раскол). Для решения церковных дел в 1919 г. в т. Кливленде был созван Всеамериканский Собор, на котором епископ Александр был избран правящим архиереем епархии. Но занимал он этот пост недолго. Встретившись с трудностями управления в условиях вынужденного отрыва от Матери-Церкви, он не пожелал не только оставаться на кафедре, но даже продолжать свое пребывание в Америке. Как только из России в Америку прибыл митрополит Херсонский и Одесский Платон (Рождественский), занимавший до этого Североамериканскую кафедру с 1907 по 1914 год, Преосвященный Александр передал ему все дела по управлению епархией (1922), а сам отбыл в Европу.

Положение митрополита Платона как правящего архиерея в Америке было определено на Американском Соборе 1922 года, а в 1923 году ему было направлено официальное уведомление о назначении его на Североамериканскую кафедру и от Святейшего Патриарха Тихона с освобождением от управления епархией Херсонской и Одесской.

Жизнь Православной Церкви в Америке несомненно вошла бы в нормальное русло, если бы митрополит Платон сделал правильные выводы из событий, происшедших в России, и, сохраняя сыновнее послушание высшей церковной власти, направил бы все свои духовные силы на строительство местной церковной жизни. Американская Церковь не испытала бы того тяжелого внутреннего кризиса, в который она вскоре попала, особенно после прибытия из Москвы «живоцерковника» — женатого архиерея Иоанна Кедровского, сумевшего представить себя перед американским судом в качестве «подлинного» представителя высшей церковной власти в России и отнять у митрополита Платона кафедральный собор в Нью-Йорке с резиденцией при нем. От митрополита Платона вскоре стал требовать признания своей власти над ним и «Заграничный архиерейский Синод» в Карловцах (Югославия). К сожалению, митрополит Платон не сделал из всего этого должного вывода: утвердить единство православной американской паствы с Матерью-Церковью, но повел ее по пути отчуждения. Церковную кафедру подчас он стал использовать для политических выступлений, направленных против Матери-Церкви и России.

В условиях отрыва от Матери-Церкви Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке предстала одинокой перед хорошо организованными и целенаправленно действующими католическими и протестантскими миссиями. Деятелям Православной Церкви в Америке пришлось не думать о распространении Православия на американском континенте, что присуще было их славным предшественникам, а больше заботиться о сохранении своей паствы. Прежде всего трудным положением епархии не преминул воспользоваться Ватикан, который начал привлекать к себе на началах унии выбитые из колеи православные приходы. Стремились не отстать от него и протестанты. Последние стали привлекать на свою сторону бедствующую Православную Церковь, оказывая ей материальную помощь. Так, они назначили ежемесячное «жалованье» митрополиту Платону, а также отпустили необходимые средства на созыв в 1924 г. Детройтского Собора, который принял первое антиканоническое постановление о временной автономии Русской Православной Церкви в Америке без предварительной консультации и согласия на то со стороны Матери-Церкви, хотя и отметил необходимость урегулирования отношений с Русской Церковью в будущем.

Когда Святейший Патриарх Тихон узнал о неканонической деятельности митрополита Платона, то незамедлительно в январе 1924 г. специальным указом освободил его от управления Североамериканской епархией. Митрополит Платон патриаршего указа не принял и последовательно повел американскую паству к полному отрыву ее от Матери-Церкви. Положение осложнилось еще тем, что 7 апреля (н. ст.) 1925 г. Патриарх Тихон скончался. После кончины Святейшего Патриарха оживились внутренние церковные расколы в Русской Православной Церкви и, естественно, главное внимание высшей церковной администрации теперь было направлено на упорядочение внутренней жизни. Только в марте 1933 г. решением Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия (Страгородского) и Священного Синода для выяснения сложившейся на американском континенте обстановки, а также для ознакомления с действительным отношением митрополита Платона к Матери-Церкви и оставленной им Родине был направлен в Америку настоятель Трехсвятительского подворья в Париже архиепископ Вениамин (Федченков).

Поступившие в Патриархию от архиепископа Вениамина доклады показали, что митрополит Платон не желает быть в каноническом единстве с Московским Патриаршим престолом. Надеясь предупредить обнародование архиепископом Вениамином патриаршего указа об увольнении митрополита Платона, последний не замедлил написать послание, в котором недвусмысленно заявил о формальном выходе из-под власти Матери-Церкви. Этим заявлением виновник смуты открыто вступил на путь раскола. Самочинное действие митрополита Платона Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Митрополит Сергий и Священный Синод своим определением от 16 августа 1933 года признали грубым нарушением церковной дисциплины, отменили его, а самого виновника в учинении раскола определили предать суду архиереев с запрещением в священнослужении впредь до раскаяния. Всем состоящим в Североамериканской епархии — клиру и мирянам — Священный Синод предлагал прекратить общение с митрополитом Платоном, его последователями и пребывать в каноническом ведении Московской Патриархии. Митрополит Платон не подчинился данному постановлению. В связи с этим появилась необходимость направить в Америку иного архиерея. Решением Русской Православной Церкви от 22 ноября 1933 г. правящим архиереем Североамериканской епархии с титулом архиепископа Алеутского и Североамериканского в звании Экзарха Московской Патриархии в Америке был назначен Вениамин. Так был учрежден Экзархат Московского Патриархата в Северной и Южной Америке, объединивший верные Матери-Церкви приходы и просуществовавший до 10 апреля 1970 г., когда в связи с дарованием автокефалии Православной Церкви в Америке он был упразднен.

20 апреля 1934 г. митрополит Платон скончался, не раскаявшись в учиненном им расколе. Паства его осталась в тяжелом положении. Часть ее ушла к «живоцерковникам», часть—к «карловчанам», часть — в различные секты.

Аинию митрополита Платона продолжил его преемник митрополит Феофил (Пашковский), который также, к глубокому сожалению верных сынов Матери- Церкви, не пожелал исправить допущенные его предшественником ошибки. Митрополит Феофил занял ту же позицию непокорности канонической власти Русской Православной Церкви. Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий 5 января 1935 г. наложил за самочиние запрещение на митрополита Феофила, но последний не только отверг его, но на Всеамериканском Соборе в Нью-Йорке в 1937 году настоял на провозглашении автономии Русской Православной Церкви в Америке и принятии «Временного положения» об управлении Митрополичьим Округом независимо от Матери-Церкви. Антиканонические действия митрополита Феофила вызвали дальнейшее падение церковной дисциплины и ослабление духовной миссии. Иерархи Американской Митрополии стали относиться с непониманием и подозрением не только к тому, что происходило в церковной жизни России, но и к творческим процессам, возникавшим в самой русской зарубежной среде, после прибытия в Америку за- конного представителя Матери-Церкви — Экзарха Московской Патриархии архиепископа Вениамина.

Вовлеченные в раскол своими духовными вождями, американская паства и часть клириков тяготились создавшимся положением, тосковали о потере единения с Матерью-Церковью и стремились к его восстановлению. Стремление это особенно усилилось во время Великой Отечественной войны, когда немалая часть русского населения Америки стала проявлять чувства симпатии к героической борьбе Советского Союза с фашистскими ордами. В 1943 г. клирикам и мирянам Митрополичьего Округа стало известно об избрании бывшего Местоблюстителя Патриаршего престола Митрополита Сергия Всероссийским Патриархом. Событие это было принято ими, как и всеми православными русскими людьми, с нескрываемой радостью, в связи с чем митрополиту Феофилу пришлось дать указание поминать Святейшего Патриарха Сергия во всех храмах Митрополичьего Округа. Развитие дальнейших событий подавало новые надежды на восстановление желанного единения. В 1945 г. в Москве был созван Поместный Собор для избрания преемника скончавшегося Патриарха Сергия. Митрополит Феофил, побуждаемый добрыми объединительными настроениями своей паствы, послал своих представителей — епископа Аляскинского Алексия (Пантелеева) и секретаря Митрополичьего Совета протоиерея И. Дзвончика на Собор. Хотя они прибыли в Москву по причине трудностей пути в условиях Второй мировой войны уже после окончания Собора, но сам приезд их был добрым знамением, говорившим о желании примирения. В ноябре следующего, 1946 года, на Всеамериканском Соборе в Кливленде подавляющим большинством голосов было вынесено решение просить Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I принять Русскую Православную Греко-Кафолическую Церковь в Северной Америке в лоно Матери-Церкви и быть для нее духовной главой при условии сохранения ею полной автономии. Сообщил о постановлении Собора Святейшему Патриарху Алексию сам митрополит Феофил[9]. Святейший Патриарх с большим удовлетворением принял это сообщение и направил митрополиту Феофилу следующий телеграфный ответ:

«Телеграмму Вашего Высокопреосвященства сегодня получил. Приветствую решение Кливлендского Собора. Принципиально не имею возражений против автономии для нашей Православной Церкви в Америке. Митрополиту Ленинградскому Григорию, в ближайшее время имеющему отбыть в Америку, поручаю в миролюбивом духе обсудить все вопросы совместно с Вашим Высокопреосвященством.

Божие благословение духовенству и всей пастве. Отныне считаю Ваше Высокопреосвященство и все Ваше духовенство в молитвенном с нами общении. Совершите совместное служение с Митрополитом Вениамином в знамение этого общения. Христос посреди нас и есть и да будет»[10].

В феврале 1947 года митрополит Феофил по поводу предполагавшегося приезда митрополита Григория известил Святейшего Патриарха, что с его стороны к этому приезду «препятствий не имеется», и «что все вопросы будут разрешены в мире ради блага и единства Церкви»[11]. Однако когда в июле 1947 г. митрополит Григорий прибыл в Америку как полномочный представитель Патриарха Московского и всея Руси, он увидел упорное сопротивление этому митрополита Феофила, хотя и встретил полное сочувствие делу воссоединения с Матерью-

371

Церковью со стороны паствы и большинства духовенства Митрополичьего Округа. Митрополит Григорий несколько раз предпринимал шаги к встрече с митрополитом Феофилом, но последний не дал на это даже ответа. Более трех месяцев митрополит Григорий добивался свидания с главой Митрополичьего Округа, но так и не добился. Когда стало совершенно очевидно, что митрополит Феофил и его окружение не намерены продолжать переговоры по вопросу восстановления молитвенно-канонических отношений с Матерью-Церковью на началах предоставления Митрополичьему Округу автономии и таким образом перечеркивают решения Кливлендского Собора 1946 г. — войти под омофор Святейшего Патриарха Московского, митрополит Григорий обратился со специальным посланием ко всем верным чадам Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде, в котором раскрыл картину взаимоотношений с митрополитом Феофилом во время своего пребывания в США и выразил свою глубокую скорбь о несостоявшемся восстановлении молитвенного общения и канонического единения. К положительным результатам поездки Патриаршего представителя относилось возвращение из Митрополичьего Округа и воссоединение с Матерью-Церковью Нью-Йоркского архиепископа Макария (Ильинского).

По докладу митрополита Григория Святейший Патриарх Алексий I и Священный Синод 12 декабря 1947 г. в отношении виновников разделения постановили:

«Митрополита Феофила и единомысленных с ним епископов: Чикагского архиепископа Леонтия, Аляскинского Иоанна, Бруклинского Иоанна и епископа Никона — за упорное противление призывам Матери-Церкви к общению; за вовлечение своей паствы в раскол, вопреки желанию самой паствы, выразившемуся в постановлении Кливлендского Собора, а первого и за незаконно наложенное «проклятие» на архиепископа Макария за воссоединение его с Московской Патриархией — подвергнуть Суду Собора Епископов, согласно с правилами: 34 Апостольским, 9 Антиохийского Собора, 15 Двукратного Собора.

Наложенное на митрополита Феофила 5 января 1935 г. Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием и условно снятое с него в январе 1947 г. Святейшим Патриархом Московским Алексием I запрещение оставить в силе, вследствие неисполнения им указанного Патриархом условия воссоединения через совместное служение его, митрополита Феофила, с Преосвященным Экзархом, или с представителем Патриархата — митрополитом Григорием. Это же запрещение простирается и на вышеупомянутых епископов, идущих вслед за митрополитом Феофилом по пути раскола»[12].

В июне 1950 г. скончался митрополит Феофил, не примиренный, как и его предшественники, с Матерью-Церковью. С глубокой скорбью взирал Московский Патриархат и на равнодушие к призывам Матери-Церкви нового главы Митрополичьего Округа митрополита Леонтия (Туркевича), в течение пятнадцати лет окормлявшего американскую паству (1950 —1965). Благодарение - Небесному Главе Вселенской Церкви, все устрояющему ко благу, что со вступлением в 1965 г. на пост высокого служения Православной Церкви в Америке митрополита Ири- нея (Бекиш) открылась возможность новых переговоров, закончившихся, к общей радости, благоприятно.

4. Восстановление связей Митрополичьего Округа с Матерью-Церковью: неофициальные встречи; деятельные официальные сношения; завершительная стадия переговоров митрополита Никодима с представителями Митрополичьего Округа; провозглашение автокефалии; Патриарший и Синодальный Томос; упразднение Экзархата Северной и Южной Америки и учреждение Экзархата Центральной и Южной Америки Московского Патриархата; деяния Всеамериканских Соборов

Неофициальная связь между представителями Матери-Церкви и Митрополичьим Округом была установлена в 1961 г. во время генеральной ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Дели. В 1963 г. председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим имел встречу с митрополитом Леонтием[13]. Но болезнь и вскоре последовавшая кончина последнего на время прервала дальнейшие попытки к улучшению отношений.

Деятельные официальные сношения между представителями Московского Патриархата и Митрополичьего Округа по восстановлению канонических отношений Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке с Матерью — Русской Православной Церковью начались с первых дней 1969 г. От Московского Патриархата, по поручению Священного Синода, переговоры вел митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим. Делегация Митрополичьего Округа возглавлялась на встречах епископом Филадельфийским и Пенсильванским Ки- прианом. Предварительные консультации между представителями Московского Патриархата и Американской Митрополии имели место в Нью-Йорке 21 января и 3 февраля 1969 г. Результаты этих встреч были рассмотрены Священным Синодом Русской Православной Церкви на заседании 5 августа 1969 г. Первая официальная встреча представителей Московского Патриархата и Митрополичьего Округа в Америке происходила 24 и 25 августа 1969 г. в Женеве. 17 ноября 1969 г. Священный Синод рассмотрел результаты этой встречи и поручил митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму продолжать переговоры. 28 ноября 1969 г. в Токио состоялась вторая официальная встреча представителей обеих Церквей, во время которой переговоры были продолжены. Тогда же было достигнуто соглашение о предоставлении Японской Православной Церкви автономии в юрисдикции Московского Патриархата[14]. Результаты Токийских встреч были одобрены Священным Синодом на заседании от 17 марта 1970 г. Одновременно было решено направить в США митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима для завершения переговоров с находившейся в расколе Американской Митрополией и «от имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия и Священного Синода Русской Православной Церкви» подписать Соглашение о результатах переговоров между Московским Патриаршим престолом и Русской Православной Греко-Кафолической Церковью в Америке. Во исполнение этого постановления Священного Синода митрополит Никодим посетил в марте 1970 г. США и провел завершающую стадию переговоров. 31 марта он подписал Соглашение. Со стороны Митрополичьего Округа его подписал Архиепископ Нью-Йоркский Митрополит всея Америки и Канады Ириней. Тогда же Митрополит Ириней, по решению Большого Собора и епископов Американской Митрополии, вручил митрополиту Никодиму прошение на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия о том, чтобы Мать — Русская

Православная Церковь даровала автокефалию Православной Греко- Кафолической Церкви в Америке.

9 апреля 1970 г. Священный Синод Русской Православной Церкви снял запрещение с иерархии Североамериканской Митрополии, наложенное Святейшим Патриархом и Священным Синодом 12 декабря 1947 г., а 10 апреля 1970 г. после опроса правящих и викарных епископов Московского Патриархата, давших свои письменные положительные суждения по данному вопросу, Священный Синод на расширенном заседании вынес решение о предоставлении автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке. Одновременно была дарована и автономия Православной Церкви в Японии[15]. В тот же день был подписан Патриарший и Синодальный Томос об автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке. В связи с последовавшей через семь дней кончиной Святейшего Патриарха Алексия вручение Томоса состоялось лишь 18 мая 1970 г. Акт вручения Томоса совершил Патриарший Местоблюститель Митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен в зале заседаний Священного Синода. Томос был передан полномочному главе прибывшей в Москву делегации Православной Церкви в Америке епископу Аляскинскому Феодосию. При вручении Томоса присутствовали члены Священного Синода, группа архиереев Русской Православной Церкви и ряд работников синодальных отделов. Присутствовал также Чрезвычайный и Полномочный Посол США в СССР Джекоб Д. Бим с супругой.

В Томосе отмечалось, что Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке именуется отныне Автокефальной Православной Церковью в Америке и пользуется всеми полномочиями, привилегиями и правами, присущими Автокефальной Церкви.

На территории Северной Америки, согласно Томосу, из автокефалии исключаются:

а) в качестве Представительства Московского Патриархата Свято- Николаевский собор с его имуществом (в Нью-Йорке) и принадлежащая ему резиденция, «а также недвижимое имущество в Пайн-Буш, Нью-Йорк, вместе со зданиями и постройками, могущими быть воздвигнутыми впоследствии на этой земле». Перечисленное управляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси через посредство представляющего его лица в пресвитерском сане;

б) приходы и клир в США и Канаде, входившие в Экзархат Северной и Южной Америки до его упразднения, а после упразднения пожелавшие остаться в юрис- дикционном ведении Святейшего Патриарха. Указанные приходы управляются «Святейшим Патриархом Московским и всея Руси через посредство одного из его викарных епископов, не имеющего титула Поместной Американской Церкви, специально назначенного для этого, и до тех пор, пока эти приходы не выразят официального своего желания присоединиться к Автокефальной Церкви в Америке». Однако хотя изменение юрисдикции приходов происходит по их инициативе, в каждом отдельном случае необходимо двустороннее соглашение между Московским Патриархатом и Автокефальной Церковью в Америке.

«Автокефальная Православная Церковь в Америке, — говорится далее в Томосе, — будет иметь исключительную юрисдикцию как духовную, так и канониче- скую над всеми епископами, клириками и мирянами Восточно-Православного исповедания в континентальной Северной Америке, исключая Мексику и включая штат Гавайи, которые состоят в настоящее время в Митрополии или впоследствии вступят в состав Митрополии, а также над всеми приходами, которые входят в настоящее время или будут впоследствии приняты в состав Митрополии, исключая весь клир, все имущество и приходы», упомянутые выше.

В связи с дарованием автокефалии Русской Православной Греко- Кафолической Церкви в Америке и упразднением Экзархата Северной и Южной Америки, Священный Синод Русской Православной Церкви на том же заседании от 10 апреля 1970 г. постановил образовать на территории Центральной и Южной Америки, включая Мексику, Экзархат Центральной и Южной Америки Московского Патриархата. (В 1990 г. упразднен и он).

Первый Всеамериканский Собор Поместной Православной Церкви, состоявшийся в октябре 1970 г. в Свято-Тихоновском монастыре, торжественно «рецеп- тировал» автокефалию своей Церкви. «Под звон монастырских колоколов, — описывает события тех дней архиепископ Сан-Францисский и Западно- Американский Иоанн, — большая процессия делегатов Собора, мирян, клирикой и епископов вышла из большого здания Свято-Тихоновской Семинарии и направилась ко храму монастыря. Одиннадцать православных епископов Америки со своим Первосвятителем, Блаженнейшим Иринеем, Митрополитом всея Америки и Канады, взошли на клиросы. Делегаты-пастыри и миряне заполнили храм. С амвона был прочитан Томос (документ) Русской Церкви о даровании автокефалии Церкви Америки, 15-й Церкви Вселенского Православия. И было оглашено Послание епископов новой Поместной Церкви. Благодарственный молебен служил Блаженнейший Ириней с сонмом священников, пела вся церковь. После молебна делегаты Собора проследовали процессией обратно в здание Семина- рии»[16].

В октябре 1971 г. Второй Всеамериканский Собор Автокефальной Православной Церкви в Америке принял Устав этой Церкви и установил новое ее наименование: Православная Церковь в Америке.

<< | >>
Источник: Скурат К.Е.. История Поместных Православных Церквей: Учебное пособие. В 2 т. -- М., Русские огни.. 1994

Еще по теме 2. Церковь в начале ХХ в.: перенесение епархиального центра в Нью-Йорк; труды архиепископа Тихона; состояние Церкви к концу Первой мировой войны; создание условий к провозглашению самостоятельности Церкви:

  1. 2. Православие у чехов в XIX и начале XX вв.: заявление проживавших в России чехов; торжества в связи с их присоединением к Православной Церкви; открытие храмов в Чехии; создание «Православной беседы» в Праге; Православная Церковь в Чехии во время Первой мировой войны
  2. 5. Движение греческого духовенства после Первой мировой войны за освобождение Церкви от государственной опеки
  3. 5. Общее состояние Православной Церкви в Польше накануне Второй мировой войны
  4. 6. Современное состояние Православной Церкви в Америке; статистические данные: епархии, приходы, паства, монастыри; Духовные школы, печать; организация Церкви: высшая административная и законодательная власть; Митрополит; исполнительный орган; епархиальное управление; церковные округа; приходы; отношение к экуменическому движению
  5. 12. Современное положение Польской Православной Церкви: отношения между Церковью и государством; епархии; органы церковного управления; благочиния, приходы; духовное просвещение; миссия; печать; храмы и монастыри. Переход Православной Церкви в Португалии в юрисдикцию Польской Православной Церкви
  6. 7. Украинские Автономная и «Автокефальная» Церкви на оккупированной немцами территории во время Второй мировой войны
  7. 9. Современное положение Румынской Православной Церкви: отношения между Церковью и государством; статистические данные; паства за рубежом; цен- тральные, а также епархиальные и приходские органы церковного управлений; духовный суд, монастыри, духовное просвещение
  8. 9. Положение Церкви после Балканской войны: управление Церковью Наместниками-Председателями; деяния Второго Церковно-Народного Собора
  9. 4. Английское господство на Кипре: отношение к Православной Церкви англичан; борьба киприотов за самоопределение Кипра; репрессии англичан по отношению к духовенству; Церковь после Второй мировой войны; избрание на Архиепископский престол Макариоса III; борьба его и других иерархов за предоставление независимости Кипру
  10. 9. Современное состояние Элладской Православной Церкви: положение Церкви в государстве; иерархи в «Старой Греции» и в «Нэон Хорон»; высшая церковная власть; система церковной организации и администрации (Апостольская Диакония и др.); просветительная деятельность (духовные школы, журналы); монастыри, храмы; благотворительная деятельность Церкви; материальное положение
  11. 2. Церковь во времена владычества на Востоке латинян, после их изгнания из Константинополя и при турецком правлении; борьба греков за политическую и церковную самостоятельность; роль Церкви в освободительной борьбе
  12. § 5. I, II, III Всецерковные съезды епархиальных миссионеров Русской Православной Церкви
  13. АМУРСКИЕ КАЗАКИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИЙ 1917 г. И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  14. 11. Современное положение Ч.ехо-Словацкой Православной Церкви: статистические данные; национальный состав паствы; духовное просвещение, печать; богослужение; положение Церкви в государстве; организация Церкви