Закавказье / Южный Кавказ

  Бывшие республики СССР, входящие ныне в СНГ: Азербайджан, Армения и Грузия — страны закавказского региона (по российской географической терминологии), или Южного Кавказа (по западной), также имеют на своей территории приходы РПЦ.
Их число примерно одинаково — менее десятка на государство.
Азербайджан — типичное постсоветское исламское государство, и его власти признают православие как средство идентификации русских и русскоязычных людей. Четыре из шести имеющихся на его территории приходов РПЦ существуют еще с советских времен. С 1998 г. они входят в состав Бакинской и Прикаспийской епархии РПЦ, которую возглавляет епископ Александр (Ищеин). Этих приходов (из которых реально существуют, по-видимому, только два-три, в остальных сохранились лишь здания и сторожа[516]) очевидным образом не хватало для образования в стране самостоятельной епархии, о чем так настойчиво просили власти Азербайджана. Тогда Священный Синод РПЦ решил включить в ее состав общины, существующие в Дагестане и Чечне[517]. При этом понятно, что в связи с массовой эмиграцией русских из этого региона епархия фактически является «исчезающей». Например, капитальный ремонт кафедрального собора, законченный в 2003 г., проводился на средства вице-президента Всероссийского азербайджанского конгресса А. Курбанова, судя по его общественному статусу, вряд ли являющегося православным мирянином[518].

В Армении находится четыре прихода РПЦ. Три из них образованы при военных базах российских войск, еще один храм находится в Ереване. Подчиняются они Майкопской епархии, благочинным приходов Армении является настоятель Покровского храма в Ереване о. Владимир Глазачев. Основное население Армении — христиане-монофизиты. Их национальная Церковь — Армянская апостольская — имеет развитую приходскую сеть и несколько епархий в России. Поскольку в этой стране религиозная и этническая идентичность в большинстве случаев совпадают, то прихо
жане РПЦ — лишь немногочисленные русские и военнослужащие РФ.
Наиболее сложная ситуация в Грузии. Это полиэтническое государство, народы которого исповедуют православие (основная часть грузинского этноса, часть осетин и абхазцев), ислам (Аджария и районы, населенные азербайджанцами, а также некоторые бсшее мелкие тюркские народы), язычество (часть осетин и подавляющее большинство этнических абхазцев), а также являются приверженцами Армянской грегориан- ской церкви. Значительная часть страны (территории бывших советских автономий — Южная Осетия и Абхазия) не контролируется центральным правительством, и проживающее там население заявляет о своей автономии и желании присоединиться к России.
Грузинская православная церковь до революции 1917 г. входила в состав Российской, хотя была основана за несколько веков до распространения православия среди восточных славян. Получив автокефальный статус в годы революции, в советский период она имела очень хорошие отношения с МП, в значительной мере они сохраняются и сейчас. Для нее характерны те же проблемы, что и для РПЦ: номинальное православие большей части населения и довольно слабая реальная религиозность, относительно небольшое количество храмов, свои неподконтрольные иерархии старцы, церковные либералы-«экуменисты» и раскольники из числа борцов с ВСЦ[519].

В составе Грузинской ПЦ есть русскоязычные приходы (например, в Тбилиси их два) и в среде монашествующих ощущается влияние русского православия. Недаром один из
самых известных духовников и публицистов в Грузинской Церкви — этнический русский (не владеющий грузинским) архимандрит Рафаил (Карелин). Монашество в целом сформировалось заново в I960—1990-е гг. под влиянием русских по этническому происхождению старцев, переселившихся в республику в 19б0-е гг., в частности после закрытия в Восточной Украине известной своими фундаменталистскими взглядами Глинской пустыни[520]. Однако реальной проблемой стала ситуация с приходами в непризнанных республиках, бывших до 1992 г. автономиями в составе Грузинской ССР.
Большая часть населения отколовшихся автономий ненавидит все, что ассоциируется с Тбилиси (в 1990—1993 гг. военные действия с обеих сторон принимали характер этнических чисток), включая Грузинскую ПЦ. Стратегически автономии желают присоединения к России, и многие жители этих регионов приняли российское гражданство. Поэтому проживающие там православные видят РПЦ в качестве своего духовного руководителя. Хотя количество православных в двух регионах невелико, поскольку номинальные христиане и мусульмане, принадлежащие к абхазскому и осетинскому (аланскому) этносам, в большинстве своем являются практикующими язычниками (эта религия является и частью государственной идеологии), оно оказалось достаточным для функционирования некоторой инфраструктуры.
Абхазия в течение всего советского периода считалась местом, где власти в наименьшей степени занимаются преследованием православных, и поэтому в абхазских селах и на склонах гор находили себе убежище многие радикальные последователи РПЦ. Часть из них осталась в республике и после гражданской войны. К ним также присоединились новые сторонники, приехавшие из России и Украины и видящие в Абхазии берег обетованный, где они будут ожидать второго пришествия. В настоящее время в Абхазии есть с десяток
приходов, руководимых как этническими абхазами, так и этническими русскими. Кроме того, в республике два монастыря, один из них —колоссальный Ново-Афонский, насчитывающий в настоящее время более сотни насельников[521]. Известно, что сформированный из представителей приходов и монастырей Епархиальный совет Абхазии, которым в настоящее время руководит протоиерей Виссарион Аплиа (номинальный правящий архиерей Сухумско-Абхазской епархии Грузинской ПЦ архиепископ Даниил (Датуашвили) не может показаться на ее территории), поддерживает контакты с Майкопской и особенно Краснодарской епархиями РПЦ. При этом о. Виссарион ратует за присоединение его епархии к РПЦ. Подобная ситуация не радует Грузинскую ПЦ, хотя объективно она и не в силах всерьез повлиять на ее развитие. Максимум что удалось добиться грузинской стороне — моральной компенсации. В начале июня 2003 г. в ходе визита представительной делегации Грузинской ПЦ в Москву Патриарх Алексий II вынужден был официально подтвердить, что РПЦ продолжает считать Абхазию «канонической территорией» Грузинской ПЦ и будет содействовать «продолжению диалога» между находящимися там православными приходами и Тбилиси. В конце июля 2003 г. Священный Синод РПЦ подтвердил эту позицию в своем официальном заявлении[522].
Ситуация с православными приходами в Южной Осетии развивалась по другому сценарию. Как и в Абхазии, доминирующим вероисповеданием в этой непризнанной республике является язычество. Православных верующих-осетин на г. насчитывалось всего несколько человек, собиравшихся в одном-единственном храме (информации о приходах в
селах, населенных этническими грузинами, мне найти не удалось). Сформировавшаяся вокруг мирянина А. Пухатэ православная община после гражданской войны несколько раз обращалась к МП с просьбой о духовном окормлении. Получив в 1992 г. отказ и напоминание о том, что Южная Осетия находится на канонической территории Грузинской ПЦ, община перешла в состав РПЦЗ. В этой Церкви А. Пухатэ стал отцом Александром (возможно, в начале 2002 г. он стал игуменом Георгием), а бурно растущая община (к концу десятилетия в ней насчитывалось 6 тысяч человек и даже появилось свое Аланское подворье в Москве) оформилась в Южно-Осетинское благочиние. По всей видимости, отношения с РПЦЗ у него также не заладились, во всяком случае в течение 1990-х гг. оно неоднократно просило Ставропольскую епархию РПЦ принять их в свои ряды. В 2002 г., воспользовавшись сменой главы РПЦЗ, они при поддержке местных властей перешли в юрисдикцию Греческой православной церкви синода митрополита Киприана (или старостилъников). При этом благочиние было преобразовано в Православную епархию Южной Осетии-Алании[523]. 
<< | >>
Источник: Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы.. 2004

Еще по теме Закавказье / Южный Кавказ:

  1. Отмена крепостного права в Закавказье, на Кавказе и в Бессарабии
  2. 4.3. Южный регион
  3. I южный полюс
  4. ПЛЕМЕНА ЗАКАВКАЗЬЯ В НАЧАЛЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э.
  5. ПЛЕМЕНА ЗАКАВКАЗЬЯ В ПЕРИОД ГЕГЕМОНИИ УРАРТУ
  6. ГЛАВА 2 УРАРТУ И ЗАКАВКАЗЬЕ. КИММЕРИЙЦЫ И СКИФЫ
  7. 3 Южный фронт — главный фронт Республики. Мобилизация сил на разгром Деникина
  8. ГЛАВА ШЕСТАЯ. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ЗАКАВКАЗЬЕ.
  9. 4 Южный фронт — главный фронт Советской республики
  10. ЭХО ОКТЯБРЯ В ЗАКАВКАЗЬЕ
  11. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ И УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ЗАКАВКАЗЬЕ
  12. 1. Завоевание арабскими войсками стран Закавказья
  13. ПОЛОЖЕНИЕ В ЗАКАВКАЗЬЕ В НАЧАЛЕ 1920 ГОДА.
  14. УРАРТСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ. НАЧАЛО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА В ЗАКАВКАЗЬЕ