<<
>>

ФИЛОСОФСКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ В СТАТИСТИЧЕСКИХ И СЕМИОТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ Жданова А.В., Алексеева Е.А.


Строя собственную предметность в соответствии с целями, задачами и спецификой изучаемого объекта и разрабатывая собственные конкретные методы познания, социально-гуманитарные науки, в том числе статистика, активно используют философские идеи и методологические принципы.
Среди них можно назвать известные принципы развития, взаимосвязи, социально-исторической обусловленности, целостности, зависимости количественных и качественных изменений и др.
В статистические исследования философские идеи, предпосылки и основания в той или иной мере всегда уже включены de facto. Так, именно на основании философских предпосылок (при этом вовсе не обязательно осознаваемых и эксплицируемых самими исследователями) статистики решают, что составляет природу изучаемого явления и какие факторы его определяют (т.е. что в данном исследовательском контексте достойно изучения, а что нет); категоризируют значимые и незначимые социальные признаки; очерчивают границы изучаемых классов.
Присутствие философских содержаний в статистических исследованиях можно показать на примере отличий экономико-статистического анализа продукции и доходов экономики страны с помощью используемой в настоящее время методологии системы национальных счетов (СНС) и применявшейся в странах с административно-централизованной экономикой системы баланса народного хозяйства (БНХ).
Система баланса народного хозяйства, в отличие от методологии СНС, базировалась на положениях марксистской теории о приоритете материального производства по отношению к другим видам деятельности. В силу этого к производственной сфере относили только производство материальных благ и услуг в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, связи и других отраслях. Оказание нематериальных услуг в области образования, здравоохранения, культуры, искусства и т.д. считалось непроизводительным; эти отрасли относили к непроизводственной сфере. Соответственно, при определении величины совокупного общественного продукта и национального дохода страны результаты деятельности этих отраслей не учитывались.
На этом примере очевидно, что именно исходные философские идеи, задавая макроэкономическую модель, следовательно, методологические основы, критерии, параметры и способ построения статистической предметности, в конечном счете, в значительной мере определяют и конечный результат экономико-статистического анализа. То есть философские содержания присутствуют в экономико-статистическом анализе как «на входе», так и «на выходе».
А применяемая в статистике конкретная методология исследования (статистический анализ, включающий в себя описание, сравнительный анализ, структурный анализ, метод абсолютных и относительных величин, метод группировок, индексное моделирование, корреляционно-регрессионный анализ, методы аналитического выравнивания на основании построения трендовых моделей и др.) будет использоваться на основе уже принятой исследователем философско-экономической (исходной) макроэкономической модели и предполагаемых ею параметров статистической предметности.
Присутствие философских содержаний в статистических исследованиях можно зафиксировать уже на уровне фактически используемого в статистике понятийного аппарата, в исходных представлениях статистика о природе исследуемого явления, его структуре и его существенных (образующих это явление) свойствах.

В этом ракурсе становится очевидным значение философии для организации грамотного, точного, теоретически выверенного статистического исследования, для получения достоверных статистических результатов, их адекватной, корректной интерпретации. В частности, речь в данном контексте можно вести о значении философского метода сущностного описания (эйдетической дескрипции) для статистики (как, впрочем, и для других социально-гуманитарных наук): философское сущностное описание проясняет и выверяет исходную понятийно-смысловую основу, организующую статистический анализ и неявно присутствующую в его результате.
Для статистики философский метод сущностного описания важен в силу уже самой ее трансдисциплинарности. Свою предметность статистика строит на основе дисциплинарных онтологий конкретных социально-гуманитарных наук; и сущностное усмотрение, методическая проработка понятий здесь необходимы в силу самой природы статистических совокупностей.
Статистические совокупности суть исследовательские конструкты, которые статистик строит на основе определенного понимания природы, характера и свойств изучаемого явления, вычленяя необходимое и четко фиксированное количество вводимых в поле исследования его существенных характеристик, элементов и факторов, которые, как он полагает, связаны с исследуемым явлением, влияют на него.
Метод статистических группировок предполагает выявление социально-экономических типов в изучаемой совокупности и требует четкого вычленения, определения и отграничения качественно однородных (в существенном отношении) групп социально-экономических явлений. Именно эйдетическое описание, выявляя сущность как нечто «очищенное», «предельно различенное», помогает статистику критически выверять свои познавательные средства и процедуры с точки зрения принципа качественной однородности групп, вычленяемых на основании выделенных социально-экономических критериев и характеристик исследуемых явлений, их сходств и различий, что важно для правильной систематизации единиц совокупности.
Соблюдение принципа качественной однородности - непременное условие получения адекватной обобщающей статистической информации; нарушение этого принципа не позволяет правильно определить количественные характеристики, причинные связи и тенденции развития изучаемых явлений, выявить влияние различных факторов на динамику статистических показателей, их взаимодействие, построить верный прогноз и др.
Далее, философский анализ позволяет глубже понять природу и особенности и статистических закономерностей.
Так, если воспользоваться известным делением наук Баденской школы неокантианства по критерию использования номотетического и идиографического методов, то статистика, как справедливо заметил еще в начале прошлого века известный статистик А.А. Чупров в своей книге «Очерки по теории статистики» (СПб., 1910), представляет их своеобразный синтез: претендуя на раскрытие социальных закономерностей (что можно отнести к номотетическому методу), она вскрывает эти закономерности применительно к конкретному месту и определенному времени (что позволяет приписать ее выводам идиографический характер).
Философский анализ позволяет вскрыть еще одну особенность статистических закономерностей, а именно показать, что они носят не каузальный (определяющий конкретные случаи), а, так сказать, «финальный» характер (обобщающий групповые данные вне анализа их конкретной, индивидуальной причинности).
Семиотические методы исследования также имеют свои философские предпосылки и основания. Можно сказать, что в наиболее ярких случаях философские предпосылки и основания непосредственно включены в саму текстуру семиотического анализа, являются условием его возможности.
В качестве примера можно привести семиологический анализ (в данном случае, как и во многих других, семиология и семиотика употребляются как синонимы), проведенный Р. Бартом в его работе «Мифологии». Барт стремится раскрыть сущность мифов, порождаемых повседневной жизнью французского общества. Миф, по Барту, невозможно выделить ни на основе его субстанции, предмета сообщения, ни на основе материального носителя сообщения. Миф, несомненно, есть сообщение, но это не обязательно устная или письменная речь. Миф - это форма, и в качестве таковой доступен семиологическому анализу. Барт показывает вторичность мифа как семиологической системы: миф создается на основе некоторой последовательности знаков, которая существует до него, он как бы паразитирует на языке-объекте, превращая его знаки в свое означающее и опустошая их в процессе этого превращения. Суть мифа, по Барту, заключается в том, что «он превращает историю в природу» [1, с. 96].
Для того чтобы расшифровать это заявление, нужно вскрыть его философские предпосылки, показать, какая философская картина мира лежит в основании семиологи- ческих рассуждений Барта и определяет его критику современных мифов. Миф, по Барту, осуществляет инверсию и превращение реальных отношений, складывающихся в обществе. Общественная реальность, прежде всего, исторична и изменчива, она определяется тем способом, которым была произведена людьми. Миф же придает этой реальности видимость естественности, чего-то само собой разумеющегося и неизменного. «До мифологизации внешний мир являет собой диалектическую взаимосвязь различных видов человеческой деятельности, поступков; после мифологической обработки он предстает в виде гармонической картины неизменных сущностей. Проделывается некий фокус: реальность опрокидывают, вытряхивают из нее историю и заполняют природой; в результате вещи лишаются своего человеческого смысла и начинают означать лишь то, что человек к ним непричастен» [1, с. 111 - 112].
Таким образом, можно отметить, что реальность предстает в философской картине мира Барта, прежде всего, как историческое образование, как результат человеческой деятельности и выборов человека (даже в самом естественном предмете присутствует воспоминание о действиях человека), как нечто противоречивое, неустойчивое и требующее постоянного вмешательства. «При переходе от истории к природе миф действует экономно; он уничтожает сложность человеческих поступков, придает им простоту сущностей и элиминирует всякую диалектику, пресекает всякие попытки проникнуть по ту сторону непосредственно наблюдаемого; он творит мир без противоречий, потому что в нем нет глубины, и располагает его перед нашим взором во всей его очевидности, безмятежной ясности; кажется, что вещи значат что-то сами по себе» [1, с. 112].
Реальность же имеет глубину и запрашивает критическое познание (включающее в себя распредмечивание существующего, снятие с вещей привычных «доксических» смыслов, а с поступков - власть Обычая) и творческое действие. Именно непрерывный процесс творения мира, предполагающий действенность, неизбывную свободу и ответственность человека, и затушевывает мифологическое обездвижение реальности.
Итак, так же, как и в случае со статистикой, данный пример с очевидностью обнаруживает наличие глубокой связи между философией и семиологическим анализом, непосредственную включенность философских предпосылок и оснований в саму текстуру семиотического анализа. И, как показывает наше исследование, недостаточно описывать соотношение философского и семиологического (или статистического) анализов в терминах их комплементарности, поскольку философия здесь - не граница семиологии (или статистики). Она выполняет свою объясняющую и интерпретирующую функцию не до или после проведения исследования методами семиологии или статистики, философия здесь оказывается внутри самих семиологических (статистических) исследований, являясь их «архэ», т.е. таким началом, которое не исчезает в процессе исследования, а придает ему его же собственный смысл.
Работа выполнена при поддержке БРФФИ, договор № Г07-114.
Литература
  1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика. - М.: Прогресс, 1989.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008 {original}

Еще по теме ФИЛОСОФСКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ В СТАТИСТИЧЕСКИХ И СЕМИОТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ Жданова А.В., Алексеева Е.А.:

  1. Теоретические предпосылки социально-философской доктрины О. Конта
  2. § 3.1. Теоретические предпосылки
  3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  4. § 2. Теоретические предпосылки изучения самоопределения.
  5. Теоретические предпосылки формирования социологии культуры
  6. 5.2 Социально-статистические исследования в первой половине XIX в.
  7. 1. Идейно-теоретические предпосылки становления веберовской интерпретивной парадигмы
  8. 5 "ПОЛИТИЧЕСКАЯ АРИФМЕТИКА" И СОЦИАЛЬНО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДО СЕРЕДИНЫ XIX в
  9. Статистическая обработка результатов психолого-педагогического исследования
  10. Приложение Б Исследование статистических свойств функций оценивания качества
  11. 6.1. Специфика социокультурного подхода к изучению гражданского общества: уровни анализа, теоретические предпосылки и принципы
  12. 3. Применение статистических методов и средств формализации в психолого-педагогическом исследовании
  13. Исторические, научные и философские предпосылки возникновения социологии
  14. Историко-философские предпосылки и размежевания.
  15. Результаты применения метода эмпирико-статистического выявления традиционного и инновационного на основе повторных исследований
  16. 2.1. Предыстория и социально-философские предпосылки возникновения социологии
  17. Социокультурные предпосылки философской мысли Нового времени