<<
>>

СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ ЭТОС ПОЗНАНИЯ И ЦИВИЛИЗАЦИИ Алексеева Е.А.


Соотносясь с кантовским пониманием просвещения, М. Фуко («Что такое просвещение») ставит вопрос: не можем ли мы рассматривать современность не как исторический период, а как установку? Под установкой он подразумевает способ отношения к актуальности; добровольный выбор, осуществляемый отдельными людьми, и, наконец, способ мыслить и чувствовать, способ действия и поведения, который одновременно указывает на определенную принадлежность и выступает как задача.
Это, замечает Фуко, несколько напоминает то, что греки называли этосом.
Говоря об «этосе» познания и цивилизации, важно прояснить некоторые исходные условия возможности этих двух феноменов, которые являются не всегда осознаваемыми предпосылками их существования («здорового» и способного к развитию существования). Многие мыслители ХХ в. отмечали, что культура и цивилизация (здесь в самом простом смысле - как отличие от варварства; и тогда варварство - тоже не исторический период, а установка, существующая и в настоящем) могут жить только в особой среде и только когда воспроизводятся особые условия. Если вернуться к терминологии Фуко, то можно сказать, что культурная традиция - это не набор знаний, а, прежде всего, особая воспроизводящаяся установка, в результате реального существования, осуществления которой может быть произведено нечто, ставшее культурным образцом, идеей и т.д.
Ортега-и-Гассет пишет: «Кто жаждет идей, должен прежде их домогаться истины и принимать те правила игры, которых она требует. Бессмысленно говорить об идеях и взглядах, не признавая системы, в которой они выверяются, свода правил, к которым можно апеллировать в споре. Эти правила - основы культуры. Не важно, какие именно. Важно, что культуры нет, если нет устоев, на которые можно опереться. Культуры нет, если нет основ законности, к которым можно прибегнуть. Культуры нет, если к любым, даже крайним, взглядам нет уважения, на которое можно рассчитывать в полемике. Культуры нет, если экономические связи не руководствуются торговым правом, способным их защитить...
Если всего этого нет, то нет и культуры, а есть в самом прямом и точном смысле слова варварство» [1] (курсив мой - Е.А.).
Именно поддержание - собой - этих основ культуры и есть реальная включенность в культурную традицию. Здесь важно подчеркнуть следующую вещь, которая практически игнорируется не только в нашей системе образования, но и в нашей интеллектуальной среде. Развитие культуры предполагает обязательное воспроизводство определенных условий: это постоянная установка на истину, умение придерживаться свода правил, интеллектуальных (которые в то же время являются и моральными) императивов. И если мы в своей деятельности не «домогаемся истины» и не «доискиваемся правды» (как писал Ортега-и-Гассет), если мы высказываем пустые мнения или просто интеллектуально лоббируем собственные (или чужие) интересы, то мы оказываемся вне культуры, то есть оказываемся варварами.
В этом случае не какие-то внешние силы или «объективные обстоятельства» разрушают культуру, а мы сами не в силах соответствовать культурным требованиям, которые ведь, на самом деле, очень жестки и нарушения которых всегда имеют очень опасные последствия, хотя мы можем этого (по безответственности, как правило, и реже, как чеховский «злоумышленник», по невежеству) и не замечать.

Об этой опасности в ХХ в. буквально кричали многие мыслители. Так, Ортега-и- Г ассет написал об испанской культуре то, что с полным правом относится и к нашей нынешней: «Скудость испанской интеллектуальной культуры не в большей или меньшей нехватке знаний, а в той привычной бесшабашности, с какой говорят и пишут, не слишком заботливо сверяясь с истиной. Словом, беда не в большей или меньшей неистинно- сти - истина не в нашей власти - а в большей или меньшей недобросовестности, которая мешает выполнять... необходимые для истины условия. В нас неискореним тот деревенский попик, что победно громит манихеев, так и не позаботясь уяснить, о чем же они, собственно, толкуют» [1] (курсив мой - Е.А.). (Кстати, замечу, что распространенное в советском информационном обиходе: «я не читал, но скажу.», самым назойливым образом продолжает действовать и в нашей интеллектуальной среде).
Именно о воспитании интеллектуальной добросовестности и должно заботиться образование, какого бы уровня оно ни было. Поскольку если мы, исходя из собственных интересов (материальных, самолюбия, честолюбия, властолюбия и т.д.), проявляем интеллектуальную (она же здесь - и моральная) недобросовестность, искажаем истину и помогаем искажать ее другим, то именно мы - здесь и сейчас - разрушаем культуру и культурную традицию, которая создавалась тысячелетиями трудом и самопожертвованием сотен тысяч людей (именно самопожертвованием - это не преувеличение). И, кстати, только благодаря этой традиции строгого и самоотверженного мышления, направленного на истину и не руководствующегося сиюминутными корыстными интересами, мы сейчас не сидим на кочках в болоте, а пользуемся электричеством, компьютером, мобильным телефоном и прочими «благами цивилизации». Пользоваться-то мы пользуемся, а сохранять своим мышлением и действием культурные основы и необходимые условия воспроизводства и поддержания того, что с таким трудом создано, не всегда хотим. Всякое присоединение к действительной культуре может быть только личным обращением (обращением почти в религиозном смысле слова, как можно «обратиться в веру», так можно «обратиться» и в культуру).
Мы должны ясно понимать, что, разрушая центральную культурную установку, о которой писал Ортега-и-Гассет, - домогаться истины и принимать те правила игры, которых она требует, - мы рубим сук, на котором сидим. Такое предательство всегда имеет свои последствия. И чем сложнее и разветвленнее культура, чем большими техническими возможностями обладает человечество, тем оно опаснее. (И катастрофы ХХ века - и социальные, и техногенные - это прекрасно показали). Это отмечал и Г. Гессе. «Вскоре стало ясно, что духовной расхлябанности и бессовестности нескольких поколений оказалось достаточно, чтобы причинить вполне ощутимый вред и практической жизни, что на всех более или менее высоких поприщах, в том числе и технических, умение и ответственность встречаются все реже и реже. Люди знают или смутно чувствуют: если мышление утратит чистоту и бдительность, а почтение к духу потеряет силу, то вскоре перестанут двигаться корабли и самолеты, не будет уже ни малейшего авторитета ни у счетной линейки инженера, ни у математики банка и биржи, и наступит хаос. Прошло, однако, довольно много времени, прежде чем пробило себе дорогу понимание того факта, что и внешняя сторона цивилизации, что и техника, промышленность, торговля и так далее тоже нуждаются в общей основе интеллектуальной нравственности и честности» [2, с. 94, 95]. Правда, в полной мере это понимание пробило себе дорогу пока только в рамках романа Г. Г ессе «Игра в бисер», в реальной истории мы до него еще не доросли.
И эта опасность проходит по всему полю культурного существования. Если мы в точке собственной деятельности нарушаем профессиональный этос, то это с необходимостью отзовется в других точках социального пространства. Так и наступает хаос. В таком случае мы сами участвуем в создании универсума недобросовестности и непрофессионализма.
Установка на истину, интеллектуальная честность и ответственность - исторически действующие силы. И когда они реально действуют - только тогда и существует некое хрупкое (требующее постоянной поддержки) состояние, которое мы можем назвать культурой и цивилизацией. Но эти силы не могут действовать автоматически, только живое индивидуальное существование способно организовывать себя и свою деятельность под знаком понимания жизненной необходимости этих качеств.
Работа выполнена при поддержке БРФФИ, договор № Г07-114.
Литература
  1. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.philosophy.ru/ library/ortega/vosst.html. - Дата доступа: 29.02.2008.
  2. Гессе, Г. Избранное. Сборник. - М., 1984.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008

Еще по теме СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ ЭТОС ПОЗНАНИЯ И ЦИВИЛИЗАЦИИ Алексеева Е.А.:

  1. Глава 2. История развития и современные представления о научном познании
  2. 2.1. Конкретно-научный уровень методологии в психологии. Развитие научных взглядов на сущность психических явлений в исторической перспективе Что выступает содержанием конкретно-научного уровня методологии в научных исследованиях?
  3. 14.2. Проблемы методологии научного познания в позитивизме и неопозитивизме
  4. Лекция 15. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ТЕОРИЯИ МЕТОДОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ ОБЩЕСТВА
  5. 1.3. Общенаучный уровень методологии 1.3.1. Особенности ненаучного и научного познания Что такое наука?
  6. Научное познание как деятельность
  7. 7. Идея анархистской методологии научного познания в работе П. Феі ерабенда «Против методологического принуждения» •
  8. ЛЕКЦИЯ 10. ПРОБЛЕМА ПОЗНАНИЯ (ГНОСЕОЛОГИЯ). НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ.
  9. ПОЗНАНИЕ КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА. НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ
  10. 1.Познание как процесс. Два уровня познания: эмпирический и рациональный. Формы познания.