<<
>>

СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Чижова Т.В.


Понятие «современности» или «модерна» прочно утвердилось в категориальном аппарате социальных наук с момента их зарождения. По сути, социология XIX - начала ХХ вв. стала теоретическим ответом на запросы социальной практики: переход к индустриальному обществу, развитие промышленного капитализма, ускорение социальных процессов обусловили необходимость осмысления «состояния современности».
Современное общество характеризуется высокой интенсивностью трансформаций и глобальных изменений. Для характеристики данных процессов в западном социально-философском и научном знании используются различные определения: постиндустриальное, постинформационное, постмодерное, а также общество «позднего» или «второго» («радикального», «высокого») модерна (У. Бек, Э. Гидденс). Исследователи определенно сходятся в одном: на наших глазах происходит формирование нового социума, многомерностью своих процессов, чрезвычайным динамизмом и способностью к постоянной трансформации и самообновлению. В связи с этим весьма актуальным становится вопрос о месте и роли социальных субъектов, принимающих участие в процессах трансформации: какие субъекты на сегодняшний день способны управлять существующими социальными порядками и привносить в них новое, при всей видимости хаоса и бесконтрольности современной реальности?
В условиях стагфляции и структурных кризисов 70-х - начала 80-х гг. на Западе происходит поиск новых форм социально-теоретического познания для осмысления радикальных социальных трансформаций. Для описания радикальных изменений в социальной действительности была разработана концепция постиндустриального общества. Новое общество, согласно Д. Беллу, обладает следующими чертами: промышленное производство уже не имеет такого значения, как прежде и вытесняется «сервисным сектором», основным ресурсом и доминирующей формой деятельности становится не труд, а знание и его производство. Ключевая роль в нем отводится информации и электронным средствам, обеспечивающим техническую базу для ее использования и распространения [1]. В связи с этим широкое распространение для обозначения нового этапа исторического развития получил термин «информационное общество». Концепции постиндустриального (информационного) общества являют собой пример оптимистичного взгляда на исторический процесс, предвещая человечеству на новом витке развития избавление от «болезней роста» индустриального периода. Децентрализация в политике и экономике, превалирующая роль знаний приведут, по мнению апологетов постиндустриализма, к такому типу общества, где власть будет принадлежать не правительствам, а новой интелле- куальной элите, «белым воротничкам». Взамен догоняющей модернизации отсталым регионам предлагается совершить инновационный скачок - от доиндустриального (слаборазвитой промышленности, неустойчивой экономики) к информационному типу цивилизации и таким образом стать полноправными субъектами международных отношений.
В 80 - 90-е гг. ХХ века формируется новое направление социолого-философской мысли, представители которого заявляют о радикальном разрыве с современностью (модерном) и описывает будущее состояние общества - общества «постмодерн». «Состояние постмодерна» (Ф. Лиотар) описывается в метафорических словоформах «конца истории», «конца социального», «смерти субъекта», «кризиса легитимации социального знания» и пр.
Как верно отметил социолог З. Бауман, понятие постмодерна артикулирует в первую очередь опыт самих интеллектуалов, состоящий в переоценке их позиции в обществе. Им больше не принадлежит просвещенческая и идеологическая функции в легитимации наличного порядка или создания рациональных утопий - образов наилучшего общественного устройства. Таким образом, «кризис легитимации» становится «кризисом статуса» интеллектуалов» [5, с. 350].
Гораздо более умеренный диагноз современности составляют сторонники концепции второго или позднего модерна Э. Гидденс и У. Бек. Полемизируя с представителями постмодернизма, Э. Гидденс полагает, что недостаточно ввести новый термин «постмодерн», но следует проанализировать заново природу модерна, как она была описана социальными науками. «Этот анализ покажет, что мы входим не в эпоху постмодерна, а в эпоху, которую следует рассматривать как радикализацию и универсализацию модерна. За последней же уже можно видеть контуры нового порядка, который и есть "постмодерн", но он совершенно отличен от того, что сейчас именуется "постмодерном"» [3, с. 82]. В качестве четырех базовых институциональных измерений модерна Э. Гидденс называет капитализм, индустриализм, наличие развитого административного аппарата надзора, контроль над средствами насилия. Комбинация всех этих факторов, согласно английскому социологу, делает невозможным сопротивление экспансии Запада. Отсюда, делает вывод Гидденс, возникает феномен глобализации модерна.
Следует отметить, что с 70-х гг. наблюдается интернационализация производства и всей общественной жизни, выражающееся в создании ТНК, интеграционных процессах в Европе, усилении роли стратегических альянсов. Очевидно, что концепции глобализации являются продолжением и в то же время преодолением теорий модернизации, в терминах которых до конца 80-х - начала 90-х гг. в рамках западной социальной философии описывались фундаментальные сдвиги в обществе. Пришествие «второго модерна» заставило пересмотреть прежние представления о характере социальных изменений в современном мире, а главное - вывело на сцену современных глобальных событий ряд новых социальных субъектов.
В зависимости от уровня и масштаба деятельности (так, П. Штомпка выделяет «мезо-», «макро-» и «микроуровень» [6]) в качестве субъектов политических, экономических и культурных процессов современности могут выступать: 1) человечество в целом, наднациональные организации и корпорации, международные объединения, массовые социально-политические движения (мезоуровень); 2) национальные государства, отдельные институты, «народ», национальные партии и движения (макроуровень); 3) коллективы, сообщества по интересам, частные инициативы, индивиды (микроуровень).
В рамках концепций глобализации выделяют два структурных уровня: «глобализации сверху» и «глобализации снизу» - и соответствующих каждому из них субъектов социальных трансформаций. На верхнем этаже сосредоточены власть и капитал - данный уровень представляют всемирные финансовые организации, транснациональные компании, военные альянсы, мировые СМИ, международные НПО (все указанные образования контролируют несколько сильных держав). Нижний этаж являет собой сопротивление неограниченной экспансии капиталов на местные рынки, ведущей к радикальному переустройству социального пространства, сопровождающегося все большим обнищанием бедных слоев населения, к захвату культурного пространства образцами массовой поп- культуры, к внутриполитической рекогносцировке и, как результат, фактической утрате суверенитета и традиционных форм идентичности. На данном уровне субъектами социального и политического действия выступают различные международные, межрегиональные, национальные и локальные сообщества, движения, коллективы, объединенные самыми разными лозунгами, целями и ценностями [4]. Очевидно, что социальные субъекты верхнего уровня относятся к сегментам «центра» мировой системы, а нижнего - преимущественно к «периферии» и «полупериферии».
Литература
  1. Бек, У. Что такое глобализация? - М., 2001.
  2. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. - М.,

2004.
  1. Гидденс, Э. Последствия модерна // Современная теоретическая социология: Энтони Гидденс. Реферативный сборник - М., 1995.
  2. Негри, А., Хард, М. Империя. - М., 2004.
  3. Полякова, Н. ХХ век в социологических теориях общества. - М., 2004.
  4. Штомпка, П. Социлогия социальных изменений. - М., 1996.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 5 - 6 ноября 2008 г.; Институт философии НАН Беларуси. - Минск: Право и экономика. - 540 с.. 2008 {original}

Еще по теме СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Чижова Т.В.:

  1. ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО КАК СУБЪЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  2. Социально-биологические и личностные предпосылки формирования субъектов гражданского общества
  3. 3. Реформирование социальной сферы и социальная работа в контексте системной трансформации в странах Восточной Европы и СНГ
  4. Трансформация производственных отношений постиндустриального общества
  5. Фомченкова Г алина Алексеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ БЕЗОПАСНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА, 2014
  6. ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЙ КОНТЕКСТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОСТСОВЕТСКИХ ОБЩЕСТВ: К МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ Нечипоренко О.В., Самсонов В.В.
  7. Механизмы социокультурной идентификации субъектов гражданского общества
  8. Антропосоциокультуросинтез как способ самоконструирования и самособирания субъектов гражданского общества
  9. ТЕМА 2. СУБЪЕКТЫ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
  10. Субъекты социальной безопасности.
  11. ГЛЕБОВА Анна Николаевна. МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК СУБЪЕКТ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА, 2015
  12. Какие существуют подходи в социальной философии к определению социальной структуры общества?
  13. 3.2. Объект и субъект социальной работы