<<
>>

2. Основная теорема структуралистского конструктивизма

Данная теорема позволяет изучать характер социальных практик в контексте

интегрального учета весьма различных факторов социальной жизни. В самом общем

виде сам Бурдье представляет её следующим образом: <(габитус) х (капитал)> +

поле = практики

Её суть станет понятной при рассмотрении конкретных составляющих данной

формулы.

Концепция габитуса

Термин "габитус" использовался в научной литературе различными авторами,

такими как Гегель, Вебер, Дюркгейм, Мосс в самых разных значениях, но в их

1 Бурдье П. Начала. М.: Socio-Logos, 1994. – С. 28

275

работах он, главным образом, выступал как вспомогательное понятие. Для Бурдье

габитус – одна из центральных категорий, которую он неоднократно рассматривает в

различных работах, подчеркивает те или иные ее грани. Отметим наиболее важные.

По Бурдье, объективная социальная среда производит габитус – "систему

прочных приобретенных предрасположенностей", которые в дальнейшем

используются индивидами как активная способность вносить изменения в

существующие структуры, как исходные установки, которые порождают и

организуют практики индивидов. Как правило, эти предрасположенности не

предполагают сознательной нацеленности на достижение определенных целей, ибо

на протяжении длительного времени они формируются возможностями и

невозможностями, свободами и необходимостями, разрешениями и запретами.

Естественно, что в конкретных жизненных ситуациях люди исключают наиболее

невероятные практики.

Габитус в принципе отличается от научных оценок. Если наука после

проведенных исследований предполагает постоянную коррекцию данных, уточнение

гипотез и т.д., то люди, как считает Бурдье, "придают непропорционально большое

значение раннему опыту". Эффект инертности, рутинности предрасположенности

проявляется в том, что люди, прекрасно адаптировавшиеся к прошлым реалиям,

начинают действовать невпопад в новых реалиях, не замечая, что прежних-то условий

больше нет.

Для иллюстрации данного тезиса социолог приводит "любимый пример

Маркса" – Дон Кихота: среда, в которой он действует, слишком отличается от той, к

которой он объективно приспособлен, что обусловлено характером его раннего

опыта. Аналогично, многие россияне ныне безуспешно пытаются "пережить" новые

экономические социальные условия в значительной степени из-за своего габитуса, в

частности, предрасположенностей к патерналистской роли государства, которые

сформировались под влиянием их раннего опыта.

Габитус позволяет в социальных практиках связывать воедино прошлое,

настоящее и будущее. Что бы не обещали наши политики, будущее России так или

иначе сложится путем воспроизведения прошлых структурированных практик, их

включения в настоящее, независимо от того, нравятся они нам или нет сегодня.

Именно так, согласно структуралистско–конструктивистской парадигме,

творится история. "Habitus, – отмечает Бурдье, – продукт истории, производит

индивидуальные и коллективные практики – опять историю – в соответствии со

схемами, порождаемыми историей. Он обусловливает активное присутствие

прошлого опыта, который, существуя в каждом организме в форме схем восприятия,

мыслей и действия, гарантирует “правильность” практик и их постоянство во времени

более надежно, чем все формальные правила и эксплицитные нормы. Такая система

предрасположенностей, т.е. присутствующее в настоящем прошедшее,

устремляющееся в будущее путем воспроизведения однообразно структурированных

практик...

есть тот принцип преемственности и регулярности, который отмечается в

социальных практиках"2.

Концепция габитуса обосновывает методологические принципы

прогнозирования будущего через преодоление антиномии – детерминизма и свободы,

2 Современная социальная теория: Бурдьё, Гидденс, Хабермас. Новосибирск: Изд–во

Новосибирского университета, 1995. – С. 19

276

сознательного и бессознательного, индивида и общества. "Поскольку habitus, –

замечает Бурдье, – это бесконечная способность для производства мыслей,

восприятий, выражений и действий, пределы которой заданы историческими и

социальными условиями его производства, то и обусловленная и условная свобода,

которую он представляет, также далека от создания непредсказуемого нового, как и

от простого механического воспроизводства первоначальных условий"3.

Принципы концепции габитуса ориентируют исследователей на более

объективный анализ "субъективных ожиданий". В этой связи Бурдье критикует те

политические и экономические теории, которые признают только "рациональные

действия". По мнению социолога, характер действия зависит от специфических

шансов, которыми обладают индивиды, различия между индивидуальными

габитусами обусловливает неравномерность их социальных притязаний. Это

проявляется буквально во всем в нашей повседневной жизни: склонность, например, к

инвестициям зависит от власти над экономикой. Люди формируют свои ожидания в

соответствии с конкретными индикаторами доступного и недоступного, того, что "для

нас" и "не для нас", тем самым приспосабливая себя к вероятному будущему, которое

они предвидят и намечают осуществить. Бурдье замечает: "Такая

предрасположенность, всегда отмеченная (социальными) условиями ее приобретения

и реализации, обычно приспособлена к объективным шансам удовлетворения

потребностей или желаний, настраивает агентов "по одежке протягивать ножки" и,

таким образом, играет важную роль в процессах, направленных на создание

вероятной реальности"4.

Как видно, концепция габитуса позволяет развенчать иллюзии о равных

"потенциальных возможностях" будь то в экономике или политике, которые лишь

теоретически, на бумаге существуют для всех.

Капитал и его виды

Естественно, что предрасположенность агента к тому или иному действию во

многом зависит от средств, которыми они располагают. Для того, чтобы обозначить

средства, с помощью которых агенты могут удовлетворять свои интересы, Бурдье

вводит понятие капитал. Капиталы можно представить как эквивалент понятию

ресурсы, используемого Э. Гидденсом (см. тему шестнадцать).

Итак, капиталы выступают как «структуры господства», позволяющие

индивидам достигать своих целей. Чем больше объем капиталов, чем более они

разнообразны, тем легче их владельцам достигать тех или иных целей.

В работе «Социальное пространство и генезис “классов”» Бурдье выделяет

четыре группы капиталов. Это экономический капитал, культурный капитал,

социальный капитал и символический капитал5.

Экономический капитал представляет собой самые различные экономические

ресурсы, которые могут быть задействованы агентом – деньги, разнообразные товары

и т.д.

3 Там же, с.20

4 Там же, с.31

5 Бурдье П. Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993. – С. 57

277

Культурный капитал включает в себя ресурсы, имеющие культурную природу.

Это прежде всего образование, авторитет учебного заведения, который окончил

индивид, востребованность его аттестатов и дипломов на рынке труда. Составляющей

культурного капитала является и собственно культурный уровень самого индивида.

Социальный капитал – средства, связанные с принадлежностью индивида к

конкретной социальной группе. Понятно, что принадлежность к высшему классу дает

индивиду больше властных возможностей и жизненных шансов.

Символический капитал – это то, что обычно называется именем, престижем,

репутацией. Человек, узнаваемый на телеэкране, обладает большими ресурсами,

чтобы добиться своих целей, чем те индивиды, которые популярностью не обладают.

Практически все капиталы обладают способностью конвертироваться друг в

друга. Так, обладая символическим капиталом, можно подниматься вверх по

социальной лестнице, обретая тем самым и социальный капитал. Только культурный

капитал имеет относительную самостоятельность. Даже имея большой объем

экономического капитала, не так то просто обрести культурный капитал.

Конверсия капиталов осуществляется по определенному обменному цензу,

который зависит от культуры общества, состояния рынка. Спроса на нем на тот или

иной вид капитала.

Капиталы дают агентам власть над теми, у кого их меньше или у кого их вовсе

нет. Естественно, что характер действий у индивидов, обладающих бoльшим объемом

капитала, будет иной по сравнению с теми, у кого капитала меньше.

Объем и структуру капиталов не так уж сложно вычислить эмпирически. Этот

факт придает теории структуралистского конструктивизма практическую

направленность.

Концепция поля

По Бурдье, социальное поле – это логически мыслимая структура, своего рода

среда, в которой осуществляются социальные отношения. Но вместе с тем,

социальное поле – это реальные социальные, экономические, политические и др.

институты, например, государство или политические партии.

Вводя данное понятие, социолог делает акцент на том, что его интересуют не

институциональные структуры сами по себе, а объективные связи между различными

позициями, интересами, задействованных в них людей, их вступление в

противоборство или сотрудничество друг с другом за овладение специфическими

выгодами поля. Выгоды поля могут быть самые разные – обладание властью,

экономическими или интеллектуальными ресурсами, занятие доминирующих позиций

т.д.

Все социальное пространство неравномерно распределено во времени и

пространстве и состоит из нескольких полей – поля политики, поля экономики, поля

религии, научного поля, поля культуры и т.д. Естественно, что то или иное

социальное поле не может существовать без адекватной полю практики агентов: в

политическое поле попадают не все, а лишь те индивиды, которые так или иначе

имеют отношение к политике; в религиозное – верующие люди и т.д.

Заметим, вводя понятие агента в противоположность субъекту, Бурдье

дистанцируется от традиционного структурализма, согласно которому социальная

278

структура полностью детерминирует и социальный статус человека, и его поведение.

Агенты же предрасположены к собственной активности. Чтобы поле

функционировало, необходимо не просто отношение агентов к полю, их формальная

активность. Нужна ещё их предрасположенность действовать по его правилам,

наличие у них определенного габитуса, включающего в себя знание правил поля,

готовность их признавать и адекватно действовать.

Поле всегда предстает перед агентом уже существующим, заданным, а

конкретно индивидуальная практика может лишь воспроизводить и преобразовывать

поле. Так, например, конкретные люди, готовые и могущие заниматься

предпринимательством входят в экономическое поле. Их предпринимательские

действия в данном экономическом поле одновременно и воспроизводят и в

определенной степени трансформируют поле. Затем воспроизведенное уже новое

поле, со своей стороны, предоставляет возможность и средства для инновационной

экономической практики агентов, одновременно придавая их поведению

нормативную заданность. И далее процесс повторяется вновь и вновь.

Концепция поля позволяет социологу учесть в социальной практике агента

сознательное и спонтанное, вычленить два принципиально различных механизма

порождения действий. С одной стороны, правила поля предполагают хотя бы

минимальную рациональность (постановка целей, выбор средств и достижений и т.д.),

а с другой – спонтанную ориентацию (весьма показательны в этом плане спонтанные

оценки и действия юных коммерсантов в рамках нарождающихся рыночных

отношений).

Представление социальной жизни через призму социального поля оказывается

эффективным инструментом при анализе реального противоборства. Поле предстает

как пространство борьбы, компромисса, союза самых различных сил, которые

выражаются в конкретных социальных практиках. В немалой степени отношение

борьбы и союзов, их характер зависит от различий собственных характеристик

агентов.

Социолог особо подчеркивает, что в поле всякая компетентность

(экономическая, социальная, интеллектуальная и т.д.) является не просто технической

способностью, а капиталом, необходимым, чтобы пользоваться потенциальными

правами и возможностями, формально существующими для всех.

В заключении вернемся к формуле Бурдье:

<(габитус) х (капитал)> + поле = практики

Она отображает суть методологической стратегии, предложенной Бурдье.

Если мы имеем данные о габитусе агента, объемах и структуре его капиталов, знаем в

каком конкретно социальном поле агент действует, мы можем получить желаемое –

знание о характере его социальных практик, способностях конструировать те или

иные структуры.

<< | >>
Источник: С.А. КРАВЧЕНКО. СОЦИОЛОГИЯ: ПАРАДИГМЫ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ. 2Издательство: Экзамен, 315 стр. Москва. 2002

Еще по теме 2. Основная теорема структуралистского конструктивизма:

  1. Тема 17. СТРУКТУРАЛИСТСКИЙ КОНСТРУКТИВИЗМ П. БУРДЬЕ
  2. Конструктивизм девяностых
  3. 33. А. Фуко: структуралистская программа исследования культуры •
  4. 34. Структуралистская методологическая программа в этнографии К, Леви-Стросс) •
  5. Ш. Теоремы
  6. Теорема 2
  7. Теорема 3
  8. IV. Доказательство теоремы
  9. Теорема 5
  10. Теорема 7
  11. Теорема 2
  12. § 2 Теорема I
  13. §3 Теорема II
  14. § 8 Теорема IV