<<
>>

3. Социальная стратификация и мобильность, теоремы флуктуации Абсолютность социальной стратификации

По Сорокину, социальная стратификация – это дифференциация определенной

совокупности людей на классы и слои в иерархическом ранге, что выражается в

неравномерном распределении прав и привилегий, ценностей, власти и влияния.

Конкретное проявление социальной стратификации весьма многочисленны.

Однако,

12 См.: Там же. – С. 55

13 См.: Там же. – С. 56

14 См.: Там же. – С. 59

206

как считает Сорокин, их можно свести к трем основным формам – экономической,

политической и профессиональной. Все они находятся во взаимосвязи друг с

другом: представители высших политических кругов, как правило, относятся и к

высшим экономическим и профессиональным слоям. И наоборот: неимущие, как

правило, не занимают престижные места в политической сфере.

Любая социальная группа стратифицирована. Ни одна из попыток

уничтожить экономическую, политическую или профессиональную стратификацию

не увенчалась успехом. Однако это не означает, что социальная стратификация по

своим качественным и количественным параметрам остается неизменной. Напротив,

социальная стратификация любой группы зависит от социокультурного характера

общества и его членов. Кроме того, она постоянно флуктуирует.

Социальная мобильность и ее флуктуация.

Под социальной мобильностью Сорокин понимает переход индивида из одной

социальной позиции в другую. При этом он выделяет два типа социальной

мобильности – горизонтальную и вертикальную. Под горизонтальной мобильностью

подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую,

расположенную на одном и том же социальном уровне (повторный брак, перемена

места работы и т.д.) при сохранении прежнего социального статуса.

Под вертикальной социальной мобильностью подразумевается перемещение

индивида из одного социального уровня в другой, при этом может быть как

восходящая мобильность так и нисходящая.

По степени перемещения индивидов различаются открытые и закрытые типы

обществ. В реальной жизни нет как абсолютно открытых, так и абсолютно закрытых

обществ – между полюсами существует множество средних, промежуточных типов.

По интенсивности вертикальной мобильности можно судить о демократичности

общества – интенсивность вертикальной мобильности меньше в закрытых,

недемократических странах и наоборот.

Социальная мобильность также имеет тенденцию к флуктуации. Ее

интенсивность изменяется от общества к обществу, а в рамках одного и того же

общества отмечается сравнительно подвижные и неподвижные периоды. Так, в

истории России периодами рельефно выраженных перемещений были – правление

Ивана Грозного, царствование Петра I, Октябрьская революция. В то время по всей

стране старая правительственная верхушка была практически уничтожена, а люди из

низших социальных слоев заняли высшие управленческие должности.

Для иллюстрации разной степени интенсивности вертикальной мобильности

в политической сфере Сорокин приводит таблицу, в которой показан процент

“пришельцев” среди монархов и руководителей высших уровней различных стран,

поднявшихся до самого высокого социального положения из низших слоев.

Таблица 4.

Интенсивность вертикальной политической мобильности15

Страна Процент “выскочек”

среди монархов и

администраторов

высших уровней

Западная Римская империя 45,6

15 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. – С. 380

207

Восточная Римская империя 27,7

Россия 5,5

Франция 3,9

Англия 5,0

Соединенные Штаты Америки 48,3

Президенты Франции

и Германии

23,1

Вместе с тем, как считает Сорокин, в вертикальной мобильности в ее трех

основных формах – политической, экономической, профессиональной – нет

постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее

интенсивности. Это предположение действительно для истории любой страны, для

истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории

человечества.

Так как вертикальная мобильность присутствует в той или иной степени в

любом обществе, постольку в каждом обществе есть своеобразие “лестницы”,

каналы социальной циркуляции, по которым люди могут перемещаться из одного

слоя в другой. К наиболее важным таким каналам социолог относит институты

армии, религии, образования, политических партий, коммерции и семьи.

Рассмотрим две конкретные формы флуктуации социальной стратификации –

политическую и экономическую.

Политическая флуктуация

На основе данного видения социокультурных изменений Сорокин обосновал

свою знаменитую теорему флуктуации, согласно которой циклические колебания

суперсистем по не выявленной ритмической регулярности (хотя в принципе

социолог не исключал возможность установления тенденций ритмичности циклов)

детерминируют флуктуацию обществ между прогрессом и регрессом, развитием

демократических свобод и авторитаризмом, мирным периодом и военным,

революционным и эволюционным и т.д. Изменения происходят в определенном

количественном и качественном направлении, пока не будет достигнута “точка

насыщения”. Далее изменения идут по инерции, а то и просто по принуждению.

Исчерпав потенциал политического движения в одном направлении, начинается

обратное движение, хотя и на новой основе. Так происходит замещение одной

властной системы другой, альтернативной системой, которая, в свою очередь, под

влиянием доминирования новых ценностных ориентацией начнет движение уже в

другом направлении до “точки насыщения”. Затем весь процесс повторится вновь.

В своих работах социолог подверг критике концепции, по которым власть

развивается по восходящей линии согласно “историческим тенденциям” – от

монархии к республике, от самодержавия к демократии, от правления меньшинства

к правлению большинства и т.д. По его мнению, эти тенденции не подкреплены

фактами. Кроме того, для оценки степени свободы граждан от власти более важным

критерием является характер государственного контроля и вмешательства, а не

альтернативная пара монархия – республика. При этом Сорокин выдвигает и

аргументирует тезис о том, что кривая государственного контроля не постоянна, она

варьируется от страны к стране, а в рамках одного и того же общества зависит от

времени, меняющихся социокультурных ценностей.

Говоря об абсолютизме российской государственной власти, Сорокин

отмечает, что это явление “не есть нечто случайное или исключение” и зависит от

208

ряда факторов и в частности: 1) от военного или мирного состояния страны (если

военное состояние будет длиться, область государственного вмешательства будет

расти); 2) от селекции населения в годы войны и революции – процент гибели лиц

выдающихся, одаренных, умственно квалифицированных, с глубоким сознанием

долга (с красной и белой стороны) был гораздо выше, чем процент гибели “рядовой

серой массы”. “Остаются и выживают люди второго и третьего сорта: менее

здоровые, менее волевые, менее независимые, которые менее способны бороться за

личную свободу против государственной опеки, и потому более легко подчиняются

произволу властителей”.

Далее, по Сорокину, не подтверждается тенденция смены правления

меньшинства на правление большинства. Процент людей, участвующих в

политической власти, изменяется во времени и пространстве. Это справедливо не

только в отношении демократических правительств, но и коммунистических,

социалистических, синдикалистских и иных политических ориентаций.

Тоже касается и другой альтернативной пары политического равенства –

неравенства. В любом обществе постоянно идет борьба между силами

политического выравнивания и силами стратификации. Иногда побеждают одни

силы, иногда вверх берут другие силы (фактор войны вызывает усиление

политической стратификации, а фактор мира наоборот, возрастание неоднородности

населения приводит к усилению политического неравенства, и наоборот). Когда

колебания профиля политической стратификации в одном из направлений

становятся слишком резкими, то противоположные силы разными способами

увеличивают свое давление и приводят профиль стратификаци к точке равновесия.

Кроме того, флуктуирует высота и профиль политической стратификации. По

Сорокину, здесь проявляется следующие тенденции. При нормальных условиях,

свободных от социальных потрясений в обществе, в котором есть институт частной

собственности изменения высоты и профиля политической стратификации

ограничены. При чрезвычайных обстоятельствах происходят радикальные

изменения высоты и профиля политической стратификации. Профиль может стать

или очень плоским или очень вытянутым и высоким, но такое положение всегда

кратковременно. Если “политически плоское” общество не погибает, то “плоскость”

быстро вытесняется усилением политической стратификации. И, наоборот, если

политическое неравенство становится слишком сильным и достигает точки

перенапряжения, то правящей верхушке общества суждено разрушиться или быть

низвергнутой. Таким образом, в любом обществе, в любые времена происходит

борьба между силами стратификации и силами выравнивания.

Экономическая флуктуация

Сорокин исходит из того, что теории бесконечного экономического прогресса

ошибочны. Исторические факты свидетельствуют, что периоды накопления богатств

сопровождались периодами их уменьшения или растраты. Под этим углом зрения

социолог различает большие и малые циклы в экономическом развитии и

анализирует разные типы флуктуации, их конкретные выражения. Отметим

некоторые из них, которые социолог сформулировал в виде следующих теорем.

Средний уровень благосостояния и доходы различных обществ существенно

меняется от одной страны к другой и от одной группы к другой.

Средний уровень благосостояния дохода в одном и том же обществе

меняется во времени: материальные “подъемы” и “падения” – нормальные явления

будь то для семьи, корпорации, территориальной группы.

209

В истории семьи, нации или любой другой группы не существует устойчивой

тенденции ни к обогащению, ни к обнищанию. Все направления – вниз или вверх –

фиксированы только для ограниченного периода времени. Нынешняя тенденция

увеличения среднего уровня благосостояния и дохода населения в Европе и

Америке, по мнению Сорокина, является, “вероятнее всего частью такого крупного

экономического цикла”16.

Кроме того, флуктуирует высота и профиль экономической стратификации.

По Сорокину, здесь проявляется следующие тенденции. При нормальных условиях,

свободных от социальных потрясений в обществе, в котором есть институт частной

собственности изменения высоты и профиля экономической стратификации

ограничены. При чрезвычайных обстоятельствах происходят радикальные

изменения высоты и профиля экономической стратификации. Профиль может стать

или очень плоским или очень вытянутым и высоким, но такое положение всегда

кратковременно. Если “экономически плоское” общество не погибает, то

“плоскость” быстро вытесняется усилением экономической стратификации. И

наоборот – если экономическое неравенство становится слишком сильным и

достигает точки перенапряжения, то верхушке общества суждено разрушиться или

быть низвергнутой.

Таким образом, в любом обществе, в любые времена происходит борьба

между силами стратификации и силами выравнивания.

Гипотезы о флуктуационных тенденциях в России

Эти и другие соображения социолога о политической флуктуации, если их

экстраполировать на нашу современную российскую действительность, позволяет в

качестве вероятных гипотез предположить следующее: 1) демократизм

политической власти в России будет зависеть не только и не столько от утверждения

институтов парламентаризма, сколько от перехода страны в мирное состояние; 2) в

обозримом будущем характер власти будет умеренно колебаться от авторитаризма к

демократизму и обратно; лишь новое поколение россиян, не испытавшее на себе

тотальный произвол властителей обретет интеллектуальную и волевую способность

бороться за личную свободу против государственной опеки, что резко качнет

амплитуду власти в сторону демократизма; 3) весьма сомнительно, что проявит себя

тенденция собственно народовластия, понимаемая как “политика – дело каждого”; 4)

амплитуда политического равенства – неравенства людей будет колебаться: в одном

месте победу одержат коммунистические силы выравнивания, в другом –

либерально-демократические силы, ратующие за власть политиков-профессионалов.

В отдаленной перспективе характер этой амплитуды будет все более

детерминирован нарождающимися социокультурными ценностями, последствиями

чего станет возрастание роли научных экспертов, людей с чувством моральной

ответственности в принятии политических решений.

<< | >>
Источник: С.А. КРАВЧЕНКО. СОЦИОЛОГИЯ: ПАРАДИГМЫ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ. 2Издательство: Экзамен, 315 стр. Москва. 2002

Еще по теме 3. Социальная стратификация и мобильность, теоремы флуктуации Абсолютность социальной стратификации:

  1. СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ И МОБИЛЬНОСТЬ
  2. СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ И ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ МОБИЛЬНОСТИ Бернард БАРБЕР
  3. Социальная стратификация и мобильность
  4. Глава 7. СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ
  5. 6.4. Социальная стратификация
  6. 5. 5. 1. социальная стратификация
  7. Глава 5 Социальное неравенство и социальная мобильность
  8. Тема 3.4. Социальная структура и социальная мобильность
  9. СЛАГАЕМЫЕ СТРАТИФИКАЦИИ
  10. ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ СТРАТИФИКАЦИИ
  11. СТРАТИФИКАЦИЯ СМЕШАННОГО ТИПА
  12. § 3. Классификация или стратификация?