<<
>>

Дискурсивная традиция ислама и биографический нарратив Исламская традиция и обучение


Говоря о «традиции ислама», зачастую подразумевают разные аспекты: 1) устои классического ислама или 2) традиции локального ислама, бытовавшие в течение долгого времени в том или ином регионе. Эти два представления о традиции в разные времена и на разных территориях то усиливались, то ослабевали, определяя два основных механизма распространения и укоренения ислама, а именно: 1) формирование надэтнических и надтерриториальных сообществ; 2) бесконфликтная адаптация к локальным обычаям.
Передача и воспроизводство исламского знания происходит через постоянный диалог и обсуждение различных представлений об исламе6: ученых или «обыкновенных» мусульман. После золотого века, который считается идеалом исламского обустройства жизни и недостижимой идеей в современных обществах, можно говорить лишь об обсуждении и приближении к этой модели. То есть повседневная реальная практика — это повседневная работа по приближению к идеальному образу мусульманина.
Несомненно, знание и следование традиции ислама, базирующейся на канонических текстах — Коране (и, иногда, Сунне), остается нормативным. Активность по изучению этих текстов является определяющей для освоения исламской этики; соответственно, владение знанием обязывает действовать. Поэтому обучение (образование) и распространение знания является обязанностью мусульманина, а концепции знания занимают одно из центральных мест в его жизнеустроении.
Множество публикуемых трудов и пособий (по преимуществу разных зарубежных исламских авторитетов), в которых возникает иногда несовпадение интерпретаций, создает ситуацию необходимости принятия решения о том, чему ты как мусульманин следуешь. Большую роль в этом играют мусульманские сообщества и исламские авторитеты, которые влияют или через свои публикации, коллегиальные органы, решающие те или иные вопросы, или напрямую через издаваемые фетвы. И это создает специальную среду коммуникации, в которой важную роль играет устность7.
Вышеупомянутая дихотомия лежит в основе другого аналитического различения в академической литературе: «книжного» (высокого, городского, ученого, интеллектуального) и «народного» (низкого, деревенского, бытового, популярного) ислама. Подспудно (а иногда и целенаправленно) выстраивается иерархия, в которой первое оказывается более значимым, продвинутым. Ученый, интеллектуальный ислам оказывается ответственным за сохранение и поддержание традиции и фактически берет на себя роль того, кто решает, соответствует ли та или иная практика «бытового» ислама исламской традиции. Соответственно, так называемые «культурные», «этнические», «номинальные» мусульмане оказываются вне рассмотрения исламоведов, а социологи и антропологи определяют природу их самоотнесения к исламу прежде всего как этническую, семейно-родственную или любую другую социальную идентификацию, или же как морально-этический выбор. Определяя религиозность по стандартным параметрам, таким как «знание / эмоциональное отношение / поведение», социологи зачастую недооценивают роль «обыкновенных» мусульман в воспроизводстве исламской традиции.
В данной главе мусульманская принадлежность рассматривается в первую очередь как практика причастности к нарративной и дискурсивной традиции ислама. При таком подходе важным оказывается не уровень религиозности как таковой (выражаемый, как правило, количественными показателями), а формы и механизмы включения в нарративную традицию ислама и активности в ее трансформации. Рассмотрение ислама как дискурсивной традиции открывает перспективы в изучении повседневных структур «мусульманскости» и преодоления стигматизирующего или аполо- гизирующего дискурса относительно ислама в современных обществах. «Мусульманскость» понимается в данном случае как совокупность качеств, через артикуляцию или проживание которых воспроизводится принадлежность к исламской дискурсивной традиции. Категория «мусульманское» (а не «исламское») указывает на пространство индивидуальных практик самоотнесения к исламской традиции.              • 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008 {original}

Еще по теме Дискурсивная традиция ислама и биографический нарратив Исламская традиция и обучение:

  1. Исламская дискурсивная традиция и нарративная идентичность
  2. Глава 11 Г.А. Сабирова Мусульманские идентичности и дискурсивная традиция ислама в постсоветской России
  3. Участие в обучении, исламская традиция и моральный авторитет
  4. Глава 11 Ислам:традиции и современность
  5. ИСЛАМ:ИСТОРИЯ, ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
  6. восток ФИЛОСОФСКИЕ ТРАДИЦИИ ИНДИИ, КИТАЯ И МИРА ИСЛАМА
  7. ДИСКУРС ТРАДИЦИИ В ЦЕННОСТНОЙ ПАРАДИГМЕ ИСЛАМА Наталья Сейтахметова
  8. Глава 2 А.Б. Гофман Теории традиции в социологической традиции: от Монтескье и Бёрка до Вебера и Хальбвакса
  9. Традиция этнических мусульманок, дискурс немусульман и «другой ислам»
  10. КУЛЬТУРА ИСЛАМА И ТРАДИЦИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА: СОПРИКОСНОВЕНИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (Материалы «круглого стола»)
  11. Дискурсивное позиционирование мусульманской принадлежности в нарративах Ислам и конструирование прошлого
  12. Зевелёва Ольга Игоревна. Дискурсивно-биографический подход в исследованиях репатриации (на примере российских немцев в Германии), 2015
  13. Православно-исламский диалог в рамках заседания комиссии «Ислам — православие», Москва — Тегеран, 1996-2008 гг. Чайкин В. Н.
  14. ПРЕДФИЛОСОФСКАЯ ТРАДИЦИЯ
  15. Традиция и религия.
  16. в) мусульманская традиция
  17. Традиции
  18. ВОСТОЧНЫЕ ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ