<<
>>

«Этнические мусульмане»

  Наиболее распространенная точка зрения заключается в том, что ислам для татар является прежде всего инструментом этнической идентификации, и, соответственно, интерес к исламу в постсоветский период есть своего рода форма религиозного на ционализма25.
И это совершенно справедливое наблюдение. Со циальные корни этого феномена уходят далеко в историю: мусульманская принадлежность стала этническим качеством татар26 еше во времена царской России в преимущественно русском и православном окружении, что сохранилось и укрепилось в советским период27. По мнению некоторых исследователей, ситуация поли тического давления в советское время способствовала консервированию мусульманской идентичности.
Обозначение «этнические мусульмане» подчеркивает культурную и социальную значимость исламской традиции в этническом самоописании группы или индивидуума, но предостерегает 01 априорного предписывания исламской религиозности абсолютно всем представителям народностей неправославной традиции При сохраняющейся мусульманской идентификации, в этой категории зачастую адаптируются конвенциональные образцы передачи и воспроизведения ислама, отличающиеся синкретизмом, раз личением и разделением секулярных и сакральных пространств и событий. Именно это позволяет исследователям обозначать их как конвенциональных, культурных, социологических мусульман Сказанное А. Халидом28 в адрес ислама в Средней Азии, который он определяет как «секулярный ислам», в еще большей степени релевантно для ислама в Центральной части России.
Конвенциональные модели поддержания приверженности исламской традиции среди татар предполагают выполнение следующих положений (или лояльное отношение к необходимости их выполнения в будущем): следование ритуалам жизненного цикла (погребальные, свадебные, имянаречение), организация (участие для старших) маджлисов29 по поводу значимых праздников или семейных событий; пожертвования мечети или «читающим людям» (дается для чтения молитв в адрес усопших, в связи с религиозным праздником, значимыми событиями или без повода); исполнение пятикратной молитвы и соблюдение поста для людей околопенси- онного возраста30. Этнические мусульмане в своем подавляющем большинстве не владеют арабским языком, знание сур Корана передается устно или через самостоятельное обучение по многочисленной публикующейся литературе. Проведение религиозных

ритуалов и чтение молитвы делегируется авторитетам - «читающим» людям. Мусульманская принадлежность стала традиционной для татар: из поколения в поколение передается особое эмоциональное сакрализирующее отношение к исламу, а точнее, к его символическим образам, таким как Коран, арабский язык (графика и звучание), мечеть, код одежды (платок, тюбетейка), шамаил (доска с молитвой, устанавливаемая при входе в дом), а также этико-моральный кодекс31.
Но изменение роли религии в середине 80-х годов XX в., усиление дискурса актуальности этнокультурных традиций, а также неоднозначное восприятие «исламского» в немусульманском окружении32 и поиск «хорошего ислама»33 среди мусульманских сообществ актуализировали вопрос: «Что значит быть мусульма- нином(кой)?». Представление об этом трансформировалось в последние десятилетия в многомерный континуум образцов. Опривыченное восприятие исламской принадлежности как этно- родственного наследия («Я — мусульманка, потому что мои предки и родители были мусульманами») оказалось под вопросом: «Кто есть истинный мусульманин — кто верит в душе или молится пять раз в день?», «Что такое истинный ислам — почему столько разных мнений?», «Кому доверять - муллам; молодым, но обученным имамам34; или хоть и выучившимся самостоятельно, но уже знакомым людям?».
Причем «разрешение» религии в начале 90-х, которое первоначально было воспринято с большим энтузиазмом, обернулось последствиями, к которым не все этнические мусульмане были готовы. После долгих лет локализации религиозной традиции на отдельных территориях и в узком кругу лиц, приватизации (вытеснения из общественного пространства и социального исключения) самоописание себя как татарина в постсоветском обществе стало немыслимым без самоотнесения к исламской традиции.
Выйдя за пределы частных семейных пространств, религия стала «открытой» для всех вследствие получения доступа к различным источникам религиозного знания (через распространяемую специализированную литературу, аудиокассеты, СО-диски, открытые курсы обучения основам ислама). Возникли новые пространства, такие как мечети, специализированные средства массовой информации (газеты или Интернет), в которых происходит разноплановое позиционирование новых религиозных авторитетов и обсуждаются повседневные практики мусульманской принадлежности35. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008 {original}

Еще по теме «Этнические мусульмане»:

  1. МУСУЛЬМАНЕ ЗАЩИЩАЮТСЯ
  2. ГЛАВА 3 МУСУЛЬМАНЕ В ПОИСКАХ ИСЛАМА
  3. Вызовы современного российского общества нижегородским мусульманам Сенюткина О. Н.
  4. 7. 2. ЭТНИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ И РАСИЗМ
  5. 7. 2. 1. этнические группы
  6. Этническая бомба?
  7. 3.9. Социально-этнические общности
  8. 10.6. Социальная работа в этнической среде
  9. ЭТНИЧЕСКОЕ И РАСОВОЕ НЕРАВЕНСТВО
  10. Гражданские и этнические идентификации в России и Польше Е.Н. Данилова
  11. Вопрос 25. на селе и в этнической среде
  12. Русские и нерусские: соотношение государственной и этнической идентификаций
  13. УКАЗАТЕЛЬ ЭТНИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ
  14. ЭТНИЧЕСКИЕ И РАСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В США В БУДУЩЕМ
  15. ЭТНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СЛАВЯНСКОЙ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ
  16. Правовое и политическое положение «этнических» меньшинств
  17. Традиция этнических мусульманок, дискурс немусульман и «другой ислам»
  18. Категоризация этнической идентичности на повседневном и идеологическом уровне