Формы компромиссов и идентичности носителей


А. Кочеткова42 подчеркивает амбивалентность личности современного российского работника: инертность уравновешивается приспособляемостью, завышенная самооценка — коллективизмом и взаимовыручкой, маниакально-депрессивный синдром — способностью к управлению стрессом, лень - циклическим характером работы.
Советское прошлое и свободный рынок с жесткими производственными требованиями генерируют в организации многочисленные неконгруэнтные измерения, не всегда известные и предсказуемые. Их разнонаправленность заставляет работников объясняться, оправдываться или дистанцироваться от ситуации43. За немедленным принятием правил и поведением, которое полагают автоматическим, скрывается разделение между субъектом, его предположениями и объективностью его социальных и профессиональных ролей. Такие равновесия имеют ситуационный характер. Конфронтация возникает по причине различия логик, основанных ценностях и ценностных ориентациях. Разные логики могут, тем не менее, взаимодействовать, если при совпадении организационного контекста один из акторов умеет их уравновешивать и располагает необходимыми для этого ресурсами.
Так, патерналистский спиртзавод [2] расположен в поселке, удаленном от социоэкономических влияний. Социальная структура поселка подразделяется на три категории: руководство завода, его работники и прочие. Укоренение руководящих кланов структурирует элиту: каждый клан занимает свое место, и каждый актор дорожит своей позицией по причине отсутствия альтернатив, в частности, из-за ограничения возможностей карьеры рамками одного предприятия. В поиске партнеров директору удалось понять логику транснациональной корпорации (ТНК), заинтересовать ее и привлечь к сотрудничеству; результатом акцента на качестве продукции стало доверие. В условиях неопределенности российского рынка, ТНК дорожит надежным партнером достаточно, чтобы принять компромисс личного доверия и рациональности за основу сотрудничества. Со стороны традиционного предприятия компромисс между индустриальным клановым патернализмом и логикой прибыли на международном рынке основан на понимании обеих логик директором, который играет роль «переводчика».
Пример московского автозавода [1] выявил серьезные затруднения, возникшие при целенаправленном внедрении технической инновации, неизбежной в условиях рынка. С одной стороны, самостоятельное принятие и реализация управленческих решений поставили перед предприятием серьезную проблему. С другой стороны, техническое оборудование завода позволяло производить только один вид продукции, а изменение технологии требовало значительных инвестиций. Наконец, последствия гиперинфляции для финансов завода исключали возможность обновления производственных мощностей. Частичное решение проблемы было найдено благодаря личным связям ответственного за инновацию руководителя: опытные образцы были разработаны в мастерской обслуживания авторалли, расположенной на территории завода, но формально независимой. Компромисс производственной и рыночной логик44 на основе неформальных отношений преодолел инерцию традиций и сделал возможной адаптацию предприятия к окружающей среде.
В организациях с сильной рыночной ориентацией централизация и контроль могут противоречить прибыли. Так, региональный офис торговой сети [10] периодически получает от центрального офиса распоряжения о реструктуризации и изменении принципов управления, форм отчетности, статусов руководства.
Соревнование за место на рынке не оставляет менеджерам времени для внедрения изменений, которые, при отсутствии контроля, воспринимаются как дополнительный расход времени и бумаги для документации, на которой изменения и остаются: «приказ должен отлежаться в шкафу..; на местах такие условия, что приказы при внедрении изменяются, можно сказать, до неузнаваемости» [10, директор по персоналу]. Обратная связь регионов с центром ограничивается стремлением центра к контролю, что несовместимо с гибким реагированием на локальные изменения рынка: «Если задать вопрос, то после некоторого размышления получишь отказ. Работаем по принципу: “что не запрещено, то разрешено”» [10, директор по персоналу]. При этом основным требованием к региональному офису является результат, выраженный в прибыли; а основным средством контроля — бюджет, выделенный на достижение результата. Работники регионального офиса вынуждены импровизировать, так как следование изменяющимся инструкциям несовместимо с достижением результата. В этом они согласны с Основателем: «Если результат есть, ты прав. Результата нет, ты не прав. Я обеими руками за менеджеров, которые делают по-своему, но добиваются результатов» [10, собственник]. Сеть развивалась в клановой логике, центральный офис укомплектован близкими друзьями основателя, войти в него могли только выпускники определенного вуза. По мере выхода на российский уровень потребовалась эффективная организация: «мы экспериментируем постоянно: перебираем системы — функциональную, матричную, процессную, дивизиональную...» [он же]. Региональные офисы и магазины строго подчиняются формальным правилам. Неформальное поощрение инициативы и творчества для достижения результата создает солидарность между собственниками и менеджерами. Понимая важность инициативы на растущем рынке, основатель смог доверить координацию не только «своим», но и среднему звену управления, в рамках его компетенций. Фактически действует децентрализованная стратегическая модель адаптации45. Компромисс между адаптацией и контролем заключается в общей ориентации на прибыль.
Развитие организаций основано на компромиссах логик, необходимых для эффективности. Если организация становится неэффективной, то руководители, они же часто собственники, теряют деньги и власть. Именно руководители создают и изменяют правила. Успешность предприятия во многом зависит от их понимания действующих логик, а также от их способности адаптироваться к разнонаправленным контекстам, требующим динамического равновесия соответствующих форм поведения. Способность к адаптации представляется как обратная сторона нормативного негативизма, когда поведение индивида направляется не инте- риоризованными нормами, а ситуационными факторами. Дисциплина может быть основана на экономическом принуждении, патерналистской личной зависимости или функциональной логике. Только в последнем случае представляется возможным развитие контрактно-партнерских отношений в организации. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Формы компромиссов и идентичности носителей:

  1. НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ОТКРЫТЫЙ ПРОЕКТ: СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПРИУМНОЖЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ КУЛЬТУРНАЯ И ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ
  2. КОМПРОМИСС С КОНСЕРВАТОРАМИ
  3. Компромисс Аквината
  4. Категория экономических компромиссов
  5. 1.3. Носители информации
  6. Великобритания: в поисках компромисса
  7. СТИХИИ — НОСИТЕЛИ ПРАВДЫ
  8. Компромиссы в основе новых ценностей
  9. Другие типы носителей
  10. ДУША КАК НОСИТЕЛЬ ЗНАНИЯ
  11. Глава II ДЕЦЕМВИРЫ КАК НОСИТЕЛИ ВЫСШЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
  12. 3. Способ и формы существования материи.  Движение и его основные формы
  13. Какие народы являются носителями нартского эпоса?
  14. 2. Мировые религии как носители трансперсонального проекта в духовных традициях
  15. Хачи, Азера, Чечены и Даги как носители духа капитализма
  16. ИНСТИТУТЫ и ИДЕНТИЧНОСТЬ