Глава 5 С.В. Горюнова Инновационное и традиционное в сознании и поведении городского среднего класса[2]


П
роблематика инновационного и традиционного может быть рассмотрена через призму различных теоретических подходов. Один из возможных путей анализа предлагает теория модернизации. Сразу нужно оговориться, что мы понимаем модернизацию в неоклассической ее трактовке, г.
е. как качественный скачок в состоянии общества, возникновение нового его типа. Модернизация рассматривается как переход от традиционных к современным обществам в результате экономических, политических, социальных и культурных изменений. Модернизация, в этом понимании, не отождествляется с вестернизацией, не воспринимается как безусловное благо, более того, допускает различные национальные модели развития, хотя и фиксирует некоторые общие особенности перехода от традиционного к современному типу общества. Данная концепция, на наш взгляд, имеет значительный потенциал и может быть наиболее подходящей для описания нынешнего этапа развития российского общества, позволяя не только построить логическую и непротиворечивую картину существующей ситуации, но и определить перспективы России в глобализирующемся мире, прямо зависящие от успешного завершения модернизационных процессов в стране. Проблема инновационного - традиционного будет рассмотрена нами именно в контексте модернизационного подхода1, предполагающего выделение двух типов обществ — традиционных и модернизированных. Если традиционные общества характеризуются приоритетом общества перед индивидом, ориентацией на устойчивость, стабильностью, установкой на воспроизводство себя в неизменной форме, то в модернизированных обществах, наоборот, приоритет отдается индивиду, его свободам и ответственности, сами же общества характеризуются динамичностью, высокой степенью изменчивости.
Очевидно, что в традиционных обществах нет места для инноваций, инновационных практик, так как основой поведения является традиция. Такое общество обеспечивает успех тем, чья культура строится на традиции, кто способствует ее сохранению, не допуская нарушающих ее инициатив. Напротив, для модернизированных обществ характерна открытость к инновациям, инициативе, восприятию новых элементов. Успех в таких обществах напрямую связан с инновационным поведением, способностью воспринимать все новое, изменяться, чтобы эффективно действовать в новых условиях, что определяет абсолютно противоположный характер продуктивной культуры и соответствующих ей поведенческих стратегий — инновационное поведение не подавляется,
а,              наоборот, стимулируется. Такие особенности позволяют модернизированным обществам быстрее развиваться и эволюционировать, что становится особенно важным в условиях нового глобализирующегося мира.
Понятие «модернизационное» не совпадает с термином «инновационное», это скорее пересекающиеся понятия. Однако проблематика инновационности непосредственно связана с проблемой модернизации, являясь ее неотъемлемой частью, а следовательно, и с вопросом перспектив России, прежде всего с точки зрения способности и готовности населения эффективно действовать в новых условиях быстро изменяющегося мира.
Дать точное определение инновационному типу сознания или четко выделить критерии отнесения поведенческих практик к категории инновационных сложно, так как однозначных критериев здесь нет; решение этой задачи зависит от целей исследования. Можно трактовать инновационные модели поведения как недавно возникшие и наименее распространенные в обществе — тогда критерием отнесения к инновационности становится длительность их существования и степень их использования населением, и при преодолении некоторого критического порога распространенности в обществе инновационные практики переходят в разряд повседневных. Так, при схожей постановке проблемы для выявления инновационных практик в поведении среднего класса В. Радаев противопоставляет инновационные практики обычным — достаточно распространенным и привычным. Под инновационными практиками он понимает типические действия людей, которые еще не слишком широко распространены, но уже достаточно заметны, а с другой стороны, являются новыми способами действия, которые еще десятилетие назад отсутствовали вовсе или существовали в ограничен- иых масштабах2. Иными словами, инновационное в поведении — по нечто новое или пока непривычное для населения.
Однако такой подход, по сути, предполагает учет только новизны практики и степени ее распространенности и не учитывает ее содержания и тех изменений в обществе, которые несет с собой ее 'иозникновение и дальнейшее распространение. Для нас же в наибольшей степени представляют интерес те инновационные элементы в сознании и поведении населения, которые не просто являются новыми для российского общества (например, отсутствовавшие и советское время), но и выступают индикаторами процесса модернизации, т. е. соответствуют новому типу общества. Инновационное тогда следует рассматривать не просто как непривычное, а как качественно новое, кардинально изменяющее образ жизни. Мы рассмотрим, в первую очередь, именно такие — качественно новые или приводящие к качественным изменениям жизни — аспекты поведения и сознания, так как они в конечном счете определяют потенциал населения и страны в целом в новых экономических условиях, хотя в качестве дополнительных иллюстраций и затронем менее значимые с этой точки зрения инновационные элементы.
Мы будем рассматривать соотношение традиционного и инновационного с точки зрения социокультурного аспекта — ценностей и поведения. Роль, которую сможет играть Россия на международной арене, и то место, которое будет определено стране в системе мирового разделения труда, связаны не только с проводимыми на макроуровне экономическими и социальными реформами, но и с качеством ее человеческого потенциала, со способностью населения на микроуровне поддерживать модернизационные инициативы, т. е. готовностью к изменениям и способностью принимать образцы инновационного поведения. Поэтому рассмотрение подобной проблематики на микроуровне необходимо и актуально.
Наконец, отметим, что будет использован субъектный подход — мы рассмотрим проблему традиционного и инновационного в поведении среднего класса. Данная группа наиболее интересна для анализа, так как средний класс как массовый социальный субъект появляется именно в модернизированном обществе и играет в нем определенную роль, отражающую многообразие выполняемых им функций. В ряду подобных функций традиционно выделяется и создание, освоение и распространение новых образцов социально-экономических и социокультурных практик, необходимых для успешной деятельности в современных условиях, т. е. принятие и распространение инновационных поведенческих практик. Средний класс должен обладать инновационным потенциалом и служить «проводником» инноваций в другие массовые слои населения. Посмотрим, насколько реальный средний класс, сущест

вующий в современном российском обществе, способен выполнять эту роль, приписываемую ему теорией.
Для выделения среднего класса мы использовали один из возможных подходов, который достаточно широко распространен как в отечественной, так и в западной социологии — применение комплекса определенных критериев стратификации. Естественно, что единого набора критериев с четко заданными значениями и «границами» для включения или невключения индивида в средний класс не существует, поэтому данный подход зачастую вызывает споры о том, какой именно набор критериев необходимо использовать и какие пороговые значения им приписывать3. В данном случае нами были выбраны следующие критерии отнесения к среднему классу4: характеристики социально-профессионального статуса (критерий нефизического характера труда или принадлежность к высококвалифицированным рабочим, а также предпринимательская деятельность в качестве основного занятия, приносящего доход), образование (наличие как минимум среднего специального образования), уровень благосостояния (показатели среднемесячных душевых доходов не ниже их медианных значений для данного типа городского поселения и количество имеющихся товаров длительного пользования не ниже медианного значения по стране в целом) и показатель самоидентификации (интегральная самооценка индивидом своего положения в обществе по десятибалльной шкале с 4-го по 7-й балл включительно). К группе предпринимателей, кроме социально-профессионального статуса, других критериев не применялось, поскольку они традиционно относятся в стратификационных исследованиях к среднему классу, составляя «старый» средний класс — вне зависимости от их уровня образования, благосостояния или оценки своего статуса.
Применение такого интегрального подхода на данных, полученных в ходе общероссийского исследования, проведенного в октябре 2006 г. Институтом социологии РАН5, позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время к среднему классу (включая верхний средний) может быть отнесена четверть (25%) экономически активного городского населения России. Если же не включать в состав среднего класса высококвалифицированных рабочих, то эта доля немного снижается — до 21%. В западных исследованиях высокооплачиваемые и высококвалифицированные рабочие часто включаются в состав среднего класса. В данном случае мы также считаем это правомерным, так как речь идет не просто о высокооплачиваемых рабочих (чей доход в современных российских условиях может не столько отражать высокий квалификационный потенциал, сколько являться следствием региональных или отраслевых различий заработной платы), а о рабочих высокой квалификации, имеющих 5—6 разряд.
Периферия среднего класса, в которую входят те, кому до попадания в средний класс не хватило одного из четырех признаков, составляет в первом случае 30%, во втором — 28%. Чаще всего недостающим признаком выступает недостаточно высокий уровень благосостояния, что свидетельствует о недооценке квалификации в современных российских условиях - 65% представителей периферии имели достаточный для попадания в средний класс уровень образования, соответствующий социально-профессиональный статус и самоидентификацию. Факторами, препятствующими их вхождению в этот слой, являлись только недостаточно высокий доход или недостаток накопленного имущества.
Несмотря на то что всю периферию формально отличает от среднего класса только отсутствие одного из четырех признаков, этот массовый субъект демонстрирует иные поведенческие паттерны, стратегии и ценности. Это относится и к соотношению традиционного и инновационного в его сознании и поведении, что будет продемонстрировано ниже.
Итак, обратимся непосредственно к среднему классу6 и посмотрим, что, с точки зрения его ценностных ориентаций и поведения, отличает его от других групп населения и населения страны в целом7, что в его жизни можно отнести к инновационному, а что — к традиционному, и к каким выводам относительно перспектив развития этого социального субъекта и страны в целом это приводит.
Мы последовательно рассмотрим три крупных проблемных блока — ценности и особенности сознания среднего класса; освоение и тиражирование инновационных практик; инвестиции в человеческий капитал.
Первый проблемный блок, к которому мы обратимся, - это ценности и особенности ценностного сознания представителей среднего класса. Начнем анализ с рассмотрения ценностей. В данном случае при поиске инновационных аспектов мы рассмотрим ценности, которые получают распространение и поддержку в модернизированных обществах, так как именно ценностные суждения, характеризующие модернизированное сознание, выступают в качестве альтернативных традиционным ценностям и суждениям.
Посмотрим, отличается ли по ценностным ориентациям средний класс от других массовых слоев населения, и в какой степени его представители готовы принять ценности, характерные для модернизированных обществ и способствующие их эффективному и динамичному развитию.
Рассмотрим традиционные и модернизационные ценности в рамках двух наборов. Первый характеризует степень толерантности к новым рыночным условиям, готовность их принять и конструктивно в них действовать. В этот набор попадает отношение к конкуренции, предпринимательству и выбор в дилемме «равенство доходов — равенство возможностей». Конкуренция и предпринимательство сами по себе являются новыми явлениями, отсутствующими в традиционных обществах, а отношение к ним и их восприятие как позитивных явлений выступает индикатором готовности индивидов к принятию новых внешних условий и формированию нового образа жизни, соответствующего им. Выбор равенства возможностей вместо равенства доходов также характеризует отказ от традиционных ценностей, готовность принимать новые рыночные условия, условия конкуренции, где положение и уровень жизни во многом определяются способностями и возможностями индивида эффективно действовать в условиях, задаваемых внешними ограничениями (существующей системой экономических, политических, общественных отношений), а не гарантированы на неком общем для всех уровне.
Второй набор ценностей характеризует особенности сознания индивидов — их склонность к индивидуализму и внутренний ло- кус-контроль. Эти особенности присущи модернизированному сознанию — в противовес традиционному, где успешной и поощряемой стратегией является «быть как все» и преобладает внешний локус-контроль, т. е. складывающаяся жизненная ситуация рассматривается как результат действия внешних сил, признается неспособность индивида самостоятельно влиять на свою жизнь.
Итак, посмотрим, какие ценности в каждом из этих наборов - традиционные или модернизационные — выбирает население страны в целом и средний класс.
В табл. 1 представлено несколько пар суждений, в каждой из которых нужно было выбрать одно. Первыми стоят высказывания, которые характеризуют традиционный тип сознания. Как видим, в сознании представителей среднего класса модернизационные ценности и суждения доминируют над традиционными, и по сравнению с периферией и среднероссийскими показателями средний класс характеризуется гораздо меньшей традиционностью своих установок.
Так, большая доля представителей среднего класса, чем россиян в целом, соглашается с тем, что конкуренция — это благо, предприниматели не наживаются на чужом труде, а предоставляют рабочие места, равенство возможностей важнее равенства доходов. Таким образом, толерантность к рыночным условиям среди представителей среднего класса выше, чем среди других групп населения. Отметим, однако, что качественных различий здесь не наблюдается — более половины как среднего класса, так и экономически активного населения страны в целом выбирают суждения, противо
стоящие традиционным и свидетельствующие о принятии новых рыночных условий. Тем не менее количественные различия между средним классом и другими слоями населения являются достаточно яркими.
Суждения Средний
класс
Периферия
среднего
класса
В среднем по России
Конкуренция вредна, она усиливает в человеке дурные стороны 18 23 25
Конкуренция - это хорошо. Она заставляет людей напряженно трудиться, побуждает выдвигать новые идеи 82 77 75
Предприниматели наживаются на чужом труде 35 47 47
Предприниматели дают людям рабочие места ¦ 65 53 53
Равенство доходов, положения и условий жизни каждого человека важнее, чем равенство возможностей для проявления способностей 31 39 42
Равенство возможностей для проявления способностей каждого человека важнее, чем равенство доходов и условий жизни 69 61 58
Жить как все лучше, чем выделяться среди других 34 45 44
Выделяться среди других и быть яркой индивидуальностью лучше, чем жить как все 66 55 56
От меня мало что зависит - важно, какая экономическая ситуация будет в стране 32 44 42
Мое материальное положение зависит прежде всего от меня 68 56 58

Таблица 1


Можно выделить фуппу, представители которой во всех трех парах суждений выбрали варианты, свидетельствующие об их толерантности к рыночным условиям. В среднем классе таких оказывается 44% — при том, что по России в целом эта доля составляет 31%. Различия налицо, но нужно заметить, что последовательно придерживающихся модернизационных суждений оказалось менее половины даже в среднем классе, что свидетельствует о незавершенности процесса модернизации сознания и этой социальной группы.
Что касается второго набора ценностей, непосредственно характеризующего особенности сознания, то представители среднего класса чаще, чем другие, соглашаются с тем, что выделяться среди других и быть яркой индивидуальностью лучше, чем жить как
все — по сути, это характерная дилемма традиционного и инновационного сознания и поведения. Среди представителей среднего класса реже распространен и внешний локус-контроль — приписывание определяющей роли в их жизни внешним обстоятельствам, отражающее традиционное мышление.
В обоих вопросах этого набора модернизационные варианты суждений выбрали 46% среднего класса и 36% всего экономически активного населения, а традиционные — 11 и 21% соответственно. Вновь последовательных сторонников модернизационных ценностей - даже всего по двум вопросам — в среднем классе оказывается меньше половины. Кроме того, отдельно по каждому вопросу около трети среднего класса все же выбирает традиционные суждения, что вновь свидетельствует о незавершенности процесса модернизации сознания даже для этого социального субъекта.
В других вопросах различия между средним классом и другими фуппами населения оказываются не столь значимы, как можно было бы ожидать. Так, понимание труда как причины успеха свойственно 53% среднего класса и 48% населения в целом — эти различия не столь значительны, хотя трудовая мотивация играет огромную роль с точки зрения проблематики модернизации России, и можно было бы ожидать большего распространения именно в среднем классе высокой оценки значения труда, а не везения или связей, как фактора успеха. Впрочем, возможно, эта позиция как населения в целом, так и среднего класса, является не столько следствием неприятия модернизационных ценностей, сколько опыта столкновения с российскими реалиями, где успех действительно связан зачастую отнюдь не с трудом.
В целом, судя по имеющимся данным, можно говорить о том, что у представителей среднего класса есть предпосылки для успешного завершения процесса модернизации сознания, но для того, чтобы оно действительно произошло, требуется время. Как показывают данные, постепенная смена поколений будет этому способствовать. Наибольшая доля обладающих внутренним локус-контролем и выбирающих при этом ценность индивидуализма наблюдается в самой младшей когорте среднего класса - среди тех его представителей, кто младше 30 лет, больше половины (52%) отвечают двум этим критериям, в то время как среди представителей других возрастов таких уже менее половины. Вообще, ценности индивидуализма и внутренний локус-контроль чаще встречаются в более молодых когортах населения вне зависимости от их принадлежности к тому или иному слою, однако при рассмотрении групп одинакового возраста доля тех, кто характеризуется более модернизированным сознанием, всегда выше именно в среднем классе, что подчеркивает его особенности как социальной группы.
Таблица 2
Доля людей, характеризующихся модернизационным типом сознания8, в различных возрастных когортах, в % от численности соответствующих групп населения
rowspan="2">

Возрастные когорты

18-30 лет

31 -40 лет

41-50 лет

51 -60 лет

Средний класс

52

43

44

35

Периферия

46

35

32

18

Прочие массовые слои

42

25

18

18


Таким образом, по мере смены поколений, вероятно, будет происходить и дальнейшая смена ценностных ориентаций. Заметим при этом, что расхождения между средним классом и другими слоями населения становятся тем больше, чем выше возраст респондентов. Это свидетельствует о том,' что в среднем классе — во всех его возрастных когортах — существует больший модернизаци- онный потенциал, чем в других группах населения, большая готовность к принятию новых ценностей. Можно ожидать, что по мере взросления самых молодых на настоящий момент групп населения именно в среднем классе быстрее всего будут распространяться ценности модернизированного общества, причем во всех возрастных группах.
Инновационность мышления (или, по крайней мере, предпосылки для нее) среднего класса проявляется не только на уровне декларируемых ценностей, но и в реальных практиках. В частности, разнообразные финансовые практики также могут рассматриваться как индикаторы инновационности, так как они характеризуют экономическое сознание, демонстрируют использование новых возможностей, причем не просто новых, но и эффективных в современных условиях. Признаком инновационности также можно считать стремление к инвестированию, так как подобная возможность была недоступна ранее и в настоящее время ее использование или хотя бы декларируемое желание инвестировать свидетельствуют о готовности осваивать новое, использовать эффективные стратегии и новые возможности в изменяющихся внешних условиях.
Посмотрим, как можно охарактеризовать средний класс с точки зрения особенностей его финансовых стратегий и экономического сознания. При ответе на гипотетический вопрос о том, как респонденты потратили бы неожиданно появившийся миллион рублей, ответы распределились следующим образом.

Таблица.?
Как россияне предпочли бы потратить миллион рублей, в % от численности групп

Группы населения

Открыли бы собственное дело

Вложили бы в банк, недвижимость, акции для получения дохода

Использовали, чтобы “пожить в свое удовольствие", решить семейные проблемы, помочь близким

Средний класс

27

37

34

Периферия

18

34

45

Прочие массовые слои

18

30

51


Итак, средний класс реже, чем другие слои населения, использовал бы неожиданно полученную крупную сумму для того, чтобы просто «хорошо пожить» некоторое время. Его представители чаще, чем представители других слоев населения, использовали бы эти деньги для вложений в недвижимость или акции — т. е. воспользовались бы открывшимися возможностями, свойственными новым экономическим условиям, проявив не только рациональность, но и инновационность в поведении. Однако таких даже в среднем классе оказалось чуть более трети, что вполне сопоставимо с долей тех, кто просто потратил бы эти деньги на текущие расходы и жизнь «в свое удовольствие». Таким образом, говорить о формировании рационального экономического сознания и высокой инновационности поведенческих практик в финансовой сфере даже относительно среднего класса пока явно рано.
В распоряжении уже имеющимися свободными деньгами представители среднего класса чаще, чем периферия или другие массовые слои населения, обращаются к таким способам, как покупка валюты (12%), инвестиции в землю и жилье (6%), вклады в коммерческий банк (5%), покупка ценных бумаг (2%). Эти стратегии также характеризуют использование новых возможностей, умение эффективно действовать в финансовой сфере и тем самым повышать свой уровень жизни. Однако доля использующих такие инновационные модели поведения все же остается достаточно низкой даже в среднем классе. Наиболее распространенными способами распоряжения деньгами в нем остаются традиционные и экономически нерациональные пути: покупка дорогостоящих предметов длительного пользования (38%) и откладывание денег на черный день (21%). Первый из этих способов распоряжения деньгами позволяет улучшить уровень жизни, но эти изменения носят количественный, а не качественный характер. Второй способ является видом страхования от непредвиденных обстоятельств, однако он ие позволяет получать дополнительные доходы, а, наоборот, при- иодит к обесцениванию накоплений из-за инфляции. Такие пути расходования и сохранения средств не являются инвестиционными и не подразумевают использование новых возможностей, по »тому они характеризуют традиционное поведение.
Можно предполагать, однако, что по мере повышения уровня lt;gt;лагосостояния средний класс будет более активно осваивать инновационные финансовые стратегии, так как этому способствует 1-го менталитет. Четверть среднего класса в настоящий момент го- морит о том, что денег на жизнь им хватает, но сбережения сделать ие получается, и это один из значимых факторов, препятствующих распространению новых финансовых практик в среде среднего класса - среде, где есть к этому готовность. Так, среди тех, кто имеет сбережения, достаточные, чтобы прожить на них не менее года, именно представители среднего класса чаще начинают прибегать к открывающимся возможностям, которые предоставляет рыночная экономика: покупке ценных бумаг (акций, облигаций и т. п.), инвестированию в землю или недвижимость, покупке валюты. По мере смягчения проблемы ограниченности ресурсов можно ожидать ускорения и процессов формирования рационального экономического сознания в среде среднего класса, в котором существует предрасположенность к этому.
Наконец, кратко затронем два аспекта, связанных с источниками дохода. Получение доходов от собственности и сдачи в аренду имущества - стратегия, свидетельствующая как об определенных возможностях, т. е. наличии собственности, от использования которой можно получать доход, так и об особом типе сознания, позволяющем рационально и эффективно распоряжаться своей собственностью. Поэтому использование собственности как источника дохода можно рассматривать в качестве показателя, характеризующего модернизированность сознания (не забывая при этом
о              необходимости наличия такой собственности). В среднем классе доходы от собственности и сдачи в аренду имущества отметили в качестве основных 7% его представителей. Эта доля невелика, однако она почти в 2 раза выше, чем в среднем по стране или в периферии среднего класса. По всей видимости, именно в среднем классе зарождается отношение к собственности как потенциальному источнику доходов. Сейчас такая практика еще не получила распространения, однако если финансовые возможности среднего класса будут расти, то именно в его рамках можно ожидать ее дальнейшего распространения и закрепления, что будет свидетельствовать о процессах становления экономической рациональности.
Отметим, однако, что в настоящий момент четверть среднего класса также отмечают в числе своих основных источников дохода подсобное хозяйство, приусадебный участок — традиционный и экстенсивный способ поддержания уровня жизни. Источники дохода такого типа свойственны четверти экономически активного городского населения России, и в данном случае отличия среднего класса от остального населения не проявляются.
Таким образом, в отношении источников дохода среднему классу также свойственна большая инновационность по сравнению с остальным населением, однако в этой сфере она только начинает зарождаться, и традиционные элементы остаются достаточно значимыми, зачастую настолько же сильными, насколько и в других слоях населения.
Подводя общие итоги анализа первого блока — особенностей сознания и ценностных ориентаций, — можно сказать, что процесс изменения сознания затронул в среднем классе наибольшую долю его представителей по сравнению с другими социальными группами, но этот процесс в данном социальном субъекте пока не завершен, а в некоторых аспектах (например, в финансовом поведении) только начинает появляться. У среднего класса наблюдается большая предрасположенность к смещению ценностей от традиционных к модер- низационным. Судя поданным, относящимся к разным возрастным когортам, стоит ожидать и дальнейшего вытеснения традиционных ценностей модернизационными в этой группе населения. Однако на настоящий момент об успешном завершении процесса модернизации применительно к данному аспекту говорить явно преждевременно: последовательных «модернистов» в среднем классе пока меньше половины. Что касается формирования экономического сознания и использования новых возможностей, то средний класс здесь также отличается от других массовых слоев населения, однако инновационные финансовые и инвестиционные стратегии даже в этом социальном субъекте пока еще только зарождаются, что обусловлено в том числе и существующими финансовыми ограничениями.
Обратимся теперь ко второму блоку, связанному с возникновением и тиражированием инновационных практик. В качестве таких практик мы рассмотрим использование компьютера и Интернета. Эти практики в полной мере являются инновационными - они не только возникли сравнительно недавно, но и отличаются тем, что их распространение кардинально меняет привычный образ жизни. Компьютерные технологии и Интернет - не просто нововведения, но качественно новые явления, вызывающие глубокие изменения во всех сферах жизни — работе, досуге и т. п. В связи с этим уместно обратиться к концепции Мануэля Кастельса, который отмечает, что происходящие в последние десятилетия процессы привели к нозникновению новой экономики — информациональной. В ин- формациональной экономике главным источником производи- 1сльности является знание, а следовательно, ключевые роли играют технологии обработки информации и генерирования новых шаний9. В условиях информационной эпохи происходит постоянное внедрение новых технологий, которые кардинально меняют не юлько организацию работы, восприятие времени и пространства, по и отражаются на повседневных практиках, в корне меняя образ жизни. Возникновение новых видов деятельности, новых требований на рынке труда и новых образцов поведения приводит к необходимости быстро осваивать и эффективно использовать новые технологии. Только способные и готовые к освоению новых технологий индивиды могут войти в ядро рабочей силы информационной эпохи, для чего необходимы как определенные навыки, так и мотивация к освоению нового. Именно поэтому использование компьютера, владение навыками работы на нем или готовность к освоению подобных навыков можно рассматривать в современных условиях как ключевые инновационные практики.
Посмотрим, насколько российский средний класс выполняет функцию освоения и тиражирования инновационных практик, насколько он может вписаться в новые условия информациональ- мой экономики, требующей инновационности в поведении и мотивации к освоению нового — ведь теоретически именно из его представителей, характеризующихся высоким образовательным и квалификационным уровнем, должно состоять ядро рабочей силы в новой экономике.
Первый вопрос, который мы рассмотрим, — это наличие компьютера. По обеспеченности компьютерами средний класс качественно отличается от других слоев населения. В среднем классе компьютеры имеют 72% его представителей, в периферии - уже менее половины (44%), а в менее благополучных слоях населения — менее трети (27%). За последний год компьютеры приобрели 14% представителей среднего класса и только 8% и 6% его периферии и прочих массовых слоев населения. А за последние семь лет покупку компьютера осуществили 69% среднего класса, 42% периферии и 25% других слоев.
Такие данные свидетельствуют о более высоком темпе проникновения новых технологий в повседневную жизнь представителей среднего класса. Несмотря на более высокую обеспеченность компьютерами, представители среднего класса продолжают активнее их приобретать. Очевидно, что в среднем классе выше осознание роли компьютеров, их необходимости для успешного «вписывания» в новые условия. Средний класс чувствует те изменения в образе жизни, которые происходят в результате нового этапа развития экономики, и старается успевать за ними. Соответственно и образ жизни в среднем классе будет качественно отличаться от образа жизни других слоев населения, так как компьютер оказывает на его формирование очень большое влияние.
Интересно, что в приобретении компьютера различия между возрастными когортами среднего класса носили нелинейный характер: хотя за последний год компьютеры активнее покупала молодежь и люди младше 40 лет, принадлежащие к среднему классу, за последние семь лет наиболее активно приобретали компьютеры представители старшей возрастной группы.
Таблица 4
Покупка компьютеров в различных возрастных когортах среднего
класса, в %

Возрастные когорты

18-30 лет

31-40 лет

41-50 лет

51-60 лет

Приобрели компьютер за последний год

16

16

8

13

Приобрели компьютер за последние семь лет

70

70

63

75


Такая ситуация подтверждает общую инновационную настроенность среднего класса, ведь даже старшие возрастные когорты, принадлежащие к нему, чувствуют необходимость инновационных покупок, определяющих качественно иной образ жизни.
В старших группах особенно ярко проявляется инновационность, присущая среднему классу: если среди представителей среднего класса в возрасте 51-60 лет не имеют компьютера лишь 23%, то в периферии в аналогичной возрастной группе эта доля более чем в 3 раза выше и составляет 74%, в других слоях населения - 89%. Такие различия говорят о том, что жизнь людей одного возраста, принадлежащих к этим группам, будет кардинально различаться. И если для старшей возрастной когорты это вопрос различий стиля и образа жизни, то для более младших возрастов это еще и различия жизненных шансов и перспектив в целом.
Степень обеспеченности компьютерами представителей среднего класса связана с размерами городов проживания. Для городов с населением свыше 1 млн. обеспеченность среднего класса компьютерами максимальна и сокращается по мере снижения численности населения. Разрыв в обеспеченности компьютерами между наиболее крупными городами и городами с населением менее 100 тыс. составляет 1,5 раза. Однако даже в самых мелких городах более половины представителей среднего класса имеют компьютеры.
Таблица 5
Наличие компьютера у представителей среднего класса и других групп населения в различных типах поселений, в %

Численность населенного пункта

Свыше 1 млн.

500 тыс. - 1 млн.

250 тыс. - 500 тыс.

100 тыс. - 250 тыс.

Менее 100 тыс.

Средний класс

88

73

70

72

59

Периферия

63

48

44

29

31

Прочие массовые слои

40

24

30

20

21


При этом в одинаковых типах поселений обеспеченность компьютерами среднего класса выше, чем обеспеченность ими других слоев населения, и эти различия носят качественный характер — компьютеры имеют более половины среднего класса и менее половины представителей других слоев населения (единственным исключением является периферия среднего класса в городах с населением свыше 1 млн. человек, где 63% имеют компьютеры).
Важно отметить, что разрыв в обеспеченности компьютерами является следствием отнюдь не только различий в уровне благосостояния среднего класса и других слоев населения. Если мы рассмотрим часть населения, которая удовлетворяет выбранному критерию дохода, использовавшемуся для выделения среднего класса (т. е. ту группу, доходы которой не ниже медианных для их типов городов), то обеспеченность компьютерами в этой части периферии и прочих массовых слоях составит 42 и 27% соответственно, т. е. будет совпадать со средними значениями обеспеченности компьютерами для этих групп в целом — при обеспеченности в 72% в среднем классе. Таким образом, обеспеченность компьютерами в подгруппе периферии, доход которой соответствует доходам, необходимым для попадания в средний класс, совпадает с обеспеченностью компьютерами другой подгруппы периферии, доход которой ниже, чем в среднем классе; это же верно для прочих слоев населения. Итак, различия в обеспеченности компьютерами в среднем классе и других слоях населения нельзя списать только на различия в уровне их дохода; это еще и различия в особенностях менталитета, понимании новых условий и готовности в них действовать, т. е. в степени инновационности как сознания, так и поведения.
Посмотрим теперь, насколько успешно представители среднего класса осваивают навыки, востребованные информационной эпохой, в первую очередь, работу на компьютере.
Таблица 6
Навыки работы на компьютере представителей среднего класса и городского населения в целом, в %

Численность населенного пункта

Свыше 1 млн.

500 тыс. - 1 млн.

250 тыс. - 500 тыс.

100 тыс. - 250 тыс.

Менее 100 тыс.

Средний класс

88

73

70

72

59

Периферия

63

48

44

29

31

Прочие массовые слои

40

24

30

20

21


Доля представителей среднего класса, обладающих навыками работы на компьютере, значительно выше по сравнению с аналогичными долями в периферии среднего класса и других массовых слоях населения: в среднем классе три четверти его представителей умеют работать на компьютере. Стоит отметить, однако, что доли тех, кто приобретал такие навыки, в среднем классе совпали с общероссийскими показателями, что свидетельствует о замедлении темпа освоения этих навыков в рассматриваемой группе населения.
Даже те представители среднего класса, которые не имели дома компьютеров, в 62% случаев имели навыки работы на нем. Это свидетельствует о готовности среднего класса приобретать подобные навыки даже в условиях отсутствия возможностей приобрести собственный компьютер. Интересно, что доли тех, кто имеет компьютер дома и умеет на нем работать, в среднем классе и периферии (80 и 72% соответственно) различаются меньше, чем доли тех, кто компьютера дома не имеет, но умеет на нем работать (62 и 38% соответственно). Это демонстрирует различия в сознании среднего класса и других слоев населения: средний класс осознает необходимость освоения новых навыков и приобретает их, даже при отсутствии «удобных» для этого возможностей (в данном случае - работы с компьютером в домашних условиях), т. е. инновационность его сознания и поведения здесь проявляется очень ярко.
Впрочем, в этом вопросе наблюдаются некоторые различия между отдельными группами, входящими в состав среднего класса. Так, и «старый» средний класс (предприниматели), и квалифицированные рабочие имели в своем составе меньшие доли тех, кто обладает навыками работы на компьютере (69 и 49% соответственно), чем другие представители среднего класса (т. е. «новый» средний класс — высококвалифицированные работники нефизического труда). Однако обе эти группы более активны в получении таких навыков, чем средний россиянин, среди них изучают использование компьютера 11 и 18% соответственно. Таким образом, дифференциация, существующая в рамках самого среднего класса по

профессиональной принадлежности, будет со временем сокращаться — чего нельзя сказать о различиях между средним классом и другими группами населения.
В рамках самого среднего класса наблюдается и возрастная дифференциация. Так, навыки работы на компьютере в большей мере свойственны молодым представителям среднего класса (их имеют 89% тех, кто находится в возрасте 18—30 лет, и 60% тех, кому от 51 до 60 лет). Однако даже в одинаковых возрастных когортах среднего класса, периферии и прочих слоев доли обладающих навыками работы на компьютере заметно различаются, что снова подчеркивает отличие среднего класса от других слоев населения, его большую готовность к освоению инновационных практик.
Продолжая рассмотрение аспектов, связанных с работой на компьютере, обратимся к вопросу о том, как часто представители среднего класса вообще пользуются компьютером.
Рисунок 1
Частота использования компьютера различными группами населения, в %
? средний класс ? периферия ? прочие массовые слои
1 42



вообще не пользуюсь



] 65
Итак, только 18% представителей среднего класса вообще не пользуются компьютером (в периферии эта доля более чем в 2 раза выше и составляет 40%, в прочих слоях населения — 65%). При этом более половины представителей среднего класса пользуются компьютером не реже нескольких раз в неделю (69%). Очевидно, что и в этом вопросе средний класс проявляет себя как наиболее инновационно настроенная группа населения, осваивая навыки, открывающие качественно иные возможности.
В этом вопросе предприниматели практически не выделялись из общей группы представителей среднего класса, а вот высококвалифицированные рабочие пользовались компьютером значительно реже: 34% из них вообще не используют его, остальные же исполь-

зуют его довольно активно — не реже нескольких раз в неделю к компьютеру обращается большинство (53%) из них. Это ниже общего уровня для среднего класса, но все же заметно больше, чем в других массовых слоях.
Что касается возрастных различий, то наиболее активно компьютер используют более молодые представители среднего класса. Очевидно, что данная инновационная практика будет с течением времени распространяться в среднем классе все больше, так как самые молодые когорты населения ее уже успешно освоили. Среди респондентов от 15 до 30 лет, не обращаются к компьютеру только 8%, а среди тех, кому от 50 до 60 лет, — уже более трети (36%), хотя на фоне представителей этой же возрастной когорты в других слоях этот показатель представляется уже не столь значительным. Так, в такой же возрастной группе, но принадлежащей к периферии среднего класса, эта доля уже приближалась к трем четвертям (71 %), а в прочих слоях населения составляла 86%! Таковы масштабы качественных различий в образе жизни представителей одинаковых возрастных когорт населения, но принадлежащих к разным социальным слоям.

Рисунок 2
Частота использования Интернета различными группами населения, в %

В средний класс ? периферия ? прочие массовые слои

несколько раз в неделю

несколько раз в месяц

несколько раз в год

вообще не пользуюсь


Подобная инновационность среднего класса ярко проявляется и в использовании им Интернета. Интернет выступает в качестве практики следующего уровня по отношению к практике использования компьютера. При этом использование Интернета дает совершенно новые возможности, причем не просто более широкие, но и качественно иные, чем сам по себе компьютер — это возможность быстрой и эффективной коммуникации, доступа к огромному массиву постоянно обновляемой информации, включенность в широкие сети нового уровня. Практика использования Интернета также характеризует качественно отличающийся образ жизни, — проявляющийся как в работе, так и в досуге, — свойственный новой экономике. И здесь средний класс вновь ярко демонстрирует свою инновационную настроенность.
Как видим, только чуть более трети представителей среднего класса вообще не используют Интернет — при том, что в периферии эта доля значительно превышает половину, не говоря уж о ситуации в прочих массовых слоях. Таким образом, мы сталкиваемся не просто с количественными, но и с качественными различиями между средним классом и другими слоями населения с точки зрения этой ключевой инновационной практики. Для 15% среднего класса Интернет является уже более чем привычным: его используют каждый день. Еще четверть среднего класса обращается к нему несколько раз в неделю. Учитывая, что в среднем по стране 62% экономически активного городского населения вообще не используют Интернет, инновационность среднего класса в этом вопросе очевидна.
Возрастные различия по тенденциям использования Интернета повторяют выявленные в вопросе использования компьютера. В отношении использования Интернета более активными также оказываются молодые представители среднего класса, но даже в старших возрастных группах, принадлежащих к среднему классу, обращение к Интернету происходит заметно чаще, чем в тех же возрастных группах, но относящихся к более низким слоям населения.
И в этом вопросе высококвалифицированные рабочие оказываются ближе к периферии, чем к среднему классу: 68% из них не используют Интернет. Понятно, что их попадание в состав среднего класса по четырем использованным нами для выделения среднего класса критериям не гарантирует тех же стилевых предпочтений, навыков, привычек, что и среди «нового» среднего класса, так что эта группа часто требует отдельного рассмотрения, как мы и убедились на двух последних рассмотренных примерах. С точки зрения их перспектив в новой экономике это может означать невозможность попасть в ядро рабочей силы и сохранение позиций на периферии, что будет обусловлено не только физическим характером их труда, но и отсутствием необходимых навыков и готовности и умения их освоения.
Итак, в целом можно констатировать высокую инновационность в поведении среднего класса в сфере компьютерных технологий, благодаря которой его образ жизни отличается от образа жизни других слоев населения. По мере развития информационапьной экономики различия будут проявляться все ярче. Во всяком случае, даже сегодня у представителей городского среднего класса работа заметно чаще предполагает использование компьютера, чем у остальных слоев населения. Постоянное использование компьютера необходимо в работе трети представителей городского среднего класса (при среднем для экономически активного населения значении 18%), еще чуть менее трети среднего класса иногда пользуются компьютером в процессе работы (по городскому населению в целом — 19%). Таким образом, инновационные практики осваиваются средним классом не просто «для себя», но позволяют им занимать лучшие позиции на рынке труда, отвечать тем требованиям, которые предъявляют новые условия и в итоге эффективно действовать в них.
Однако стоит отметить, что средний класс осваивает новые навыки, даже если пока они не являются необходимыми для его работы, т. е. инновационное поведение представителей среднего класса стимулируют не только внешние условия, но и особая внутренняя мотивация. Так, среди тех представителей среднего класса, кто умеет работать на компьютере, только у 43% их работа предполагает постоянное его использование, еще 34% иногда приходится пользоваться компьютером для нужд работы, а у 23% работа не предполагает использование компьютера вообще. Среди тех представителей среднего класса, кто обращается к компьютеру не реже нескольких раз в неделю, у 20% работа также не предполагает использование компьютера. По всей видимости, инновационные навыки пока недостаточно востребованы в российской экономике, пока не созданы в массовом масштабе соответствующие информа- циональной экономике рабочие места, и даже высококвалифицированные специалисты, которые и составляют средний класс, занимают рабочие места, не требующие от них тех навыков, которыми они уже обладают. Тем не менее средний класс все же их осваивает, и мотивация его при этом должна, на наш взгляд, еще стать предметом специального анализа.
Возможно, например, что это связано с использованием компьютера в сфере досуга. Традиционные формы проведения досуга, которые противопоставляются активным формам10 и связаны, в первую очередь, с отдыхом дома (чтение, просмотр телепередач, прослушивание музыки, занятия домашним хозяйством, просто отдых) в последнее время заметно расширяются, дополняясь инновационными элементами. И в рамках традиционного домашнего досуга именно средний класс с большей готовностью осваивает эти инновационные элементы. Так, компьютер, Интернет, компьютерные игры входят в досуговые практики 27% представителей среднего класса и только 10-12% периферии и прочих слоев населения.
Итак, в среднем классе действительно активно происходит становление нового образа жизни, что и является важнейшим проявлением и результатом освоения инновационных практик — в отличие от других слоев населения. Компьютер и Интернет входят во все сферы жизни среднего класса, который активно осваивает его, применяет свои навыки как лично для себя, на досуге, так и на работе. Особенности среднего класса и его отличия от других слоев населения с точки зрения освоения и тиражирования соответствующих инновационных практик проявляются очень сильно — гораздо больше, чем в ценностях и особенностях сознания.
Еще один навык, о котором мы упомянем, — это работа с применением иностранного языка. Знание иностранного языка также связано с уже рассмотренными инновационными практиками, так как расширяет имеющиеся возможности, в том числе и при использовании компьютера и Интернета или возможности встроиться максимально эффективно в глобализирующуюся экономику. И здесь средний класс также демонстрирует значимые отличия от остального населения. Навыки работы с применением иностранного языка имеют 25% его представителей, в то время как среднее по стране значение более чем в 2 раза ниже (12%).
Аналогичные тенденции проявляются и в освоении средним классом многих новых товаров, которые не формируют новый стиль жизни, как компьютеры, но свидетельствуют о готовности осваивать что-то новое, требуют определенных новых умений и знаний. И вряд ли покажется странным, что у среднего класса выше обеспеченность различными высокотехнологичными товарами длительного пользования, которые появились не так давно и требуют освоения ряда новых навыков для использования.
Таблица 7
Наличие инновационных товаров длительного пользования в среднем классе, в % (упорядочено по обеспеченности среднего класса)

ВидТДП

Обеспеченность среднего класса

Обеспеченность по городскому населению в целом

Мобильный телефон

97

85

Микроволновая печь, кухонный комбайн, гриль и т.п.

85

60

Видеокамера, цифровой фотоаппарат

51

28

Антенна спутникового телевидения

16

8

Кондиционер

12

6

Посудомоечная машина

8

4


Как видим, обеспеченность среднего класса инновационными товарами длительного пользования заметно превышает средний уровень обеспеченности ими по стране, и именно средний класс становится «проводником» инновационных товаров в другие массовые слои населения. Таким образом, и в потреблении товаров длительного пользования мы видим склонность и готовность к инновационности представителей среднего класса, т. е. те же тенденции, что были выявлены и относительно более значимых инновационных практик.
Наконец, обратимся к третьему проблемному блоку, который мы также рассмотрим в рамках анализа инновационного в сознании и поведении среднего класса. Речь пойдет о человеческом капитале среднего класса и инвестициях в него. Почему вопрос о человеческом капитале ставится в ряд вопросов о соотношении инновационного и традиционного? Дело в том, что проблематика человеческого капитала возникает в развитом обществе модерна и относится прежде всего к среднему классу как субъекту, который, благодаря качеству своего человеческого капитала, обеспечивает технологический и социально-экономический прогресс, а также воспроизводство квалифицированных кадров. Здесь инновационными будут являться те практики, которые представляют собой инвестиции в человеческий капитал, а следовательно, свидетельствуют о качественно ином отношении к нему. Вложение времени, сил и средств в развитие человеческого капитала характеризует особый, модернизированный тип сознания. Практики инвестирования в свой человеческий капитал и человеческий капитал своих детей также определяют изменения образа и качества жизни, так как предполагают совершенно иное отношение к себе, своему здоровью, образованию и т. п.
Распространение подобных практик особенно важно проанализировать применительно к среднему классу, так как именно он теоретически объединяет обладателей человеческого капитала высокого качества. Посмотрим, насколько активно на сегодняшний день инвестируют в свой человеческий капитал представители российского среднего класса. В качестве показателя инвестиций в человеческий капитал рассмотрим потребление платных медицинских, образовательных и оздоровительных услуг.
Как видно из рисунка 3, представители среднего класса чаще других инвестируют как в себя, так и в своих детей (в 88% случаев против 80% в периферии и 59% в прочих слоях), хотя по потреблению образовательных и медицинских услуг для взрослых периферия оказывается близка к среднему классу. Как известно, использование платных медицинских услуг часто является вынужденным и буквально жизненно необходимым, поэтому рассмотрим в большей степени другие виды инвестиций в человеческий капитал.

Рисунок 3
Использование платных услуг за последние три года перед опросом 2006 г. средним классом и городским населением России в целом, в % (доли использовавших оздоровительные и образовательные услуги для детей приведены от численности групп, имеющих несовершеннолетних детей)

В средний класс ES периферия ? прочие массовые слои

образовательные услуги для взрослых

медицинские услуги

оздоровительные услуги для взрослых

оздоровительные услуги для детей

образовательные услуги д ля детей

туристические или образовательные поездки за рубеж

не пользовались ничем из перечисленного


Практически в 2 раза чаще, чем городское население в целом, представители среднего класса используют оздоровительные услуги для взрослых (санатории, дома отдыха, клубы здоровья, спортивные секции и т. п.). Эти услуги носят зачастую не только оздоровительный характер, но и используются в качестве способа проведения досуга, причем такой инновационный вид досуга свидетельствует об определенном качестве и стиле жизни. В настоящий момент оздоровительные услуги наименее распространены в российском обществе и явно не стали традиционными даже с точки зрения их распространенности. Но особенность этого вида услуг проявляется и в том, что их используют люди с более высоким уровнем образования, причем такая тенденция явно выражена и в группах с аналогичным уровнем дохода. Так, среди населения, доход которого не ниже медианного для их типа города, оздоровительные услуги используют 16% из тех, кто имеет среднее или среднее специальное образование, и 30% из тех, кто имеет высшее образование — разрыв составляет практически 2 раза. Таким образом, оздоровительные услуги отражают формирование нового образа жизни; не только новых способов расходования средств, но и новых целей, с учетом которых это расходование средств осуществляется, и в этом смысле о них можно говорить как о разновидности инновационных практик.
Никакими услугами из перечисленных на рис. 3 не пользовались только 12% представителей среднего класса, в то время как среди всего городского населения никакими услугами за последние три года не пользовались 27%. Таким образом, в сфере потребления услуг средний класс также заметно отличается от других массовых слоев населения, что свидетельствует о процессах модернизации его сознания, качественно ином понимании человеческого капитала и, соответственно, иных стратегиях и приоритетах в использовании ограниченных ресурсов.
Внимание среднего класса к человеческому капиталу и понимание им необходимости инвестирования в него подтверждается и другими данными, например способами пополнения знаний, которые использовались представителями среднего класса за последние три года. Только четверть из них отметили, что за последние три года не приобретали новых знаний, тогда как в периферии среднего класса об этом заявили 36% ее представителей, а среди тех, кто не попал и в периферию, никак не пополняли свои знания уже более половины группы — 61% (что свидетельствует о качественных различиях между рассматриваемыми социальными слоями). При этом основные способы, которые использовались представителями среднего класса для того, чтобы усовершенствовать свои знания, можно охарактеризовать как инновационные, так как они требовали активного подхода, готовности к изменениям, дополнительных затрат сил, времени и зачастую средств, что для российского населения идет вразрез с традиционными практиками и привычной, укрепившейся в сознании нормой бесплатного образования. Так, 34% среднего класса следили за новой литературой, приобретали новые навыки и узнавали о новых разработках, 33% приобретали или совершенствовали навыки работы на компьютере, 6% изучали иностранные языки и еще 19% приобретали другие новые практические навыки, переходя к новым для себя видам деятельности. Даже не рассматривая другие способы пополнения знаний (обучение, переподготовка по новой или старой специальности и т. д.), можно говорить о том, что средний класс отличается большей активностью в сфере самообразования и развития, готовностью к изменениям, что также свидетельствует о качественно ином понимании человеческого капитала и особом внимании к нему в этой социальной группе.
Кратко отметим, что и в сфере досуга средний класс чаще, чем другие слои населения, обращается к развивающим его формам. Кино, театры и концерты как способ проведения досуга выбирает четверть представителей среднего класса, 17% периферии и 11% прочих массовых слоев. В досуговые практики среднего класса также чаще входит посещение спортклубов, тренировок, секций (17% при 7% в прочих слоях населения), посещение музеев, выставок, вернисажей (10% против 5% в менее благополучных слоях). Это свидетельствует о формировании в среднем классе иной структуры досуговой активности.
Итак, подведем итоги проведенного анализа. Мы рассмотрели проблематику инновационности в поведении и сознании среднего класса в попытке ответить на вопрос о перспективах развития как этого социального субъекта, так и России в целом. Эти перспективы зависят в том числе и от способности и готовности населения — и прежде всего, представителей среднего класса — на микроуровне принимать новые, постоянно изменяющиеся условия и эффективно и конструктивно в них действовать. Чтобы Россия могла претендовать на достойное место в системе международного разделения труда, необходимо, чтобы наиболее образованные и высококвалифицированные слои населения, составляющие средний класс, демонстрировали достаточную степень инновационности сознания и поведения, что способствовало бы их эффективности в условиях новой, информационной эпохи.
Инновационность в сознании и поведении среднего класса проявляется в разных сферах в разной степени, но он качественно отличается с этой точки зрения от других слоев населения. Полученные данные позволяют утверждать, что в настоящее время в среднем классе идет интенсивный процесс модернизации его сознания и принятия ценностей общества модерна. И хотя процесс этот далеко не завершен, но тенденции и направления его выражены уже совершенно отчетливо. Так, что касается ценностных ориентаций, то можно говорить о том, что процесс социокультурной модернизации в среднем классе идет достаточно успешно, хотя он пока и не завершен. Экономическое сознание среднего класса тоже пока нельзя охарактеризовать как рациональное и эффективное — в финансовом и экономическом поведении остаются очень сильны традиционные элементы, а инновационные только начинают зарождаться, чему сейчас мешают, впрочем, и жесткие внешние ограничения. Справедливости ради нужно отметить, что зарождаться инновационные инвестиционные и финансовые стратегии начинают все же именно у представителей среднего класса.
Таким образом, существуют хорошие предпосылки для успешного прохождения им этого этапа, связанные, в первую очередь, с гораздо большей восприимчивостью его к любым инновациям. Кроме того, этому будет способствовать и смена поколений, так как младшее поколение среднего класса все реже демонстрирует приверженность традиционным ценностям.
Особенно наглядно это проявляется на примере тех ключевых инновационных практик, которые не просто являются новыми, но и кардинально изменяют стиль жизни, открывая новые возможности, создавая качественно иные жизненные шансы: в использовании компьютера и Интернета, в интенсивности которого средний класс качественно отличается от других групп населения. Готовность осваивать инновационные навыки, непрерывно совершенствовать свои знания, осуществлять, несмотря на ограниченность ресурсов, постоянные инвестиции в свой человеческий капитал, даже если внешние условия этому не способствуют, т. е. наличие особой внутренней мотивации, свидетельствуют о том, что средний класс характеризуется особой восприимчивостью к инновациям и старается успевать за теми изменениями в образе жизни, которые происходят в результате нового этапа развития экономики. Это будет определять и качественные различия в образе жизни среднего класса и иных слоев населения и на будущее — ведь необходимость вписываться в новые условия, осваивать новые предметы и практики, которые оказывают глубокие воздействия на стиль жизни, ощущают даже самые старшие возрастные когорты среднего класса. Но уже сегодня можно утверждать, что с точки зрения освоения и тиражирования инновационных практик средний класс качественно отличается от других слоев населения. Именно под воздействием ключевых инновационных практик, связанных с использованием новых технологий, у него формируется иной образ жизни, не просто способствующий быстрейшему завершению в нем процессов социокультурной модернизации, но и соответствующий информациональной экономике, позволяющий успешно вписаться в новые условия.
Примечания Подробное объяснение выбора именно модернизационной парадигмы для анализа современного этапа развития российского общества, а также детальный анализ эволюции концепции модернизации см. в: Тихонова Н.Е., Аникин В.А., Горюнова С.В., Лежнина Ю.П. Концепция модернизации в работах классиков социологической мысли второй половины XIX — начала XX века // Социология: методология, методы,

математические модели. М., 2007. № 1; Тихонова Н.Е., Аникин В.А., Горюнова С.В., Лежнина Ю.П. Концепция модернизации сегодня: вестернизация или свой путь к модерну? // Социология: методология, методы, математические модели. М., 2007. № 2. Радаев В.В. Обычные и инновационные практики // Средние классы в России: экономические и социальные стратегии / Под ред. Т. Мале- вой. Московский Центр Карнеги. М.: Гендальф. 2003. Подробный обзор используемых критериев для выделения среднего класса представлен, например, в статье: Авраамова Е.М. Формирование среднего класса в России: определение, методология, количественные оценки // Общественные науки и современность. 2002. № 1. Применяя комплекс несколько иных критериев, выделяет группу обладателей характеристик среднего класса О. Шкаратан (Шкаратан О.И., Бондаренко В.А., Крельберг Ю.М., Сергеев Н.В. Социальное расслоение и его воспроизводство в современной России. Препринт WP7/2003/06 М.: ГУ ВШЭ, 2003.). JI. Беляева выделяет средние классы на основе признаков самоидентификации, уровня материального благосостояния и уровня образования (Беляева Л.А. Социальная стратификация и средний класс в России: 10 лет постсоветского развития. М.: Academia, 2001.). В коллективной монографии под редакцией Т. Малевой для выделения среднего класса используются три критерия — материальная обеспеченность, социально-профессиональный статус, самоидентификация (Средние классы в России: экономические и социальные стратегии /Авраамова Е.М., Михайлюк М.В., Ниворожкина Л.И. и др. Под ред. Малевой Т.М. М.: Гендальф, 2003). Эти критерии были использованы и показали свою эффективность в исследованиях, проведенных под руководством М. Горшкова и Н. Тихоновой (см., например: Горшков М.К., Тихонова Н.Е. Средний класс как социальная база обеспечения конкурентоспособности России // Россия реформирующаяся: Ежегодник — 2005. М.: ИС РАН, 2006). Выборка исследования «Городской средний класс в современной России» репрезентировала экономически активное городское население России по полу, возрасту, типу городских населенных пунктов определенной численности и региону проживания и включала 1750 человек. Здесь и далее речь идет о городском среднем классе, который был выделен только из экономически активного городского населения страны. Здесь и далее под средними для населения показателями подразумеваются средние значения для экономически активного городского населения России. Характеризующиеся модернизационным типом сознания выделены по двум вопросам — выбор ценности индивидуализма в противовес «быть как все» и обладание внутренним локус-контролем. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М.: ГУ-ВШЭ, 2000. См., например: Давыдова Н.М. Досуговые предпочтения населения в пореформенной России // Изменяющаяся Россия в зеркале социологии / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Летний сад, 2004.
 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Глава 5 С.В. Горюнова Инновационное и традиционное в сознании и поведении городского среднего класса[2]:

  1. Городской образ жизни: старый и новый средний класс
  2. Результаты применения метода эмпирико-статистического выявления традиционного и инновационного на основе повторных исследований
  3. Результаты применения метода выявления ключевых категорий во взаимосвязи традиционного и инновационного в трудовой культуре
  4. ОБЩЕСТВО СРЕДНЕГО КЛАССА
  5. Средний класс
  6. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОГО СОЗНАНИЯ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД Киселев И.Е.
  7. М. Халъбвакс Характеристики средних классов
  8. II. О преподавании географии в средних классах
  9. Примеры управления сознанием верующих в традиционных конфессиях
  10. Сдвиги в общественном сознании и кризис традиционного механизма трудовой мотивации
  11. Сдвиги в сознании и поведении работников
  12. 5.1. Сущность и современное состояние манипуляции сознанием и поведением людей
  13. Е. В. Агибалова, Г. М. Донской. Всеобщая история. История Средних веков. 6 класс : учеб. для общеобразоват. учреждений / под ред. А. А. Сванидзе. — М. : Просвещение,. — 288 с., 2012
  14. ТЕХНОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ АДЕПТОВ НЕТРАДИЦИОННЫХ ДЛЯ КАЗАХСТАНА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Елена Бурова
  15. ТЕХНОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ АДЕПТОВ НЕТРАДИЦИОННЫХ ДЛЯ КАЗАХСТАНА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Елена Бурова