Модернизации, традиции и инновации

Процессы, происходящие в России и других посткоммунисти- ческих обществах на рубеже XX—XXI вв., в общем виде обычно обозначают как модернизацию, переход (транзит), трансформацию и т. п. Эти и подобные категории так или иначе отражают соответствующие процессы.
Их изучение, как теоретическое, так и эмпирическое, вполне обоснованно занимает сегодня важнейшее место в общей массе социологических исследований11. Очевидно, однако, что для понимания этих процессов таких общих категорий недостаточно. Подобно таким категориям, как «индустриализация», «урбанизация», «массовая культура», «глобализация», «информатизация» и т. п., — это, по выражению французских социологов К. Гриньона и Ж.-К. Пассерона, «понятия-бульдозеры», которые так сильно разрыхляют исследуемые участки, что после использования этих познавательных машин иногда ничего невозможно различить12. Вследствие своей все- охватности одна и та же категория такого рода дает простор для самых разных интерпретаций, что свидетельствует как минимум о ее недостаточности для концептуального и эмпирического анализа соответствующих процессов. Это не значит, что такие «понятия- бульдозеры» бесполезны, вредны и от них следует отказаться; да такое и невозможно. Они необходимы, как необходима работа аналогичной строительной машины. Но наряду с ними требуется использование более тонких концептуальных средств.
Сказанное в полной мере относится к таким фундаментальным категориям, как «современность», «модерн», «модернизация», не говоря уже о «постмодерне», «постмодернизме» и «постмодернизации». Применительно к понятию модернизации, так же как и к понятию трансформации13, требуются концептуальные подходы и средства, занимающие промежуточное положение между этими понятиями и соответствующими теориями, с одной стороны, и эмпирическими исследованиями и интерпретациями — с другой.
11онятия и теории социокультурных традиций, инноваций и их нзаимодействия относятся к числу таких концептуальных средств. Правда, можно с полным основанием утверждать, что и эти, давно существующие в социальной науке концепты и концепции являются в известном смысле «бульдозерами», но если это и так, то речь н данном случае идет уже о других понятийных машинах, дополняющих предыдущие. В сочетании с общей теорией модернизации (трансформации, изменения и т. п.) они позволяют, на наш взгляд, более основательно, реалистично и конкретно осмыслить модер- иизационные процессы в целом и в России в частности: происходят ли они вообще; если да, то в чем они состоят и каковы их характерные особенности.
Первоначально в социологии и смежных науках модернизацию рассматривали как процесс заведомо антитрадиционный, а модерн, соответственно, — как антипод традиции.
Модернизация мыслилась как процесс, одну из сторон которого составляет отход от традиций, отказ от них. В известном смысле модернизация понималась как синоним детрадиционализации, а общество модерна считалось, соответственно, анти- или посттрадиционным. В качестве других антиподов традиции, помимо модернизации, рассматривали такие категории, как прогресс, разум, рациональность, индустриализм, науку, утопию и, конечно, инновацию. В дальнейшем в социологии все больше стало осознаваться, что и сами эти сущности и взаимодействие между ними носят гораздо более сложный характер. Модернизация стала представляться как процесс неоднородный и множественный.
Данная множественность выступает в двух аспектах: пространственном и временном. Пространственная множественность проявилась, во-первых, в многообразии форм модернизации в различных обществах, связанном с их культурными особенностями и традициями; во-вторых, в разнородном характере модернизации в различных социальных группах и областях социальной жизни. Временная множественность модернизации осознавалась как тот факт, что последняя может осуществляться неоднократно в рамках одного и того же общества, в разное время в разных обществах и сферах социальной жизни. В общем, социальная наука в последние годы пришла к выводу о том, что следует говорить не о модернизации, а о модернизациях во множественном числе, и это в полной мере относится и к России14.
В связи с предыдущим, традиции сегодня все чаще и вполне обоснованно рассматриваются не только как препятствия на пути инноваций (что, безусловно, также имеет место), но и как факторы, условия и средства их внедрения и принятия15. Собственно, такую роль они играли и в прошлом, в том числе и в истории Европы. Хорошо известно, хотя об этом не часто вспоминают, что такие фундаментальные социокультурные инновации, как Возрождение, Реформация или Великая французская революция, выступая против одних традиций, требовали возврата к другим, еще более «традиционным традициям», к Античности или Священному Писанию16.
Из предыдущего следует необходимость и актуальность анализа, осмысления и переосмысления общих и частных механизмов социокультурных традиций, инноваций и их взаимодействия. Несмотря на то, что в данных областях существует немало достижений, серьезных и даже выдающихся трудов и исследований, в них по-прежнему остается множество темных мест, белых пятен, нерешенных проблем, загадок и, что, может быть, хуже всего, псевдоочевидностей. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Модернизации, традиции и инновации:

  1. ИННОВАЦИИ И ТРАДИЦИИ Лепешко Б.М.
  2. Развитие культур: традиции и инновации
  3. Герберт Спенсер: эволюция=традиция+инновация
  4. Карл Маркс: традиции как кошмар и препятствие для инноваций
  5. Глава 3 А.Л. Темницкий Традиции и инновации в трудовой культуре российских рабочих
  6. Глава 1 А.Б. Гофман От какого наследства мы не отказываемся? Социокультурные традиции и инновации в России на рубеже XX-XXI веков
  7. А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с., 2008
  8. Социальное служение Русской православной церкви на примере Нижегородской епархии: традиции и инновации Балабанова О. В.
  9. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА: ИННОВАЦИОННЫЙ ПОИСК КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: СООТНОШЕНИЕ ТРАДИЦИЙ И ИННОВАЦИЙ
  10. КУЛЬТУРА КАК ФОРМА И ДУХ ИСТОРИИ. ТРАДИЦИИ, КОНСЕРВАТИВНОСТЬ, ТВОРЧЕСТВО И ИННОВАЦИИ В ИСТОРИИ Ганчев Петко