Недовольство, смутьянство или гражданский протест?


Участившиеся в последнее время в Москве митинги протеста жителей против градостроительных проектов и строек нередко квалифицируются властями города и средствами массовой информации как: «недовольство» жителей, преследующих свои личные эгоистические интересы68 и не имеющих представления об обших интересах(г)69 города, или же как «смутьянство», «бунт» и «подстрекательство», направленное на расшатывание «доверия»(п) населения к властям и «подрыв авторитета власти» как таковой70.

Первая оценка представляет собой критику локальных мобилизаций с позиций «гражданского мира», хорошо знакомую нам с советского времени (эгоизм ув консолидированный интерес*1^ и солидарность ради общего дела(г)) и, казалось бы, ставит под сомнение саму возможность рассмотрения митингов жителей как публичных действий и акций гражданского протеста. В более общем виде эта критика нередко используется в современном российском политическом дискурсе для подчеркивания изменений, произошедших в «коллективном сознании»(г) и «коллективном поведении»(г) россиян с падением СССР. Резюмировать эту критику можно следующим образом. «Интегративное советское мы»71 окрашивается в позитивно-ностальгические тона и представляется как воплощение былого прекрасного единения*1^ и солидарности(г), в то время как современные акции коллективной мобилизации разоблачаются как фальшивое и фасадное выпячивание солидарности, за которым, на самом деле, скрывается «равнодушие» (отсутствие осознанного единства и коллективного сознания) и «частные интересы». В качестве примера приведем цитату из интервью с сотрудником дирекции заказника «Крылатские Холмы» (2003):
«Меня поразил один момент. Вышли на субботник. Директор заказника, мои бывшие ученики, я, там сотрудники дирекции. Это было этой весной. Вот. И мы стояли с пакетами

такими одноразовыми и с чистыми новыми перчатками. И вот просили, говорили: «Возьмите, пожалуйста. Вот идете, ну, вот по этой дорожке соберете мусор». Одни ссылались на то, что они налоги платят, другие ссылались на то, что они спешат, третьи ссылались на то, что мешок слишком большой, четвертые... Ну, все, что угодно. Ни один из всех людей, к которым мы обращались, кроме кандидата философских наук, молодого человека, которому, просто спешить некуда, не согласился. Вот этот момент, вы знаете, меня настолько это потрясло. Я поняла, что люди, на самом деле, равнодушны. Т. е. вот когда приспичит, когда вот этот дом там трещину начнет давать или вид из дома им перекроют, то они [протестуют]... А так на душе такое равнодушие, такое равнодушие».
Существует и иной вариант подобной критики, отталкивающейся от печального опыта советского времени и дискредитирующей по аналогии любые формы современной коллективной мобилизации и любую апелляцию к ценностям единения и солидарности как таковые:
«Из 152 муниципальных образований Москвы не действует только одно — в Крылатском. Как раз то самое, депутатом которого весной была избрана Е.З. В депутаты она, как и группа ее соратников, рвалась проверенным способом: поливая грязью все, что «не так» делают московские власти, и обещая жителям сорвать, не допустить, остановить строительство и посягательство на экологию района. Крылатское с этой точки зрения — район действительно проблемный. И, конечно, местным жителям не доставляет удовольствия ни строительство так называемой вылетной магистрали — дублера задыхающегося Кутузовского проспекта, ни точечная застройка, когда дома возводятся в уже сформировавшейся жилой среде. Но вместо того, чтобы искать компромиссы с теми, кто в интересах города вынужден принимать непопулярные решения, команда, в которую входит Е.З., действует с иным размахом: собирает митинги протеста, на которых зачем-то засветилась Ирина Хакамада, проводит пикеты с непременными сюжетами о них по телевидению, распространяет листовки, в которых клеймит столичных чиновников. В общем, изберите в муниципальное собрание только наших сторонников, и мы наш, мы новый мир построим»72.
Вторая оценка локальных акций протеста («смутьянство», «бунт» и «подстрекательство»; расшатывание «доверия» населения к властям и подрыв авторитета власти), напротив, отсылает к «патриархальному миру» и предлагает населению, взамен преследования эгоистических интересов, определенную «идеальную» модель общественного взаимодействия с властью — преданность73 и доверительные отношения*").
Вместе эти оценки отражают позиционирование российской власти по отношению к политически активному населению. Власть претендует на роль единственно возможного носителя гражданственности и представителя общей воли. А населению предлагает забыть о своих частных эгоистических устремлениях, вверить свою жизнь и жизнь города чиновникам, воплощающим в себе общий интерес, и выстраивать с ними свои отношения не по принципу непосредственного прямого участия в политической жизни, а по принципу «патриархального» доверия и преданности.
И тем не менее полевые наблюдения показывают, что одним из главных принципов координации местных митингов протеста жителей выступает именно «гражданский принцип» и что активисты локальных сообществ прилагают немало усилий для того, чтобы выдержать митинги в формате гражданского публичного действия и обосновать свой протест с точки зрения гражданских ценностей. В контексте общей девальвации лозунгов солидарности и равенства, дискредитированных советской' идеологией и советским режимом, эти очаги «гражданственности» представляют для исследователя особый интерес. Постараемся проследить, как гражданский принцип координации реализует себя в ситуации конкретного митинга в Крылатском. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Недовольство, смутьянство или гражданский протест?:

  1. Нормативные формы, в которых выражены те или иные гражданско- правовые нормы, называются источниками гражданского права.
  2. НЕДОВОЛЬСТВО
  3. Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом
  4. Протест против интервенции.
  5. Формы протеста против КП
  6. Гражданская война на Востоке, или Приключения муфтия Хадж аль-Хуссейни
  7. Противостояние вокруг Мадрида. —- Недовольство в интербригадах. — Хемингуэй, Спендер и Оден в Испании.
  8. Вопрос 26. Работы и услуги как объекты гражданских прав. Коммерческая или служебная тайна 1.
  9. -              (              ) Гражданско-правовая ответственность наступает при наличии четырех условий или основани
  10. Абречество как форма социального протеста осетин
  11. ДАНИЛЕВСКИЙ И ЕГО ПРОТЕСТ ПРОТИВ КОНЦЕПЦИИ ЛИНЕЙНОГО ПРОГРЕССА
  12. ЛЕВИАФАН, ИЛИ МАТЕРИЯ, ФОРМА И ВЛАСТЬ ГОСУДАРСТВА ЦЕРКОВНОГО И ГРАЖДАНСКОГО - Leviathan, or the Matter, Form and Power of a Commonwealth Ecclesiastical and Civil
  13. Имущественные и личные неимущественные гражданские права возникают, изменяются, передаются, защищаются и прекращаются на основе или в рамках таких юридических фактов, как сроки и исковая давность
  14. № 79 Сопроводительная записка М.И. Бурцева секретарю ЦК ВКП(б) М.А. Суслову с приложением донесения Политуправления Центральной группы войск о протесте кардинала Й. Миндсенти в связи с роспуском католических организаций в Венгрии1
  15. Тема 9. Основания возникновения гражданских правоотношений, осуществление и защита гражданских прав.
  16. Основы гражданского права РФ Основные начала гражданского законодательства
  17. Вопрос 35. Понятие, принципы и пределы осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей