Предшественники социологии Европейское Просвещение: Разум или Традиция?


Традиционное общество не знает понятия традиции. Оно руко- иодствуется ею, живет ею, но не предается рефлексии о ней. Это щ носится и к европейской культуре. Осмысление традиции В Европе начинается тогда, когда она оказывается под вопросом, становится объектом сомнения, критики, осуждения, обсуждения, защиты, обоснования и почитания.
Начало теоретическому осмыслению традиции было положено Просвещением.
Принято считать, что Просвещение, его идеология и главный практический результат — Великая французская революция — были принципиально антитрадиционными. В общем, это верно и и какой-то мере бесспорно. Однако этот бесспорный тезис стра- лает упрощенностью, отчасти связанной с позднейшими интерпретациями как сторонников Просвещения, так и его антимодер- нистских и постмодернистских критиков. Вот почему устоявшееся представление об антитрадиционализме Просвещения нуждается к уточнении и в определенной корректировке.
Прежде всего, необходимо отметить, что не все просветители решительно и безапелляционно противопоставляли разум традиции, читая последнюю тормозом на пути прогресса. А некоторые из них иообще не были прогрессистами и противниками традиции как таковой. Это относится прежде всего к выдающемуся представителю ^освещения и одному из главных предшественников социологии Шарлю Монтескье (1689—1755). Будучи либералом, он исходит из юго, что никакому обществу не следует навязывать извне какие- либо порядки, какими бы разумными и справедливыми они ни представлялись. Напротив, необходимо опираться на присущие данному конкретному обществу традиционные институты, обычаи и нравы. Собственно, основная цель его знаменитого главного сочинения «О духе законов» (1748) в том и состоит, чтобы показать (юсконечное многообразие и разнообразие традиционных принципов различных обществ, доказать первостепенное значение этих принципов и обосновать необходимость опоры на них при принятии любых относящихся к ним решений, никоим образом не разрушая их. Даже заведомо «негативные» явления, обладающие «традиционностью», с его точки зрения, следует исправлять очень осторожно: «Такова природа вещей, что злоупотребление очень часто предпочтительней исправлению или, по крайней мере, благо, которое установилось, всегда предпочтительней лучшего блага, которое не установилось»1. Можно утверждать, что традиция или, точнее, традиции — это один из основных законов существования общества, который он постулирует в своем главном произведении. Как бы реализуя призыв Спинозы: «Не смеяться, не плакать, а понимать», - он рассматривает традиционные формы жизни различных обществ как рядоположенные, стремясь не выстраивать их на шкале достижений и воздерживаясь от оценок того, какие из них лучше, какие — хуже.
Конечно, Монтескье не был полным релятивистом; у него были вполне определенные представления об универсальных законах изначального разума (la raison primitive), а вместе с ними — Божества, Природы, Справедливости2. Несомненно, подобно другим просветителям, он был непоколебимым рационалистом в эпистемологическом и онтологическом отношениях, придавая ведущее значение разуму как средству познания и фактору социальной жизни. Но при этом он не противопоставлял разум традиции как таковой, а усматривал разумность в самом принципе традиционности, так же как и в традициях различных обществ.
В конечном счете, он и изучал их для того, чтобы выявить и понять логику этих традиций, их специфическую и общую рациональность.
Дело, однако, не только в том, что в целом просветители не были столь безоглядными рационалистами, противопоставлявшими разум традиции, какими их так часто изображают в последние десятилетия. В действительности, даже противопоставляя разум традиции, они выступали не столько против традиции как таковой, сколько против определенной традиции, а именно непосредственно предшествующей. Речь идет о традиции, точнее, традициях европейского Средневековья. Именно в противовес их культу и был провозглашен культ разума, а вместе с ним и прогресса, воспринимавшихся как антиподы самого принципа традиционности. Но при этом просветители также апеллировали к традиции и опирались на нее. Это была еще «более традиционная традиция», чем средневековая, и она была воплощена в античности, ее идеях и принципах. Аналогичным образом ранее Реформация противопоставила себя средневековому католицизму, отвергнув Священное Предание во имя Священного Писания. И здесь новые принципы утверждались так, что непосредственно предшествующее прошлое, воплощенное

и средневековом христианстве, отвергалось путем апелляции к боксе далекому прошлому, представленному в библейских текстах. Необходимо уточнить: идеология Просвещения означала прежде иесго оппозицию непосредственно предшествующей средневеко- иой традиции и стремление возобновить и продолжить античную фцдицию. В этом отношении у Просвещения уже был предшест- иенник в лице Возрождения. Так называемый «проект» Просвещения в свою очередь продолжил другие «проекты», уже существовавшие ранее: Возрождения и Реформации.
«Антитрадиционный» просветительский проект модерна, проти- т (поставивший культу традиции культ разума и прогресса, сам носил и »начительной мере традиционный характер. Его традиционализм шключался в явной и неявной опоре, во-первых, на отдаленное, во- игорых, на достаточно близкое прошлое. И то и другое рассматри- ишюсь как противовес прошлому средневековому. И именно по отношению к последнему Просвещение было идеологией антитра- ниционализма. Тем не менее Просвещение, а вместе с ним и рационализм в целом, стали воспринимать как идеологию, направленную против традиции вообще3. Эго относится и ко многим его сторонникам, и к противникам. Подобная интерпретация была продолжена и усилена теоретиками Франкфуртской школы и «постмодернизма». Но первоначально мы находим ее у мыслителей рубежа XVIII—XIX пп., которых можно считать первыми теоретиками традиции и одно- щк-менно родоначальниками традиционализма. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Предшественники социологии Европейское Просвещение: Разум или Традиция?:

  1. Тема: ФИЛОСОФИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ, ВОЗРОЖДЕНИЯ, НОВОГО ВРЕМЕНИ И ПРОСВЕЩЕНИЯ.
  2. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  3. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  4. § 1. Эволюционистская традиция в социологии
  5. Психологическая традиция в социологии: Габриэль Тард, Густав Лебон
  6. Родоначальники традиционализма: культ Традиции против культа Разума
  7. Социология или социальная психология?
  8.     Значимость опыта Европейского Союза (ЕС) как нового субъекта международных отношении. Увеличение числа члена" ЕС: зло это или благо? ЕС и проблемы внешней политики. Имеется ли тенденция к исчезновению наций?
  9. Предшественники человека
  10. Владимир Ядов. ПРАВОФЛАНГОВЫЙ, или СОВЕТСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАЧИНАЕТСЯ с БУКВЫ «Я»1
  11. В чем ты видишь особенность своего подхода к истории социологии или ее изложению?
  12. III. Неудобные предшественники