Примечания

  Чаадаев П.Я. Философические письма (1829—1830). Письмо первое // Чаадаев П.Я. Поли. собр. соч. и избр. письма. Т. 1. М.: Наука, 1991. С. 326. Речь идет прежде всего о немецких влияниях: классического идеализма, романтизма и исторической школы права.
Особенно важное значение в данном случае имело понятие «дух народа», заимствованное славянофилами у немецких мыслителей, которые, в свою очередь, заимствовали его у Монтескье. См.: Левада Ю. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения. № 6 (62). Ноябрь—декабрь 2002. С. 7-13. См, в частности: Ачкасов В.А. «Взрывающаяся архаичность»: традиционализм в политической жизни России. СПб: С.-Петербургский гос. ун-т, 1997; Гудков Л. Русский неотрадиционализм // Мониторинг общественного мнения. № 2 (28). Март—апрель 1997. С. 25—33; Гудков Л. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов. М.: НЛО - «ВЦИОМ-А», 2004. С. 650-686; Зверева Г. Построить Матрицу: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры // Вестник общественного мнения, 1 (87). Янв.—февр. 2007. С. 26, и др. См ..Дубин Б. Прошлое в сегодняшних оценках россиян // Мониторинг общественного мнения. № 5 (25). Сентябрь—октябрь 1996. С. 28—34; Левада Ю. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения. № 6 (62). Ноябрь—декабрь 2002. С. 7—13; Глебова И.И. Политическая культура России. Образы прошлого и современность. М.: Наука, 2006; Зверева Г. Построить Матрицу: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры // Вестник общественного мнения, 1 (87). Январь—февраль 2007. С. 26, и др. В этом отношении любопытно сравнить эту ситуацию с американской начала 50-х годов XX в. Как свидетельствовал Роберт Нисбет в 1952 г.: «Для современного социального ученого носить ярлык консерватора значит чаще всего подвергаться осуждению, а не похвале». (Nisbet R. Tradition and Revolt. New Brunswick and London: Transaction
Publ., 1999. Р. 73). Заметим, что и в России далеко не всегда было почетно считаться и особенно называть себя консерватором. Радаев В. Об истоках и характере консервативного сдвига в российской идеологии // Иное. Хрестоматия нового российского самосознания. Редактор-составитель С.Б.Чернышев. М.: Аргус, 1995. С.318.
к Зверева Г. Построить Матрицу: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры // Вестник общественного мнения, 1 (87). Январь-февраль 2007. С. 26.
4 «Опорными когнитивными узлами служат: «было — стало», «проклятые девяностые - уверенные двухтысячные», «угроза распада страны - собирание земель», «воссоздание целостности». Зверева Г. Построить Матрицу: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры // Вестник общественного мнения, 1 (87). Январь—февраль 2007. С. 28.
1(1 Вот несколько примеров использования этого слова в рекламных текстах: «Система «Гарант». Инновации, уверенность, успех» (реклама в метро); «Инновация в области борьбы с выпадением волос» (реклама средства от облысения в аптеке); «Инновация от Шварцкопф» (телевизионная реклама шампуня); «Инновация от Раптор» (телевизионная реклама средства от комаров). См.: Наумова И.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества. М. Эдиториал УРСС, 1999; Заславская Т.Н. Современное российское общество: социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004; Социальные трансформации в России: теории, практики, сравнительный анализ / Под ред. В.А. Ядова. М.: Феникс, 2005; Козырева П. М. Российское общество: тенденции исторического транзита // Россия реформирующаяся. Ежегодник. Вып.6 / Отв. ред. М.К. Горшков. М.: Институт социологии РАН, 2007. С. 147—168; Ядов В.А. Теоретико-концептуальные объяснения «посткоммунистичес- ких» трансформаций // Россия реформирующаяся. Ежегодник. Вып. 6 / Отв. ред. М.К. Горшков. М.: Институт социологии РАН, 2007. С. 12—23; Изменяющаяся Россия в зеркале социологии. Под ред. М.К. Горшкова и Н.Е. Тихоновой. М.: Летний сад, 2004; Федотова В.Г. Модернизация «другой» Европы. М.: Институт философии РАН, 1997. ’ См.: Grignon С., Passeron J.-C. Le Savant et le populaire. Miserabilisme et populisme en sociologie et en litterature. P. : Hautes Etudes/ Gallimard/ Le Seuil, 1989. P. 41. ' Преимущество этого понятия нередко видят в том, что оно более нейтрально и менее нагружено телеологическими коннотациями, чем «модернизация» или «переход»; но, с другой стороны, оно более неопределенно, расплывчато и всеохватно, так как если не все, то очень многие общества так или иначе постоянно трансформируются. См., в частности: Eisenstadt S.K. Multiple Modernities // Daedalus. Multiple Modernities. Vol. 129, N 1. Winter 2000. P. 1-29. Опыт российских модернизаций XV111-XX века. Отв. ред. В.В. Алексеев. М.: Наука, 2000; Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М.: РОССПЭН, 1998. С. 88-89. См. об этом: Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М.: РОССПЭН, 1998. С. 142-146.
Не случайно даже слово «революция», с которым в последние два столетия в Европе связываются наиболее радикальные формы инноваций, первоначально обозначало периодические возвраты к некоему исходному или достаточно удаленному пункту, к чему-то уже существовавшему, циклическое, кругообразное движение чего-либо, вращение какого-либо тела вокруг своей оси и т. п., например в таких выражениях, как «революции колеса» или «революция времен года». Только с XVI в. оно постепенно стало использоваться для обозначения резких, внезапных и фундаментальных перемен, сдвигов и потрясений в социальной, интеллектуальной, моральной и других областях. См.: Le Grand Robert de la langue francaise. 2-eme ed. T.VIII. Paris: Le Robert, 1985. P. 387—388. См.: Шацкий E. Традиция. Обзор проблематики (1971) // Шацкий Е. Утопия и традиция. М.: Прогресс, 1990; Shils E. Tradition. L.: Faber and Faber, 1981. Из отечественных работ такого рода отметим, в частности, сборник «Традиция в истории культуры» под ред. В.А. Карпушина (М.: Наука, 1978), монографию В.Д. Плахова (Традиции и общество. Опыт философско-социологического исследования. М.: Мысль, 1982) и труд выдающегося социального антрополога и индолога Д.Б. Зильбермана. (Традиция как коммуникация: трансляция ценностей, письменность // Вопр. философии. М., 1996, № 4. С. 76—105). Обзор российской литературы поданной теме см.: Аверьянов В.В. Традиция и традиционализм в научной и общественной мысли России (60—90-е годы XX века) // Общественные науки и современность. М., 2000, № 1. С. 68-77.              ' См.: Советская этнография, 1981. № 2. С. 78—115. № 3. С. 45—78. См.: Маркарян Э.С. О значении междисциплинарного обсуждения проблем культурной традиции // Советская этнография, 1981. № 3. С. 61; Плохое В.Д. Традиции и общество. Опыт философско-социологического исследования. М.: Мысль, 1982. С. 5 и далее. Юнг рассматривает традицию как способ передачи архетипа от поколения к поколению, но не как собственно архетип. См.: Юнг К.Г. Об архетипах коллективного бессознательного (1934) // Юнг К.Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991. С. 100. См.: Hobsbawm E., Ranger T. (eds). The Invention of Tradition. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. Cm.: Hobsbawm E. Introduction: Inventing traditions // Hobsbawm E., Ranger T. (eds). The Invention of Tradition. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. P. 8. Cm.: Giddens A. Living in a Post-Traditional Society// Beck U., Giddens A., Lash S. Reflexive Modernization. Politics, Tradition and Aestetics in the Modem Social Order. Cambridge: Polity Press, 1994. P. 93; Гидденс Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь (1999). М.: Весь мир, 2004. С. 57. См., в частности: Гофман А.Б. Традиции // Культурология. XX век. Энциклопедия. Гл. ред. С.Я. Левит. Т. 2. СПб.: Университетская книга, 1998. С. 265—266. См. также нашу статью «Традиция» в 3-ем издании Большой Советской Энциклопедии и в «Философском энциклопедическом словаре». М.: Советская энциклопедия, 1983. 2-ое изд. М.: Советская энциклопедия, 1989. Обычай как форма социальной регуляции (в соавторстве с В.П. Левкович) (1973) // Гофман А.Б. Классическое и современное. Этюды по истории и теории социологии. М.: Наука, 2003; Гофман А.Б. Социология и гражданская религия в современной России // Социология и современная Россия. Под ред. А.Б. Гофмана. М.: ГУ ВШЭ, 2003; Гофман А.Б. От какого наследства мы не отказываемся? Традиции и инновации в постсоветской России // Россия реформирующаяся. Ежегодник - 2004. Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт социологии РАН, 2004. Гофман А.Б. Традиции // Культурология. XX век. Энциклопедия. Гл. ред. С.Я. Левит. Т. 2. СПб.: Университетская книга, 1998. С. 265.
;' См. об этом, в частности: Гофман А.Б. Социология и гражданская религия в современной России // Социология и современная Россия. Под ред. А.Б. Гофмана. М.: ГУ ВШЭ, 2003. С. 84-107.
’н См.: Gross D. The Past in Ruins. Tradition and the Critique of Modernity. Amherst: The University of Massachusetts Press, 1992. P. 5, etc.
Нек У. Общество риска. На пути к другому модерну. Пер. с нем. М.: Прогресс-Традиция, 2000. С. 103-146, 300 и далее.
ш См.: GiddensA. Living in a Post-Traditional.Society // Beck U., Giddens A., Lash S. Reflexive Modernization. Politics, Tradition and Aestetics in the Modem Social Order. Cambridge: Polity Press, 1994. P. 91—93. Giddens A. Living in a Post-Traditional Society // Beck U., Giddens A., l.ash S. Reflexive Modernization. Politics, Tradition and Aestetics in the Modem Social Order. Cambridge: Polity Press, 1994. P. 100.
'¦ Ibid.
" Ibid. P. 105.
,’1 Го же самое относится к используемому им достаточно давнему термину «посттрадиционное общество», а также к некоторым его категоричным формулировкам в более ранних работах, отчасти противоречащим иышеизложенным положениям, например, такая: «...Радикальный отход от традиции (turn from tradition), внутренне присущий рефлексивности современности, создает разрыв... с предыдущими эпохами». GiddensA. The Consequences of modernity. Cambridge, 1991. P. 175-176.
" См.: Detraditinalization. Critical Reflections on Authority and Identity. Ed. by P. Heelas. S. Lash and P. Morris. Cambridge (Mass.); Oxford: Blackwell, 1996. Adam B. Detradionalization and the Certainty of Uncertain Futures // Ibid. P. 139.
Cm.: Thompson J.B. Tradition and Self in a Mediated World // Detraditinalization. Critical Reflections on Authority and Identity. Ed. by P. Heelas, S. Lash and P. Morris. Cambridge (Mass.); Oxford: Blackwell, 1996. P. 89-108.
Ibid. P. 91-94, etc.
IK Latour B. We Have Never Been Modem. London; New York, etc.: Prentice Hall, 1993. (1-ое изд. - 1991). P. 76.
w Ibid. Перечень этих черт хорошо известен. Это индустриализация и постиндустриализация, институты политической демократии, правового государства и гражданского общества, определенный уровень образования, независимая пресса, секуляризация ряда институтов и т. д. Этот перечень может быть более или менее длинным, в нем могут присутствовать или отсутствовать те или иные пункты, удельный вес каждой из них может быть различным, и каждая может быть по-разному выражена. И тем не менее он существует, и для многих социальных субъектов, как вступивших на путь модернизации, так и не вступивших, представляется более или менее очевидным и желательным. Это означает, что вопреки некоторым ранним теориям, откуда бы ни «шла» модернизация, она не может считаться синонимом «вестернизации», так же как сегодняшняя глобализация не тождественна «американизации». См. об этом: Гофман А.Б. Два подхода к оценке большевизма: Марсель Мосс и Николай Бердяев (1998) // Гофман А.Б. Классическое и современное. Этюды по истории и теории социологии. М.: Наука, 2003. С. 543-570. Шульгин В.В. 1920 год// Шульгин В.В. Годы. Дни. 1920 год. М.: Новости, С. 793-809, 796-797. Безансон А. Русское прошлое и советское настоящее // Безансон А. Советское настоящее и русское прошлое. Сб. статей. М.: Изд-во «МИК», 1998. С. 61-76. В связи с этим и история России начиналась как бы заново, с чистого листа. Отсюда понимание Советского Союза как очень молодого общества, только начинающего свой жизненный путь и тем самым выгодно отличающегося от старых и дряхлых западных обществ и противостоящего им.
Традиционная для России идея «загнивающего» Запада была в связи с этим продолжена, актуализирована и обрела новую жизнь. Поэт Владимир Маяковский, стремившийся быть хорошим большевистским агитатором, прекрасно выразил такое восприятие социального возраста нового государства в известной поэме «Хорошо!» (1927): «Другим странам по сто. История — пастью гроба. А моя страна — подросток, — твори, выдумывай, пробуй!». В «Декларации об образовании Союза Советских Социалистических Республик» (декабрь 1922 г.) было прямо сказано: «...Доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем... Новое союзное государство ... послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику». Подробнее об этом см.: Гофман А.Б. От «малого» общества к «большому»: классические теории социального роста и их современное значение // Гофман А.Б. Классическое и современное. Этюды по истории и теории социологии. М.: Наука, 2003. С. 605—607. «Идеальное тогда стремится слиться в одно целое с реальным; вот почему у людей возникает впечатление, что совсем близки времена, когда идеальное станет самой реальностью и Царство Божие осуществится на этой земле». Дюркгейм Э. Ценностные и «реальные» суждения // Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. С. 299.

,н Дюркгейм Э. Ценностные и «реальные» суждения // Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. С. 299-300.
|1' Ленин В.И. Задачи Союзов молодежи // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Г. 41. С. 314, 318. О том, как конкретно происходило осуществление коммунистического идеала в 20-е годы, см.: Черных А. Становление России советской: 20-е годы в зеркале социологии. М.: «Памятники исторической мысли», 1998.
См., в частности, следующие работы: Ратенау В. Новое государство. М.: Берег, 1922; Он же. Новое хозяйство. М.: Высший совет народного хозяйства, 1923; Он же. Механизация жизни. Пг: Атеней, 1923. м с: 1917 по 1946 г. они назывались народными комиссариатами (наркоматами), затем вернулось традиционное название «министерства». 11римерно в это же время в СССР вернулись дооктябрьские воинские пиния, погоны и другие знаки различия военнослужащих.
В кремлевской библиотеке Ленина находилось семь книг Ратенау (четыре в русском переводе и три немецких оригинальных издания) и одна книга о нем. См.: Библиотека В.И. Ленина в Кремле. Каталог. М.: Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1961. С. 168, 287, 292, 366,641,664.
"См.: Опыт российских модернизаций .XVIII—XX века. Отв. ред. В.              Алексеев. М.: Наука, 2000. См.: LayardR., Parker J. The Coming Russian Boom. N.Y.: Free Press, 1996. " См.: Янов A. Русская идея и 2000-й год. N.Y.: Liberty Publishing House, 1988. C. 397. Таблица.
Vl Подробнее об этом см.: Вишневский А. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М.: ОГИ, 1998. w См. глубокий и обстоятельный анализ этого явления в статье Марии Ферретти «Расстройство памяти: Россия и сталинизм». (Неприкосновенный запас. М., 2005. № 2—3).
'х Вишневский А. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР.
М.: ОГИ, 1998. С. 137.
Vl Важно также отметить, что в определенной степени и в определенных областях аномия свойственна всем современным и (или) развивающимся обществам, составляя в этом смысле их «нормальную» черту. Роберт Мертон исследовал ее в современном для него американском обществе. Дюркгейм, который внедрил это понятие в социологию, рассматривал ее хотя и как патологическое и временное явление, но все же характерное в принципе для самых разных индустриальных обществ. Впрочем, он использовал это понятие только в начальный период своего научного творчества.
Wl Кирдина С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социс, 2001. № 2. С. 17. В развернутом виде данная концепция представлена в работе: Кирдина С. Г. Институциональные матрицы и развитие России. Изд. второе, перераб. и доп. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. См.: Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. Изд. второе, перераб. и доп. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. 65 и др. См., в частности: Пивоваров Ю.С. Русская политическая традиция и современность. М.: ИНИОН РАН, 2006; Яковенко И.Г. Риски социальной трансформации российского общества: культурологический аспект. М: Прогресс-Традиция, 2006; Грунт З.А. Гражданское общество в России: возможно ли?; ХлопинА.Д. Гражданское общество versus социум клик // Институциональная политология. Современный институционализм и политическая трансформация в России. Под ред. С.В. Патрушева. М.: ИСП РАН, 2006. С. 286-315. О расколе как «важнейшей социокультурной категории России» см.: Ахиезер A.C. Самобытность России как научная проблема // Отечественная история, июль—октябрь 1994. № 4—5. С. 4—9, 15—17. См. также основной труд A.C. Ахиезера, более развернуто раскрывающий эту тему, «Россия: критика исторического опыта». В 3-х томах. М.: Изд-во,
1991. Герцен А.И. Старый мир и Россия // Герцен А.И. О социализме. Избранное. М.: Наука, 1974. С. 374-375. Durkheim Е. [Etat et societe en Russie] (1902) // Durkheim E. Textes. 3. Fonctions sociales et institutions / Presentation de V.Karady. Paris : Les Editions de Minuit, 1975. P. 237. Ibid. P. 239. Cm.: Mauss M. Socialisme et bolchevisme // Le monde slave. II serie. II an. N 2. Fevrier 1925. P. 216. См.: Бердяев Я. Душа России. Jl.: Сказ, 1990. (1-ое изд. — 1915). С. 5 -8. Там же. С. 8-15.              • См.: Федотов Г.П. Письма о русской культуре (1938) // Федотов Г.П. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры. Т. 2. СПб: Изд-во «София», 1992. С. 166. Например, патернализм по отношению к государству часто рассматривается как некая чуть ли не врожденная установка российской ментальности и сквозная традиция, препятствующая модернизации. Но его можно рассматривать и как вполне рациональный и адекватный способ адаптации к ситуации, в которой государственная власть берет на себя все и вся и выступает как тотальность, вытесняющая и поглощающая все остальные институты. Таким образом, данная форма патернализма, будучи традицией, вместе с тем оказывается не исходной причиной, фатальной и иррациональной, а следствием определенных институциональных структур, действий и ситуаций и реакцией на них социальных акторов, причем реакцией вполне рациональной и адекватной. Как справедливо подчеркивает Е.Г. Ясин, «...демократические традиции в России весьма слабы. Правы те, кто напоминает нам, что мы всегда жили в стране не с правовым строем, а со строем, основанным на отношениях господства и подчинения. Но отсюда вовсе не следует, что мы и дальше обречены жить так же». Ясин Е. Приживется ли демократия в России. М.: Новое издательство, 2005. С. 175. Убедительную, на мой взгляд, критику некоторых объяснений «традицией» как некой фатальной и иррациональной силы, препятствующей инновациям и заставляющей акторов действовать вопреки собственным интересам, можно найти в работах Реймона Будона. Сталкиваясь
фактами приверженности устоявшимся образцам, «...исследователь часто сразу же доказывает иррациональность актора: его почтение к традициям объясняет то, что он «сопротивляется» некоему изменению, хо- 1Я оно соответствует его интересам. Преимущество понятия «груз традиций» состоит в том, что с его помощью можно дать достаточно простое, легко запоминающееся объяснение, которое легко превращается в лозунг. Однако оно в лучшем случае является тавтологией, и и худшем — произвольным истолкованием», — пишет он. Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. М.: Аспект Пресс, 1998. С. 140. (Перевод данного фрагмента нами уточнен и исправлен по: Boudon R. La place du desordre. Critique des theories du changement social. Paris : PUF, 1985. P. 125.) С этими утверждениями перекликаются его суждения об инновациях: «...Необходимо, чтобы инновация носпринималась определенными акторами как нечто, имеющее позитивные последствия. Необходимо также, чтобы определенные акторы ириняли на себя труд по ее внедрению». Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. М.: Аспект Пресс, 1998.
С.              201.
м Гудков Л. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // ГудковЛ. Негативная идентичность. Статьи 1997—2002 годов. М.: Новое литературное обозрение — «ВЦИОМ-А», 2004. С. 662.
Левада Ю. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения. № 6 (62). Ноябрь—декабрь 2002. С. 12. Левада Ю. «Человек ностальгический»: реалии и проблемы // Мониторинг общественного мнения. №6 (62). Ноябрь—декабрь 2002. С. 12.
" Гам же. С. 1; Мипго N. Russia’s Persistent Communist Legacy: Nostalgia, Reaction and Reactionary Expectations. Aberdeen: Centre for the Study of Public Policy, University of Aberdeen, 2006. (Studies in Public Policy, N409). P. 3-31.
/N Наин Э. Между империей и нацией: модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М.: Новое издательство, 2004. С. 12, 107 и др.
,1’ См.: Inglehart R., Baker W.E. Modernization, Cultural Change, and the Persistence of Traditional Values // American Sociological Review. Vol. 65. N 1. February 2000. P. 19-51; Ядов В.А. Теоретико-концептуальные объяснения «посткоммунистических» трансформаций // Россия реформирующаяся. Ежегодник. Вып. 6. Отв. ред. М.К. Горшков. М.: Институт социологии РАН, 2007. С. 17.
н|) См., в частности: Глебова И.И. Политическая культура России. Образы прошлого и современность. М.: Наука, 2006. С.331; Зверева Г. Построить Матрицу: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры // Вестник общественного мнения, 1 (87). Январь—февраль 2007.
Nl См.: Тихонова Н.Е. О традиционализме и модернизме в российском обществе // Российская идентичность в условиях трансформации. Опыт социологического анализа. Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Наука, 2005. С. 84—93; Кутковец Т., Клямкин И. Нормальные люди il ненормальной стране // Вниз по вертикали. Первая четырехлетка Пугина глазами либералов. Редакторы-составители А.Р. Курилкин,

А.В. Трапкова. М.: Колибри, 2005. С. 51; Петухов В.В. Демократия и возможности социальной мобильности // Россия реформирующаяся. Ежегодник. Вып. 6./Отв. ред. М.К. Горшков. М.: Институт социологии РАН, 2007.С. 284-285. Кутковец Т., Клямкин И. Нормальные люди в ненормальной стране // Вниз по вертикали. Первая четырехлетка Путина глазами либералов. Редакторы-составители А.Р. Курилкин, А.В. Трапкова. М.: Колибри, 2005. С. 51. См.: Мипго N. Russia’s Persistent Communist Legacy: Nostalgia, Reaction and Reactionary Expectations. Aberdeen: Centre for the Study of Public Policy, University of Aberdeen (Studies in Public Policy, N 409). P. 6.
См. также: Inglehart R., Baker W. E. Modernization, Cultural Change, and the Persistence of Traditional Values // American Sociological Review. Vol. 65. N 1 February 2000. P. 19-51. См.: Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе (статья вторая) // Социс, 2001. № 2. С. 8-9. См.: Hobsbawm Е. Mass-Producing Traditions: Europe, 1870—1914 // Hobsbawm E., Ranger T. (eds). The Invention of Tradition. Cambr., etc.: Cambridge University Press, 1983. P. 263-307. См.: Манхейм К. Консервативная мысль (1953) // Манхейм К. Диагноз нашего времени. М.: Юрист, 1994. С. 593, 596. См.: Redfield R. Peasant Society and Culture (1956) // Redfield R. The Little Community and Peasant Society and Culture. Chicago — London: The University of Chicago Press, 1973. P. 40—59. Левада Ю. «Человек ностальгический»: реалий и проблемы // Мониторинг общественного мнения. № 6 (62). Ноябрь—декабрь 2002. С. 12. Глебова И.И. Политическая культура России. Образы прошлого и современность. М.: Наука, 2006. С. 331. Солженицын А. Как нам обустроить Россию. Посильные соображения. J1.: Советский писатель, 1990. С. 47-51. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Примечания:

  1. Курт фон Типпельскирх История Второй мировой войны {1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги. Генерал Типпельскирх и его книга
  2. ПРИМЕЧАНИЯ
  3. ПРИМЕЧАНИЯ
  4. ПРИМЕЧАНИЯ
  5. ПРИМЕЧАНИЯ
  6. ПРИМЕЧАНИЯ
  7. ПРИМЕЧАНИЯ
  8. ПРИМЕЧАНИЯ
  9. ПРИМЕЧАНИЯ
  10. ПРИМЕЧАНИЯ
  11. ПРИМЕЧАНИЯ