<<
>>

Родоначальники традиционализма: культ Традиции против культа Разума


Следует подчеркнуть, что объектом специальной рефлексии и теоретических дискуссий в Европе традиция становится как раз тгда, когда ее безраздельное господство оказывается подорванным, а именно на рубеже XVIII—XIX вв.
Утрата этого господства оыла вызвана, разумеется, не только влиянием просветительской идеологии и Французской революции, но и, в частности, такими I оциально-историческими процессами и событиями, как промышленная революция и начало индустриализации, прогрессирующая секуляризация, расширение контактов между различными общест- иами и культурами. Все эти явления были неизбежно связаны с коренной ломкой устоявшихся порядков, носили несомненно кри- шемый характер и сопровождались разного рода катаклизмами, пертурбациями и бедствиями, такими как пауперизация, голод, боне ши и рост смертности. Как это часто случалось в истории и до и мосле указанных революционных изменений, реакцией на них пали не только воспоминания об утраченном «золотом веке», не только его прославление, но и призывы вернуться к нему. Теоре- ическим обоснованием такого рода идей и настроений послужили идеи мыслителей, которых обычно квалифицируют как традиционалистов. К ним относятся англичанин Эдмунд Бёрк (1729—1797), автор книги «Размышления о революции во Франции» (1790), и французы Луи де Бональд (1754—1840) («Теория политических и религиозных властей», 1796) и Жозеф де Местр (1753—1821) («Соображения о Франции», 1797). Этих ученых можно считать не только первыми традиционалистами, но и первыми теоретиками традиции в европейской социальной мысли. Они не просто прославляли традицию, не просто постулировали ее ведущую роль в социальной жизни, но и стремились рационально обосновать, понять и осмыслить эту роль, с помощью разума противопоставить ее разуму.
Традиционалисты обвиняли Просвещение и Революцию в том, что во имя искусственно и умозрительно сформулированных идеалов они разрушили устойчивые социальные связи и утвердили в обществе анархию. В противовес многим мыслителям XVII- XVIII вв., они рассматривали общество как естественное образование, которое не сводится к составляющим его индивидам, а предшествует им и формирует их. Будучи социальными реалистами и холистами, они подчеркивали органическую целостность и своеобразие каждого общества, которые основаны на его специфических традициях. Разрушение традиционных начал в обществе приводит его к деградации и гибели; и наоборот, опора на них, их сохранение и культивирование — основа его прочности и процветания. Полемизируя с теми теориями, которые исходили из искусственного и «договорного» характера социального организма, Бёрк подчеркивал значение преемственности в его функционировании. «Общество — это действительно договор, но договор высшего порядка. Его нельзя рассматривать как коммерческое соглашение
о              продаже перца, кофе и табака... Общественный договор заключается не только между ныне живущими, но между нынешним, прошлым и будущим поколениями»4, — писал он.
В противоположность просветителям, придававшим первостепенное значение разуму в формировании и развитии общества, традиционалисты выдвигали на первый план иррациональные факторы существования человека и общества: беспрекословное подчинение традиционным установлениям, религиозные чувства и веру. Они наделяли традиции как таковые особой и высшей мудростью, соединяющей в себе наследие веков с волей божественного Провидения.
Эта мудрость далеко не всегда доступна ограниченному человеческому разуму и может казаться последнему лишь чередой заблуждений и предрассудков. Таким образом, они стремились рационально обосновать превосходство иррациональности в социальной жизни.
Противопоставляя культу разума культ традиции, эти мыслители подчеркивали ее провиденциальную природу. «Традиция знает.
чиgt; делает, надо не препятствовать ей, а следовать ее предписании м» - так можно выразить их кредо. И в этом пункте их идеи любопытным образом перекликаются с идеями либеральной политической экономии Адама Смита5. Если для последней принцип hilssez-faire, laissez-passer касался экономических интересов, то для консерваторов — воспринятых из прошлого социальных порядков к нсрований. В обоих случаях речь идет о «невидимой руке»: у Сми- III о «невидимой руке» рынка, у традиционалистов — традиции. у тех, и у других противостояние произвольному внешнему вме- нштельству сочетается с требованием опоры на «естественные», ci кмгганные тенденции. В ходе дальнейшего изложения мы увидим, ч io вопреки распространенным и ошибочным стереотипам либера- im принципиально не только не отвергает, но, наоборот, обосно- имнает фундаментальное значение традиции в социальной жизни.
Примерно в ту же эпоху подобные традиционалистские взгляды шстаивали представители Романтизма, культурного движения, очнатившего различные страны Европы. Для них превосходство фадиции было одним из элементов культа эмоционального нача- который они, как и традиционалисты-консерваторы, противопоставляли просветительскому культу разума.
Одной из главных цитаделей Романтизма была Германия. Там *с и начале XIX в. возникла историческая школа права, основании» Густавом Гуго и получившая широкую известность, в частно- ( ni, благодаря трудам Карла фон Савиньи. Выступая против док- Iрииы естественного права, основанной на рационалистических принципах, а отсюда — и против попыток создания универсальных юридических кодексов, представители этой школы рассматривали и качестве источника правовых норм обычаи и нравы определенною народа. Именно в них представлен «народный дух», который н должен служить основой права.
Интересно, что понятие народного духа, которое широко нсмользовали и романтики, было заимствовано как раз у Просвещения, а именно у Монтескье. Следует отметить также, что это понятие, а также его интерпретации немецким Романтизмом и исторической школой права оказали существенное влияние и на Россию первой половины XIX в.: и на официальную государственную идеологию того времени, и на первых славянофилов.
 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Родоначальники традиционализма: культ Традиции против культа Разума:

  1. Против культа героя.
  2. 2.3. Культ истинной личности и культ здоровой личности
  3. Гл. 5. БУРХАНИСТСКИЕ КУЛЬТЫ
  4. Особенности культа
  5. Культы
  6. с. Культ
  7. Религиозные культы
  8. С. Культ
  9. С. Культ
  10. С. Культ
  11. с. Культ
  12. Формирование культа Конфуция
  13. Ведический культ