«Сильная программа» культурсоциологии


Благодаря всем этим рассуждениям и исследовательским образцам к началу двухтысячных программный текст «сильной программы» культурсоциологии, ее первый «манифест», обретает законченный вид, после нескольких лет работы и предварительных публикаций (см.
Гл. 1). Исследо
вательские интуиции о культурно-ориентированном теоретизировании в социологии, о которых Джеффри Александер с энтузиазмом пишет в предисловии к книге, наконец получают последовательную теоретическую разработку. В институциональном плане этот интеллектуальный рывок увенчался открытием в 2002 году Центра культурсоциологии в Йельском университете, который возглавил, совместно с Роном Айерманом и Филиппом Смитом, перебравшийся на Восточное побережье из Калифорнии Дж. Александер. Этот центр стал флагманом развития культурсоциологии и основным ориентиром для нескольких центров и исследовательских групп, существующих в Северной Америке и Европе, включая московскую группу, работающую в Высшей школе экономики. В качестве ассоциированных сотрудников Центр объединяет несколько десятков исследователей в области культурсоциологии по всему миру, а также ряд почетных членов, среди которых такие знаковые фигуры, как Клиффорд Гирц, Мэри Дуглас, Роберт Белла, Маршалл Салинз, Зигмунт Бауман, Шмуэль Эйзенштадт, Хейден Уайт и др.
Успеху исследовательской программы в немалой степени способствовало и то, что ее постулаты были не просто сформулированы в явном виде, но и помещены в контекст классической и современной социологической теории. Конечно, «сильная программа» в культурсоциологии, как и любая другая зарождающаяся теория, заявляет о себе обвиняя и уличая, однако деструктивный порыв, необходимый для апроприации дисциплинарной территории, здесь уравновешивается последовательным встраиванием в классические постановки вопросов и их современные интерпретации.
В программном
тексте развивающегося направления этот баланс удалось выдержать благодаря композиционной формуле «плана», в чем-то подобного «Плану» Ордена Тамплиеров из романа Умберто Эко «Маятник Фуко», т.е. такого плана, который, будучи реконструирован (или создан заново) в настоящем, структурирует прошлое и определяет будущее.
Это был план развертывания культурно-ориентированного теоретизирования в социологии, такого способа построения понятий и работы с эмпирическими данными, который бы удерживал тезис об автономии культуры и соответствовал другим приоритетам «сильной программы» (см. Гл. 1). Согласно Джеффри Александеру и Филиппу Смиту - авторам манифеста «сильной программы» в культурсоциологии - этот «план» зародился существенно раньше появления самой исследовательской программы в ее нынешнем виде и уходит корнями в работы Макса Вебера, Эмиля Дюркгейма, Вильгельма Дильтея и Фердинанда де Соссюра. В дальнейшем развитии социологии и смежных дисциплин Александер и Смит усматривают последовательное приближение к идеалу культурсоциологии, на фоне многочисленных версий «слабой программы» социологии культуры. Таким образом, собственный проект авторы позиционируют лишь как наиболее точное на данный момент приближение к идеалу культурно-ориентированной социологии, а понятия «сильной» и «слабой» программ, заимствованные в исследованиях науки (science studies), используются ими как маркер того, удерживается ли всерьез тезис автономии культуры[11].
<< | >>
Источник: Александер Дж.. Смыслы социальной жизни: Культурсоциология. 2013

Еще по теме «Сильная программа» культурсоциологии:

  1. СИЛЬНАЯ ПРОГРАММА В КУЛЬТУРСОЦИОЛОГИИ: ЭЛЕМЕНТЫ СТРУКТУРНОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ (совместно с Филиппом Смитом)
  2. Шаги по направлению к сильной программе
  3. Александер Дж.. Смыслы социальной жизни: Культурсоциология, 2013
  4. КУЛЬТУРСОЦИОЛОГИЯ ЗЛА
  5. 2.5. Сильный снегопад
  6. 2.3. Сильные осадки
  7. Сильнее всех
  8. Сильные ветры
  9. ЧК? Сильная рука?
  10. Сильна электростатика
  11. СИЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
  12. ДВЕНАДЦА ТЫ И О ТД ЕЛ О ПОЛОЖЕНИИ СИЛЬНЕЙШЕГО (ЦАРЯ)
  13. Сильные люди будущего.
  14. Мясо для сильных
  15. 473 [2- Сильные и слабые]
  16. § 3. «Язык сильнее нас»
  17. Мясо для сильных