Традиция этнических мусульманок, дискурс немусульман и «другой ислам»


Важная среда, по отношению к которой происходит самопози- ционирование девушек — «соблюдающих» мусульманок в нарративах, — это собственная этническая среда, воплощенная в образе всех многочисленных «родственников» и татар «вообще».
Как правило, это дистанцирование или даже критика, непонимание и неприятие.
Все мои остальные родственники, большинство из них, называют меня и моего братика зомбированными фанатиками. В мечеть ходим. Нас там зомбируют, и мы уже фанатики. Вот. А завтра мы наденем пояс смертника и пойдем взрывать «Макдональдс» (Лилия, 17лет).
Отличия в одежде, в манере повязывать платок, в отрицании уже принятого возрастного ценза, когда люди обращаются в ислам, достижение автономности в исполнении основных предписаний ислама несколько дистанцируют девушек от «этнических мусульман», они настаивают на публичности ислама, на его современности (для молодежи тоже), на его интеллектуальности и на его тотальности. Используя морализаторский потенциал ислама, девушки вносят свои акценты в межпоколенческие отношения, настаивая на своей компетентности и самостоятельности.
Один из аргументов, в противовес к которому девушки в нарративах конструируют свой позитивный образ, касается восприятия татар как неинтеллектуальных, ограниченных, завистливых, материально ориентированных и зависимых от общественного мнения («А что скажут другие?»). Такое восприятие, вероятно, в немалой степени формируется в силу того, что татарское сообщество Москвы в значительной своей части пополняется за счет миграционных потоков и, прежде всего, из сельских населенных пунктов Нижегородской области. И хотя автор не располагает соответствующими статистическими данными, но в восприятии женщин-мусульма- нок, в общественном мнении, татарам приписываются черты, отражающие их приверженность сельским этнокультурным образцам, а именно более низкий уровень образования, интеллектуальная поверхностность, несовременность, подчиненность общественному мнению и т. п.
Они (татары. — Г. С.) боятся общественного мнения. Как бы принято — а что скажут другие?Я считаю, что это именно есть проявление их слабости. Вот. Они не могут пойти против всех. Вот. ...Находится слабость, они не могут этого сделать (Гульсум, 21 год).
Абсолютной противоположностью образу татарского большинства соблюдающие мусульманки презентируют свой имидж — интеллектуально развитые, с широким кругозором и интересами, выстраивающие отношения с другими людьми на принципах любви, сочувствия и поддержки, одухотворенные и не подчиняющиеся общественному мнению.
Русские мусульмане (или обращенные в ислам) считаются эталоном религиозности среди девушек, т.
к. им приходится преодолевать столько препятствий. И в противоположность им, арабские мусульмане — слабые мусульмане, автоматические, им не приходится делать усилий, чтобы быть таковыми.
Новый стиль жизни и новая внешность представляются в нарративах как способ презентации иного имиджа ислама и женщины нерусской национальности. Стереотипизированное восприятие двух последних образов имеет в актуальном окружении большого города, с точки зрения девушек, отрицательный знак: «татар и мусульман не любят». В историях женщин имеют место рассказы об опыте переживания своей национальности. Бану считает, что плохое владение русским языком не позволило сделать ей карьеру. В партийной карьере Венеры ее национальность тоже не благоприятствовала продвижению.
Презентируя для окружения свою идентичность и свой ислам, девушки делают свой дават и выражают свой протест против сложившегося в обществе стереотипизированного имиджа ислама и татар. Вызывая своим внешним видом интерес к себе, они актуализируют потребность в дополнительной информации об исламе и провоцируют окружение на новое вопросополагание. Опытная Зайнап, успокаивая свою 16-летнюю ученицу, которая оказалась объектом нападок на учебном занятии в училище, предлагает ей рассматривать такие ситуации как возможность что-то рассказать
об              исламе.
Устроила (преподавательница. — Г. С.) на уроке не то, что дискуссию... Атаку просто. ... Причина на самом деле в невежестве... Я говорю. Ты, знаешь, ты не бойся. Это очень хорошо, если тебе при людях так говорят... У тебя есть возможность, трибуна... Она, сама того не зная, вместо того, чтобы сделать вред, она пользу принесла... Кто бы тебе разрешил встать среди класса, начать рассказывать
о              посте по исламу... Так что вот этот наш джихад настоящий, когда люди словом, своим примером показывают, рассказывают красоту ’ислама (Зайнап, 41 год).
Оценивая отношение к себе со стороны окружения - на улицах, в официальных структурах, в учебных заведениях, девушки и женщины подчеркивают, что наряду с отрицательными фактами наблюдаются также, с их точки зрения, и позитивные, когда люди проявляют интерес и поддерживают их. Привлекая к себе таким образом внимание, девушки при проявлении интереса рассказывают об исламе.
Индивидуальные структуры описания обретения нового смысла жизни в той или иной степени приближаются к той модели, которую можно найти в проповедях в мечети или в литературе. Старшее поколение, принимая структуры авторитетов, в важнейших вопросах остается при тех представлениях, которые сложились раньше. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Традиция этнических мусульманок, дискурс немусульман и «другой ислам»:

  1. ДИСКУРС ТРАДИЦИИ В ЦЕННОСТНОЙ ПАРАДИГМЕ ИСЛАМА Наталья Сейтахметова
  2. Дискурсивная традиция ислама и биографический нарратив Исламская традиция и обучение
  3. Глава 11 Ислам:традиции и современность
  4. ИСЛАМ:ИСТОРИЯ, ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
  5. восток ФИЛОСОФСКИЕ ТРАДИЦИИ ИНДИИ, КИТАЯ И МИРА ИСЛАМА
  6. Глава 11 Г.А. Сабирова Мусульманские идентичности и дискурсивная традиция ислама в постсоветской России
  7. КУЛЬТУРА ИСЛАМА И ТРАДИЦИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА: СОПРИКОСНОВЕНИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ (Материалы «круглого стола»)
  8. Глава 2 А.Б. Гофман Теории традиции в социологической традиции: от Монтескье и Бёрка до Вебера и Хальбвакса
  9. 1. Пророк ислама Мухаммад в городе Мекке — главном городе арабов до ислама
  10. ГОРОДА «ДРУГОЙ ФРАНЦИИ»
  11. «Этнические мусульмане»
  12. Переход к другой половине истории
  13. Другой путь разрешения конфликта
  14. Большой фильтр и «другой разум»
  15. ДРУГОЙ ПОЛЮС ЕВРОПЫ: ИТАЛЬЯНСКИЕ ГОРОДА
  16. Б.З. Докторов: ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ДНЕЙ другой ЖИЗНИ19
  17. 7. 2. ЭТНИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ И РАСИЗМ
  18. 7. 2. 1. этнические группы
  19. БЫЛ ЛИ ДРУГОЙ ВЫХОД, КРОМЕ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ?