<<
>>

Традицнонализация как форма укоренения политических инноваций


Имеющиеся в настоящее время данные и оценки позволяют утверждать, что описывать ситуацию в массовом сознании исключительно — или даже преимущественно — в терминах неотрадиционализма и «реванша» советского прошлого — большое упрощение.
Тезис о том, что российский неотрадиционализм представляет собой внутренне противоречивое, разлагающееся и неустойчивое образование, не способное обеспечить культурную интеграцию общества87, сомнений не вызывает. Но далеко не все, что привычно именуется проявлениями «традиционализации», оказывается таковым при ближайшем рассмотрении. Современный этап эволюции российского массового сознания характеризуется не только традиционализацией, но и появлением новых феноменов. Наблюдаемую в последнее время «традиционализацию», по крайней мере отчасти, можно считать первичной стадией укоренения новых ценностей, представлений и институтов, импортированных в первой половине 1990-х годов. Эта стадия обладает рядом особенностей.
«Обобщенные» массовые представления о власти остаются цитаделью политического традиционализма. Принцип «разделения властей» опознается преимущественно как «непонятный» и «неправильный». Дифференциация образа власти находится в началь- мой стадии. (Правда, следует учитывать, что концепт «власти», и отличие от понятий «государства» или «правительства», сам по себе является традиционалистским.) Применительно к парламен- у пока можно говорить лишь о начале первого этапа дифференциации (в форме специализации). В то же время в традиционалистском образе власти появились трещины. Их возникновение можно объяснить «диффузными» эффектами общей модернизации когнитивной сферы массового сознания и первым опытом знакомст- пл с новыми политическими институтами88. Не переставая быть преимущественно «традиционалистским монолитом», власть одновременно воспринимается и как сложная система, работа которой невозможна без внутренней специализации, а значит — и определенной автономии специализированных звеньев. Модернизация системы массовых ценностей лишила «властный монолит» самодостаточности: его существование невозможно без демокра- 1ической легитимности. Политические инновации начинают прорастать в традиционалистский монолит, порождая перемены. I) массовом сознании место в иерархии властных институтов определяется не близостью к ядру традиционалистского политического монолита — исполнительной власти, а мерой демократической легитимности. В полном соответствии с политической традицией президент (через свой филиал в лице администрации президента) наделяется в обществе правом контролировать Государственную думу. В то же время в противоречии с логикой традиционализма, но в соответствии с современными политическими принципами (и несмотря на неясность своего статуса) парламент наделяется правом контроля над правительством (если следовать традиционалистской логике, правильным было бы обратное).
Модернизация массовых политических ценностей и поведенческих моделей развивается автономно. В одних случаях вполне со- иременные политические представления наслаиваются на традиционалистский образ действий, в других, напротив, «отсталые» ориентации сочетаются с овладением «передовым» репертуаром действий. В последнем случае практическое знакомство с политическими инновациями опережает модернизацию политических представлений: часть тех, кто на словах выражает приверженность традиционным ценностям, наделе реализуют вполне современные модели поведения.
«Порядок и демократия в России невозможны друг без друга», заявляет ровно половина лиц, только что ответивших интервьюеру, что для России первое нужнее второго. Также и других вопросах, где выясняется, что такое демократия, ее не только хулят, но и приписывают ей зачастую порядок, законность и экономическое процветание как наиглавнейшие отличительные признаки. Среди видов государственного устройства россияне не всегда предпочитают советский вариант или «особый путь», но иногда выбирают и тот, где главное — демократия и гарантии прав человека. ... реальных сторонников демократического строя сегодня больше, чем декларативных»89.
Когнитивный блок массового сознания сам по себе также отличается асимметричностью, в значительной степени связанной с противоречиями между «генерализованными» и конкретными представлениями в массовом сознании. Довольно часто представления о «правильных» (нормальных и нормативных) принципах организации общества и государства более отчетливы и современны, чем представления о том, какие институты призваны эти принципы реализовывать. Идеологический плюрализм и многопартийность в общем признаются в качестве нормы, но их институциональное воплощение вызывает недоверие — ограниченное в случае со СМИ и большое применительно к политическим партиям. Аналогичным образом, закон как ведущий регулятор отношений воспринимается в качестве нормы, а суды вызывают недоверие. В обществе весьма низко оцениваются инструменты и посредники, необходимые для практической реализации ценностей и представлений, признаваемых «правильными» или «нормативными». Для массового сознания характерен «институциональный дефицит»90. Вопрос в том, что это означает? Как правило, подобная реакция массового сознания оценивается как свидетельство силы политического традиционализма. Но возможна и альтернативная интерпретация: с учетом всего того, что нам известно
о              реальном функционировании СМИ, судов и политических партий, устойчивое массовое недоверие к этим институтам просто фиксирует их неспособность адекватно справляться с функцией реализации демократических норм и ценностей. Если это так, то в данном случае атрибуты «традиционализма» оказываются лишь оболочкой для реалистических оценок.
Способность к реалистическим оценкам несовершенных демократических институтов и практик — не единственная возможная причина внутренней раздвоенности массового сознания. Традиция не только препятствует модернизации, но и накладывает отпечаток на процесс укоренения ее атрибутов. Влияние традиции на освоение политических инноваций может проявляться в том, что в массовом сознании свойства новых (современных) институтом и ценностей оказываются явно «завышены». В постсоветской России чрезмерная идеализация возможностей политических иннова ций может быть связана с тем, что знакомство с ними происходило преимущественно в абстрактной форме и было сильно оторвано от «живого» демократического опыта. Возможно, что здесь явным или неявням образом сказалось и влияние «абсолютизма» тради- иионалистского пласта русской культуры (устремленность к заве- номо недостижимым образцам — недостижимым, по крайней мерс, в этом мире — и в этой жизни).
Важная особенность первичной стадии укоренения политических инноваций — «гибридизация» ценностей. Примеров множество, но один из наиболее выразительных — проникновение ряда современных ценностей (право собственности, свобода слова) и цитадель традиционализма, ядерную «советско-коммунистическую культуру», в которой в результате «гибридизации» возникла юна соприкосновения с демократической культурой. «На праве собственности, на свободе слова избиратели КПРФ, между прочим, настаивают посильнее, чем “люди прошлого” в целом, н » случае со свободой слова — сильнее, чем бедный и малообразованный класс, чьи интересы защищает эта партия. Иначе говоря, иной “демократ”, ищущий собеседника и даже единомышленника по отдельным “демократическим” вопросам, теперь найдет его скорее в избирателе КПРФ, чем просто в “обществе”»91. В «гибридных» политических представлениях нет ничего необычного. Равным образом «гибридность» не обязательно равнозначна неустойчивости или невозможности создания адекватных этим представлениям политических институтов и практик. Противоречивое сочетание признания плюрализма со страхом перед соперничест- иом и конфликтами не уникально для постсоветской России. Эта же особенность длительное время была характерна для стран «кон- социальных» (или «сообщественных») демократий и различных разновидностей неокорпоративизма. Она способствовала утверждению моделей политического управления, которые предусматривали вытеснение конфликта на периферию92.
Основная часть политических инноваций еще не прошла полного цикла институционализации. Консолидация российского общества вокруг новых политических институтов идет неравномерно и в настоящее время весьма далека от завершения: негативный консенсус опережает позитивный, а принятие нового государства обгоняет новую политическую систему. Согласно результатам опросов, 55% респондентов продолжают сожалеть о распаде СССР (при 10% затруднившихся с ответом), 22% все еще полагают, что независимость «пошла во вред России» (при 24% затруднившихся), 35% по-прежнему высказывают предпочтение советской политической системе, и такое же количество одобряет возвращение к ней (при 21% затруднившихся в последнем случае).
В первом приближении можно утверждать, что по своему реальному статусу многие политические инновации располагаются в зоне между вербально одобряемыми и утилитарными ценностями. Одним из примеров может служить статус политической оппозиции, отношение к которой испытывает серьезное влияние утилитаристских установок. Большая часть массового сознания принимает оппозицию как политический институт. Но это принятие не носит безусловного характера (в случае нормализации политической ситуации для части сторонников смысл существования оппозиции исчезает) и сопровождается «перетолковыванием» функций (не претендент на власть, а критик власти). Другими словами, для значительной части массового сознания оппозиция пока не стала «самоценной», т. е. не обрела главного свойства полноценного политического института.
Внутренний механизм начальной фазы укоренения политических инноваций схематично можно описать следующим образом. Российская политическая традиция (впрочем, как и любая другая) неоднородна: наряду с иерархическими, авторитарными и парти- куляристскими началами, она содержит эгалитарные, демократические и универсалистские ценности. Скорее всего, поиск «избирательного сродства», который начинается после появления политических инноваций, происходит именно в этом, наиболее близком по содержанию, секторе политической традиции. Новые ценности и институты трансформируются. Они сращиваются с традиционными (наиболее близкими по принципу «избирательного сродства»), порождая ценностные, когнитивные и институциональные «гибриды». Внутри этих «гибридных» форм происходит примитивизация инноваций (примеры: выборы редуцируются до плебисцита, а институт политической оппозиции - до критики правительства). Нечто сопоставимое имеет место и тогда, когда современные ценности мимикрируют под традицию, т. е. принимают традиционалистскую оболочку («свой» или «третий путь»). Но что происходит с другой «половинкой» — с традицией, вступившей в диалог или симбиоз с современностью? Новый контекст стимулирует перестройку структуры и изменение свойств традиции. Начинается мутация традиционалистских компонентов: в части своих характеристик они начинают сближаться с противоположной «половинкой» гибридной формы. Традиция начинает «перетолковываться» на новый лад. Если усвоение нового идет через редукцию, то адаптация старого осуществляется через мутацию: традиция обнаруживает новые свойства. Массовые представления о «великой державе» — наиболее рельефный пример того, как рационализация происходит внутри традиционных форм.
Значительную часть процессов в массовом сознании следует квалифицировать с учетом их «двойного» статуса, а именно, соприсутствия в различных формах инноваций и традиций. Повышение психологической значимости таких признанных атрибутов фидиции, как «государство», «граница», «территория», «прошлое», в равной мере может быть оценено и как проявление неотрадиционализма93, и как свидетельство продолжающейся модернизации94. Можно утверждать, что традиционализация «генерализованных» политических представлений сопровождается когнитивными и ценностными приобретениями. Массовое сознание в определенной части становится более дифференцированным (образ Запада) и более реалистическим (критическая оценка места и «качества» демократических институтов, возвращение более реа- иистической оценки отношений с внешним миром). Если укрупнить масштаб оценки, не бкажется ли, что традиционализация (точнее — то, что в настоящее время маркируется как ее проявления), подчиняется общей модернизационной логике?
Примечания Гудков Л., Дубин Б. Все едино. Российскому обществу жить стало хуже, жить стало скучнее // Итоги. 25 января 2001, № 3 (241). Гофман А. От какого наследства мы не отказываемся? Традиции и инновации в постсоветской России // Россия реформирующаяся. Ежегодник — 2004. Отв.ред. Л.М. Дробижева, М.: Институт социологии РАН, 2004. С. 369-370.
' Об этом см.: Зудин А. Россия, 1998—2001 гг.: путь к новой идеологии // Полития. М., 2001. № 5 (23) декабрь. С. 26—65.
4 В работе были использованы главным образом данные «старого» ВЦИОМа (впоследствии — «Левада-центр») и Фонда «Общественное мнение», а также публикации исследователей, связанных с этими центрами. Предложенный обзор является постановочным и не претендует на полноту раскрытия темы. s Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. — http://www.levada.ru/aktpro)!. print, html Кертман Г.Л. Разделение властей или властный монолит? (принцип разделения властей в российском массовом сознании). — Отчет по результатам опроса 6—7 октября 2001 г. http://www.fom.ru/survey/domi- nant/295/729/2389.html Там же.
s Левада-центр. Пресс-выпуски. 29.10.2007. Кому должна принадлежать власть? Россияне не доверяют государство Владимиру Путину? Они не готовы менять президентскую республику на парламентскую // Коммерсант. М., 2008. № 52 (3869) от 31.03. Вариант, согласно которому Путин может стать премьером после своего участия в парламентских выборах во главе партийного списка, в ходе опроса не рассматривался. Кертман /’.^.Разделение властей или властный монолит? (принцип разделения властей в российском массовом сознании). — Отчет по ре

зультатам опроса 6—7 октября 2001 г. http://www.fom.ru/survey/domi nant/295/729/2389.html Левада-центр. Пресс-выпуски. 25.10.2007. Лучшие политическая и экономическая системы. Панов П.В., Фадеева J1.A. Региональная полития: институционализа ция, трансформация, традиции // Мировая политика: проблемы теоре тической идентификации и современного развития. Ежегодник 2005 М.: РОССПЭН, 2006. С. 321-348. Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www.levada.ru/aktpro)!.print.html Дума прежняя и нынешняя. - http://bd.fom.ru/report/map/projects/ dominant/dom0749/d074925 Кертман Г.Л. Разделение властей или властный монолит? (принцип разделения властей в российском массовом сознании). — Отчет по результатам опроса 6—7 октября 2001 г. http://www.fom.ru/survey/domi- nant/295/729/2389.html Кертман Г. Статус выборов в российской политической культуре // Социологические наблюдения (2002—2004). М.: Институт Фонда «Общественное мнение». 2005. С. 74. Отношение к выборам и мотивация неучастия в них. - http:// bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0727/domt0727_2/d072722 Савельев О. Между «кто виноват?» и «что делать?» Россияне не столь де - политизированы, как принято считать // Независимая газета. 08.09.2006 (электронная версия: http://www.ng.ru/ideas/2006-09-08/ 10_ktovinovat.html) Кертман Г. Статус выборов в российской политической культуре // Социологические наблюдения (2002—2004). М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2005. С. 78. См.: Даль Р. Демократия и ее критики. М.: РОССПЭН, 2003. С. 201—245. Помогает ли знание законов в повседневной жизни? — http:// bd.fom.ru/ report/map/dominant/dom0811 /d081125 Кертман Г.Л. Разделение властей или властный монолит? (принцип разделения властей в российском массовом сознании). — Отчет по результатам опроса 6—7 октября 2001 г. http://www.fom.ru/survey/domi- nant/295/729/2389.html Левада-центр. Пресс-выпуски. 27.07.2007. Государство и его граждане. Отношение к Конституции - http://bd.fom.ru/report/map/projects/ dominant/dom0749/d074926 Левада-центр. Пресс-выпуски. 11.12.2007. Ко дню Конституции. Кертман Г.Л. Разделение властей или властный монолит? (принцип разделения властей в российском массовом сознании). — Отчет по результатам опроса 6—7 октября 2001 г. http://www.fom.ru/survey/domi- nant/295/729/2389.html Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www.levada.ru/aktpro)!. print, html Климова С. Оценка работы российских судов: предубеждения или горький опыт? // Социологические наблюдения (2002-2004). М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2005. С. 62—72. Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - littp://www.levada.ru/aktpro)!.print.html
" Левада-центр. Пресс-выпуски. 06.08.2007. Можно ли сейчас жить к России, не нарушая закона?
4 Левада-центр. Пресс-выпуски. 06.12.2007. Ценности и их влияние на поведение.
"Левада-центр. Пресс-выпуски. 06.08.2007. Можно ли сейчас жить и России, не нарушая закона?
"Левада-центр. Пресс-выпуски. 06.12.2007. Ценности и их влияние на поведение.
п Левада-центр. Пресс-выпуски. 30.01.2008. Демократия в России.
и’ Левада-центр. Пресс-выпускй. 08.05.2007. Выборы 2007.
и Седов Л. Оппозиция. Критика власти. Экстремизм (по данным декабрьских опросов). - http://www.levada.ru/ (опубликовано 15.01.2007).
,к Левада-центр. Пресс-выпуск 18.12.2007. Демократия и оппозиция. Седов JI. Оппозиция. Критика власти. Экстремизм (поданным декабрьских опросов). — http://www.levada.ru/(опубликовано 15.01.2007). О политической оппозиции. — http://bd.fom.ru/report/map/ projects/ dominant/dom0726/domt0726_2/d072621 Там же. Бызов Л. Оппозиция: особенности отсутствия. «Ведомости» 15 июля 2005 № 129 (1410) (электронная версия).
•’Левада-центр. Пресс-выпуски. 18.12.2007. Демократия и оппозиция.
44 Климов И. Деньги вместо льгот. О социальной предыстории одной реформы / Социальная реальность, № 2. 2006. С. 20.
Левада-центр. Пресс-выпуски. 12.12.2007. Отношение к забастовкам.
4h Права трудящихся: профсоюзы и забастовки. — http://bd.fom.ru/report/ map/dominant/dom0807/d080722 См.: Голов A.A. Забастовки для россиян: от 1989 к 2003. (старая электронная версия: WWW.WCIOM.RU); Гвоздева Е. Акция протеста бюджетников: митинговать не эффективно, но нужно... //Доминанты. Поле мнений. 2003. № 10, 13 марта (http://bd.fom.ru/report/map/d031032); Климов И. 2004 год протестные настроения российских граждан. — http://bd.fom.ru/report/cat/societas/culture/science/sotsiologiya/ klimov_paper/d042526; Климов И. Деньги вместо льгот. История и значение протеста // Социальная реальность, №4. 2006. С. 25—45. О политических последствиях массовых протестов против монетизации 2005 г. см.: Зудин А. Новая политическая среда. Протест против монетизции и возрождение политической оппозиции в России. — http://www. politcom.ru (опубликовано 13.09.05). Левада-центр. Пресс-выпуски. 27.07.2007. Государство и его граждане. Левада-центр. Пресс-выпуски. 30.01.2008. Демократия в России. Там же. Левада-центр. Пресс-выпуски. 27.07.2007. Государство и его граждане. См.: ЦИРКОН. Качество и качества Власти: восприятие населения. 2005 // Полития. М., 2005. № 2 (электронная версия: http://www.zir- con.ru/upload/File/russian/publication/l/051010.pdf) Левада-центр. Пресс-выпуски. 05.12.2007. Государство, порядок и/или свобода. См.: Даль Л Демократия и ее критики. М.: РОССПЭН, 200.1 С. 123-177. Левинсон А. Народная демократия // Неприкосновенный запас. М., 2003. № 1(27). Левада-центр. Пресс-выпуски. 13.03.2008. Отношения власти и народа в России. Левада-центр. Пресс-выпуски. 30.01.2008. Демократия в России. Там же. Российские суды в жизни и на телеэкране. — http://bd.fom.ru/ report/ map/projects/dominant/dom0733/domt0733_3/d073324 Левада-центр. Пресс-выпуски. 30.01.2008. Демократия в России. Права трудящихся: профсоюзы и забастовки. — http://bd.fom.ru/ report/map/dominant/dom0807/d080722 Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www.levada.ru/aktpro)!.print.html Российские суды в жизни и на телеэкране. - http://bd.fom.ru/repori/ map/projects/dominant/dom0733/domt0733_3/d073324 Левада-центр. Пресс-выпуски. 20.12.2007. Россия и США. Зудин А. Россия, 1998—2001 гг.: путь к новой идеологии // Полития. N° 5 (23) декабрь 2001. С. 26-65. Левада-центр. Пресс-вы пуски. 30.05.2007. Голов А. Дружественные и недружественные страны для россиян". Там же. См.: Зудин А. Новая система координат. Запад в общественном мнении россиян до и после 11 сентября. — http://www.politcom.ru (опубликовано 05.02.02). Левада-центр. Пресс-выпуски. 05.02.2008. Россия и мир. Левада-центр. Пресс-выпуски. 23.07.2007. Россия и Запад. Левада-центр. Пресс-выпуски. 05.02.2008. Россия и мир. Левада-центр. Пресс-выпуски. 13.03.2008. В какой стране Вы хотели бы жить? Планы размещения американских систем ПРО в Восточной Европе. - http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0718/domt0718_4/d() 71823 Левад-центр. Пресс-выпуски. 12.03.2008. Исторический путь России. Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www. levada.ru/aktpro)! .pri nt. html Перспективы европейской интеграции: Россия и Евросоюз. - http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0714/domt0714_4/d0 71421 Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www.levada.ru/aktpro)!.print.html Левада-центр. Пресс-выпуски. 29.10.2007. Назад в будущее: скорее «нет», чем «да». Левада-центр. Восприятие россиянами европейских ценностей. - http://www.levada.ru/aktpro)!.print.html

1111 Лснада-центр. Пресс-выпуски. 24.12.2007. СССР. Гам же.
Левада-центр. Пресс-выпуски. 09.06.2007. Независимость во благо Росши.
Левада-центр. Пресс-выпуски. 10.08.2007. Л.А. Седов: Россия и мир. Левада-центр. Пресс-выпуски. 13.03.2008. В какой стране Вы хотели бы жить?
Левада-центр. Пресс-выпуски. 10.08.2007. Л.А. Седов: Россия и мир. (удин А. Новая система координат. Запад в общественном мнении россиян до и после 11 сентября. - http://www.politcom.ru (опубликовано (15.02.02).
С’м.: Гудков Л. Русский неотрадиционализм // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1997. №2. С’. 25—33; его же. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Отечественные записки. М., 2002. № 3. С. 87—102. кк Масштабная модернизация массовых вербальных ценностей, проанализированная в работе И. Клямкина и Т. Кутковец «Русская самобытность» (Институт социологического анализа. Москва, 2000), играет важную роль даже в тех случаях, когда лишена прямых «выходов» на массовое поведение. Она порождает «иррадиирующие» эффекты, модифицирующие массовое восприятие.
Левинсон А. Народная демократия // Неприкосновенный запас. М., 2003, № 1(27).
Гудков Л., Дубин Б. Институциональные дефициты как проблема постсоветского общества. М., 2003. (Электронная версия: http://www. polit.ru/docs/620240.html). Левинсон А. Народная демократия // Неприкосновенный запас. М., 2003. № 1(27) (электронная версия). ; См.: Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. Сравнительное исследование. М.: Аспект Пресс, 1997. С. 60—88. м Гудков Л. Русский неотрадиционализм // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1997. № 2. С. 25—33; Его же. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Отечественные записки. М., 2002. № 3. С. 87—102. м Подробнее см.: Зудин А. Россия, 1998—2001 гг.: путь к новой идеологии // Полития. № 5 (23), декабрь 2001. С. 26—65.
 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008 {original}

Еще по теме Традицнонализация как форма укоренения политических инноваций:

  1. КУЛЬТУРА КАК ФОРМА И ДУХ ИСТОРИИ. ТРАДИЦИИ, КОНСЕРВАТИВНОСТЬ, ТВОРЧЕСТВО И ИННОВАЦИИ В ИСТОРИИ Ганчев Петко
  2. Глава 8 А.Ю. Зудин Массовое сознание и политические инновации: опыт последнего десятилетия
  3. А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с., 2008
  4. Рациональность как источник инноваций
  5. Дзэн как консервативная инновация
  6. ИННОВАЦИИ КАК СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ Кучко Е.Е.
  7. НЕНАСИЛИЕ КАК ФОРМА ОТНОШЕНИЯ К ПРИРОДЕ И КАК НРАВСТВЕННЫЙ ПРИНЦИП
  8. Деперсонализация как синдром и как особая клиническая форма
  9. Укорененность
  10. Карл Маркс: традиции как кошмар и препятствие для инноваций
  11. Тема: ФИЛОСОФИЯ КАК ФОРМА ЗНАНИЯ.
  12. Наука как форма жизни.
  13. ЛЕКЦИЯ № 1. Религия как форма общественного сознания
  14. Революции как форма изменений
  15. 22. СОЗНАНИЕ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ПСИХИКИ
  16. СТАЛИНИЗМ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОЙ РЕАКЦИИ
  17. Диалог как первичная форма Сотворения