/>О трактовке понятия традиции в социологической теории


Понятие традиции принадлежит к числу наиболее широко используемых, важных, фундаментальных и одновременно наиболее туманных, многозначных и противоречивых понятий наук о человеке, в частности, социологии.
Хотя литература по проблематике традиции огромна, если не сказать необъятна, собственно социологических трудов в данной области сравнительно немного. Некоторые классические социологические теории традиции рассматриваются ниже, во вотрой главе книги. Здесь мы ограничимся указанием лишь на фундаментальные труды Ежи Шацкого и Эдварда Шилза, несмотря на свою давность, сохраняющие свое значение и сегодня17. Ряд работ носит междисциплинарный характер и находится на стыке социологии, философии, теории культуры, этнологии, социальной антропологии и т. д.18. Интересная и содержательная дискуссия о теоретических аспектах исследования традиций, начатая статьей Э.С. Маркаряна, состоялась в 1981 г. на страницах журнала «Советская этнография»19. О большом значении, придаваемом данной проблемной области, свидетельствуют предложения придать ей статус особого учения или специальной теории со специфическим названием «традициология» или «традициеведение»20. Впрочем, на наш взгляд, само по себе использование такого рода названий так же мало может способствовать развитию данной области, как название «феминология» — пониманию женщин, а «маскулинология» — мужчин.
Если попытаться резюмировать существующие на сегодняшний день теории и идеи относительно социокультурной природы традиций, то их можно свести к двум противоположным подходам.
Первый основан на представлении о традициях как о своего рода социокультурных генах, которые однозначно детерминируют характер определенного общества или группы и выступают как аналог и (или) продолжение механизмов биологической наследственности или «инстинктов». В некоторых вариантах подобных интерпретаций имеют место прямые биологические коннотации, в других они отсутствуют. В последнем случае традиции трактуются в качестве специфических социокультурных эйдосов, характерных для определенных цивилизаций и обществ. Такая позиция прослеживается не только в поверхностных и дилетантских, но и в серьезных трудах и исследованиях. Конкретное общество или конкретная культура выступают как определенный набор традиций, образующий специфический культурный генотип и обладающий специфическим культурным кодом, аналогичным коду генетическому. Соответственно, исследовательская задача состоит в том, чтобы этот код расшифровать или разгадать. Нередко в подобных интерпретациях понятие традиции сближается с понятием архетипа, хотя сам Карл Густав Юнг, внедривший «архетип» в интеллектуальное обращение, различал эти понятия21. Инновации и такой логике очевидным образом рассматриваются либо как девиации, либо как частные случаи или разновидности традиции, либо как мутации, нарушающие целостность исходного социокультурного генетического материала, либо как «псевдоморфозы» (термин Освальда Шпенглера).
Вторая тенденция заключается в истолковании традиций как процесса и результата конструирования, производства, изобретения и последующего воспроизведения чего-либо в качестве воспринятого из прошлого, в качестве социокультурного наследия, независимо от того, является оно этим наследием или нет. Эта теоретическая позиция стала особенно популярной после выхода известной книги «Изобретение традиции» (1983) под редакцией Эрика Хобсбаума и Теренса Рейнджера22. В ней авторы на довольно большом историческом материале продемонстрировали, как н различных странах сравнительно недавно были «изобретены» как будто вполне «исконные» и существующие как бы «от века» «традиционные» культурные формы, политические и гражданские ритуалы и т. п. При этом сам Хобсбаум различал «изобретенные» и «подлинные» (“genuine”) традиции23. Очевидно, главной трДОйостью оказалось определить, что такое «подлинные» традиции и как отличить их от «неподлинных», «изобретенных». В последующих дискуссиях и интерпретациях, однако, в изначальной понятийной паре Хобсбаума понятие «подлинной» традиции шошло на второй план или исчезло, видимо, вследствие его рас- плыичатости.
Можно выявить также различные варианты теорий, стремящихся так или иначе соединять эти две тенденции или занимать промежуточную и одновременно более «реалистическую» позицию.
На наш взгляд, основной и достаточно очевидный, хотя и не единственный, недостаток первой из отмеченных позиций состоит в фаталистском и провиденциалистском характере интерпретации традиций и, шире, социокультурной реальности. Социальные акторы в таком истолковании выступают как пассивные реципиенты традиций; последние же наделяются мощью, активностью, колоссальными адаптивными и даже мистическими способностями. Кроме того, данному подходу свойственна недооценка роли инноваций и заимствований в социальном развитии.
Другая позиция также весьма уязвима для критики. В таком истолковании традиция выступает лишь как разновидность инновации; принципиальное различие между ними стирается. В определенном смысле все традиции являются сконструированными, «выдуманными», «изобретенными» (это справедливо отметил Гид- денс)24; вопрос только в том, чтобы выяснить, где, когда и как то или иное изобретение подобного рода было сделано. Специфика традиции утрачивается, и она превращается в простое орудие манипуляции в руках определенных социально-политических сил или даже в некий эпифеномен. Фатализм первой точки зрения здесь преодолевается, но взамен предлагается истолкование упрощенное и волюнтаристское.
Принципиальные положения, выражающие наше понимание традиционных аспектов социального поведения, отчасти представлены в опубликованных ранее работах25. Вот некоторые из этих положений.
В общем виде под традициями мы понимаем «социальное и культурное наследие, передающееся от поколения к поколению и воспроизводящееся в определенных обществах и социальных группах в течение длительного времени»26. Составными частями традиции являются объекты социокультурного наследия (то, что передается), процессы наследования и его способы. В качестве традиций выступают самые разнообразные явления: определенные культурные образцы, социальные институты, нормы, ценности, знания, обычаи, ритуалы, стили и т.
д. Традиции существуют во всех социокультурных системах, образуя необходимый элемент их существования, развития, своеобразия и самотождественности. Особенно широка сфера их действия в архаических, докапиталистических, так называемых «традиционных» обществах. В той или иной форме и степени они присутствуют во всех областях социальной жизни и культуры, от экономики и политики до науки и искусства. Наиболее велико значение традиции в религии.
Традиции составляют основание, элемент и результат функционирования коллективной памяти обществ и социальных групп, обеспечивая их самотождественность и преемственность в их развитии. В больших, сложных, открытых и мобильных обществах социальная и групповая дифференциация оказывает существенное влияние на интерпретацию и использование общенационального культурного наследия. Кроме того, различные социальные группы, классы, слои обладают своими собственными традициями. В дифференцированных обществах существует также множество разнообразных ориентаций и устремлений на те или иные социокультурные пространства («внутренние» и «внешние») и времена, исторические эпохи, рассматриваемые в качестве «подлинно» традиционных и образцовых. Отсюда множественность, разнородность и противоречивость традиционных культурных форм и их интерпретаций. Традиции являются объектом выбора, интерпретации и актуализации, осуществляемыми социальными субъектами из различных культурных образцов недавнего и далекого прошлого, находящихся в их распоряжении. При этом набор данных образцов не бесконечен, и отмеченный выбор осуществляется в рамках хотя и достаточно широкого, но ограниченного диапазона.
Каждое поколение, воспринимая из прошлого некоторую совокупность культурных образцов, не просто усваивает их в неизменном и готовом виде. Оно неизбежно, так или иначе, осуществляет среди них отбор, по-своему их интерпретирует, приписывает им новые значения и смыслы, которых до него не было. Иными словами, мы всегда выбираем не только свое настоящее, не только свое будущее: мы всегда вольно или невольно выбираем свое прошлое.
Тем не менее, несмотря на отмеченную разнородность, в каждом обществе, в том числе наиболее демократическом и плюралистическом, существует определенный набор культурных образцов, которые образуют ценностно-нормативное ядро общества и носят более или менее общезначимый характер. В социальной науке это ядро обозначалось и обозначается как «коллективное сознание» (Э. Дюркгейм), «генерализованные универсалистские нормы», «структурированный нормативный порядок» (Т. Парсонс), «гражданская религия», «публичная религия» и т. п.27. Отмеченная совокупность культурных образцов в значительной мере носит традиционный характер, но не сводится к традиционным элементам. Сюда входят и такие явления, как общее историческое сознание (которое не сводится к традициям), общие идеалы, цели, язык и т. д. Это ядро воспринимается социальными субъектами как нечто «естественное», очевидное и само собой разумеющееся. Оно носит по сути сакральный характер, являясь относительно устойчивым и неизменным. Оно может быть в той или иной мере своеобразным или универсальным, но оно обязательно существует. Если оно исчезает, то и данное общество исчезает или же превращается в другое общество. Этот достаточно узкий набор сакральных норм и ценностей также является объектом выборов, актуализаций и интерпретаций, но его особенность в том, что сами эти выборы, актуализации и интерпретации носят более длительный, устойчивый и неизменный характер, чем другие.
Разнообразие и многообразие существующих в мире обществ и культур в значительной мире связаны с разнообразием и многообразием соответствующих традиций. Однако поскольку общества и культуры не являются неподвижными и замкнутыми образованиями, в них и между ними постоянно происходят инновации, взаимообмен, культурные заимствования и культурная диффузия. Даже наиболее устойчивые, длительные и неизменные культурные образцы, составляющие традиционный облик и символическое своеобразие определенного общества, нередко являются результатом заимствования. Культурные образцы, выступающие первоначально как инновации для заимствующей культуры, впоследствии нередко в ней традиционализируются, становясь составной частью ее культурного наследия.
Учитывая отмеченную выше сложность и многозначность традиционных аспектов культуры и социального поведения, необходимо выявлять и анализировать различные типы традиций и традиционности, их смыслы, значения и функции в определенных социокультурных комплексах и ситуациях. Такой подход позволит более реалистично и конкретно оценивать и понимать феномен традиции в целом и отдельные его формы. В частности, важно выяснить и уточнить, с каким или какими из типов традиции мы имеем дело в той или иной исследовательской ситуации, что обычно не делается. Если иметь в виду фундаментальную омонимию слова «традиция», то нельзя не учитывать, что при ее изучении речь может идти о весьма разных вещах. Например, о «традиции-инерции», воспроизводящей привычный порядок вещей. Или о «традиции-ностальгии», погружающей в сладкие воспоминания о временах, когда солнце светило ярче и трава была зеленее. Или о «традиции-реставрации», осознанном стремлении восстановить реальное или мифическое прошлое, представляемое как длительное, устойчивое и «свое». Или о «традиции-ритуале», воспроизводящей в символической форме те или иные тенденции или события прошлого. Или о «традиции- константе», культурном образце, сохраняющемся в определенном обществе в течение длительного времени. Или о «традиции-оболочке», содержащей новое вино в старых мехах. И т. д.
Перспективы дальнейшей разработки теории традиции состоят, на наш взгляд, в дифференциации этого понятия, выявлении

рп'ишчных типов традиций, анализе этих типов в различных социокультурных комплексах и ситуациях, а также в исследовании м шимодействия традиций с другими социокультурными явлениями: инновациями, диффузией, заимствованиями, модой, различными проявлениями глобализации и информатизации. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме />О трактовке понятия традиции в социологической теории:

  1. Глава 2 А.Б. Гофман Теории традиции в социологической традиции: от Монтескье и Бёрка до Вебера и Хальбвакса
  2. И Глава 2. Социологическая трактовка социальной реальности
  3. Традиция и социальная связь в трактовке Марселя Мосса
  4. § 2. Трактовки социального взаимодействия в специальных социологических теориях
  5. 1.2. Парадигмы социологической теории
  6. Методологические основания социологической теории
  7. Тема 3. ПЕРВЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ: ОБОСНОВАНИЕ «ОБЪЕКТИВНЫХ» ЗАКОНОВ
  8. Социологические теории циклических изменений
  9. ГЛАВА ПЕРВАЯ Ведущие тенденции в мировой социологической теории на рубеже тысячелетий
  10. 1.1. Философско-социологические и естественнонаучные основы теории экстремальности