Введение: Изменяющиеся мусульманские идентичности в изменяющейся России


Абстрактно используемое словосочетание «мусульмане России» сложно поддается операционализации с академической точки зрения в силу ряда обстоятельств. Во-первых, по-прежнему спорными остаются критерии социологического выделения и подсчета мусульман1.
Во-вторых, в России проживают сообщества с разными этническими корнями и культурными традициями адаптации ислама. Речь идет не только, например, о существенном различии ситуации на Кавказе и в Поволжье, но и об этнокультурной неоднородности самих этих регионов, взятых в отдельности. Например, «татарский ислам» представлен также разными территориальными сообществами2 и идеями3. В-третьих, российская имперская, а позже советская атеистическая политики особенным образом повлияли на то, каким образом легализовался публичный ислам 20 лет назад в России и каким образом трансформировались индивидуальные паттерны следования исламу. В-четвертых, доминирующие в СМИ и общественном мнении дискурсы исламского фундаментализма и терроризма формируют предвзятые фокусы интерпретации мусульманской практики «немусульманами» и активно участвуют в артикуляции того, чем является ислам или мусульмане сегодня. Кроме того, в современных обществах можно констатировать многообразие вариаций индивидуальных представлений о том, что значит следовать исламу; о том, каковы условия и последствия самоопределения себя как мусульманина/мусульманки4.
В силу этого, общую картину того, что собой представляют ислам и мусульманские идентичности в России, можно получить только через изучение отдельных практик, субъектов, пространств, текстов, маркируемых как исламские. В данной статье в качестве примера рассматривается конкретный кейс актуализации исламской традиции, а именно среди татарок Московского региона в пространствах специализированного исламского обучения5.

Здесь происходит многомерное столкновение опривыченных образов мусульманское™, распространенных среди «этнических мусульман», и требований к мусульманской практике, озвучиваемых преподавателями или прописанных в учебной литературе.
Женщины, которые составляют большинство в мечетях, вовлекаются в среду обсуждения различных представлений о том, что такое исламское знание и действие. Особенности структурирования практик посещения мечети и занятий по религиозному обучению женщин является непосредственным индикатором того, чем является или становится исламская традиция сегодня. Кроме того, интерпретации «женского вопроса» и «женский ислам» всегда сохраняли центральное место в дискуссиях и были индикаторами социальной направленности религиозной активности в разные времена. Географически данное исследование локализовано в регионе, который никогда не принадлежал к числу исламизирован- ных, и скорее репрезентирует ситуацию аккомодации этнических меньшинств мусульманского вероисповедания в больших городах России.
В работе анализируются повседневные интерпретации исламской традиции в терминах и логиках индивидуальных жизненных историй, которые рассматриваются в контексте коллективно формируемых паттернов устной презентации мусульманской принадлежности в их межпоколенческой динамике. При таком подходе исламская традиция представляется не как пассивно трансформируемая извне, а как самореферирующаяся система.
Одно из положений данной работы, которое предполагается раскрыть, заключается в том, что объяснение тенденций трансформации смыслов мусульманской принадлежности влиянием обстоятельств «секулярного» общества или повышением ресурсно- сти религии в постсоветский период не является исчерпывающим. Большое значение имеют индивидуальные биографически укорененные стратегии поиска, принятия и легитимации своего представления (реализуемого на практике) о том, что значит быть мусульманином (мусульманкой). А наблюдаемые извне фрагментация или плюрализм практик (иногда конфликтующих между собой) зачастую отражают закономерности структурирования индивидуальных биографических линий в современных обществах. 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Введение: Изменяющиеся мусульманские идентичности в изменяющейся России:

  1. Глава 11 Г.А. Сабирова Мусульманские идентичности и дискурсивная традиция ислама в постсоветской России
  2. СЕКТА ИЗМЕНЯЕТ СЕБЕ
  3. Как опыт изменяет мозг
  4. Как сострадание изменяет мозг
  5. 5. Как чувства изменяют опыт
  6. АМЕРИКАНСКАЯ КУЛЬТУРА: КАК ОНА ИЗМЕНЯЕТСЯ
  7. Как человек изменяет окружающий мир
  8. КАКИМ ОБРАЗОМ ДЕМОКРАТИЯ ИЗМЕНЯЕТ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СЛУГОЙ И ХОЗЯИНОМ
  9. Как изменялось место онтологии в системе. философского знания в ходе его исторической эволюции?
  10. 45. Каким образом, согласно нижеследующим правилам, можно определить, насколько сталкивающиеся тела взаимно изменяют свои движения
  11. Имущественные и личные неимущественные гражданские права возникают, изменяются, передаются, защищаются и прекращаются на основе или в рамках таких юридических фактов, как сроки и исковая давность
  12. Столица мусульманской России
  13. Альтернативы миграционной стратегии для России и политика идентичности А.Г. Вишневский
  14. В.С. Магун, Л.М. Дробижева, И.М.Кузнецов. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России, 2006
  15. Мусульманская традиция среди мусульманских татар(ок)
  16. НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ОТКРЫТЫЙ ПРОЕКТ: СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПРИУМНОЖЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ КУЛЬТУРНАЯ И ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ
  17. Военным разведчикам России посвящается ВВЕДЕНИЕ
  18. в) мусульманская традиция
  19. Мусульманский лунный календарь
  20. МУСУЛЬМАНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ