Заключение: основные трансформации образов героев отечественных мультипликационных фильмов 1980-2006 гг.


В целом, изменения, произошедшие в образах героев детского отечественного мультфильма в период 1991—2006 гг. в сравнении с периодом 1980—1990 гг., можно охарактеризовать следующим образом. Многие характеристики героев двух периодов по сравнению одна с другой не изменились.
Не изменились гендерное соотношение между персонажами, соотношение по семейному положению героев и наличию у них детей. Неизменно в структуре целей, к которым стремятся персонажи, лидируют альтруистические цели (помощь другим, защита чужой жизни), далее следуют цели эгоистические (защита своей жизни, обладание имуществом). Иначе говоря, мультипликационный герой стабильно отдает предпочтение альтруистическим целям. Некоторые средства, которые предпочитают применять для достижения целей положительные и отрицательные персонажи, использовались в равной степени в первом и во втором субпериодах (уловка, сила слова). Оружие и насилие оставались средствами отрицательных персонажей после 1991 г. в той же мере, что и в период 1980— 1990 гг. Это говорит о том, что проблема насилия в мультипликации существовала и до 1991 г. В равной степени положительные герои мало использовали на протяжении двух субпериодов такое средство достижения целей, как деньги. Иными словами, ценность материальных факторов в качестве средств достижения целей оставалась низкой на протяжении всего периода. Значение некоторых параметров личностных характеристик персонажей обеих модальностей осталось прежним: общительность, внешняя привлекательность, доброта, злобность, равнодушие. В период 1991—2006 гг. произошло усиление и развитие следующих тенденций, существовавших в мультипликации в период 1980-1990 гг.: Намечена тенденция увеличения среди героев доли взрослых людей одновременно с уменьшением доли детей и животных. Иначе говоря, образ героя детского мультипликационного фильма приближается по этим характеристикам к образу героя взрослого кинематографа. Персонажи стали наделяться большим количеством межличностных связей: чаше появляются герои, имеющие родственников и обладающие большим количеством друзей. Здесь можно проследить компенсаторную тенденцию: по данным Ю.А. Левады, с 1993 г. увеличивалось количество людей, одиноких в душевном плане. Возможно, это желание показать на экране противоположность того, чт.е. в жизни: героев, окруженных большим количеством друзей, которым они могут доверять (также герои стали чаще обращаться к помощи других персонажей и чаше проявлять готовность к самопожертвованию и преданность). Такие аспекты, как дружба и доверие друг к другу, демонстрируются в пространстве мультфильма позитивно, и их ценность со временем повышается. Положительные герои чаше проявляют храбрость, ум, отзывчивость, готовность к самопожертвованию, вежливость, оптимизм. Отрицательные герои стали хитрее, коварнее, прагматичнее и умнее. Поданным М.К. Горшковаи Н.Е. Тихоновой, россияне симпатизируют прежде всего качествам неделовым, таким как ум, доброта, чувство юмора. По результатам настоящего исследования видно, что среди качеств положительного героя мультфильма также преобладают неделовые характеристики. Это в основном маскулинные черты и черты, показывающие героев более энергичными и настойчивыми. Иначе говоря, персонажи демонстрируются несколько утрированно «хорошими», наделенными качествами современных супергероев, побеждающих «непобедимых противников». При этом они противостоят коварным и хитрым врагам — характерно, что прагматизм свойствен в основном отрицательному герою. Тенденции, описанные в предыдущем подпункте, можно проследить в целях и средствах персонажей: среди целей персонажей на первые места выдвинулись защита чужой и своей жизни; как средство персонажи стали больше применять силу. Средствами положительных героев чаще становятся оружие и насилие. Эти изменения снова подтверждают предположение о том, что образ мультипликационного героя приближается к образу героя взрослого кинематографа. Одновременно эти изменения сопровождаются более частым применением волшебства в качестве средства. Таким образом, процесс изменения характера героя мультфильма происходит на фоне обрастания сюжета мультфильма элементами традиционного сказочного сюжета. Существуют серьезные изменения и разрывы во многих характеристиках персонажей. Эти изменения можно объединить в следующие основные группы. Повышение значимости ценности семьи: персонажи гораздо в большей мере изображаются наделенными родственными связями и чаще стремятся к созданию семьи. По данным исследований ценностей россиян, после 1991 г. в сфере их интересов большую роль стали играть интересы семьи, детей. Персонажи значительно чаще наделяются признаками национальности, принадлежности к той или иной этнической группе. Одновременно происходит небольшое снижение доли персонажей, принадлежащих к другим большим группам — профессиональным. Таким образом, можно говорить о том, что ценность профессиональной принадлежности, которая была важна в мультипликации периода 1980—1990 гг., сменяется акцентом на национальной принадлежности, ценность которой заметно повышается в период 1991—2006 гг. С нашей точки зрения, в этом выразилось стремление создателей продемонстрировать важность принадлежности к народу, этносу.
Кроме того, это происходит одновременно с тенденцией облекать мультфильмы п форму русской сказки. Видимо, здесь отражаются следующие тенденции (по данным Ю.А. Левады): изменение отношения к стране и представления о народе. В представлении о народе (ответ на вопрос: «Что в первую очередь связывается у Вас с мыслью о Вашем народе?»44) большую роль стали играть традиции и история, а также земля и территория. В последнее время (по исследованию 2001 г.) большее значение в российском обществе приобретает идея охранительного национализма (опасения по поводу вытеснения русских из их привычного жизненного пространства)45. И, как следствие, в детском мультипликационном кино национальные установки и ценность принадлежности к той или иной национальности занимают больше места, нежели раньше. Сюжет мультфильмов стал острее: жизням персонажей чаще уфожает опасность, они чаще включены в целевые группы (для решения проблемы уже недостаточно усилий одного персонажа), чаще герои используют силу для достижения цели; для достижения цели положительные персонажи должны в более высокой степени демонстрировать храбрость, преданность, отзывчивость, готовность к самопожертвованию, больше использовать оружие и насилие, а их противники - хитрость, коварство и лживость. Таким образом, происходит изменение законов, по которым развертывается сюжет мультфильма: преобразование повествования, близкого к сказочному, в повествование, похожее на современный взрослый кинематограф. С предыдущим пунктом перекликается то, что герои мультфильмов показаны более активными и энергичными, наделенными большим количеством характеристик: храбростью, готовностью к самопожертвованию, оптимизмом, активностью, импульсивностью. В отношении последней характеристики стоит добавить, что импульсивностью в период 1991—2006 гг. обладают в основном положительные герои (в большей мере, чем в период 1980-1990 гг.), а отрицательные, наоборот, изображаются сдержанными. Иными словами, активное проявление эмоций и чувств персонажами положительно оценивается в пространстве мультфильма, что говорит
о              повышении ценности эмоционального начала. Проблема власти в мультфильмах периода 1991—2006 гг. поставлена острее, чем в периоде 1980-1990 гг. В пользу этого факта говорит то, что в структуре целей персонажей появилось стремление к власти (которого раньше не было), положительные персонажи начали использовать власть как средство, все герои стали чаще использовать других персонажей в качестве средства. Изменение же оппозиции «независимость/подчиненность» показывает, что такая характеристика, как подчиненность персонажа, чаще приписывается отрицательным героям. Нельзя оценить однозначно эти данные: сказать, например, что ценность власти категорически отрицается и осуждается в мультфильмах. Возможны три варианта интерпретации этого факта. Во-первых, могла произойти некоторая «маргинализация» этой ценности (отсутствие четкой позиции относительно того, хорошо это или плохо: иметь власть над другими). Во-вторых, возможно, что повышается значимость позиции героя, независимость которого реализуется за счет власти над другими персонажами. К этому можно добавить тот факт, что все персонажи мультфильмов чаще используют в качестве средств других персонажей, так или иначе манипулируют ими. В-третьих, возможно, что на поверхностном уровне утверждается одно (положительный герой независим, настойчив, стремится к целям альтруистического характера), а при более глубоком анализе оказывается, что он достигает цели за счет управления другими. По данным М.К. Горшкова и Н.Е. Тихоновой, моральные ценности россиян несколько теряют свою устойчивость, когда речь идет о конкретных жизненных ситуациях, а не о гипотетических возможностях. Так, например, если выбор между совестью и властью решается с большим перевесом в пользу совести (90% россиян отдают предпочтение совести), то выбор между совестью и материальным благополучием осуществляют в пользу совести лишь 65,4% россиян46. Возможно, нечто подобное происходит и с положительным героем детского мультфильма, когда он использует в качестве средства власть над другим персонажем.
Описанные изменения говорят о том, что в характеристиках персонажей произошли как незначительные, так и серьезные, значимые изменения. Проведенное исследование дает основание предположить, что в образе детского мультипликационного героя проявляются изменения, отмеченные в различных исследованиях о динамике ценностных ориентаций россиян. Многие тенденции, зафиксированные в настоящем исследовании, которые, с одной стороны, традиционны для советской (и российской) мультипликации, а с другой, — привнесены в нее социальной реальностью постсоветского периода, характерны для российского общества в целом. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что в изменении моральных норм и ценностей, выражаемых в образах героев мультфильмов, проявились изменения в ценностях более широкого масштаба, изменения ценностей населения России.
 
<< | >>
Источник: А.Б. Гофман. Традиции и инновации в современной России. Социологический анализ взаимодействия и динамики. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). — 543 с.. 2008

Еще по теме Заключение: основные трансформации образов героев отечественных мультипликационных фильмов 1980-2006 гг.:

  1. Персонажи мультипликационных фильмов и изменения ценностных ориентаций россиян
  2. Алексеев А. П.. Философский текст: идеи, аргументация, образы.- М.: Прогресс-Традиция,2006. — 328 с., 2006
  3. Результаты сравнения периодов 1980-1990 гг. и 1991-2006 гг. Цели персонажей
  4. Результаты сравнения периодов: 1980-1990 гг. и 1991-2006 гг. Общие характеристики персонажей
  5. Глава 12 М.А. Елецкая Эволюция ценностных ориентаций россиян: положительные и отрицательные герои российских мультфильмов 1980-2006 гг.
  6. Результаты сравнения периодов; 1980-1990 гг. и 1991-2006 гг. Средства, используемые персонажами для достижения целей
  7. Образ карусельного деда. Трансформация традиции
  8. В. У. БАБУШКИН. О ПРИРОДЕ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ. Критика современных буржуазных концепций. 1980, 1980
  9. 2.1. Основные принципы отечественной психологии
  10. 3.3. Основные методологические принципы отечественной психологии
  11. Ануфриев А. Ф.. Психологический диагноз. - М. : "Ось-89",2006. - 192 с., 2006
  12. Верхотуров Д. Н.. Сталин. Экономическая революция. —,2006. — 352 с., 2006
  13. БИБЛИОГРАФИЯ ОСНОВНОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПО ИЗУЧЕНИЮ ОРИЕНТАЛИЗМОВ В ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ
  14. Григорьян Галина Валерьевна. Совершенствование теннологии игристык винна основе использования пряно-ароматическогосырья [Электронный ресурс]: Дис. ... канд.тенн. наук : ОБ.18.01 .-М. : РГБ, 2006, 2006
  15. Под ред. Ольштынского Л. И.. Курс отечественной истории IX—XX веков. Основные этапы и особенности развития российского общества в мировом историческом процессе, 2002