Условия труда и уровень жизни

 
В погоне за максимальными прибылями японские монополии идут по пути все большего приспособления системы капиталистической эксплуатации к современным условиям. Это осуществляется прежде всего путем искусного сочетания новейших зарубежных, в том числе американских, и традиционных японских методов гг форм порабощения наемного труда.
С целью выжать из рабо-

qnx и служащих максимум возможного японские монополии умело используют экономические, организационнотехнические и идеологические методы и формы эксплуатации, в частности, с максимальной для себя выгодой сочетают различные формы и системы заработной платы: традиционные, новые и комбинированные.
Согласно принципам, лежащим в основе традиционных японских систем, размер заработной платы зависит не столько от количества и качества труда, сколько от таких моментов, как пол, возраст, непрерывный стаж работы на данном предприятии, масштаб предприятия, форма найма, семейное положение работника и т. д. Структура такой зарплаты крайне сложна, а методы ее начисления запутанны. Фактический заработок складывается из двух четко отграниченных друг от друга частей: заранее оговоренной (установленной) и неоговоренной (неустановленной) зарплаты. Первая состоит из основной ставки и приработка, которые также подразделяются на ряд элементов. Основная ставка включает в себя плату за выполнение производственных функций и определенной работы, стаж, опыт работы, уровень образования и должностные обязанности. В приработок входят надбавки за достигнутые результаты (надбавка за индивидуальные показатели и надбавка за коллективные показатели), служебные надбавки (должностная, за специальные работы, за профессиональное мастерство), надбавки на поддержание жизни (семейное и местное пособие, пособие на транспорт, на жилье и пр.), надбавки за прилежание (за безупречную службу и т. д.) и др. Неустановленная, или неоговоренная, заработная плата включает в себя надбавки за сверхурочные и специальные работы.
Наличие столь многочисленного числа элементов, составляющих основу традиционных японских систем заработной платы, создает широкие возможности для злоупотреблений со стороны предпринимателей. Для получения таких надбавок, как выплаты на поддержание жизни, за прилежание, сверхурочные и специальные работы и т. д., рабочий вынужден изо всех сил надрываться на работе и всячески угождать предпринимателю и его представителям, поскольку эти выплаты во многом зависят от воли последних.
В отличие от традиционных новые системы заработной платы в неизмеримо большей степени опираются на принцип оценки количества и качества труда. Одной из
наиболее распространенных новых форм оплаты рабочей силы является система зарплаты в зависимости от выполнения производственных функций (сёкумукю). На ее примере можно понять сущность и механизм действия всех других новых форм оплаты труда. В основе этой системы лежат анализ и оценка выполняемых производственных обязанностей. Она предусматривает установление общего объема работы, жесткое время его выполнения, выделение для этого необходимого числа рабочих и одновременное определение как общего фонда, так и фиксированной ставки заработной платы каждого члена производственного коллектива, зависящей от разряда работника.
Зарплата выплачивается полностью только в случае выполнения всего задания в установленное время. В результате весь коллектив вынужден трудиться с максимальным напряжением сил. Поскольку уровень заработной платы каждого члена производственной группы определен заранее, никакая, даже самая интенсивная отдача труда и высокие показатели в работе не могут привести к превышению этого уровня. Добиться увеличения зарплаты можно только в результате получения более высокого разряда. Для этого среди рабочих периодически проводятся строгие конкурсные экзамены. При этом повышенный разряд присваивается лишь лучшим рабочим. Только присвоение такого разряда при соблюдении основного условия — выполнения всего задания в установленное время дает право на увеличение зарплаты. Эта и подобные ей системы оплаты рабочей силы распространяются все шире и шире. Наряду с традиционными и современными формами заработной платы применяются и комбинированные системы оплаты труда, сочетающие в себе элементы тех и других.
Судя по официальным данным, в середине 70-х годов чисто традиционными формами зарплаты были охвачены лишь каждое десятое предприятие и каждый десятый наемный работник. Отмечалась также тенденция к сокращению удельного веса предприятий и занятых на них наемных работников, связанных с комбинированными формами заработной платы. Вместе с тем все больше предприятий, отказываясь от традиционных систем зарплаты, внедряло современные. В 1976 г. новыми системами было охвачено более % всех японских предприятий и почти половина всех наемных работников, т. е. соответственно в 1,5 и в 1,2 раза больше, чем в 1970 г,1

Японские монополии широко применяют и организа- ццонно-технические методы усиления эксплуатации труда. К числу важнейших из них относятся уплотнение рабочего времени, принцип предпочтения немногих лучших работников. Система уплотнения рабочего времени предусматривает обязательное появление работника на своем рабочем месте за несколько минут до установлен' ного начала работы, тщательную подготовку трудового процесса, сокращение до минимума времени обеденного перерыва, запрещение многократного курения и посторонних разговоров в урочное время, недопущение простоев и потери даже долей секунды, вплоть до ограничения времени пользования туалетом и т. н. Нарушители этих принципов подвергаются самым строгим наказаниям вплоть до снижения заработной платы и увольнения с работы.
Рост интенсивности труда и повышение степени утомляемости наемных работников вынудили часть японских предпринимателей пойти на введение в стране пятидневной рабочей недели. В 1975 г. эта система действовала уже более чем на 2/б предприятий и охватывала более 70 % всех наемных работников2. Однако общая продолжительность рабочей недели остается прежней за счет увеличения ежедневных часов работы. Кроме того, пятидневная система работы в полной мере осуществляется лишь на крупных и крупнейших предприятиях. На всех других она носит частичный характер, т. е. применяется 1—3 раза в месяц. На многих предприятиях второй выходной день частично используется для профессиональной учебы, технической переподготовки, повышения квалификации, внесения рационализаторских предложений и т. п.
Суть принципа предпочтения немногих лучших работников заключается в том, что на основе модернизации оборудования меньшее число рабочих и служащих осуществляет по возможности больший объем работ. С этой целью предусмотрено сокращение «лишнего» персонала и уменьшение общего фонда заработной платы. Однако последний уменьшается не в точном соответствии с масштабами сокращения «лишней» рабочей силы, а в несколько меньших размерах, что дает возможность за счет сэкономленных средств повысить уровень заработка оставленных на работе «отборных работников». Помимо повышения интенсивности труда внедрение этого прин
ципа в условиях капиталистической системы хозяйства означает такя^е обострение конкуренции между работниками.
Эксплуататорские функции выполняет в Японии и система идеологического контроля, которая включает в себя непосредственную идеологическую обработку персонала, «патриотические» производственные кампании, систему «человеческих отношений в промышленности» и прочие методы. Типичным примером такой формы контроля над трудом может служить соответствующая программа компании «Хитати», провозглашающая три основных принципа: искренность и правдивость, неустанное стремление вперед, мир и спокойствие 3. На деле они сводятся к следующему: «ничего не скрывай от президента и предпринимателя», «неустанно повышай интенсивность труда», «подчиняйся воле компании и не участвуй в забастовках». К методам непосредственной идеологической обработки относятся также ежедневное исполнение перед началом работы «гимна компании», вовлечение работников в кружки, семинары и другие учебные группы, где в их сознание вносят идеи национализма, «сотрудничества труда и капитала». Среди наиболее распространенных «патриотических» кампаний выделяются «движение за повышение производительности труда», «движение за полную ликвидацию недостатков в работе», «движение за контроль над качеством продукции» и др. Суть этих мероприятий сводится к тому, чтобы добиться интенсификации трудовых усилий не только от отдельных рабочих и служащих, но и от производственного коллектива в целом.
Особое место в общей системе капиталистического контроля над трудом занимает приспособленная к японским условиям система «человеческих отношений в промышленности». Наиболее распространенными на японских предприятиях формами установления этих отношений являются следующие: улыбка и дружеское похлопывание по плечу; «откровенные беседы» в цехах (периодическое появление руководителей фирмы до или после работы в цехах и короткие диалоги с рабочими на производственные и личные темы); поздравление работника с днем рождения с вручением его родителям или членам семьи скромного памятного подарка; создание специального органа для разрешения взаимных претензий (формирование в обход профсоюзов арбитражных комиссий из
работников и представителей администрации, причем последние нередко сами побуждают рабочих и служащих выдвигать различные требования и стремятся обеспечить их удовлетворение); консультации но личным вопросам (оказание работникам бесплатных услуг со стороны оплачиваемых предприятием врачей, юристов, психологов и других специалистов по самому широкому кругу вопросов, включая интимные личные и семейные дела).
Из других форм и методов идеологического контроля над персоналом необходимо назвать: систему «старшей сестры», широко применяющуюся на предприятиях с преобладанием женской рабочей силы; систему «крестного отца», обычно для государственных учреждений (речь идет о постоянном опекунстве над молодыми со стороны опытных и доверенных работников); духовное самоусовершенствование (пропаганда учения древней секты «дзэн», проповедующего «вредность чрезмерных желаний» и радость каждодневного труда); самоконтроль (система мер для снятия раздражения и усталости; использование чучела президента компании, по которому можно ударить дубинкой; оборудование уголков путешествий, где можно помечтать об интересной поездке за границу; предоставление работникам специальной массажной аппаратуры и т. п.); участие рабочих в управлении предприятием (формальное присутствие представителей профсоюза на заседаниях правления компании и среднего руководящего звена без права голоса в целях демонстрации «общности интересов труда и капитала»); участие в прибылях (продажа трудящимся акций предприятий); контроль над профсоюзной деятельностью (признание за профсоюзами лишь чисто экономических прав, ограничение переговоров только рамками вопросов о зарплате и условиях труда, признание лишь мирных путей разрешения трудовых конфликтов и запрещение забастовок, запрещение какой бы то ни было профсоюзной и политической деятельности в рабочее время на территории предприятия и т. п.).
Хотя многие из перечисленных методов и форм организации труда сами по себе содержат рациональное зерно, в условиях эксплуататорского капиталистического общества они оборачиваются для японского пролетариата Усилением монотонности и отчуждения труда, чрезмерной Интенсивностью трудового процесса, и прежде всего Умственного напряжения, массовым производственным
травматизмом и профессиональными заболеваниями. Наконец, прямым следствием применения этих меюдов ц форм является также обострение проблем занятости и безработицы. Факт отчуждения труда признают даже некоторые предприниматели. «Чем крупнее предприятие,-— пишет один из директоров компании «Ниппон ИБМ» Т. Иноуэ,— тем больше человек... чувствует себя зубча- тым колесом в огромной машине. По мере развития тех- нического прогресса, с одной стороны, развивается тенденция к повышению эффективности работ, а с другой — возрастает монотонность и напряженность труда. Отсутствие принципа уважения к человеку и человеческой личности приводит к усилению «отчуждения труда». В этой атмосфере попирается свобода и самостоятельность человека» 4.
Об усилении интенсивности труда в фабрично-заводской промышленности Японии говорит, например, сопоставление таких показателей, как динамика промышленного производства, занятости и фактически отработанных наемным персоналом рабочих часов. Согласно расчетам, основанным на данных официальной статистики, в г. (1970 г. = 100) индекс промышленного производства составил 132,9, занятости — 103,9, а фактически отработанных рабочих часов — 93,85. Другими словами, почти при том же числе занятых и значительном сокращении рабочего времени промышленное производство выросло на 73. Наряду с ростом фондовооруженности немалую роль сыграло и повышение интенсивности труда в форме убыстрения движения конвейерной ленты, увеличения числа обслуживаемых работником контрольных приборов, уплотнения рабочего дня и т. и.
Общую картину степени утомления наемной рабочей силы дают специальные опросы и обследования, проводимый министерством труда Японии. Согласно результатам одного из них (октябрь 1974 г.), охватившего почти 17 млн. рабочих и служащих практически всех отраслей хозяйства, более 2/з обследованных заявили о том, что постоянно ощущают чрезмерную усталость от работы. При этом 27,7 % из них жаловались на нервное перенапряжение, 28,6 — на общую физическую усталость, 15 — на переутомление зрения, 14,2 % — на боли в спине и пальцах рук и т. д. Характерно, что самый высокий процент утомляемости зафиксирован на непрерывных процессах работы (77,5% всех занятых работников), а так
же среди молодежи в возрасте 20—24 лет (74,5 % всей этой возрастной группы) 6.
Одно из самых тяжелых последствий усиления эксплуатации рабочего класса Японии — рост производственного травматизма и профессиональных заболеваний. Официальная японская статистика пытается доказать, что производственный травматизм в Японии не представляет собой серьезной проблвхмы и что он непрерывно сокращается. Для этого используются все средства, вплоть до открытого нажима иа рабочих и служащих, получающих «легкие» травмы и ранения, чтобы они не заявляли о них официально, а регулировали вопрос «полюбовно» с администрацией предприятия. Поэтому ежегодно публикуемые министерством труда показатели так называемой частоты (число пострадавших, отсутствовавших на работе более одного дня, на 1 млн. рабочих часов) и интенсивности (число потерянных рабочих дней на 1 млн. рабочих часов) производственного травматизма говорят
о              снижении последнего. Так, за период с 1970 по 1977 г., согласно официальной статистике, во всех отраслях, кроме строительства, указанные показатели соответственно уменьшились в 2,1 раза 7. Но эта розовая картина, нарисованная официальной статистикой, далеко не соответствует действительному положению дел. В Белой книге совместного комитета весенней борьбы констатируется, что «огромнейшее число случаев производственного травматизма остается незафиксированным»8. Характеризуя остроту проблемы, профсоюзный журнал «Гэккан родо ундо» подчеркивал, что в результате несчастных случаев на предприятиях страны ежедневно погибает в среднем 20 человек и 5 тыс. человек получают серьезные увечья9.
Статистика профессиональных заболеваний в Японии носит крайне несовершенный характер:              к профессио
нальным относятся лишь те болезни, которые по решению министерства труда оговорены в статье 35-й основ применения закона о трудовых стандартах, принятого еще в 1947 г. Число таких заболеваний ограничено 38 группами 10. С тех пор, несмотря на появление новых видов профессиональных заболеваний, законодательство не менялось. Это ведет к искусственному сужению их фактических рамок. В то же время предприниматели стремятся ггри малейшей возможности взвалить вину за возникновение той или иной профессиональной болезни на самого Пострадавшего и доказать, что она не связана с произ
водством. Согласно официальным данным, с 1965 гю 1973 г., например, общее число жертв профессиональных заболеваний составило 245 069 человек. Фактически же это число в несколько раз больше. О величине этого разрыва позволяет судить, в частности, случай на химическом заводе Омати компании «Сёва дэнко». Обследование, проведенное профсоюзом совместно с научно-исследовательским институтом труда среди 1300 рабочих завода, показало, что 993 человека страдают различными почечными заболеваниями, так или иначе связанными с условиями производства. Однако, по официальным отчетам компании, такие болезни числились лишь у 9 человек п.
Что касается безработицы, то, согласно официальным данным, в 1975 г. число полностью безработных достигло млн., а в 1976—1979 гг. колебалось в пределах 1,2-— 1,3 млн. человек, составляя 2,2 % всей рабочей силы. По прогнозам Японского центра экономических исследований, в ближайшие годы в связи с замедлением темпов роста японской экономики число полностью безработных значительно возрастет и к 1985 г. достигнет примерно млн. человек, или около 7 % всей рабочей силы 12.
По сравнению с другими развитыми капиталистическими странами уровень полной безработицы в Японии невысок. Однако относительно низкий уровень полной безработицы в Японии не смягчает остроты проблемы. Официально признаваемые полностью безработные составляют лишь небольшую часть многомиллионной армии безработных и полубезработных, большинство которой образуют так называемые частично занятые. К ним, по мнению японских прогрессивных авторов, следует относить тех, кто работает от 1 до 34 часов в неделю. Армия частично занятых в несельскохозяйственных отраслях экономики, согласно тем же официальным данным, непрерывно возрастает. За период с 1965 по 1979 г. она увеличилась почти вдвое (с 3 660 тыс. до 6 380 тыс.) 13. Подавляющее большинство частично безработных приходится на рабочих и служащих. Многие из них работают от 1 от 14 часов. Уровень частичной занятости колеблется в пределах 10—15 %.
Разумеется, было бы неправильно относить всех частично занятых к безработным. Многие из них (определенная часть замужних женщин, «подрабатывающие» студенты и т. п.) удовлетворены частичной занятостью.

Однако косвенные сопоставления и опросы говорят о том, что большинство частично занятых (от V2 до 2/з) хотели бы работать полную рабочую неделю и, следовательно, являются полубезработными. Японские демократические источники считают, что фактическая безработица в Японии в несколько раз больше официальных данных. В 1976—1977 гг., например, они оценивали ее в 4—5 млн. человек. Таким образом, и к Японии вполне применим вывод, сделанный XXVI съездом КПСС, что «в условиях капиталистического общества применение в производстве новейших научно-технических достижений оборачивается против трудящихся, выбрасывает миллионы людей за ворота фабрик и заводов» 14.
Наряду с рабочими и служащими, составляющими подавляющее большинство японских трудящихся, монополистический капитал усиленно эксплуатирует также мелких и средних собственников города и деревни. По условиям жизни и труда мелкая и часть средней городской буржуазии нередко находится в не менее тяжелом положении, чем некоторые категории наемных трудящихся. Будучи зависимыми от крупных компаний они становятся первыми жертвами малейшего ухудшения экономической конъюнктуры.
Подавляющее большинство крестьянских семей не в состоянии покрыть все необходимые расходы лишь за счет доходов, получаемых от ведения сельского хозяйства, и поэтому прибегают к работе по найму, т. е. к совместительству труда фермера и наемного работника. При этом, уходя на заработки в город, они соглашаются на более тяжелые условия труда, чем у постоянных рабочих и служащих. Не менее пагубное влияние на положение японского крестьянства, особенно его беднейших слоев, оказывают также процессы старения и феминизации сельского труда. Порожденные противоречивым развитием японской экономики, оба эти процесса ведут к изменению характера производства в этой отрасли, вызывая, в частности, ухудшение условий и качества труда, общее усиление эксплуатации японского крестьянства со стороны монополистического капитала 15.
Радикальные изменения условий капиталистического производства не могли не привести к определенным изменениям условий жизни трудовых слоев населения, и прежде всего рабочего класса Японии. Один из важных показателей изменения уровня жизни — движение реаль-
йой заработной платы. Судя по официальным данным, с 1965 по 1978 г. реальная заработная плата выросла ь среднем по всем отраслям хозяйства в 2 раза, а в обрабатывающей промышленности — более чем в 2 раза16. Несмотря на некоторое завышение этих показателей, связанное со спецификой официальной японской статистики, они свидетельствуют об известном улучшении материального положения японских трудящихся. Этот процесс связан с повышением стоимости рабочей силы, что в свою очередь вызвано расширением круга потребностей рабочего класса, необходимых для его нормальной жизнедеятельности. Удовлетворение возрастающих потребностей осуществляется в ходе острой классовой борьбы.
В качестве примера позитивных сдвигов в положении трудящихся можно указать на улучшение питания. Об этом свидетельствуют как повышение его калорийности, так и увеличение содержащихся в нем необходимых для человеческого организма белковых веществ. За 1955— гг. калорийность питания и содержание в нем белковых веществ повысились в среднем соответственно на и 20,8 %. Важно отметить, что такой рост произошел ввиду заметного увеличения потребления белков животного происхождения, особенно необходимых для человеческого организма. При сокращении потребления растительных белков на 8,2 % потребление животных белков возросло более чем в 2 раза. Особенно резко увеличилось потребление белковых веществ, содержащихся в мясе (более чем в 5,2 раза), яйцах (более чем в 3,8 раза) и молочных продуктах (в 4,2 раза) 17.
Позитивные сдвиги произошли и в области потребления японскими трудящимися товаров длительного пользования. Массовое распространение получили стиральные машины, пылесосы, холодильники, телевизоры и современное отопительное оборудование. В 1979 г. указанными товарами владело более 90 % всех семей рабочих и служащих. Относительно широкое распространение получили и такие товары, как швейные машины, фотоаппараты, радиоприемники, современное кухонное и санитарное оборудование. В 1979 г. названными товарами владело от 2/3 до 4/б всех семей трудящихся. В последние годы выросло число семей, владеющих крайне необходимыми в климатических условиях Японии комнатными кондиционерами. Заметно повысился также процент семей, имеющих легковые автомашины 18.

Наконец, необходимо отметить известное улучшение в области потребления трудящимися различных услуг, приобретающих все более важное значение в жизни современного японского общества. Это связано прежде всего с улучшением условий отдыха и досуга трудовых слоев населения. По продолжительности свободного от работы времени (свободное+физиологически необходимое время) Япония заметно приблизилась к развитым капиталистическим странам Европы.
Однако, говоря о положительных сдвигах, необходимо иметь в виду по крайней мере три обстоятельства. Во- первых, происшедшие улучшения касаются лишь некоторых самых необходимых потребностей трудящихся и не затрагивают многие другие, в том числе и базисные, факторы, оказывающие существенное влияние на уровень жизни трудовых слоев населения (жилищные условия, транспортное обслуживание, социальное страхование и медицинское обслуживание пролетариата, состояние окружающей среды и т. п.). Во-вторых, ни одно из указанных улучшений не даровано трудящимся «сверху». Все они представляют собой результаты упорной борьбы японского пролетариата за улучшение своего положения, против эксплуатации и гнета монополий, т. е. вырваны из рук буржуазии в ходе ожесточенных классовых битв. В-третьих, происшедшие улучшения не столь велики, как это пытается представить буржуазная пропаганда. Об этом убедительно свидетельствует сопоставление минимально необходимых расходов типичной рабочей семьи, или так называемого теоретически необходимого прожиточного минимума, с зарплатой главы семейства и с общим доходом семьи (см. табл. 47). Анализ данных табл. 47 свидетельствует о том, что даже средний доход главы семьи в 1975 г. покрывал лишь 45 % минимально необходимых семейных расходов.
Необходимо также иметь в виду, что наряду с обострением старых появляется все больше новых проблем, отягощающих положение японских трудящихся. Одна из самых острых — жилищная проблема. В начале 70-х годов средний размер жилой площади, приходящейся на каждого японца, был равен всего 4,5 кв. м; 4/б всех жилищ не имели канализации, а в каждом пятом доме отсутствовал водопровод. Квартирная плата во многих случаях достигала 7з среднемесячной заработной платы и непрерывно росла. Около 72 % всех жилых районов

Токийской столичной префектуры было расположено в 50—60 км от мест работы подавляющего большинства трудящихся 19.
Таблица 47
Степень удовлетворенности необходимых потребностей типичной рабочей семьи из четырех человек
(среднемесячные данные, Токио)

Годы

Минимально />необходимые
расходы,
иены
А

Доход главы семьи, иены Б

Общий фактический доход семьи, иены в

Степень удовлетворенности необходимых потребностей семьи

Б : А, %

в : А, о/о

1965
1970
1975

197 183 257 126 439 718

54 111 94 632 1Й8 316

113 297 186 132 392 032

27,4
36,8
45,1

57.5
72,4
89Д

Рассчитано по: Тингин кэттэй-но тамэ-но букка то сэйкэйхи сире- (Материалы о ценах и семейных расходах, необходимые для определения заработной платы). Токио, 1972, с. 95—97; Кэйдзай токэй нэмпо 1969, с. 260; 1976, с. 287. Нихон токэй гэппо, 1963, № 19, с. 96, 98; 1976, № 178, с. 95, 97.


О тяжелом жилищном положении говорят и ежегодные специальные обследования. Одно из них, проведенное в декабре 1973 г. министерством строительства, показало, что жилища около 10 млн., или 35%, японских семей не соответствуют минимально необходимым нормам, а еще около 12 млн., или 43 %, семей так или иначе не удовлетворены своими жилищными условиями и испытывают нужду в их улучшении. Жилищный кризис в Японии бьет в первую очередь по рабочему классу. Так, 20 % всех семей трудящихся на территории агломерации Кэйхин (Токио — Иокогама) ютится в местах, официально признанных непригодными для жилья. Всего в этом районе от тяжелых жилищных условий серьезно страдает почти % (38 %) всех проживающих здесь семей рабочих и служащих 20.
Основные причины острой проблемы жилья в Японии — мизерные ассигнования государства на жилищное строительство и непрерывный рост цен на землю, находящуюся в частной собственности. В 1955—1977 гг. ежегодные государственные расходы на жилищное строительство колебались в пределах 0,4—0,5 % национального дохода страны. Что касается цен на землю, то за те
же годы продажная стоимость земельных участков выросла в среднем по стране более чем в 27 раз, а в крупных городах — почти в 33 раза, в том числе в жилых районах крупных городов — в 40 раз21.
Все большую социальную остроту приобретает проблема городского транспорта — перегрузка всех основных видов городского движения, транспортные пробки на городских магистралях, небывалый рост дорожных катастроф и числа их жертв. Ограниченность общественных транспортных средств в условиях колоссального роста числа пассажиров порождает одно из самых уродливых и опасных явлений в их работе — серьезные перегрузки сверх установленных норм. Наиболее гипертрофированные формы они принимают в часы «пик» на железнодорожных и подземных линиях Токио, Осака и других крупнейших городов. Значительно перегружен городской автодорожный транспорт.
Состояние тяжелого кризиса переживает и японская система социального обеспечения. Он выражается в ограниченном охвате рабочих и служащих важнейшими видами социального обеспечения, умышленном ограничении прав и возможностей получения пособий и пенсий, чрезмерно высоком уровне страховых взносов, мизерных размерах пенсионных и прочих выплат, наконец, в замораживании огромных и из года в год растущих резервных фондов, предназначенных для оказания помощи в рамках системы социального обеспечения. Причины всего этого кроются как в самом законодательстве, так и в характере его практического применения22. По уровню расходов на социальное обеспечение трудящихся Япония серьезно отстает от других развитых капиталистических стран. В середине 70-х годов указанные расходы на одного человека в год составляли в среднем 52,3 долл., что в 4,4 раза меньше, чем в Англии, почти в 5 раз меньше, чем в США, в 6,1 раза меньше, чем во Франции, в 6,4 раза меньше, чем в ФРГ, и в 8,3 раза меньше, чем в Швеции 23.
В аналогичном состоянии находится и медицинское обслуживание японских трудящихся. Это объясняется прежде всего тем, что в условиях капиталистической действительности здравоохранение в целом и медицинское обслуживание трудящихся масс в особенности построены на принципах коммерции. Более 4/б всех медицинских учреждений страны принадлежит частному капиталу и
функционируют на основе извлечения прибылей. По числу врачей и медицинских сестер, приходящихся на каждые 100 тыс. человек населения, Япония занимает одно из последних мест среди развитых капиталистических стран. Около 2,5 тыс. населенных пунктов страны вообще не имеют врачей. Нехватка их ощущается не только на периферии, но и в крупных городах. Из-за этой нехватки здесь особенно тяжело получить срочную медицинскую помощь и помощь в «неурочное время»: рано утром, в вечерние и ночные часы, а также в нерабочие и праздничные дни 24.
Довольно остра проблема нехватки культурно-просветительных учреждений, учреждений для отдыха и развлечений, спортивных сооружений, а также учреждений для детей и престарелых. В результате обследования, проведенного осенью 1974 г. банком Фудосан, было установлено, что минимально необходимая потребность в учреждениях культурно-просветительного назначения удовлетворяется в среднем менее чем на 2/s. Особенно плохо обстоит дело с музеями и картинными галереями, степень обеспеченности которыми крайне низка (соответственно 22,1 и 22,2%). Для детских просветительных центров и библиотек этот показатель в большинстве случаев не достигает даже половины минимально необходимого уровня 25.
Не теряет своей остроты и проблема нехватки различных учреждений для детей и престарелых. С 1965 по 1977 г. число детсадов увеличилось всего в 1,4 раза (с 8,6 до 13,1 тыс.), а количество посещающих их детей— почти в 2 раза (с 1,1 млн. до 2,3 млн.). В результате среднее число детей, приходящееся на каждый сад, выросло в 1,4 раза. Иными словами, «степень эксплуатации» детских садов заметно усилилась. Положение усугубляется тем, что подавляющее большинство детсадов представляет собой частные учреждения. В середине 70-х годов на государственные и муниципальные детсады приходилось всего 39,4 % и их посещало лишь 24,0 % всех детей, пользовавшихся детскими садами26. Подавляющее большинство семей трудящихся вынуждено пользоваться поэтому частными заведениями, плата в которых в 3—4 раза выше, чем в государственных или муниципальных детсадах. В середине 70-х годов в стране насчитывалось всего 1473 дома для престарелых, пребывание в которых полностью оплачивалось государством
и муниципалитетами, и 121 дом с частичной оплатой содержания. Это крайне недостаточно, а частные дома для престарелых оказывались многим не ио карману. Более 300 тыс. лиц преклонного возраста, страдавших различными недугами, хотели бы воспользоваться услугами бесплатных домов для престарелых. Однако эти дома были в состоянии принять всего 34 тыс. человек27. Такая же картина наблюдается и с больницами для престарелых.
Японские буржуазные идеологи и политики, акцентируя внимание лишь на увеличении реального дохода и реальной заработной платы, распространяют версию о том, что рост ВНП принес с собой существенное улучшение жизни всех классов и социальных слоев японского общества. Но версия эта опровергается самой политикой правящих кругов, которые вынуждены периодически выступать с различными программами и планами «повышения благосостояния», «улучшения качества жизни» и т. п. Признавая в них необходимость самых широких улучшений в области социальной инфраструктуры, включая дорожное и жилищное строительство, социальное страхование и медицинское обслуживание, образование и здравоохранение, расширение сети различных общественных учреждений и т. п., их авторы тем самым невольно признают, что один только рост денежных доходов не в состоянии решить проблемы повышения общего благосостояния нации, а следовательно, и трудовых слоев населения. Нельзя забывать, что рост доходов и реальной заработной платы сопровождается усилением эксплуатации рабочих и служащих в сфере капиталистического производства, что трудящиеся массы страны постоянно сталкиваются с многочисленными проблемами за стенами предприятия, в своей повседневной жизни. Это не может не вызывать и вызывает решительный протест самых широких слоев трудящихся, в первую очередь рабочего класса Японии. 
<< | >>
Источник: Я. А. ПЕВЗНЕР Д. В. ПЕТРОВ В. Б. РАМЗЕС. СОВРЕМЕННЫЙ МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ ЯПОНИЯ. 1981

Еще по теме Условия труда и уровень жизни:

  1. Тема 3.5. Образ жизни, уровень жизни, качество жизни, стиль жизни
  2. Ремесленники: свободный труд и цехи. Ученичество и шедевр. Товарищества. Условия труда. Забастовки и объединения. Экономическая полиция. Ремесла в городской жизни. Братства. Крупная промышленность: рудники, производство сукна. Крупная торговля
  3. IV. ЭКОСИСТЕМНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ
  4. V. ПОПУЛЯЦИОННЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ
  5. ЦЕНЫ НА ЗЕРНО И УРОВЕНЬ ЖИЗНИ
  6. УРОВЕНЬ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ И ЕГО ПОКАЗАТЕЛИ.
  7. 7.4. УСЛОВИЯ ТРУДА, ИХ ОЦЕНКА
  8. От улучшения условий труда — к эргономике
  9. ОЦЕНОЧНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ УСЛОВИЙ И БЕЗОПАСНОСТИ ТРУДА
  10. ОЦЕНОЧНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ УСЛОВИЙ И БЕЗОПАСНОСТИ ТРУДА
  11. Условия труда: поиск и реализация идей
  12. УСЛОВИЯ ТРУДА И ИХ ОСОБЕННОСТИ В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  13. УСЛОВИЯ ТРУДА И ИХ ОСОБЕННОСТИ В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  14. 1. ОСНОВЫ ФИЗИОЛОГИИ ТРУДА И КОМФОРТНЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  15. Глава 3 ФИЗИОЛОГИЯ ТРУДА И РАЦИОНАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ