<<
>>

Ограниченность психодиагностического подхода.

В настоящее время военные психологи проводят различные психодиагностические и коррекционные мероприятия при оценке суицидального риска. Интерпретация и обобщение результатов при этом затруднено и имеется ряд недостатков:

Во-первых, не существует единого подхода к данной проблеме, отсутствуют универсальные психодиагностические методики для определения суицидального риска и адекватных применяемых в ходе диагностики критериев оценки результатов.

Во-вторых, большинство методик (шкала депрессии[4] [5] [6] и шкала безнадежности Бека ; шкала Цунга ; шкала одиночества Д. Рассела; шкала Гамильтона[7]; тест СР-45 и тест СР-10[8] [9] [10] [11]; опросник суицидального риска А. Г. Шмелёвой ; опросник суицидальной направленности ; индекс Занга ; шкала определения возможности совершения суицида и др.) в основном строятся на выявлении депрессивной симптоматики лиц, уже находящих в кризисном состоянии, и применяются для оценки эффективности терапии [52, с.63]. Еще один «недостаток» распространенных методик при оценке суицидального риска в том, что они включают прямые вопросы о наличии суицидальных мыслей и переживаний и относятся к патопсихологических и клинических методикам, которые не рекомендуются для широкого применения, чтобы не спровоцировать обычных людей к совершению суицидальных действий.

В-третьих, психодиагностические методики не адаптированы к армейской среде, где необходимо учитывать специфику военной организации. Специфика эта - человек в условиях воинской службы, а, следовательно, зачастую оторванный от дома, находящийся в закрытом воинском коллективе [86, с.105].

Вышеперечисленные психодиагностические методики учитывают психологические стороны личности, но не учитывают ближайшие социально- средовые факторы суицидального риска, которые непосредственно связаны со спецификой воинской службы, где военнослужащие часто не в состоянии в одиночку преодолеть экстремальные условия армейской службы.

В-четвертых, психодиагностические методики по выявлению и диагностике суицидального риска, в большинстве случаев, оценивают психологическую сторону личности военнослужащего. С этих же позиций разрабатываются критерии и показатели мотивов суицидального поведения и факторов его возникновения, а также превентивные меры. В тоже время, как было сказано ранее, при диагностике суицидального риска нужно учитывать многофакторную природу суицида, проводить мероприятия не только по выявлению психологических факторов, но и учитывать социально-средовые факторы. Однако в условиях профессиональной деятельности психологов воинской части практически отсутствуют методы определение и выявление социальных факторов суицидального риска в военных организациях.

Результаты проведенного нами эмпирического исследования позволили сформулировать методический прием для социологического определения суицидального риска у различных категорий военнослужащих. В основе методики находится методическая разработка А.Тараданова, защищенная им в его докторской диссертации в качестве генетического метода социологического исследования[12] и успешно реализованная затем в защищенных под его руководством пяти диссертациях на соискание ученой степени кандидата социологических наук.

Особенность данного методического приема состоит в том, что на основе теоретически определенных параметров- характеристик исследуемого феномена данный феномен эмпирически выявляется в составе выборочной совокупности и исследуется в сравнении с оппозитными ему социальными объектами, выявленными в составе той же выборочной совокупности по признакам отсутствия у них данных параметров- характеристик.

Для выявления факторов суицидального риска респонденты были - на основании данных опроса - разделены на четыре группы по таким показателям, как а) тяжесть восприятия условий службы, и б) оценка своего психологического состояния в конце дня.

Группу наибольшего суицидального риска составили военнослужащие начального периода службы (отслужившие 5 месяцев), которые одновременно указали те симптомы суицидального риска, что а) из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и б) психологическое состояние в конце дня отмечают как «этот кошмар никогда не закончится», который отражает утрату надежды. Это группа составила 19 человек или 13,2 % от состава респондентов (военнослужащих-солдат первых 5-ти месяцев службы).

Группу минимального суицидального риска образовали респонденты, которые одновременно а)не указали симптомы суицидального риска, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и

б)не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 62 человека или 43,1 % от всего состава респондентов первых 5-ти месяцев службы.

Еще две промежуточных группы составили респонденты, отметившие только один из вышеуказанных признаков-симптомов суицидального риска и не отметившие другой. Это те, кто: а) указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности, - но не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 43 человека или 29,9 % состава респондентов первых месяцев службы;

и те, кто: б) не указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности, - но указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 20 человек или 13,9 % состава респондентов первых месяцев службы.

Такой методический подход позволил выработать интегральный показатель суицидального риска (СР). Логика следующая.

Военнослужащие, которые одновременно указали, что а)из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и

б)психологическое состояние в конце дня как: «этот кошмар никогда не закончится», составляют группу со значением суицидального риска, равным 100,0%: то есть, это группа респондентов, психологически и физически «надломленных» и ощущающих бесперспективность и беспросветность сложившейся жизненной ситуации. Их «вклад» в значение интегрального показателя суицидального риска составит их доля в выборочной совокупности: 13,2%.

Те группы, которые составили респонденты, отметившие только один из двух заявленных в методике признаков-симптомов суицидального риска, «весят» в выборочной совокупности «молодых» (5 месяцев службы), соответственно, 29,9% и 13,9%. Однако поскольку каждая из данных групп представляет только один из двух симптомов, их «вклад» в СР (суицидальный риск) составит только половину их «веса» в выборочной совокупности солдат 5 месяцев службы, то есть, соответственно, (29,9% / 2 =) 14,95% и (13,9% / 2 =) 6,95%.

Солдаты, не «усмотревшие» у себя ни одного из двух отмеченных симптомов суицидального риска и, соответственно, не указавшие их в опросе, составляют группу СР = 0,0% (см. таб. 2.1).

Таблица 2.1 - Расчет суицидального риска у солдат 5 месяцев службы
РАСЧЕТ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У СОЛДАТ 5 МЕСЯЦЕВ СЛУЖБЫ Всего опрошенных респондентов Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Беспросветность Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
СР (суицидальный риск),%% 35,1 о,о 14,95 6,95 13,2


И тогда показатель СР по выборочной совокупности «солдаты 5-ти месяцев службы» составляет: 0,0% + 14,95% + 6,95% + 13,2% = 35,1%.

Эти 35,1% показателя суицидального риска не означают, конечно, что эта доля респондентов совершит суицид - но они весьма конкретно и определенно обозначают степень суицидальной напряженности, провоцирующей суициды.

Аналогичным образом рассчитанный показатель СР по выборочной совокупности «солдаты 11-ти месяцев службы» выглядит следующим образом (см. таб. 2.2).

Таблица 2.2 - Расчет суицидального риска у солдат 11 месяцев службы
Формулировка вопроса и варианты ответов

РАСЧЕТ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У СОЛДАТ 11 МЕСЯЦЕВ СЛУЖБЫ

Всего опрошенных респондентов Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Беспросветность Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 70,2 19,3 6,8 3,7
СР (суицидальный риск),%% 16,8 0,0 9,7 3,4 3,7


Таким образом, суицидальный риск (СР) к окончанию службы снижается более чем в два раза (16,8% против 35,1%) по сравнению с начальным периодом службы.

В среднем суицидальный риск по выборочной совокупности 305 военнослужащих-солдат составляет 25,5%.

Представленная авторская методика позволяет, во-первых, сравнивать между собой по показателю суицидального риска любые воинские подразделения и категории военнослужащих, что позволит обнаруживать «особо проблемные зоны» и проводить превентивные мероприятия; во-вторых, - оценивать и эффективность профилактических мер посредством замеров СР «до» и «после» проведения мероприятий.

Примененная методика позволяет выявить и факторы суицидального риска, - значимые, существенные для СР социальные феномены. Значимость- незначимость того или иного феномена, а также направленность их влияния (позитивное-негативное) выявляется из сравнения показателей по группам СР. Наиболее явно «значимость-незначимость» проявляется из сравнения показателей группы с низким СР с группой высокого СР.

Рассмотрим эту ситуацию на примере выборочной совокупности «солдаты 5 месяцев службы» как наиболее проблемной в плане суицидального риска (см. таб. 2.3).

Таблица 2.3 - На основе каких данных были сформированы ваши гражданские представления об армии?
Формулировка вопроса и варианты ответов Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР
НА ОСНОВЕ КАКИХ ДАННЫХ БЫЛИ СФОРМИРОВАНЫ ВАШИ ГРАЖДАНСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ АРМИИ? Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2


- рассказы родственников, знакомых 53,5 51,6 72,1 60,0 10,5
- интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение) 43,1 48,4 16,3 40,0 89,5

Из таблицы видно, что феномен «рассказы родственников, знакомых» как источник гражданских представлений об армии заметно более предпочтителен с точки зрения профилактики суицидальных рисков у солдат начального периода службы, чем «интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение)»: доля первых в группе без риска в пять раз выше, чем в группе максимального риска (51,6% против 10,5%). Зато доля вторых в группе максимального риска в два раза больше, чем в группе без риска (89,5% против 48,4%). Это говорит о том, что сегодняшние материалы СМИ о российской армии, доходящие до допризывников, больше усугубляют суицидальные риски в армии, чем их снимают, тогда как «людская молва» оказывается гораздо более позитивной в смысле профилактики суицидального риска у военнослужащих-солдат.

Полученные данные позволяют определить также (= рассчитать такой показатель, как) «степень суицидального воздействия» (ССВ) того или иного эмпирически исследованного социального отношения (показателя проявления того или иного фактора). Он будет представлять собой показатель, рассчитанный по той же формуле, что и суицидальный риск (СР), но полученное значение-результат требуется разделить на общую долю (%%) данного проявления, условия или фактора в данных опроса.

Например, степень суицидального воздействия (ССВ) по показателю сформированности гражданских представлений об армии на основе феномена «рассказы родственников, знакомых» получается

(10,5% + 60,0% / 2 + 72,1% / 2) / 53,5% = 1,4, где:

10,5% - представленность феномена «сформированности гражданских представлений об армии на основе феномена «рассказы родственников, знакомых» в группе высокого суицидального риска;

60,0% - представленность (доля) феномена «сформированное™

гражданских представлений об армии на основе феномена «рассказы

родственников, знакомых» в группе «указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится»»;

72,1% - представленность (доля) феномена «сформированное™

гражданских представлений об армии на основе феномена «рассказы

родственников, знакомых» в группе «указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности»;

53,5% - представленность (доля) феномена «сформированности

гражданских представлений об армии на основе феномена «рассказы

родственников, знакомых» в целом по всей выборочной совокупности «солдаты 5-ти месяцев службы»;

1,4 - полученный показатель ССВ (степени суицидального воздействия) феномена сформированности гражданских представлений об армии на основе «рассказы родственников, знакомых».

Аналогичный показатель для феномена сформированности гражданских представлений об армии на основе СМИ («интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение)») получился равным 2,7. То есть, на этом основании можно полагать, что информация об армии, полученная допризывниками в СМИ, для солдат начального периода службы почти в два раза (2,7 / 1,4 = 1,93) «суицидоопаснее», чем аналогичная информация из рассказов родственников, знакомых.

Таблица 2.4 - ССВ (степень суицидального воздействия) рода занятий родителей военнослужащих (солдат 5 м-цев службы) по мере возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КЕМ РАБОТАЮТ ВАШИ РОДИТЕЛИ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
- Военный, органы правопорядка, МЧС 3,5 8,1 0,0 0,0 0,0 0,0
- «Свободные профессии» 4,2 9,7 0,0 0,0 0,0 0,0
- Ведет домашнее хозяйство 7,6 12,9 2,3 10,0 0,0 0,8
- Рабочий, рядовой работник 50,7 56,5 79,1 0,0 21,1 1,2
- Инд-й предприниматель, фермер 6,3 4,8 4,7 20,0 0,0 2,0
- Пенсионер 1,4 0,0 2,3 5,0 0,0 2,6
- Муниципальный (гос.) служащий 12,5 3,2 11,6 30,0 26,3 3,8
- Специалист предприятия, фирмы 11,1 4,8 0,0 35,0 31,6 4,4
-Представитель интеллигенции 2,8 0,0 0,0 0,0 21,1 7,5
- Руководитель, бизнесмен 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 -

Данные (см. таб. 2.4), говорят нам о том, что родители по роду деятельности «Военный, органы правопорядка, МЧС» (ССВ 0,0), «Свободные профессии» (ССВ 0,0), «Ведет домашнее хозяйство» (ССВ 0,8) формируют преимущественно позитивную основу сознания призывников для прохождения службы (значение ССВ меньше «1»); наоборот, родители, по роду деятельности относящиеся к группам «Представитель интеллигенции» (ССВ 7,5), «Специалист предприятия, фирмы» (ССВ 4,4)и «Муниципальный (гос.) служащий» (ССВ 3,8) формируют преимущественно негативную основу сознания призывников (значение ССВ значительно больше «1»), порождающую у них в армии «угнетенные» психологические состояния, повышающие суицидальные риски.

Здесь весьма показательны так же еще два момента: 1) подтверждение того, что российская интеллигенция глубоко «не в ладах» с российской армией (отсюда вопрос: если у «носителей российского духа» такие серьезные расхождения с «армейским духом», то откуда нам ждать духовной основы солдатского патриотизма?); и 2) также и то, что в составе родителей у всех 305 респондентов-солдат не нашлось ни одного (!) родителя-«руководителя, бизнесмена», тогда как их среднестатистическая доля в составе взрослого населения составляет около 5,0%, а среди родителей, например, студентов вузов - более 10-ти процентов.

Глубокое социальное расслоение российского общества налицо. Материально более обеспеченные родители и родители «со связями в органах власти» находят всякие возможности оградить своих детей от прохождения срочной воинской службы.

Таблица 2.5 - ССВ (степень суицидального воздействия) качества

питания военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы) по мере возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ХОРОШО ЛИ ВЫ ЗДЕСЬ ПИТАЕТЕСЬ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
- хорошее 12,5 24,2 7,0 0,0 0,0 0,3
- так себе 78,5 71,0 93,0 55,0 94,7 2,1
-плохое 9,0 4,8 0,0 45,0 5,3 3,1


Данные таблицы 2.5 показывают, что хорошее питание солдат резко снижает суицидальный риск (ССВ 0,3), тогда как плохое питание (ССВ 3,1; 45,0% питающихся «плохо» респондентов отметили вариант «Этот кошмар никогда не закончится») его повышает. Питание на уровне «так себе» тоже заметно повышает СР (ССВ 2,1). То есть: а) хорошее питание является ярко выраженным антисуицидальным фактором; б) плохое питание является заметно выраженным суицидальным фактором.

Таблица 2.6 - ССВ (степень суицидального воздействия) душевого месячного дохода в семье военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы) по мере

возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАКОВ ПРОЖИТОЧНЫЙ УРОВЕНЬ (СРЕДНЕДУШЕВОЙ ДОХОД) В ВАШЕЙ СЕМЬИ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
- 3000-5000 рублей 29,9 24,2 58,1 15,0 0,0 1,2
- 5000-7000 рублей 36,1 46,8 32,6 25,0 21,1 1,4
- 7000-10000 рублей 17,4 17,7 0,0 30,0 42,1 3,3
- 10000-15000 рублей 6,9 3,2 0,0 15,0 26,3 4,9
Среднемесячный доход, рублей 6924 7169 4610 7853,0 10289 -


Данные таблицы 2.6 показывают, как существенно возрастает суицидальный риск по мере роста уровня жизни допризывников (душевого месячного дохода). Так, указавшие душевой доход от 3000 до 5000 рублей и от 5000 до 7000 рублей дают ССВ 1,2 и 1,4 соответственно и представительность в группе высокого суицидального риска значительно ниже, чем в группе без суицидального риска. Указавшие же душевой доход в 10000-15000 рублей дают ССВ 4,9 и почти десятикратно (26,3% против 3,2%) более высокую представительность в группе высокого суицидального риска.

То есть, возрастание уровня жизни «на гражданке» оборачивается возрастанием суицидального риска в армии. И, соответственно, наоборот. Это - показатель весьма глубокого противоречия между «гражданскими» и «армейскими» порядками в России.

Таблица 2.7 - ССВ (степень суицидального воздействия) состава родителей военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы) по мере возрастания ССВ
Формулировка вопроса и варианты ответов

ВЫ ВЫРОСЛИ:

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
- С матерью 20,1 25,8 30,2 0,0 0,0 0,8
- С отцом и матерью 77,8 72,6 65,1 100,0 100,0 2,3
- С отцом 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0


Данные опроса говорят о том, что воспитание солдата одной матерью (без отца) оказывается весьма заметным антисуицидальным фактором (ССВ 0,8): здесь мы имеем 0,0% респондентов в графе с высоким суицидальным риском против 25,8% респондентов в графе «суицидального риска нет»; а все 100,0% респондентов в графе с высоким суицидальным риском отмечают, что росли с отцом и матерью (ССВ 2,3) (см. таб. 2.7).

Это значит, что тема требует отдельного и специального исследования. Можно предположить в качестве рабочих гипотез, что: а) молодой человек, растущий до призыва в армию с одной матерью, больше времени проводит «на улице» - а из педагогики известно, что данная особенность социализации воспитывает умение «постоять за себя», которое в армии оборачивается умением дать отпор попыткам неуставных взаимоотношений со стороны «старослужащих»; и б) солдат, выросший с одной матерью, ощущает себя единственной опорой для нее и (возможно) оставшихся дома младших братьев и сестер - и это удерживает его от суицидальных настроений. Однако это только гипотезы, требующие отдельной проверки.

Таблица 2.8 - ССВ (степень суицидального воздействия) состава братьев и сестер военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы)

по мере возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ДЕТЕЙ В СЕМЬЕ, ГДЕ ВЫ РОСЛИ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
-Четверо и больше 0,7 1,6 0,0 0,0 0,0 0,0
- Вас трое 7,6 8,1 14,0 0,0 0,0 0,9
-Вы один 43,1 62,9 9,3 70,0 26,3 1,5
- Вас двое 48,6 27,4 76,7 30,0 73,7 2,6


Согласно данным таблицы 2.8, наличие в родительской семье респондента двоих детей оказывается заметным фактором суицидального риска (ССВ 2,6): 73,7% в графе с высоким суицидальным риском против 27,4% респондентов в графе «суицидального риска нет».

Многодетность же оказывается наименее суицидально рискованной: респонденты из многодетных семей (трое детей и больше) показывают заметную тенденцию снижения СР по мере увеличения количества детей: например, «трое детей» дают ССВ 0,9, а «четверо и больше» - ССВ 0,0 (!).

Дающий ССВ 1,5 единственный ребенок в семье, возможно, чаще других воспитывался одной матерью: ранее мы видели, что в данном случае ССВ низкая.

Таблица 2.9 - ССВ (степень суицидального воздействия) отношений в семье военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы) по мере возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАКИЕ БЫЛИ ВЗАИОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ, В КОТОРОЙ ВЫ РОСЛИ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
-«Теплые» 64,6 100,0 48,8 50,0 0,0 0,8
-«Прохладные» 17,4 0,0 20,9 30,0 52,6 4,5
-«Конфликтные» 10,4 0,0 9,3 10,0 47,4 5,5

Данные таблицы 2.9 показывают, что «теплые» отношения в родительской семье респондента несут убедительный «антисуицидальный заряд» (ССВ 0,8), тогда как «прохладные» (ССВ 4,5) и конфликтные (ССВ 5,5) отношения дают ярко выраженный «суицидальный настрой». Так, в строке «теплые» отношения в родительской семье 0,0% в графе с высоким суицидальным риском против 100,0% респондентов в графе «суицидального риска нет». Наоборот, в строке «прохладные» отношения в семье мы имеем 52,6% в графе с высоким суицидальным риском против 0,0% респондентов в графе «суицидального риска нет»; а в строке «конфликтные» отношения в семье мы имеем 47,4% в графе с высоким суицидальным риском против 0,0% респондентов в графе «суицидального риска нет».

Таблица 2.10 - ССВ (степень суицидального воздействия) вероисповедания военнослужащих (солдаты 5 м-цев службы) по мере

возрастания ССВ

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАКОГО ВЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР Степень суицидального воздействия ССВ
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн «Этот кошмар никогда не закончится» Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
Мусульманин 24,3 53,2 4,7 0,0 0,0 0,1
Православный 47,9 40,3 88,4 0,0 31,6 1,6
Верю в добро и справедливость 6,3 3,2 7,0 0,0 21,1 3,9
Не верю ни во что 9,7 0,0 0,0 65,0 5,3 3,9
Верю в себя 11,8 3,2 0,0 35,0 42,1 5,1
Католик 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 -
Другое 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 -


Получается так, что православное вероисповедание респондентов-солдат несет в себе довольно заметно выраженный суицидальный риск (ССВ 1,6; 31,6% в графе с высоким суицидальным риском против 40,3% респондентов в графе «суицидального риска нет»), тогда как мусульманское вероисповедание - крайне ярко выраженную антисуицидальную направленность (ССВ 0,1; 0,0% в графе с высоким суицидальным риском против 53,2% респондентов в графе «суицидального риска нет») (см. таб. 2.10).

Примечательно, что феномены «Верю в себя» (ССВ 5,1), «Не верю ни во что» (ССВ 3,9) и «Верю в добро и справедливость» (ССВ 3,9) имеют яркую выраженность факторов суицидального риска. И если настроение «не верю ни во что» вполне соответствует угнетенному психологическому состоянию человека, то «верю в добро и справедливость» и «верю в себя» в качестве факторов суицидального риска ставят перед обществом и армией очень серьезные проблемы: ведь это значит, - «ни больше, ни меньше», - что каждый пятый солдат либо не находит в армейских реалиях «добра и справедливости» - и потому ему остается в них лишь верить; либо указанные армейские реалии полностью нивелируют его как личность - и ему также остается в это лишь верить.... Отсюда и высокий уровень ССВ.

По военнослужащим-курсантам основные и наиболее значимые результаты исследования таковы.

На вопрос: «Какими были ваши гражданские преставления об армии?» более половины (58,2%) респондентов отметили вариант «это серьезная, авторитетная и полезная организация»; (10,7%) - «это место, куда лучше не попадать»; 17,3% отмечают «ничего особенного.», а 13,7% «не было определенных представлений»

Больше половины респондентов отмечают позитивный имидж армейской службы. При этом, однако, 13,7% респондентов не имели определенных представлений об армии и 10,7% респондентов вообще негативно оценивали армию «на гражданке» как «это место, куда лучше не попадать». И это не смотря на то, что кандидаты поступают добровольно в высшие военные образовательные учреждения МО РФ для обучения в качестве курсантов, имея при этом представление «о военной профессии и специальности» и что в настоящее время существует возможность качественного комплектования курсантами высших военно-учебных заведений за счет отбора наиболее способных кандидатов из числа лиц, «изъявивших желание посвятить свою жизнь военной службе».

На вопрос «На основе, каких данных были в основном сформированы Ваши гражданские представления об армии?», большинство (70,9%) респондентов ответили: «рассказы родственников и знакомых», 17,0%

«интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение)»; «художественная литература, кино», 12,1%,

На вопрос: «Каковы сейчас Ваши представления об армии?» Доля военнослужащих с положительным отношением к армии: «это серьезная, авторитетная и полезная организация» увеличилась до 64,8%, по сравнению с их гражданскими представлениями (58,2%). Оценили армию как «это место, куда лучше не попадать», 6,6% респондентов, отмечается уменьшение с 10,7% в сравнении с гражданскими представлениями. Практически у всех респондентов сложились определенные отношения к армии: так, всего 1,1% отметили, что «нет определенных представлений», по сравнению с гражданскими представлениями, где таких было 13,7%.

Основная масса курсантов рассматривает службу в армии либо как «полезной дело» (52,5%), либо как «возможность последующего успешного трудоустройства, карьеры» (40,1%). Однако ряд курсантов уже разочаровались в армии: армию как «вынужденную временную неприятность» оценили 4,1% респондентов. Как «гражданский долг» воспринимают респонденты-курсанты свою службу 3,3%.

Психологическое восприятие курсантами их армейской реальности получено из ответов на вопрос «Каково обычно ваше психологическое состояние в конце дня?» Лишь 26,9% респондентов испытывают интерес к воинской службе и отвечают «день пролетел быстро и интересно». Почти половина(47,0%) респондентов ответили: «день прошел и ладно». Отмечаются и негативные факторы: 6,6% респондентов отметили «Этот кошмар никогда не закончится»; и «День тянулся трудно и занудно» отмечают 14,3% респондентов.

Отношение к основным трудностям армейской жизни, которые испытывают курсанты, выглядит следующим образом. «В армейской жизни нет особых трудностей» у 53,8% респондентов. Достаточно тяжело переносят респонденты и физические (26,9%), и психические (11,0%), и одновременно те и другие (8,2%) трудности.

Уровень «дедовщины» в военно-учебном учреждении по оценкам респондентов отражен в следующим образом. То, что «дедовщины» практически нет, посчитали половина (48,6%) респондентов. Ее присутствие «в полной мере» усматривают 38,7%; с тем фактом, что она все-таки есть, хотя и «не очень», согласны 12,6%. Нужно учесть, и то, что в 48,6% респондентов входят сержанты, которые не заинтересованы показывать присутствие дедовщины в военно-учебном учреждении.

Большинство военнослужащих-курсантов (78,6%) оценили «отношения в семье, где вы росли» как «теплые»; 9,3% оценили как «прохладные»; 3,0% - «конфликтные». Характерно, что только по этому вопросу нашлись респонденты, которые на него не ответили (4,4%): по всем остальным вопросам анкеты такого не было. В целом отмечаются положительные отношения курсантов со своими родителями.

Уровень суицидального риска (УСР) по выборочной совокупности «курсанты» в сравнении с солдатами выглядит следующим образом (см. таб. 2.11)

Таблица 2.11 - Показатель суицидального риска военнослужащих
СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ (КУРСАНТОВ И СОЛДАТ) Всего опрошенных респондентов Категории военнослужащих по проявлению симптомов суицидального риска СР
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн. «Этот кошмар никогда не закончится» Беспросветность Суицидальный риск высокий
Доля в выборочной совокупности,%% 100 76,6 16,8 4,1 7,5
СР курсанты,%% 13,0 0,0 8,4 2,05 2,5
Для сравнения: солдаты 5 месяцев службы
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
СР солдаты 5 месяцев службы,%% 35,1 0,0 14,95 6,95 13,2
Для сравнения: солдаты 11 месяцев службы
Доля в выборочной совокупности,%% 100 70,2 19,3 6,8 3,7
СР солдаты 11 месяцев службы,%% 16,8 0,0 9,7 3,4 3,7


Данные таблицы говорят о том, что суицидальный риск у курсантов почти в три раза ниже, чем у солдат 5-ти месяцев службы (13,0% против 35,1%) и несколько ниже, чем у солдат 11-ти месяцев службы (13,0% против 16,8%).

Существенно меняются оценки респондентами-курсантами их гражданских представлений об армии в связи с показателями суицидального риска. Курсанты с показателями большего суицидального риска отмечают, что их гражданские представления об армии были преимущественно негативными: «это место, куда лучше не попадать» ответили 44,4% таких военнослужащих. Отмечается также и то, что «не было определенных представлений» у трети респондентов с самым высоким суицидальным риском. То есть, по-прежнему значительная часть молодых людей поступают в военно-учебные заведения не для того, чтобы стать офицерами, а чтобы «за казенный счет» приобрести специальность.

И в среде курсантов доступные им до армии СМИ («Интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение»)) как источники гражданских представлений об армии, возможно, больше усугубляют суицидальные риски, чем их снимают: доля первых в группе без риска в четыре раз ниже, чем их доля в группе максимального риска (8,6% против 33,3%).

Родители по роду деятельности «руководитель, бизнесмен»,

«представитель интеллигенции» «муниципальный (гос.) служащий»

формируют преимущественно позитивную основу сознания курсантов для прохождения службы без деструктивных проявлений личностного поведения; наоборот, родители, по роду деятельности, относящиеся к группам «Рабочий, рядовой работник», «Инд-й предприниматель, фермер» и «Пенсионер» формируют преимущественно негативную основу сознания курсантов, порождающую у них в армии настроения, повышающие суицидальные риски.

Хорошее питание курсантов резко снижает суицидальный риск, тогда как плохое питание его повышает. То есть: а) хорошее питание является ярко выраженным антисуицидалъным фактором; б) плохое питание является ярко выраженным суицидальным фактором; в) питание «так себе» слабо влияет на формирование той или иной направленности суицидального поведения.

Православное вероисповедание респондентов несет в себе слабо выраженный суицидальный риск, тогда как мусульманское вероисповедание - заметно выраженную антисуицидальную направленность. Феномены «Верю в себя» и «Не верю ни во что» имеют заметную выраженность факторов суицидального риска.

Таким образом, разработанная и апробированная методика определения факторов суицидального риска у военнослужащих позволяет определять основные направления деятельности и разрабатывать обоснованные мероприятия для управления суицидальным риском военной службы.

<< | >>
Источник: ГИЗАТУЛИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА В ВОЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ (на примере военнослужащих: солдат и курсантов). 2015

Еще по теме Ограниченность психодиагностического подхода.:

  1. Глава II КЛАССИФИКАЦИЯ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКИХ МЕТОДИК
  2. Глава VIII ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ПАРАМЕТРОВ ЛИЧНОСТИ
  3. Этапы психодиагностического процесса
  4. § 5. Психодиагностическая задача и ситуация
  5. § 6. Психодиагностические средства, процесс, диагноз
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ. ПРОТОКОЛЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКИХ МЕТОДИК:
  7. § 3. Психодиагностическое описание объекта как предпосылка диагностического процесса
  8. Приложение СЛУЧАИ ИЗ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ Распознавание
  9. Ограничение и обобщение.
  10. 4.5 Задание областных и функциональных ограничений.
  11. ОГРАНИЧЕНИЯ НА ФУНКЦИЮ ПРОЕКТИРОВАНИЯ
  12. Общество с ограниченной ответственностью
  13. Проблема ограниченности
  14. 2. Классификации ограниченных вещных прав
  15. Статья 30. Ограничение дееспособности гражданина