<<
>>

2.3 Социальные показатели суицидального риска у военнослужащих.

В диссертационных исследованиях суицидов в военных организациях экспериментальная база (выборочная совокупность), как правило, составляет от 200 до 600 респондентов. Так, в исследовании суицидальных попыток военнослужащих В.

Логвиненко объектом диссертационного исследования стали военнослужащие срочной службы, совершившие суицидальные попытки (38 человек). В качестве контрольных групп параллельно были изучены военнослужащие, самовольно оставившие воинскую часть (40 человек), а также военнослужащие срочной службы, которые изъявили желание подписать контракт и продолжать службу в армии (40 человек). Кроме того, в диссертационной работе был проведен психологический анализ 34 материалов служебных расследований по фактам самоубийств военнослужащих и 28 заключений судебно-психологических экспертиз, произведенных по уголовным делам о суицидах и суицидальных попытках военнослужащих [129].

В исследовании Т.Н. Козловым психопатологических и личностных механизмов суицидального поведения у военнослужащих срочной службы изучены 180 военнослужащих срочной службы, из которых 130 совершили суицидальные действия: 80 человек - военнослужащие, завершившие суицид; 50 - военнослужащие срочной службы, совершившие суицидальные попытки. Исследования проводились сотрудниками кафедры психиатрии и медицинской психологии Читинской государственной медицинской академии с 1996 по 2001 гг. Данную группу суицидентов составили лица мужского пола, проходившие срочную службу по призыву в войсках Сибирского Военного Округа на территории Читинской области. Группа контроля состояла из 50-ти военнослужащих срочной службы рядового состава различных частей СибВО.

Основным критерием при наборе контрольной группы явилась успешная служба за период не менее полутора лет и отсутствие у солдат каких-либо форм дезадаптации [107].

В исследовании А.П. Сухоносовым суицидальных проявлений среди военнослужащих (войсковые части, дислоцируемые в Астраханской области) опытно-экспериментальной базой стали 650 военнослужащих, проходящих военную службу по призыву. [193].

В исследовании И. А. Галеевым подготовки курсантов высших военно­учебных заведений к работе с военнослужащими, склонными к суицидальным явлениям, при проведении констатирующего и формирующего эксперимента приняло участие 314 человек (206 курсантов и 108 должностных лиц из числа постоянного состава военных вузов) [61].

Соискателем в мае 2012 года методом сплошного анонимного анкетного опроса опрошено 305 военнослужащих-солдат и 364 военнослужащих- курсантов (в Центральном военном округе на территории Челябинской области). Согласно Общевоинскому Уставу ВС РФ к военнослужащим относятся «...курсанты военных образовательных учреждений

профессионального образования., солдаты, проходящие военную службы по призыву.» [1]. В настоящем параграфе солдаты представлены гражданами РФ мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, проходящими военную службу по призыву [3].

Время опроса «май» выбрано потому, что к этому времени одна группа солдат - это уже дослуживающие свой срок (прослужили 11 месяцев) и, следовательно, сформировавшие свою позицию относительно службы вообще, уже смотрящие на нее как бы несколько «со стороны» - они составили выборочную совокупность в 161 человек (52,8%); другая группа солдат - это прослужившие 5 месяцев (почти половину срока службы): они уже полностью «погружены» в армейскую реальность и способны осознанно оценивать ситуацию «изнутри»; они составили выборочную совокупность в 144 человека (47,2%).

На вопрос: «Какими были Ваши гражданские представления об армии?» более половины (57,0%) респондентов отметили вариант «это серьезная, авторитетная и полезная организация»; почти каждый пятый (18,7%) - «это место, куда лучше не попадать»; 7,5% отмечают «ничего особенного...», а 16,7% «не было определенных представлений» (см.

рис. 2.1).

Рисунок 2.1 - Какими были Ваши гражданские представления об армии?


Таким образом, хотя в целом допризывная молодежь отмечает позитивный имидж армейской службы, почти каждый пятый из допризывников имеет о ней весьма негативное мнение.

При этом, однако, существенно меняются оценки респондентами их гражданских преставлений об армии в зависимости от уже пройденного ими срока службы. Военнослужащие, отслужившие 5 месяцев, полагают, что их гражданские представления об армии были преимущественно негативными: «это место, куда лучше не попадать» ответили 34,0% военнослужащих против 29,2% ответивших «это серьезная, авторитетная и полезная организация»; напротив, военнослужащие, уже почти отслужившие свой срок (11 месяцев), отмечают, что имели преимущественно положительные гражданские представления об армии: 82,0% респондента ответили «что это серьезная,

авторитетная и полезная организация» против 5,0% «это место, куда лучше не попадать» (см. рис. 2.2).

Рисунок 2.2 - Какими были Ваши гражданские представления об армии?


Такая существенная разница в ответах говорит о том, что в начальный период (первые месяцы) службы солдаты испытывают особенно глубокие неудовлетворенности от содержания их армейской реальности.

На вопрос «На основе каких данных были, в основном, сформированы Ваши гражданские представления об армии?», большинство военнослужащих ответили: 74,4% «рассказы родственников и знакомых», 23,9% «интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение)». Художественная литература, кино практически не участвовали в формировании у допризывной молодежи ее отношения к армии: их указали всего лишь 1,6% респондентов (см. рис. 2.3).

Рисунок 2.3 - На основе каких данных были, в основном, сформированы Ваши

гражданские представления об армии?


Однако в зависимости от сроков службы ситуация также предстает весьма неоднозначной. Если военнослужащие, отслужившие 5 м-цев, отмечают, что гражданские представления об армии формировались у них практически в равной мере через СМИ и «рассказы родственников, знакомых» (43,1% и 53,5% соответственно), то в группе дослуживающих свой срок это отношение составляет уже 6,8% и 93,2% соответственно: разница, как видим, более, чем десятикратная. Возможно, таким способом завершающие свой срок службы «высказывают-показывают» свое негативное отношение к СМИ, представляющим, видимо, на их взгляд службу в российской армии необъективно и недостоверно.

Это предположение подтверждают ответы на вопрос: «Каковы сейчас Ваши представления об армии?». Доля военнослужащих с положительным отношением к армии в процессе прохождения службы заметно снизилась (с половины респондентов до трети) по сравнению с гражданскими

представлениями о ней: 36,1% респондентов ответили, что «это серьезная, авторитетная и полезная организация»; в их гражданских представлениях, как мы помним, эта доля составляла 57,0%.

Однако особенно существенна эта разница у дослуживающих респондентов (прослуживших 11 месяцев): «это серьезная, авторитетная и полезная организация» отметили всего 45,3%, что почти в два раза меньше по сравнению с их гражданскими представлениями, где эта доля была указана в размере 82,0%.

Основная масса солдат рассматривает службу в армии либо как «вынужденную временную неприятность» (36,4%), либо как «возможность последующего успешного трудоустройства, карьеры» (33,8%) (см. рис. 2.4).

Рисунок 2.4 - Для Вас армия - это


Армию как «полезное дело...» оценили 22,3% респондентов. И это едва ли ни единственное мнение по всему опросу, которое совпадает у солдат обеих групп по срокам службы (22,2% и 22,4%).

И практически совсем не воспринимают респонденты свою службу как «гражданский долг» (7,5%).

Психологическое восприятие солдатами их армейской реальности получено из ответов на вопрос «Как Вы оцениваете прошедший день?».

Половина (51,5%) респондентов ответили «день прошел и ладно». Здесь значимо то, что дослуживающие в основном «тянут до дембеля» «абы как»: у них показатель «день прошел и ладно» - 66,5%, тогда как у «молодых» он 34,7%. Зато последние намного чаще первых отмечают варианты, отражающие психологическую напряженность («Этот кошмар никогда не закончится» (27,1% против 10,6%) и «День тянулся трудно и занудно» (24,3% против 13,0%)). И только у одного из десяти респондентов (интересно, что тоже практически одинаково у тех и других) складывается восприятие, что «День пролетел быстро и интересно». Самое интересное и важное здесь то, что такое вообще имеет место в солдатской жизни.

Отношение к основным трудностям армейской жизни, которые испытывают солдаты, выглядит следующим образом.

«В армейской жизни нет особых трудностей» у 38,4% респондентов. Большинство же солдат достаточно тяжело переносит и физические (29,2%), и психические (23,9%), и те и другие (8,5%) трудности. У «молодых» чаще указываются физические трудности (43,8%), у «стариков» - психологические (19,3%); правда, как раз у них у большинства особых трудностей не отмечается (60,9%).

Уровень «дедовщины» в части по оценкам респондентов отражен в ответах на вопрос: «В какой мере в вашей части присутствуют неуставные взаимоотношения («дедовщина»)?

Что «дедовщины» в части практически нет, посчитали всего 7,9% респондентов. Зато ее присутствие «в полной мере» усматривают 22,3%; при этом отслужившие пять месяцев указывают уровень в 39,6%, а отслужившие 11 месяцев - лишь 6,8%. При этом с тем фактом, что она все-таки есть, хотя и «не очень», согласны 79,5% отслуживших 11 месяцев и 46,5% отслуживших 5 месяцев. Характерно, что только по этому вопросу нашлись респонденты, которые на него не ответили (5,9%): по всем остальным вопросам анкеты такого не было.

Исследователи армейских реалий всегда отмечают, что на отношение солдата к службе существенно влияют условия его «дослужебной» социализации, и особенно - отношения в родительской семье.

В ответах на вопрос: «Какие были взаимоотношения в семье, в которой Вы выросли?» заметно, что по мере приближения к окончанию срока службы оценка семьи, в которой рос респондент, обретает в его сознании более положительную окраску: с 64,6% у отслуживших 5 месяцев до 82,0% у отслужившие 11 месяцев вырастает доля оценивающих «отношения в семье, где вы росли» как «теплые»; с 17,4% до 6,8% снижается доля оценивающих «отношения в семье, где вы росли» как «прохладные»; с 10,4% до 0,0% снижается доля оценивающих отношения в семье как «конфликтные».

Итак, «трудности и лишения воинской службы» заметно более тяжело переносятся солдатами на первой половине срока службы; при переходе за этот рубеж отношение к армии и службе в целом меняется в положительную сторону, хотя и не в полной мере. Из практики также известно, что в наибольшей части попытки суицида предпринимаются солдатами именно в начальный период службы.

<< | >>
Источник: ГИЗАТУЛИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА В ВОЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ (на примере военнослужащих: солдат и курсантов). 2015

Еще по теме 2.3 Социальные показатели суицидального риска у военнослужащих.:

  1. ГИЗАТУЛИНА АНАСТАСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА. СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА В ВОЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ (на примере военнослужащих: солдат и курсантов), 2015
  2. Оценка суицидального риска.
  3. ГЛАВА II. ПОКАЗАТЕЛИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА
  4. 16.1. СУЩНОСТЬ, ПОКАЗАТЕЛИ, ТИПЫ И СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ТРУДОВОГО КОНФЛИКТА
  5. Глава 10. Методы работы с суицидальным пациентом.
  6. Шкала суицидальных мыслей.
  7. Психогении у военнослужащих и пограничные состояния.
  8. Суицидальные проявления психопатологических последствий ЧС
  9. 20.2. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ. ДИНАМИКА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТРАНАХ СНГ
  10. Типология суицидального поведения
  11. Интервью с суицидальным пациентом.
  12. КАКОЙ КЛАСС ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ АРМИЙ ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ВОИНСТВЕННЫМ И РЕВОЛЮЦИОННО НАСТРОЕННЫМ