<<
>>

ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ НОРМЫ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ

Индивидуальные особенности функционального состояния, индивидуальный уровень активации в значительной мере предопределяют индивидуальную устойчивость, сопротивляемость человека стрессу. Закономерности развития функционального состояния, присущие конкретному субъекту, являются одним из факторов, определяющих сохранность психического и физического здоровья человека, в том числе его индивидуальную защищенность от воздействия среды.

Однако до настоящего времени представляет большие трудности выбор надежных критериев для определения эмоционального состояния субъекта, так как большинство реакций, связанных с эмоциями, может возникать также и в отсутствие последних. Сложность этой задачи еще более возрастает при оценке кратковременных эмоциональных реакций, особенно в тех случаях, когда испытуемый намеренно вносит физиологические помехи в ход исследования, пытаясь помешать правильной идентификации эмоционально значимой ситуации. Возможность создания такого рода помех обусловлена тем, что практически все показатели эмоционального состояния в той или иной степени подчиняются произвольной регуляции (Г ельгорн).

Все эти вопросы тесно связаны с проблемой нормы, которая с позиций детерминационной теории трактуется не как набор определенных критериев оценки, а как процесс, связанный с обеспечением функционального оптимума. Важность решения вопроса оценки функционального оптимума как нормы состояния обусловлена тем, что функциональное состояние является тем общим «неспецифическим звеном», которое включено в самые различные виды деятельности и поведение человека.

До настоящего времени определение функционального оптимума,

как отмечалось нами выше, было, в основном, основано на получении среднестатистических показателей. Однако такой подход во многом не обеспечивает правильность его оценки, так как в целом ряде случаев наблюдается существенное отклонение нормы индивидуума от используемого среднестатистического критерия оценки.

Наличие в теории нормологии хорошо изученных и достаточно глубоко обоснованных принципов системной детерминации функциональной деятельности позволяет вскрыть причины существующих недостатков в построении оценок нормы и обосновать критерии оценки индивидуальной нормы как функционального оптимума. В ходе эволюции у каждого человека складывается определенная генотипическая норма реакций. Конкретные условия среды всегда модифицируют эту систему реакций — так возникает конкретная, индивидуальная, или фенотипическая, норма.

При применении все новых и новых методов исследования и увеличении количества измеряемых параметров вероятность выявления «ложно положительных» диагностических данных повышена, что приводит к снижению эффективности оценки функционального состояния у конкретного индивидуума. Действительно, получение положительного результата при одном исследовании еще не означает наличия патологии, хотя такие отклонения и имеют прогностическое значение. По данным Р. Уильямс, (1960), если при использовании одного 90%-го референтного интервала ложно положительные результаты выявляются у 10 здоровых людей из 100, то при исследовании по двум параметрам такие результаты будут выявлены у 19 человек, а по 20 параметрам — у 88 человек из 100.

Из данного расчета следует парадоксальный вывод: при определении нормы как наиболее распространенного явления норма, в конечном итоге, исчезает. Этот расчет базируется на независимости параметров. Известно, что такое предположение не вполне справедливо. Обычно между всеми параметрами существует более или менее тесная взаимосвязь, что и было показано нами в предыдущих главах рассматриваемой работы.

Оказывается, что в реальных условиях вероятность выявления отклонений от референтного интервала зависит от результатов выполненных тестов: чем больше количество выполненных тестов дало положительный результат, тем выше вероятность получения положительного результата. По данным В. В. Власова (1988), при средней вероятности отклонения по одному параметру 0,087 вероятность положительного результата, при наличии 21-го отрицательного, составляет только 0,02.

Это иллюстрирует нецелесообразность значительного увеличения числа исследуемых параметров. Акцент должен быть сделан на выборе параметров и методах их индивидуальной оценки.

Учесть взаимосвязь между параметрами можно относительно просто, если по наиболее информативному параметру разделить референтные величины на несколько групп или типов. Тогда площадь, занимаемая вариантами референтных величин, может быть более точно описана несколькими прямоугольниками референтных интервалов. Выделенные группы могут быть названы «типами» нормы. Такой подход реализован, например, при выделении типов гемодинамики (И. К. Шхвацабая и др., 1981). Этот относительно простой способ не решает всех проблем совокупной оценки отдельных параметров и, вместе с тем, создает иллюзию неоднородности нормы, что противоречит существующей и весьма обоснованной концепции единства нормы при всем ее разнообразии.

Как нами было показано в предыдущих разделах, всякий организм имеет определенный диапазон изменений состояний, детерминированных как его биологическими, так и психологическими свойствами. В пределах каждого состояния наблюдаются характерные только этому состоянию вариации контролируемого параметра. При съеме информации в стационарных пробах или «стационарных состояниях» доля участия каждой из вариаций различна, что зависит от предъявляемой пробы и текущего состояния организма. Такой функциональный подход позволяет, основываясь на принципах построения функциональных систем, получить необходимые характеристики их состояний.

Принцип конечного результата как критерия подобия мультипараметрических отношений и принцип статистического поведения как отражения целостности системы позволяют без установления всего мульти-параметрического комплекса иметь характеристику текущего состояния. Следовательно, во всех случаях относительно каждого значения контролируемого параметра можно получить распределение приращений в один шаг, что и будет отражать мультипараметрические варианты отношений в соответствующих эквипотенциальных состояниях.

Таким образом, одна из задач определения индивидуальной нормы заключается в расчленении информации контролируемого параметра на его вариацию в пределах состояния и вариацию за счет изменения самого состояния с последующим изучением функции распределения вариации параметра и вариации состояния.

Причина наблюдаемых вариаций контролируемого параметра в каждом состоянии детерминируется принципом мультипараметрической организации конечного положительного результата функциональной системы в ее деятельности. При этом у каждого индивидуума при одинаковом критерии мультипараметрических отношений может наблюдаться различная доля участия каждого параметра в обеспечении конечного результата, детерминируя индивидуальные особенности его реакции, что нашло отражение в наших исследованиях. Статистическая оценка нормы, которая используется в настоящее время, включает вариации параметра, относящиеся к определенному состоянию, вариацию доли участия параметра в обеспечении данного состояния, но не учитывает вариацию самого состояния, границы которого также носят индивидуальный характер. Этим и объясняется большая условность существующих критериев оценки нормы.

При непрерывном съеме информации в условиях выраженного психоэмоционального напряжения вариации контролируемого параметра необходимо отнести к каждой из наблюдаемых вариаций состояний, в обеспечении которой они участвуют, а затем, в соответствии с каждым из состояний, построить функции распределения вариаций параметра.

Исходя из принципов изоморфизма (подобия) в организации функциональных систем контролируемое значение параметра может быть расценено как вариация состояния предшествующего уровня, и наоборот, вариация состояния — как вариация параметра последующего уровня. Основываясь на этом принципе, аналогичным образом можно решать вопрос определения функционального оптимума в диапазоне наблюдаемых вариаций состояния, характерных для конкретного индивидуума.

Экспериментальные исследования, на которых обоснованы вышеописанные представления о критериях оценки индивидуальной нормы, базировались на проведенном анализе принципов системной организации сердечно-сосудистой деятельности, в частности на частотных характеристиках сердечного ритма.

В результате проведенных исследований установлено, что распределение приращений относительно конкретного значения ритмокардиограммы соответствует «нормальному» закону. Для каждого значения ритмограммы имеются конкретные характеристики дисперсий приращений. Эти характеристики остаются одинаковыми вне зависимости от предъявляемой нагрузки. В силу того, что вариация приращений относительно каждого среднего значения параметра имеет постоянный характер проявления, ее особенность заключается в соответствии конкретной дисперсии для каждого значения интервала ритмограммы. Если выстроить в порядке нарастания значения параметра и ортогонально им, относительно каждого, построить распределения соответствующих приращений, то огибающая эти вариации аппроксимируется также «нормальным» законом распределения. Таким образом, если само значение матожидания (Мт-г), или усредненных значений ритмограммы, соответствует конкретному эквипотенциальному состоянию, то встречающиеся при них вариации отражают всевозможные комбинации компонентов мультипараметрического комплекса, обеспечивающего наблюдаемый конечный результат.

Такое распределение приращений относительно соответствующих значений Мг-г ритмограмм проявляется у Вюех наблюдаемых лиц. Индивидуальные особенности заключаются в характеристике огибающей этих приращений, то есть характеристике кривой нормального распределения. В таком представлении характеристик нормой можно считать такое состояние, в котором обеспечиваются максимальные условия взаимозаменяемости в мультипараметрических отношениях и наблюдается самая большая дисперсия в вариации приращений.

Установленная аналитическая связь, отражающая поведение вариации приращений параметра при каждом его значении, позволяет по произвольным участкам ритмограмм, полученных в различном состоянии, восстановить полную характеристику поведения приращении во всех состояниях и выделить из них состояние с максимальной дисперсией. При таком подходе в обработке ритмограммы снимается требование соблюдения стационарного состояния, и процесс получения необходимой информации можно проводить в естественных условиях производственной деятельности, а также при проведении судебно-психологической экспертизы. В этой связи предлагаемый концептуальный подход к оценке функционального состояния человека с прози-ций индивидуальной нормы по параметрам ритмокар-диографии вполне может быть реализован при проведении полиграфических исследований.

Рассмотрим конкретный пример построения индивидуальной характеристики динамики Мг-г при различных нагрузках информационного и психо-эмоциональ-ного характера (выполнение заданий теста Равена в условиях искусственно создаваемого дефицита времени и выполнение арифметических действий двузначных чисел в уме). Динамика сердечного ритма при информационной и психоэмоциональной нагрузках, а также в условиях относительного психоэмоционального и интеллектуального покоя (фон) исследовалась нами у 25 мужчин в возрасте 17—19 лет. Среди этих испытуемых нами были выделены 2 группы: успешно выполняющие задания (эффективные 17 чел.) и испытывающие затруднения в выполнении заданий (неэффективные 8 чел.)

Ритмокардиографическое (РГ) исследование включало в себя три серии опытов с использованием программно-аппаратного комплекса, позволяющего регистрировать ритм сердца во втором отведении ЭЮ" в компьютерном варианте в реальном режиме времени с последующей математической обработкой данных. Вычислялся спектр РГ сердца в диапазоне 0,005—1 Гц, с выделением респираторного высокочастотного (0,1— 0,5 Гц), васкулярного среднечастотного (0,04—0,1 Гц) и метаболического низкочастотного (0,005—0,04 Гц) компонентов. Суммарная вариабельность сердечного ритма оценивалась по стандартному отклонению R-R интервалов (Б общ.) и общей площади спектра сердечного ритма. Кроме того, рассчитывалась средняя частота сердечных сокращений и индекс напряжения (ИН) по Р. М. Баевскому (1984). Межгрупповые различия оценивались по Т-критерию Стьюдента.

Как известно, существует большое разнообразие типов реакций частотных спектров ритмограмм, что затрудняет выделение тех общих правил, по которым трансформируется частотный спектр ритмограмм, в зависимости от увеличения психоэмоциональной и умственной нагрузки. Выбор же частотных спектров сердца в качестве исходных переменных имеет то преимущество, что в нем находят отражение главные характеристики респираторно-гемодинамической системы, которая, как известно, является необходимым звеном и составной частью всех форм адаптации организма к изменениям внешней среды. Кроме того, складывается такое впечатление, что сравнительное изучение разных периодических составляющих сердечного ритма позволяет объективизировать канву патологически обусловленных искажений в фиксированной матрице взаимоотношений функциональной активности разных систем организма.

Чтобы сжать информацию, содержащуюся в спектрах сердечного ритма (СР), и выявить наиболее общие закономерности или факторы, определяющие динамику спектров ритмограммы, нами был применен факторный анализ (метод главных компонент) коэффициентов корреляции между частотными составляющими спектров сердечного ритма, полученных для разных функциональных состояний.

Факторный анализ матриц корреляций между частотными составляющими спектров сердечного ритма, полученными в фоне во время решения арифметических задач и при выполнении теста Равена в условиях дефицита времени, выделил после Уаптах-вращения три фактора. Метаболический, васкулярный и респираторный независимые вектора образовали оси трехмерных векторных вегетативных пространств реакций СР. Каждый спектр сердечного ритма был представлен в вегетативном пространстве вектором.

Предполагалось, что информационные процессы, связанные с успешным или неуспешным выполнением задания, будут по-разному представлены в изменениях сердечного ритма. Решение арифметических задач считалось эффективным, если испытуемый" в течение трех минут правильно решал от 5 до 10 из предъявляемых 12 арифметических задач по перемножению двузначных чисел. Остальные испытуемые составили группу неуспешных. Что касается выполнения теста Равена, то мы предполагали, что он отражает наличие ориентировочного рефлекса и реакции внимания при успешном выпонении задания и развитие оборонительного рефлекса с развитием комплекса отрицательных психоэмоциональных реакций — при неуспешном. Для выявления этих реакций мы регистрировали РГ на 5 и 10 минутах выполнения теста Равена.

Оказалось, что хорошо и плохо решаемые арифметические задачи формируют схожие комплексы физиологических реакций. Решение арифметических задач вызывало у успешных и неуспешных групп уменьшение метаболического, сосудистого и дыхательного компонентов и общей площади средних групповых спектров сердечного ритма. Различие между группами по этим показателям состояло в том, что в группе неуспешных лиц наблюдалось более выраженное уменьшение дисперсии метаболической составляющей сердечного ритма (рис 9).

Сравнение эффективного и неэффективного выполнения теста Равена показало, что наиболее четко различия между этими процессами дифференцирует средняя ЧСС, что согласуется с данными других исследователей (Данилова, 1992; Соколов, Станкус, 1982; Graham, 1979).

При неэффективной переработке информации существенно преобладает ускорение сердечного ритма (рис. 10). Кроме того, эффективная деятельность вызывает значительное увеличение вариабельности метаболической, респираторной и васкулярной составляющих сердечного ритма, тогда как неэффективная деятельность подавляет ее. Из этого можно заключить, что замедление сердечного ритма при эффективной деятельности и увеличение его вариабельности, свидетельствующее о вагусной активации, отражает наличие ориентировочной реакции и реакции внимания. А учащение сердечного ритма в группе неуспешных лиц при уменьшении всех компонентов среднего спектра ритма, свидетельствующее о ре-ципрокном подавлении вагусной и усилении симпатической активации, характеризует преобладание оборонительных рефлексов. Это согласуется с данными, полученными в других исследованиях (Жемайтите, 1982;

Danilova, Korzunova, 1991; Porges, 1991).

Чем труднее задание, тем сильнее подавлена мощность спектра. Она минимальна во время выполнения теста Равена и максимальна во время регистрации фона. Выполнение теста Равена сопровождается более силь ным напряжением сердечной деятельности по сравнению с выполнением арифметических действий. Спектр ритмокардиограммы во время выполнения теста Равена характеризуется сильной депрессией егс мощности по всем участкам частотного диапазона.

Известно, что любой поведенческий акт как форма деятельности с определенным конечным результатом может быть выполнен разными способами. И этому соответствует большая вариабельность параметров системы, которая обеспечивает его реализацию. В частности, существует большая мультивариативность адаптивной регуляции вегетативных функций. Поэтому взаимосвязанное изменение вегетативных показателей адекватно интерпретировать достаточно трудно. Во-первых, взаимоотношение выбранных переменных зачастую рассматривается как взаимоотношение независимых факторов, что совсем не очевидно. Во- вторых, выбор комплекса самих переменных осуществляется достаточно произвольно и, как правило, определяется эмпирическим путем.

Как видно из результатов нашего исследования и проведенного построения, по мере увеличения психоэмоциональной или информационной нагрузки происходит уменьшение вариации приращений параметра и его значение все более плотно концентрируется вокруг определенной величины. Последовательность этого процесса носит нелинейный характер, и при линейном измерении величины воздействия вероятность проявления и разброс средних значений ЧСС стремятся асимптотически к некоторому значению.

Такое представление характеристик ритмограмм различных индивидуумов позволяет сопоставлять области их размещения и определять возможное значение параметра при определенной силе воздействия, (норму параметра относительно некоторого состояния). Кроме того, по характеристической линии вариации или вероятности проявления параметра можно определить норму состояния или величину повреждающего воздействия, сооответствующую данному состоянию. В нормальном состоянии любое изменение (как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения) возмущающего фактора будет вызывать увеличение вероятности проявлений математических ожиданий сердечного ритма и одновременное уменьшение его вариации.

В процессе увеличения функциональной активности сердечнососудистой системы происходит непрерывное смещение матожидания наиболее часто проявляющегося значения контролируемого параметра и уменьшение дисперсии приращений. Перемещение самого матожидания проходит не произвольно, а по определенной закономерности, связывающей силу воздействия и ответную реакцию, которая протекает по логистической зависимости.

Таким образом, изменения характеристики параметра, отражающей состояние системы, происходят в перемещении ее вдоль некоторой линии состояний и колебании относительно этой линии. В зависимости от величины воздействия и состояния функциональной системы могут происходить неравнозначные перемещения вдоль линии состояния системы или характеристической линии, что создает существенную сложность в оценке параметра при обычных методах съема и обработки информации.

Отмеченные закономерности в проявлении функциональной активности носят общий характер, присущий каждому индивидууму, и не зависят от его состояния и уровня подготовленности.

Оптимальность функционального состояния со стороны сердечнососудистой системы и ее адекватность предъявляемому воздействию связаны со всеми тремя рассматриваемыми компонентами, участвующими в регуляции сердечного ритма.

При сопоставлении динамики показателей каждого испытуемого по одному из контролируемых параметров, в стационарных состояниях и при предъявлении информационной нагрузки, наблюдаются отличительные особенности индивидуальной реакции, связанной со скоростью включения в ответ на единицу информационной или психоэмоциональной нагрузки.

Таким образом, в характеристике индивидуальной нормы реакции системы можно определить следующие важные показатели: характеристическую линию перемещения матожидания, области приращений контролируемых параметров, границу наиболее высокой плотности их распределения, диапазон перемещения области по пондеральной линии и скорость перемещения.

Сопоставление отношений участия в ответной реакции контролируемых параметров в ряде случаев показывает на их неравнозначность у отдельных индивидуумов, что проявляется либо в преобладании дыхательного компонента, либо сосудистого, либо метаболического и может оцениваться как индивидуальная форма реакции с повышенным долевым участием одного из компонентов. Из мультипараметрического принципа построения ответной реакции и статистического характера взаимоотношений компонентов в обеспечении конечного результата следует, что для обеспечения определенного ответа взаимообусловленные компоненты должны порождать определенное эквипотенциальное состояние, в котором при определенной конкретной активности одного компонента должны лимитироваться соответствующим образом активности других. То есть, их взаимоотношения могут быть выражены в форме произведения условных вероятностей.

Учитывая общность контролируемых параметров, выражающуюся в форме проявления их участия в обеспечении деятельности организма и их взаимообусловленность на каждой ступени предъявляемого воздействия, можно построить условную характеристическую область возможных эквипотенциальных состояний системы, которая отражает долевое участие контролируемых параметров в обеспечении конечного результата и может расцениваться как индивидуальная предрасположенность в форме организации адаптационных ответных реакций.

Таким образом, относительно нормального состояния для каждого эквипотенциального состояния может быть оценена степень его напряженности. Причем количественные характеристики эквипотенциальных состояний с одинаковой степенью напряженности у различных индивидуумов могут совершенно не совпадать, и, наоборот, различная напряженность состояния может иметь одинаковые количественные характеристики, выраженные через численные значения контролируемых параметров.

Этот результат исследований указывает на причины условности использования среднестатистических критериев оценки состояния по численным значениям тех же контролируемых параметров. Кроме того, можно отметить значительную условность получения результатов при использовании классических методик оценки состояния, при которых происходит усреднение значений целого диапазона состояний и он становится тем более широким, чем менее адекватной является используемая проба для текущего состояния организма.

Разработанная и использованная в проведенных исследованиях методика, основанная на базе принципов, определяющих функциональную организацию систем, и заключающаяся в распределении приращений параметра, отнесенных к его значениям, исключает данные условности среднестатистических критериев оценки и позволяет установить индивидуальные критерии оценки напряженности состояния относительно его нормы. Эта методика позволяет получить информацию о функциональном состоянии системы или организма в целом в различных нефиксированных состояниях. Регистрируемое поведение частотной характеристики работы сердца несет в себе информацию о взаимоотношении всех компонентов мультипараметрического комплекса, включающего сердечно-сосудистую систему, систему крови и гуморальной активности и систему дыхания, обеспечивающего эти связи. Анализ обработки результатов поведения ритмограмм по методике расчленения их на приращения и оценки их распределений показывает, что в различных функциональных проявлениях огибающая вариацию приращений параметра, выстроенных в порядке нарастания значений параметра, имеет нормальный закон распределения, а сами приращения по отношению к значению параметра, при котором они встречаются, также имеют нормальное распределение, но в ортогональной плоскости. Характеристика линии в третьей ортогональной плоскости, проведенной вдоль размещения матожиданий и приращений параметра, может быть представлена параболой.

Установленная закономерность приводит к следующим важным положениям, которые можно представить в виде аналитических зависимостей.

Известно, что точка, которая движется по плоскости, при условии, что она остается в строго постоянном отношении от двух других точек, отражающих абсолютные значения долевого вклада, описывает окружность (А. И. Маркушевич, 1978). Из этого следует, что если существует определенный критерий отклонений долевого вклада контролируемого параметра в конечный результат, то для соответствующего состояния, определяющего этот вклад, возможны строго определенные его колебания. Другими словами, определенному состоянию соответствует строго ограниченный диапазон вариаций долевого вклада.

В психологических исследованиях измерение ощущений и восприятии основывается на принципе отношений двух величин: предыдущего — к последующему РЛЛ^ = К (1). Такая зависимость указывает на определенное подобие сравниваемых характеристик. В математике выражение (1) носит название окружнос-

КОНУС РАЗЛИЧИМОСТИ ВОСПРИЯТИИ

А — диапазон неразличимости состоянии.

В — неразличимость восприятии в пределах состояния. Б , Б — значения долевого участия компонента в обеспечении I состояния.

К _ критерий долевого участия.

й — диапазон вариации значений долевого участия параметра

Б В 1-ТОМ СОСТОЯНИИ.

2 (г - г)— вариации приращений Рд в ьтом состоянии. Рис. 10

ти Аполлония. Из этой зависимости следует, что коэффициент К отражает постоянство отношений восприятии, возможных при определенных изменениях характеристик БЛ и Ту В плоскости происходящих событий, которые можно обозначить диапазоном с1, возможны состояния, которые порождают неразличимость сравниваемых характеристик.

В свою очередь, отношение (1) в ортогональной к рассматриваемой плоскости, можно обозначить как диапазон состояний, представляющий собой прямую. Другими словами, если для каждого состояния выполнить аналогичные построения, учитывая при этом, что чем меньше напряженность состояния, тем меньше долевое участие контролируемого компонента в конечном результате, то получим окружность с меньшим радиусом. Последовательное построение окружностей, определяющих диапазон вариаций в конкретных состояниях относительно этих состояний, порождает конус, названный нами как конус различимости восприятии (рис. 10).

Особенностью этого построения является тот факт, что в определенном диапазоне состояний (А) сравниваемые характеристики могут меняться от минимальных, в состояниях РА... Б§А, до

максимальных, что в условиях контроля за каким-либо параметром требует учета его вариации в пределах самого состояния и в определенном диапазоне состояний. При строго определенном критерии долевого» участия контролируемого параметра в обеспечении конечного результата могут наблюдаться следующие важные для практической деятельности особенности ее поведения. Каждое абсолютное значение контролируемого параметра может встречаться в различных состояниях функциональной активности, при этом возможный диапазон таких состояний строго определен и является таким, где данное значение параметра может отражать минимальную границу вариации до того состояния, где это же значение является максимальной границей вариации параметра. В свою очередь, в пределах одного состояния постоянный критерий отношения определяет диапазон возможных значений параметра, сохраняющий данное состояние.

Рассматриваемый конус отражает изменение различимости восприятии и диапазон допустимых вариаций контролируемого параметра в зависимости от состояния.

Таким образом, мультипараметрический принцип, порождая взаимозаменяемость с постоянным критерием долевого участия в обеспечении конечного результата, определяет границы статистического поведения вариаций приращения контролируемых параметров, что приводит к неравнозначности этих характеристик относительно возможных состояний и позволяет определить его норму.

Закономерности поведения приращений контролируемого параметра относительно его значений позволяют сформулировать следующие положения: «нормой» наблюдаемого параметра будет такое значение, при котором отмечается наибольшая граница вариации встречающихся при нем приращений, а зону функционального оптимума составляет расстояние в о от этого значения.

Место нахождения нормы и диапазон возможных значений контролируемого параметра у каждого индивидуума имеет свои численные выражения, отражающие его особенности, но характеры их проявления остаются одинаковыми, что позволяет ввести критерии количественной оценки индивидуальной нормы контролируемого параметра и границ функционального оптимума его проявления.

Следовательно, норма как процесс может быть отражена только в форме закономерностей поведения контролируемых параметров. Использование этих закономерностей в каждом конкретном случае позволяет определить количественные критерии различных состояний и установить для каждого из них характерные или нормальные значения параметра. Поэтому естественным становится результат, когда среднестатистические количественные критерии оценки нормальных состояний могут иметь более широкий диапазон, чем предельно допустимый диапазон индивидуальных состояний.

Установление закономерности поведения нормы и разработка критериев индивидуальной ее оценки возможны только с позиции теории функциональных систем, так как они вытекают из принципов системной организации функциональной деятельности. Использование среднестатистических критериев оценки нормы, построенных на классических методах сбора информации, не может быть противопоставлено индивидуальным критериям или заменено последними, так как в ряде случаев они дополняют друг друга.

Использованные в работе модельные построения, описывающие поведение нормы как процесса, не являются единственной формой представления закономерностей, отражающих проявление принципов системной организации функциональной деятельности, и в каждом конкретном случае могут использоваться те, которые более удобны при соответствующих условиях описания существующих закономерностей, но во всех случаях такой подход значительно расширяет возможности функционального анализа нормы как процесса и позволяет вскрыть целый ряд его сторон, остающихся недоступными в прямых экспериментальных исследованиях.

Анализ литературных источников, касающихся контроля эмоционального состояния человека в преломлении к проблемам психологической экспертизы, позволяет считать одной из сложных задач выбор не только информативных, но и тех методик, которые не причинили бы неудобств и при необходимости могли быть применены скрытно. Поскольку вариативность присуща всем физиологическим процессам, то вышеописанная методика определения нормы может быть применена не только к сердечному ритму, но и при анализе акустическо-темпоральных характеристик речи испытуемого, которые могут регистрироваться скрытно, например в ходе проводимого допроса.

В существующих полиграфических испытаниях для идентификации эмоционально значимых состояний ведующая роль отводится воздействию информации. При проведении такого рода исследований требуется участие квалифицированного психофизиолога. Введение же вышеописанного способа определения нормы, учитывающего вариацию параметра в пределах состояния и вариацию самого состояния, позволит упростить процедуру проведения полиграфических испытаний и сделать ее более доступной. Применение компьютерных диагностических средств в сочетании с описанной методикой определения нормы позволят не субъективно, а объективно установить эмоционально значимые состояния у конкретного человека в данный момент времени и использовать их в ходе допроса.

Вопросы для самоподготовки: 1.

Что следует понимать под термином «функциональный оптимум как норма состояния»? 2.

Как соотносятся понятия нормы и референтного интервала? 3.

В чем состоит задача определения индивидуальной нормы и ее отличия от среднестатистического определения нормы? 4.

Как с помощью психофизиологических реакций, в частности реакции частоты сердечных сокращений, можно дифференцировать оборонительные реакции от ориентировочных или реакций внимания? 5.

Какие показатели неообходимо определить для оценки индивидуальной нормы реакции системы? 6.

Какие существуют концептуальные подходы, позволяющие повысить эффективность идентификации эмоционально значимых состояний при проведении специальных полиграфических испытаний?

<< | >>
Источник: Балабанова Л.М.. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). — Д.: Сталкер. — 432 с.. 1998 {original}

Еще по теме ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ НОРМЫ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ:

  1. РАЗДЕЛ IV Концепция индивидуальной нормы психофизиологических состояний
  2. Глава 14 ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ И ОЦЕНКА ЭМОЦИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫХ СОСТОЯНИЙ
  3. § 2 МЕТОДИКИ ДИАГНОСТИКИ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА
  4. Психофизиологический подход к испытаниям на полиграфе 13.3.1. История вопроса
  5. Психофизиологическая характеристика состояния больных при эмоциональном напряжении и невротических расстройствах.16
  6. Занятие 2 Дифференцированная самооценка психического состояния Оценка функционального состояния «САН»
  7. Психофизиологические подходы и теории, оказавшие значительное влияние на развитие отечественной теоретической психологии
  8. § 2. Состояния объекта психодиагностики. Понятие нормы
  9. Статистический характер поведения нормы как основа оценки адаптоспособности человека в процессе деятельности
  10. Индивидуальный подход к освоению православной традиции
  11. Зависимость клинических проявлений пограничных состояний от индивидуально-типологических особенностей больных.
  12. Методики оценки состояний психоэмоционального напряжения у человека
  13. 2.2. Психофизиологическая (психофизическая) проблема В чем заключается психофизиологическая проблема?
  14. Бихевиоральная оценка состояния при неврозах
  15. Оценка состояния философского знания на Руси
  16. Современные подходы к градации оценки факторов риска.
  17. 1.2. Состояние проблемы оценки качества буровых установок
  18. Общая оценка адекватности состояния национальной - транспортной системы