<<
>>

Апологетическая теология и керигма

Апологетическая теология — это “отвечающая теология”. Она отвечает на "подразумеваемые “ситуацией” вопросы силой вечной Вести делая это средствами той ситуации, на вопросы которой теология отвечает. Термин “апологетический”, статус которого в первохристианской церкви было столь высоким, пользуется теперь дурной славой.
Винойт тому - те методы, которые применялись в ходе неудачных попыток защитить христианство от нападок современного гуманизма, натурализма и историзма. Одной из самых неудачных и малопочтенных форм апологетики является та, которая прибегала к так называемому “argumentum ex ignorantia”, состоявшем в стремлении обнаружить пробелы в наших научных и исторических знаниях, с тем чтобы найти место для Бога и его деяний в том мире, который во всех остальных отношениях был бы совершенно вычисляемым и “имманентным”. По мере прогресса наших знаний пришлось оставить другую оборонительную позицию, однакот пылкие апологеты, хотя они и были вынуждены все время отступать, все равно в новейших физических и исторических открытиях продолжали изыскивать все новые и новые поводы для того, чтобы заполнять божественным творчеством новые пробелы научного знания. Эта недостойная методология привела к дискредитации всего того, что называлось “апологетикой”. Однако существует и более глубокая причина не доверять апологетическим методам (особенно это относится к некоторым керигматическим теологам). Чтобы ответить на тот или иной вопрос, надо иметь что-то общее с тем, кто его задает. Апологетика предполагает наличие общих оснований, пусть даже и самых туманных. Однако теологи- керигматики склонны отрицать существование какого бы то ни было общего основания с теми, кто находится за пределами “теологического круга”. Они опасаются, что наличие общего основания разрушит уникальность Вести. Они указывают на тех раннехристианских апологетов, которые общим основанием считали принятие учения о Логосе; указывают они и на александрийскую школу, представители которой усматривали общее основание в платонизме; ссылаются они и на то, что Фома Аквинский пользовался методикой Аристотеля. И, самое главное, теологи-керигматики указывают на то общее основание, которое, как считают сами апологеты, роднит их с философией Просвещения, с романтизмом, гегельянством, кантианством, гуманизмом и натурализмом. Они пытаются доказать, что в каждом из этих случаев это якобы общее основание было на деле основанием “ситуации” и что теология утратила свое собственное основание тогда, когда она вошла в ситуацию. Апологетическая теология во всех этих формах (то есть практически все проявления нефундаменталистской теологии с самого начала XVIII века) представляет собой, с точки зрения современных керигматических теологов, отказ от керигмы, от неизменной истины. Если именно это считать верной интерпретацией истории теологии, то единственно реальной теологией является теология керигматическая. В “ситуацию” невозможно войти; невозможно ответить на те вопросы, которые в ней заключены (по крайней мере не в тех терминах, которые кажутся ответами). Весть должна быть “брошена” в ситуацию подобно тому, как бросают камень. Конечно, это может стать действенным методом проповеди при определенных психологических условиях (например, в ситуациях духовного возрождения); это может быть действенным и тогда, когда это выражено на языке теологической агрессии, хотя теологическая функция церкви при этом не осуществляется.
Но, помимо всего этого, это просто невозможно. Даже и керигматическая теология должна пользоваться концептуальными средствами своего времени: она не может просто пересказывать библейские эпизоды. Но даже и при пересказе она не может обойти стороной те концептуальные ситуации, которые были характерны для различных библейских авторов. Поскольку язык является базовым и всепроникающим выражением каждой ситуации, теология не может обойти стороной проблему “ситуации”. Керигматической теологии следует отказаться от своей исключительной трансцендентности и серьезно отнестись к по- пытке апологетической теологии ответить на те вопросы, которые ставит перед ней современная ситуация. Но, с другой стороны, апологетическая теология должна внять и тем предостережениям, которые таит в себе существование, и притязаниям теологии Керигматической. Апологетическая теология потеряет себя, если ее основанием не станет керигма как субстанция и критерий каждого из ее постулатов. Более двух столетий теологические исследования определялись апологетической проблематикой. “Христианская Весть и современное мышление” — такой была доминирующая тема со времени заката классической ортодоксии. Вечный вопрос был таким: “Может Лии христианская Весть быть приспособлена к современному мышлению так, чтобы не утратить при этом свой сущностный и уникальный характер?” Большинство теологов верили в то, что это возможно; другие же считали, что невозможно. При этом они взывали либо к авторитету христианской Вести, либо к особенностям современного мышления. Не подлежит сомнению, что голоса тех, кто подчеркивал контраст, diastasis, звучали громче и производили более сильное впечатление: ведь люди, как правило, всегда сильнее в своих отрицаниях, чем в утверждениях. Однако постоянные усилия тех, кто пытался объединить одно с другим, достичь “синтеза”, все-таки помогли теологии сохранить себя. Без них традиционное христианство стало бы слишком узким и обратилось бы в набор суеверий, а развитие культуры в целом лишилось бы того “жала, данного в плоть”, которое ей так нужно, то есть честной и высококультурной теологии. То огульное осуждение теологии, которое на протяжении двух последних веков в традиционных и неортодоксальных кругах считалось таким модным, в корне ошибочно. Это признавал и сам Барт в своей книге “Die protestantische Theologie im neunzehnten Jahrhundert” (“Протестантская теология в XIX столетии”). И все-таки в каждом конкретном случае необходимо задаваться вопросом, нанес ли апологетический уклон ущерб христианской Вести или нет. А затем необходимо избрать такой теологический метод, при котором Весть и ситуация соотносились бы между собой так, чтобы было сохранено и то и другое. Если этот метод будет найден, то старый двухсотлетний вопрос о “христианстве и современном мышлении” можно будет решить куда успешней. Наша система являет собой попытку использовать “метод корреляции” в качестве такого способа, который объединил бы Весть и ситуацию. Посредством этого метода предполагается соотнести заключенные в ситуации вопросы с заключенными в Вести ответами. Это не означает того, что ответы будут выведены из вопросов, как это свойственно саморазоблачающей апологетической теологии. Но не означает это и того, что ответы будут даваться в отрыве от вопросов (а это свойственно саморазоблачающей керигматической теологии). Нет, вопросы тут соотнесены с ответами, ситуация — с Вестью, а человеческое существование — с божественным проявлением. Разумеется, методом этим нельзя оперировать произвольно. Это и нет трюк, и не механическое приспособление. Он сам по себе является теологическим утверждением и, подобно всем теологическим утверждениям, сопряжен со страстью и риском, а в конечном итоге неотделим от той системы, которая на нем строится. Система и метод принадлежат друг другу; о системе судят по методу и наоборот. Было бы замечательно, если бы и теологи последующих поколений, и нерелигиозные мыслители осознали, что этот метод помог им воспринять христианскую Весть в качестве ответа на вопросы, заключенные как в их собственной, так и во всякой вообще человеческой ситуации.
<< | >>
Источник: Пауль Тиллих. Систематическая теология. Т. 1-2. М.—СПб.: Университетская книга. 463 с.. 2000 {original}

Еще по теме Апологетическая теология и керигма:

  1. Систематическая теология
  2. 5. Теология и христианство
  3. ТЕОЛОГИЯ
  4. 2. ФИЛОСОФСКАЯ ТЕОЛОГИЯ III в.
  5. В. Организация теологии
  6. ТЕОЛОГИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ
  7. Г. Метод и структура систематической теологии
  8. Норма систематической теологии
  9. Б. Природа систематической теологии
  10. Экзистенциализм и христианская теология
  11. Бог теологов.
  12. Теология и философия: вопрос
  13. Трансцендентная теология
  14. Теология и философия: ответ
  15. Источники систематической теологии
  16. Опыт и систематическая теология
  17. Исторические исследования и теология
  18. «Духовная броня» исламской теологии