<<
>>

Критика существующих концепций


Критически рассмотрим основные стратегические идеи, связанные с преодолением глобального экологического кризиса и переходом человечества к новой модели цивилизации.
О концепции устойчивого развития.
В отчете MKOCP (1987 г.) концепция устойчивого развития включала следующие основные положения: Человечество способно придать развитию устойчивый и долговременный характер, с тем чтобы оно отвечало потребностям ныне живущих людей, не лишая будущие поколения возможности удовлетворить свои потребности. Главными условиями для этого являются: справедливость в реализации права людей на экологическую безопасность и благоприятную среду обитания; приостановка необратимого расходования незаменимых природных ресурсов; сохранение необходимого качества окружающей среды и возможность экологической регенерации; прекращение и преодоление утрат генофонда человечества и окружающей природы. В основе устойчивого развития лежит бережное отношение к имеющимся глобальным ресурсам и экологическому потенциалу планеты. Необходимые ограничения в области эксплуатации природных ресурсов не абсолютны, а относительны и связаны с современным уровнем техники и социальной организации, а также со способностью биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности. Размеры и темпы роста численности населения допускают устойчивое развитие, если они согласуются с меняющимися производительными, потенциалами эколого-экономи- ческих систем. Нищета не является неизбежной и не есть зло в себе. Для обеспечения устойчивого и долговременного развития необходимо удовлетворить элементарные потребности всех людей и всем предоставить возможность реализовать свои надежды'на более благоприятную жизнь. В мире, в котором нищета приобрела хронический характер, всегда будут возможны экологические и другие катастрофы. Для людей, относящихся к категории бедноты, должны существовать гарантии того, что они получат причитающуюся им долю ресурсов при экономическом росте. А для этого необходимо демократическое обеспечение участия граждан в процессе принятия решений. Для устойчивого глобального развития требуется, чтобы те, кто располагает большими средствами, согласовали свой образ
жизни с экологическими возможностями планеты, например в том, что касается потребления энергии, а их помощь развивающимся странам не приводила бы к усилению чрезмерной эксплуатации природных ресурсов этих стран. Устойчивое развитие представляет собой не неизменное состояние гармонии, а процесс изменений, в котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление капиталовложений, ориентация технического развития и институционные изменения согласуются с нынешними и будущими потребностями. В конечном счете в основе устойчивого развития должна лежать политическая воля.
В контексте всего того, что мы сегодня знаем о реальном состоянии и тенденциях изменений в системе ЧЭБС, эти положения звучат не как идеология конкретных действий, а как наивнооптимистическая надежда. Эта концепция пытается примирить непримиримое: сохранить по возможности цивилизацию потребления, так как она «отвечает потребностям ныне живущих и будущих поколений людей», и решить задачу сохранения природы в рамках цивилизации, уничтожающей природу.
Это невозможно.
Чувствуется, что концепцию устойчивого развития разрабатывали вполне благополучные интеллектуалы. Отсюда — преувеличение «способности биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности», лицемерные сентенции о нищете, надежда на то, что толстосумы (страны, корпорации, люди) согласятся основательно раскошелиться, пустые слова о политической воле. В конечном счете все это выглядит как пропагандистская и совершенно беспомощная попытка сделать всех здоровыми и богатыми и обойти закон «на всех не хватит».
В концепции нет ни слова о необходимости остановить экономический рост и сократить масштабы материального производства. Наоборот, «устойчивое развитие» воспринимается большинством именно как устойчивый экономический рост. Лозунги устойчивого развития охотно подхватили политические круги России, видимо, вспоминая привычный «неуклонный рост материального и духовного благосостояния всего советского народа». В «Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию», утвержденной Указом Президента РФ от I апреля 1996 г., отмечено: «Идеи устойчивого развития оказываются чрезвычайно созвучными духу и менталитету России».
Первоначальная трактовка понятия sustainable devebpment в экологической экономике означает поддерживающее развитиет.е. развитие, поддерживающее состояние общества на экологически допустимом уровне, без количественного роста потребления природных ресурсов. В концепции устойчивого развития этот смысл искажен и превращен в плохо завуалированное и абсолютно безнадежное желание богатых стран и слоев общества сдержать стремление бедных к повышению благосостояния. Многократное повторение тезиса о том, что развивающиеся страны не должны следовать по пути, которым пришли к своему богатству и благополучию развитые страны, воспринимается в развивающихся странах как социально-политическая дискриминация.
Мы — ввд Homo sapiens (точнее — quasisapiens) — не желаем подчиняться закону устойчивости экосистем, исключающей экспоненциальный рост численности и потребления. Ho нет и оснований для надежды, что это может пройти для нас безнаказанно. Следует помнить также, что с экологической точки зрения «устойчивое развитие» — бессмыслица: для экосистем устойчивость и развитие (в нашем — «экономическом» — понимании) альтернативны.
Идея ноосферы. Еще в начале 20-х годов В.И. Вернадский пришел к мысли, что изменение природы «силой культурного человечества» становится явлением геологического масштаба. Человек как часть биосферы своим трудом многократно усиливает планетарную функцию живого вещества, она все больше становится управляемой человеческим разумом. Этот процесс естественно и неизбежно приводит к постепенному преобразованию земной биосферы в «мыслящую оболочку», сферу разума — ноосферу. Сам термин «ноосфера» В.И. Вернадскому не принадлежит. Н.Н. Моисеев (1990) высказывает предположение, что это понятие возникло при обсуждении доклада Вернадского о развитии биосферы на семинаре А. Бергсона в Париже в 1924 г.
Его предложил французский философ Эжен Jlepya. Сам В.И. Вернадский стал применять этот термин позднее. Философ- ско-этическая концепция ноосферы подробно разрабатывалась П. Тейяр-де-Шарденом (1965).
1 В западной экологической литературе понятия устойчивость (stability) и способность поддерживать (sustainability) принципиально различны (Smith, 1996).
Ноосфера, по В.И. Вернадскому (1944), — высший этап развития земной природы, результат совместной эволюции природы и общества, направляемой человеком; будущее биосферы, когда она, благодаря разумной деятельности и могуществу человека, приобретет новую функцию — функцию гармоничной стабилизации условий жизни на планете. Эпохе ноосферы должна предшествовать глубокая социально-экономическая реорганизация общества, изменение его ценностной ориентации. К идее ноосферы примыкают соображения В.И.Вернадского о возможности в будущем достижения человеком состояния автотрофности как средства независимости от органических ресурсов.
Этим в сущности исчерпывается всё содержание идей В.И.Вернадского о ноосфере. Сколько-нибудь развернутого и последовательного научного описания процесса ноосферогенеза и самой ноосферы с какими-то ее отчетливыми характеристиками, т.е. того, что по праву можно было бы назвать учением о ноосфере, не существует. Ho этого и нельзя требовать от представлений о далеком будущем. С футурологической точки зрения, например, «учение о коммунизме» разработано куда более подробно, чем идея ноосферы. Это сопоставление не случайно: обе идеи имеют точки соприкосновения.
Неполнота концепции наряду с внутренней привлекательностью идеи ноосферы вызвали множество спекуляций и произвольных трактовок. Так, ноосферой называют часть биосферы или вообще некоего пространства, которое находится под влиянием человека и преобразуется им. Л.Н. Гумилев (1990) трактует ноосферу как «сферу разума, продуктом которой является техника в самом широком смысле, включающем науку, искусство и литературу как кристаллизацию деятельности разума». С этой точки зрения была ноосфера кроманьонцев, ноосфера шумеров, ноосфера эллинов, ноосфера ацтеков и т.д.
Многие авторы не относят ноосферу в будущее, а считают ее совсем близкой или уже формирующейся. Процессы воздействия общества на природу, освоение новых территорий, расширение и углубление природопользования обозначается сторонниками этой трактовки как ноосферогенез. Ho в действительности это пока что только вытеснение биосферы техносферой. И хотя последняя действительно является продуктом человеческого разума и труда, что еще не ноосфера. Очень’многие создания человеческого разума на Земле достойны преклонения и сохранения в веках, но то, что человечество сделало с живой природой Земли, требует другой категории оценок и тем более не может быть названо «сферой разума». Сам Л.Н.Гумилев спрашивает:
А что дала нам ноосфера, даже если она действительно существует? От палеолита остались многочисленные кремневые опцепы и случайно оброненные скребки да рубила; от неолита - мусорные кучи на местах поселений. Античность подарила нам развалины городов, а средневековье - руины замков... И вред ли в наше время найдется человек, который предпочел бы видеть на месте лесов и степей груды отходов и бетонированные площадки.
Вообще к биосфере, даже в ее высшей формации, впрочем, как и ко всему человеческому обществу, не стоит применять критерий разумности. Речь скорее должна идти о целесообразности. Здесь не место обсуждать целесообразность устройства общества. Ho трудно не задаться вопросом, почему биосфера Земли, состоящая из непостижимого множества разнообразных и нескорре- лированных существ, не обладающих разумом, обнаруживает все свойства очень точной, сбалансированной и устойчивой организации, тоща как человеческое общество, общество носителей высокого разума, не только не обладает достоинствами биосферы, но своей стихийной неорганизованностью угрожает ее существованию, а заодно и своему собственному.
На Западе упоминания о ноосфере отсутствуют или очень редко проскальзывают в трудах философов. У нас же она считается экологическим идеалом, конечной целью устойчивого развития. Концепция перехода России к устойчивому развитию завершается словами:
Движение человечества к устойчивому развитию в конечном счете приведет к формированию предсказанной В.И.Вернадским сферы разума (ноосферы), когда мерилом национального и индивидуального богатства станут духовные ценности и знания Человека, живущего в гармонии с окружающей средой.
Жаль только, что неизвестно,как в этой сказке оказаться. Вопрос о принципиальной возможности ноосферы связан с двумя обстоятельствами. Это та исходная точка, то состояние взаимодействий человека и биоты экосферы, с которой может быть начато движение к будущей «гармонии». В настоящее время никаких намеков на гармоничность взаимодействий нет. Человеческая деятельность на протяжении всей истории и особенно сильно в XX в. была по отношению в экосфере целиком деструктивна. Человечество не приближается к ноосфере, а с большой скоростью движется в противоположном направлении. За последние полвека это отдаление стало настолько большим, что если бы В.И.Вернадский (1863 1945) мог увидеть это, он, вероятно, усомнился бы в осуществимости идей ноосферы. Большие сомнения вызывает принципиальная возможность контроля над биосферой со стороны человека. Наряду с колоссальным деструктивным вмешательством в обмен веществ и энергии в экосфере человек на самом деле контролирует лишь ничтожную часть из миллионов видов живых существ. Для того чтобы контролировать все виды и все взаимодействия между организмами, необходимо, чтобы информационные возможности человека были сопоставимы с объемом потоков информации в естественной биоте. Ho они несопоставимы: разрыв составляет около 20 порядков и в принципе не может быть существенно сокращен. По этой количественной характеристике биота экосферы несравненно совершеннее и «умнее» человеческой цивилизации.
Теоретически человечество может и, судя по практическим делам, предпочитает избрать другой путь: резко уменьшить число видов организмов, которых нужно контролировать, и попытаться взять на себя средорегулирующую функцию экосферы. Ho тогда, в соответствии с «правилом 1%», на стабилизацию условий окружающей среды потребуется более 99% энергетических и трудовых затрат, а на поддержание и развитие цивилизации останется менее 1%. В этом случае природные биоценозы, утратившие естественные связи и способность стабилизировать окружающую среду, становятся не только ненужными, но и опасными. Они могут быть сохранены лишь в немногочисленных резерватах как «памятники истории Земли», а все оставшиеся живые организмы будут превращены в контролируемые культурные виды. Так ли должна выглядеть «гармония с природой»?
Глубоко укоренившаяся природопокорительская идеология и оторванный от экологических ограничений техногенез не приблизили, а отдалили человечество от этих идеалов.
Требования перехода к новой модели цивилизации. В настоящее время уже нет никаких сомнений в том, что продолжение тех экономических, демографических, социально-географических и
экологических тенденций, которые сложились во второй половине XX столетия, ведет к глубочайшему кризису современной цивилизации. По разным оценкам, человечеству отводится всего от 30 до 60 лет для того, чтобы радикально изменить курс. Поэтому сейчас идет интенсивный поиск оптимального выбора пути. Рассмотрим варианты основных требований, которые предъявляются к этому выбору, к переходу на новый путь глобального развития.
Критерий Н.Н.Моисеева. Устремление к новой цивилизации, по мнению академика Н.Н.Моисеева, должно реализоваться через коэволюцию (совместную, взаимосвязанную эволюцию) человеческого общества и биосферы. Коэволюция рассматривается как развязка узла противоречий в триаде экологии, нравственности и политики, как согласование «стратегии природы» и «стратегии разу- ма».Так как реальные закономерности и темпы эволюции биосферы и человеческого общества сильно различаются, то фактически речь идет лишь о глубоком изменении поведения общества по отношению к природе, подчинения общества экологическому императиву.
Никита Николаевич Моисеев - выдающийся русский ученый, математик с мировым именем, действительный член Российской Академии наук, специалист в области системного анализа, моделирования и прогнозирования. Исследования экологии человечества глазами математика позволили ученому по-новому осветить антиэкологические издержки прогресса и перспективу взаимоотношений человека и природы.
В одном интервью о своем научном направлении он говорит так:
«...биосфера, как целостная система, динамика биосферы, универсальный эво- лиционизм - эта проблематика захватила меня целиком».
Автор увлекательных книг, на которых выросло целое поколение ученых-системщиков. Яркий публицист.
Президент Российского национального комитета ЮНЕП, Президент Международного независимого эколого-политологического университета (Москва), человек огромного научного диапазона, мыслитель и гражданин.

В качестве критерия, оценивающего эффективность человеческой деятельности Н.Н.Моисеев считает возможным применить термодинамический критерий — принцип минимума диссипации (рассеяния энергии).Все это предполагает коренное изменение социальной организации общества, причем обязательно в международном масштабе.
Критерий В.Г.Горшкова. Профессор биофизики из Санкт- Петербурга В.Г.Горшков, начиная с 1970 г. разрабатывает теорию биотической регуляции и стабилизации окружающей среды, которая сейчас хорошо обоснована, допускает перекрестную проверку с различных позиций и обладает прогностическими возможностями. Главное достижение этой теории — определение критерия, который можно обозначить как предел устойчивости (выносливости) экосферы по отношению к антропогенным воздействиям, как ее «несущую емкость», или, в терминах, которые мы использовали выше, — ее экологическую техноемкость. Эта величина составляет 01Р„ экосферы, или 1% чистой первичной продукции глобальной биоты, что составляет около 23 ЭДж/год, или в значениях мощности 0,74 ТВт. Современное прямое потребление человеческим обществом биопродукции экосистем суши составляет, по разным оценкам, от 7 до 12%, т.е. на порядок выше предела устойчивости экосферы, а валовая мощность энергетики цивилизации (включая энергию ископаемых топлив) близка к 18 ТВт, что в 24 раза больше энергетической оценки предела. Отсюда следует единственный практический вывод: человечество должно как можно скорее в несколько раз уменьшить свое давление на экосферу Земли.
По оценкам разных авторов, несущая демографическая емкость Земли составляет от 0,5 до 1,5 млрд. человек. Отсюда происходит концепция «золотого миллиарда» — той численности населения планеты, для которого могут быть обеспечены высокие стандарты благосостояния при достаточном сохранении биотического равновесия (Моисеев, 1996).
Необходимость экологической революции. Речь идет о «необходимой для выживания человечества экологической революции», которая должна сопровождаться глубокой биологизацией и экологизацией сельскохозяйственных технологий и средств обезвреживания отходов промышленного производства. Эти меры включают переход от монокультуры к поликультурному земледелию, от окультуривания видов — к окультуриванию экосистем, значительное расширение ресурсов пищи за счет биохимической и микробиологической обработки растительного сырья, а также с помощью дичеводства и одомашнивания новых видов животных (Виноградов и др.) По мнению авторов;этоГ путь соответствует лозунгу «вперед к природе, преобразованной человеком в единую семью живых существ». К этим взглядам близка идея неособирательства — использования даров и сил природы на уровне современных высоких технологий, но без угнетения экосистем и в эво- люционно обусловленных пределах (Урсул, 1989).
Будущая биологизация и экологизация процессов техносферы действительно могут приобрести существенное значение, но пока что не имеет количественных эколого-экономических оценок и, судя по всему, не может перевесить необходимости сократить численность населения и природоемкость экономики.
Выполнение требования построения новых социальноэтических моделей общества за короткий исторический срок кажется практически невозможным: так много для этого социальнопсихологических, политических, экономических, этических, религиозных и других препятствий. Большинство авторов единодушно в том, что этот процесс не может быть ограничен только изменением мировой экономической стратегии, хозяйственными и технологическими мерами; он должен сопровождаться глубокой переоценкой человеческих устремлений, становлением новой идеологии, новых норм поведения людей. Так, известный экономист-природовед П.Г.Оддак (1995) в своей книге обосновывает необходимость создания «высшего органа управления на планетарном уровне, наделенного правами и обладающего силой принуждения (во имя долгосрочных интересов всего человечества) предписывать нормы поведения, права и свободы человека»: нормы поведения суверенных государств, в которых интересы мирового сообщества были бы выше национальных интересов; нормы численности семьи, которыми для снижения народонаселения устанавливается правило однодетной семьи; нормы образа жизни, устанавливающие экологически регламентированные и справедливые уровни прожиточного максимума; нормы отношений между людьми, основанные на законах универсального имущественного и правового равенства.
Эти требования связаны с «этическими максимами» новой эпохи, в которой духовные ценности должны преобладать над материальными и которой должна управлять некая духовная элита общества. Одно из самых главных положений: суверенитет природы (сохранение здоровых условий жизни для неограниченного ряда грядущих поколений) должен быть выше суверенитета общества (интересов нынешнего поколения)». Автор сам сознает утопичность этих требований в современный исторический момент, но не видит им альтернативы и оказывается на позиции экологически ориентированного богоискательства.
В работе «Сценарии будущего: анализ последствий глобального экологического кризиса» (Зубаков, 1995) предложен сценарий экогейской перестройки в котором предполагается, что России, женщинам, армии и движению «зеленых» в XXI в. выпадает особая роль. По мнению автора, если сценарий экогейской перестройки не начнет проводиться в жизнь немедленно, то уже через 40—50 лет эра человечества и демократии может смениться на Земле эрой киборгов и космического тоталитаризма.
Все эти различные требования едины в одном: необходимо резко снизить нагрузку на биосферу.
Посмотрим, что же происходит на самом деле.
О соотношении демофафических и экономических требований. Рассуждая о требованиях снижения численности населения и природоемкости экономики мира, следует помнить, что пока что они продолжают быстро расти, обостряя глобальные проблемы. Согласно краткосрочному прогнозу ООН по крайней мере до 2010 г. население Земли будет линейно возрастать со скоростью около 85 млн.человек в год, т.е. при относительном приросте около 14%о. Только после этого можно ожидать некоторого замедления роста, а самый близкий мыслимый срок достижения пика численности на минимальном уровне 8,5 млрд. человек может быть достигнут не ранее 2050 года (рис. 8.2). Если представить, что в этой точке совершится одновременный тотальный переход на однодетную семью, то понадобится по меньшей мере 100 лет, чтобы численность населения планеты снизилась до 2 млрд. человек.
На рис. 8.2 представлены различные теоретические варианты демографических ожиданий в XXI веке. По оптимальному сценарию ООН и Международного института прикладного системного анализа, население мира выйдет на сильно растянутый предел на уровне около 11,5 млрд. человек только в первой половине XXII в. (кривая 7). Следует помнить, что человечество подстерегают серьезные пандемические опасности типа СПИДа. Рост болезненности людей преклонного возраста, вероятно, заставит в будущем пересмотреть отношение к продолжительности жизни как к главному критерию благополучия человеческих популяций.

Рис 8.2. Прогнозные сценарии роста населения мира
/ - постоянная плодовитость; 2 - постоянная скорость роста; 3 - кризис Третьего мира; 4 - высокий вариант ООН; 5 - средневысокий вариант ООН; 6 - медленный спад плодовитости; 7 - средний спад плодовитости; 8 - медленное снижение смертности; 9 - постоянная смертность; IO - средненизкий вариант ООН; 11- низкий вариант ООН; 12 - быстрое снижение плодовитости; К - модель СП. Капицы (1995)


Что касается роста экономики, то согласно последнему прогнозу Всемирного банка (1997) прирост реального ВВП для всех стран мира до 2006 г. составит в среднем 3,4% в год, а для периода с 1992 по 2020 г. — 2,9% в год. Последняя цифра складывается из прироста ВВП развитых стран на уровне 2,4%, развивающихся стран — на уровне 5,4% и стран «большой пятерки» (Китай, Индия, Бразилия, Индонезия, Россия) — на уровне 5,8% в год. Этот оптимистический с точки зрения экономики прогноз предполагает «выравнивающий» прирост ВВП на душу населения. Никаких реальных прогнозов прекращения роста экономики, в том числе и сопряженных с динамикой численности населения, не существует. Фактически всё это исключает надежду на скорую стабилизацию системы ЧЭБС. Вместе с тем, можно полагать, что тренды экономики окажутся менее инерционными по сравнению с демографическими тенденциями.
Проблема бедности в мире остается еще чрезвычайно острой, хотя за последние 30 лет развивающиеся страны сумели несколько ослабить ее. Сейчас около 1,3 млрд. людей живут менее чем на I доллар в день. Больше всего их в Южной Азии, Экваториальной Африке и Латинской Америке. Эксперты ООН считают, что главным препятствием ликвидации нищеты в этих странах является в основном политическая обстановка — военные конфликты, преступность, коррупция. Основные социальные услуги в ближайшие 10 лет могут стать общедоступными для жителей развивающихся стран, что потребует более 40 млрд. долл. Еще 40 млрд. долл. помогут полностью преодолеть однодолларовый порог бедности в мире.
В требование снижения глобальной природоемкости техносферы включается не только уменьшение численности населения, но и целый комплекс структурных изменений экономики, которые могут быть обозначены как экологизация экономики и производства — важнейших слагаемых экоразвития. 
<< | >>
Источник: Акимова Т.А., Хаскин В.В.. Экология: Учебник для вузов. 1999 {original}

Еще по теме Критика существующих концепций:

  1. В. А. Подорога, А. Б. Зыкова, И. С. Вдовина и др. Проблема сознания в современной западной философии: ПИ Критика некоторых концепций.— М.: Наука,.— 256 с., 1989
  2. В. У. БАБУШКИН. О ПРИРОДЕ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ. Критика современных буржуазных концепций. 1980, 1980
  3. 2 Существует безусловно необходимое существо
  4. XI. Энциклопедическое введение критики способности суждения в систему критики чистого разума
  5. Лекция III Критика исторического разума и критика диалектического разума
  6. СВЯЗИ «МАРСЕЛИЗМА» Познание индивидуального бытия неотделимо от акта любви, т. е. caritasблагодаря которому это бытие проявляется в том, что делает его существом неповторимым или — если угодно — образом бога. Габриель Марсель Первичный опыт человека является опытом другого человека... Акт любви — самое полное утверждение человека. Неопровержимое экзистенциальное cogito43. Я люблю — значит, существует бытие и есть смысл жить. Эмманюэль Мунье
  7. Существующая общая оценка В К
  8. ЦЕННОСТНОЕ СУЩЕСТВО
  9. Бог существует
  10. Существующее и действительное.
  11. Существо разумное
  12. Существует ли терапия?
  13. 1. Проблемы существующие и несуществующие
  14. Существует ли истина в гуманитарных науках?
  15. Глава И СУЩЕСТВУЕТ ЛИ БОГ?
  16. 2. Экспертиза заявки по существу