<<
>>

3.1. Анализ фактических обстоятельств уголовного дела

Анализ фактических обстоятельств уголовного дела направлен на то, чтобы вычленить из всего многообразия и объема содержащейся в деле информации те обстоятельства, которые составляют суть юридической проблемы, т.е.

имеют юридическое значение. Для этого необходимо, основываясь на изученных материалах дела, последовательно ответить на ряд (хорошо известных юристам) вопросов: когда, где, кто, что, почему, с какой целью, каким способом, при каких обстоятельствах и с кем совершил преступление. Если ответы на эти вопросы записать в форме повествовательных предложений, то получится короткий рассказ, отражающий объективную картину события. Такой рассказ (история) называется фабулой дела, в которой и отражается суть фактической версии, положенной в основу обвинения.

Для убеждения судей и особенно присяжных заседателей в правильности позиции обвинения разработка прокурором указанной версии имеет существенное значение. Надежная фактическая версия характеризуется определенными признаками: -

в соответствии с законами логики, причинно-следственными связями между предметами и явлениями окружающей действительности она подтверждает, что события разворачивались именно так; -

согласуется с отстаиваемой в суде юридической версией обвинения.

Иными словами, разрабатывая убедительную фактическую версию рассматриваемого в суде события, государственный обвинитель формирует свое представление о нем. По сути, он использует метод мысленного моделирования - на основании анализа имеющихся в деле доказательств реконструирует картину, механизм, способ и обстановку преступления.

Вот как об этом писал А.Ф. Кони, вспоминая о своей прокурорской практике: "Я посвящал вечер накануне заседания исключительно мысли о предстоящем деле, стараясь представить себе, как именно было совершено преступление и в какой обстановке. После того, как я пришел к убеждению в виновности путем логических, житейских и психологических соображений, я начинал мыслить образами. Они иногда возникали передо мной с такой силой, что я как бы присутствовал невидимым свидетелем при самом совершении преступления, и это без моего желания, невольно, как мне кажется, отражалось на убедительности моей речи, обращенной к присяжным" <1>.

<1> Кони А.Ф. Указ. соч. С. 74.

3.2. Анализ квалификации действий обвиняемого

Анализ правовой оценки (квалификации) действий обвиняемого начинается с последовательного решения следующих вопросов: - предусмотрено ли деяние в УК; -

в какой статье (пункте, части) Особенной части УК описаны противоправные действия, в совершении которых обвиняется подсудимый; -

не следует ли квалифицировать действия подсудимого по другой статье УК, предусматривающей ответственность за сходные деяния?

Сравнивая фабулу дела с диспозицией статьи УК, раскрывающей содержание преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, необходимо ответить на вопросы:

а) совпадает ли объект этого состава преступления с общественными отношениями, на которые посягало деяние, описанное в фабуле дела;

б) совпадают ли признаки объективной стороны данного состава и деяния, описанного в фабуле дела;

в) совпадают ли названные в статье УК признаки субъекта преступления с описанными в фабуле дела признаками личности лица, которое, по версии следователя, совершило преступление;

г) совпадают ли перечисленные в статье УК признаки субъективной стороны, в первую очередь форма и вид вины, с приведенными в фабуле дела обстоятельствами?

Затем (если возникла необходимость) фактические обстоятельства (фабула дела) сопоставляются с элементами смежных (схожих) составов преступлений, предусмотренных УК.

Особое внимание нужно обратить на то, нет ли в описании фабулы дела обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл.

8 УК) либо освобождающих от уголовной ответственности (гл. 11 УК).

3.3. Анализ относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств обвинения

Для того чтобы проанализировать доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности, прокурор должен хорошо знать следующие нормы разделов III ("Доказательства и доказывание") и VIII ("Предварительное расследование") УПК: 1)

обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73); 2)

понятие доказательств (ст. 74); 3)

основания признания доказательств недопустимыми (ст. 75); 4)

положения закона об отдельных видах доказательств: -

показания подозреваемого (ст. 76); -

показания обвиняемого (ст. 77); -

показания потерпевшего (ст. 78); -

показания свидетеля (ст. 79); -

заключение и показания эксперта и специалиста (ст. 80); -

понятие вещественных доказательств (ст. 81), порядок их хранения (ст. 82); -

иные документы (ст. 84); 5)

требования, которым должны отвечать протоколы следственных действий (ст. 166, 167, 174, 180); 6)

правила собирания, проверки и оценки доказательств (ст. 86, 87 и 88); 7)

использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности (ст. 89).

Очевидно, что анализ должен начинаться с оценки относимости и допустимости имеющихся

в деле доказательств. Доказательство считается отвечающим требованиям относимости, если оно содержит фактические данные, относящиеся к предмету доказывания, т.е. к перечисленным в ст. 73 УПК обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

Согласно ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся: 1)

показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; 2)

показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 3)

иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК.

Прокурор должен проверить, выполнены ли на этапе предварительного расследования требования ст. 88 УПК, согласно которым в случаях, указанных в ч. 2 ст. 75 УПК, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым как по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, так и по собственной инициативе, а доказательство, признанное таковым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Если эти требования в досудебных стадиях производства выполнены не были, прокурору следует оценить, как процессуальные нарушения могут отразиться в суде на доказательственной базе обвинения с учетом того, что согласно ч. 2 и 4 ст. 88 УПК суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе как в ходе предварительного слушания, так и судебного разбирательства (ст. 235, 271 УПК).

В случае обнаружения процессуально недоброкачественных доказательств, полученных с нарушением требований закона, надлежит составить их перечень и определить основания, по которым они могут быть оспорены как недопустимые.

При анализе доказательств прокурор должен также проверить выполнение требований ч. 1 ст. 220 УПК, согласно которой в обвинительном заключении следователь указывает перечень доказательств, подтверждающих обвинение (п. 5), и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6). Сопоставление тех и других доказательств, выявление между ними противоречий позволяют обнаружить слабые места в доказательственной базе обвинения.

Следует учитывать, что по делам, обвинение по которым основано главным образом на косвенных уликах, возможны ситуации, когда доказательства могут быть истолкованы сторонами с противоположных позиций. В таких случаях прокурору надо проанализировать содержание доказательственной информации, сопоставить ее с фабулой дела и определить, какую интерпретацию информации можно предложить в контексте обстоятельств дела. При этом важно продумать не только собственный вариант, но и возможные варианты оценки этих доказательств стороной защиты.

Затем все доказательства обвинения и доказательства защиты анализируются с позиции их достоверности и достаточности.

Достоверным считается доказательство, истинность которого (соответствие заключенных в нем фактических данных действительности) не вызывает сомнений, подтверждается другими доказательствами. Проверка достоверности собранных по делу доказательств, устранение возможных противоречий между ними - одно из важнейших условий вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Для того чтобы объективно оценить достоверность имеющихся в деле доказательств, прокурор должен сопоставить их между собой, выяснить причины, по которым свидетель мог давать в суде ложные показания.

Так, например, опровергая достоверность показаний свидетеля защиты по делу о взрыве на одном из городских рынков, государственный обвинитель, начальник отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Астраханской области Р.А. Мухамеджанова указала, что приведенный подсудимым Ханиевым в подтверждение своей невиновности довод о том, что весь тот день, когда прогремел взрыв, он якобы провел в компании с Павлом (Д.), с которым познакомился утром того же дня в баре на вокзале, не заслуживает доверия.

Адвокаты умудрились найти этого человека в полумиллионном городе по прошествии четырех с лишним лет с момента тех событий, найти по одному имени Павел и сведениям о том, что он когда-то (!) работал в милиции. Странно, что за все время предварительного следствия в течение двух лет, как говорится, по горячим следам, они не ставили перед собой задачу разыскать такого ценного для защиты Ханиева свидетеля.

Правдивость показаний этого свидетеля вызывает большое сомнение, и для этого есть основания. Начнем с того, что Д. сообщил суду неправдивые сведения о месте своей работы, тогда как установлено, что он уже 10 месяцев сотрудник (юрисконсульт) фирмы, одним из учредителей которой является... товарищ Ханиева по скамье подсудимых Исаков, а генеральным директором - жена Исакова.

С учетом нынешней работы Д. становится понятным, почему он сразу же "вспомнил" Ханиева и с точностью до минуты описал весь день, якобы проведенный с ним за распитием спиртного, даже рассказал, сколько и где кружек пива было ими выпито, хотя происходило все это... четыре с лишним года назад.

Странные обстоятельства появления этого свидетеля через столько лет, установленный факт его неискренности в ответе на вопрос о месте работы позволяют усомниться в правдивости всех его показаний.

Анализ доказательств с точки зрения их достаточности, т.е. оценка собранных по делу доказательств в их совокупности, имеет значение для: 1)

установления в процессе доказывания указанных в ст. 73 УПК обстоятельств, образующих предмет доказывания; 2)

формирования в процессе доказывания правильного внутреннего убеждения у присяжных заседателей и судей по вопросам, относящимся к их компетенции.

Таким образом, по делам о преступлениях террористического характера (впрочем, как и о других преступлениях) при анализе достаточности (полноты) доказательств прокурор должен решить, достаточно ли, по его убеждению, в деле доказательств для установления каждого элемента предмета доказывания и каждого признака состава преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый.

Следует отметить, что УПК не содержит специальных количественных критериев, связанных с процессом доказывания (за исключением ч. 2 ст. 77 УПК, согласно которой признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств). Между тем установлено, что проверка доказательств производится путем сопоставления их с другими доказательствами (ст. 87 УПК), а для решения вопроса о достаточности доказательств для разрешения уголовного дела собранные доказательства должны быть оценены в совокупности. В соответствии с принципом свободы оценки доказательств никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Любопытно, что уголовно-процессуальное законодательство некоторых зарубежных стран предусматривает так называемый минимум доказательств, необходимый для вынесения обвинительного приговора. Согласно этому критерию судья может вынести приговор, когда получены по крайней мере два доказательства. В Италии же достаточно одного свидетельского показания, но при условии, что это показание обладает такими признаками, как серьезность, точность и согласованность с иной информацией. В то же время в Германии установлено, что одного доказательства, основанного на слухах, недостаточно для обоснованного вынесения приговора и что поэтому требуются другие доказательства. В Англии судья обязан в отдельных случаях предупредить присяжных заседателей об опасности выносить приговор на основе заявления единственного свидетеля. В США (штат Массачусетс) разработана специальная процедура ведения процесса по делам об особо тяжких преступлениях, в том числе о террористических актах, которая предусматривает особые гарантии доказанности виновности подсудимого. К числу таких гарантий относится обязательное наличие в уголовном деле судебных экспертиз, в частности анализа ДНК, правило о том, что показания свидетелей и очевидцев имеют меньший вес, чем экспертные заключения, постановка перед присяжными вопроса, отражающего более высокую степень доказанности виновности подсудимого (вместо формулировки "нет существенных сомнений" формулировка "не осталось вообще никаких сомнений") <1>.

<1> См.: Новик В.В. Доказательственная деятельность и формирование доказательств: Конспект лекций. СПб., 2005. С. 69 - 71.

При оценке достаточности доказательств, собранных по делам о преступлениях террористического характера, прокуроры подчас сталкиваются с двумя крайними ситуациями: дефицитом доказательственного ресурса и его избыточностью.

Дефицит доказательств. Как показывает практика, дефицит доказательств нередко отмечается при рассмотрении судом уголовных дел о террористических актах, совершенных с использованием взрывных устройств и террористов-смертников. Подготовка смертников ведется групповым способом по специально разработанной методике с применением зомбирующих технологий, учебно-тренировочных заданий, формирующих жесткие мотивационные установки, соответствующей атрибутики и ритуалов. Правоохранительные органы пока не располагают надежными методиками, позволяющими быстро идентифицировать террориста-смертника, а также лиц, проносящих взрывчатые вещества или взрывные устройства на себе либо в ручной клади к месту массового скопления людей, в том числе на объекты транспорта. Работа следователей по раскрытию преступления и сбору доказательств по таким делам часто осложняется и другими трудностями, в частности:

а) дефицитом доказательственной информации о событии преступления в силу кратковременности его совершения;

б) сложностью установления мотивов, целей, механизма, способа и средств совершения преступления, личности исполнителя, организатора, пособников и др.;

в) сложностью установления обстоятельств, предшествовавших криминальному взрыву, в том числе характеризующих подготовительные действия виновного лица (лиц);

г) скудостью, хаотичностью, фрагментарностью следовой обстановки на месте преступления, которая существенно утрачивается после взрыва;

д) отсутствием очевидцев преступления, в том числе в результате их гибели. Если все же их удается установить, то их показания мало способствуют раскрытию преступления в связи с тем, что действия террористического характера совершаются в условиях полной неожиданности, а усиленные воздействием взрыва вызывают у очевидцев острые психические расстройства, которые проявляются в нарушении памяти и других познавательных процессов. Некоторые очевидцы не желают сообщать известные им сведения из-за боязни расправы со стороны террористов <1>.

<1> См.: Новик В.В. Криминалистические аспекты доказывания по делам о терроризме. Следственная практика. Выпуск 167. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 2005. С. 221 - 222.

При изучении материалов уголовного дела прокурор, помня об этих особенностях, должен выяснить, достаточные ли меры были приняты следователем для восполнения информационной неопределенности (назначены ли взрывотехническая, другие виды судебных экспертиз и т.д.).

Избыточность доказательств. В ситуации избыточности доказательственного ресурса при определении пределов доказывания государственному обвинителю необходимо решить главный вопрос: какие доказательства выбрать и представить суду с тем чтобы, с одной стороны, каждое обстоятельство, подлежащее доказыванию, было без сомнения установлено, а с другой - не было бы ненужного дублирования в подтверждении уже установленных фактов.

В литературе по теории доказательств справедливо отмечается, что определенная избыточность доказательств неизбежно возникает в ходе расследования преступлений, так как она нужна для восполнения пробелов и устранения имеющихся противоречий. Однако по некоторым делам, в том числе об актах терроризма, подчас аккумулируется такая большая доказательственная масса, которая значительно превышает пределы, необходимые для принятия законного и справедливого итогового решения.

Под избыточными понимаются доказательства, которые использовались, например, для доказывания фактических данных:

а) не относящихся к обстоятельствам дела;

б) устанавливающих обстоятельства, уже достаточно установленные;

в) об обстоятельствах, познание которых по данному делу не требует процессуального доказывания.

Слишком широкие пределы доказывания не только неоправданно затягивают предварительное расследование и судебное разбирательство, но и ставят под угрозу правильность процессуального решения (вердикта коллегии присяжных заседателей и приговора). Избыточность доказательств искажает перспективу дела, отвлекает от проверки и оценки доказательств, действительно необходимых для установления существенных обстоятельств уголовного дела <1>.

<1> См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин. М., 1973. С. 187 - 196.

3.4. Оценка законности и обоснованности обвинения

С учетом результатов анализа фактических обстоятельств уголовного дела, правовой оценки (квалификации) действий обвиняемого, анализа имеющихся в деле доказательств обвинения и защиты, их относимости, допустимости, достоверности и достаточности прокурор оценивает законность и обоснованность предъявленного подсудимому обвинения, правильность позиции следователя по уголовному делу, изложенной в обвинительном заключении. Версию обвинения целесообразно сопоставлять с другими возможными версиями, возникшими у государственного обвинителя, с позицией обвиняемого и его защитника, о которой можно судить по их ходатайствам, имеющимся в уголовном деле, по отношению к обвинению подсудимого, которое изложено в протоколе его допроса в качестве обвиняемого.

Таким образом, предварительная позиция государственного обвинителя по уголовному делу формируется после изучения материалов уголовного дела, ознакомления с законодательством, регулирующим уголовную ответственность за данное преступление, с судебной практикой, комментариями ученых и практикующих юристов к действующим УК и УПК.

Выработке правильной позиции способствует и обсуждение с производившим расследование следователем результатов проверки в ходе следствия других версий, а также возможных версий защиты. Такое обсуждение помогает всесторонне оценить судебную перспективу фактической и юридической версий, изложенных в обвинительном заключении, спрогнозировать неблагоприятные для обвинения ситуации, которые могут возникнуть в суде.

Бесспорно, что до начала судебного заседания позиция государственного обвинителя по уголовному делу лишь предварительная и может измениться в суде существенным образом. Окончательную позицию, которую прокурор будет отстаивать в своей судебной речи, он вырабатывает только после исследования судом всех представленных сторонами доказательств.

<< | >>
Источник: В.А. БУРКОВСКАЯ, Е.А. МАРКИНА, В.В. МЕЛЬНИК, Н.Ю. РЕШЕТОВА. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА. МОНОГРАФИЯ. 2008 {original}

Еще по теме 3.1. Анализ фактических обстоятельств уголовного дела:

  1. 2.1. Изучение материалов уголовного дела, составление выписок и копий процессуальных документов, использование для подготовки электронной версии материалов уголовного дела
  2. Фактическая сторона дела
  3. 5.3.2 Правовой статус председательствующего при рассмотрении уголовного дела по первой инстанции 5.3.2.1
  4. 13.7.4 Центральный орган уголовно-исполнительной системы как самостоятельное структурное подразделение Министерства юстиции РФ, обеспечивающее организацию исполнения законодательства РФ по вопросам деятельности уголовно-исполнительной системы: задачи и функции
  5. 3.4 Понятие звена судебной системы и судебной инстанции. Первая инстанция, апелляционная инстанция, кассационная инстанция, надзорная инстанция, возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам (ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств)
  6. 7. Методы сбора фактического материала
  7. ПРИЛОЖЕНИЕ Б Расчет фактического экономического эффекта от внедрения технологии бурения с гибким регулированием давления в системе «скважина - пласт»
  8. 2. Уголовная ответственность
  9. 3.4.2.5 Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам
  10. Третье обстоятельство
  11. Сроки и обстоятельства
  12. 18.3. Уголовная ответственность
  13. НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
  14. Жизненные обстоятельства
  15. Второе обстоятельство
  16. Первое обстоятельство
  17. Призвание уголовных
  18. 18.4. Уголовные наказания в РФ
  19. Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении