<<
>>

6.3. Форма обвинительной речи

Как известно, обвинительная речь - самое ответственное, сложное и продолжительное выступление государственного обвинителя. Для обеспечения эффективного воздействия на судей и слушателей она должна быть убедительной не только по структуре и содержанию, но и по форме произнесения.

Живая, свободная речь более действенно влияет на слушателей, не только обеспечивает доказательность, но и имеет силу внушения.

Именно этим отличается речь подлинного оратора. Сказанное совсем не означает, что обвинитель не должен готовиться к судебным прениям, в том числе путем составления письменных тезисов речи. В то же время речь, прочитанная слово в слово по заранее подготовленному тексту, когда оратор не отрывается от бумажки, не следит за тем, как реагируют на его слова слушатели, ничего общего с ораторским искусством не имеет.

Чтобы овладеть умением произносить убедительную речь в состязательном уголовном процессе, судебный оратор должен готовить не только речь, но и (пусть это не покажется странным) себя к произнесению такой речи, т.е. воспитывать, формировать, развивать, оттачивать и шлифовать в себе качества подлинного судебного оратора, общую и профессиональную культуру.

Произнесенная речь будет способствовать эффективному решению стоящих перед государственным обвинителем задач только тогда, когда в ней проявляются такие коммуникативные <1> качества, как ясность, логичность, выразительность и точность. Она также должна быть лаконичной при достаточной (с учетом обстоятельств конкретного дела) продолжительности.

<1> Коммуникативный - прилагательное от понятия "коммуникация" в значении "общение с помощью языка".

Ясность речи заключается в ее доходчивости. Она должна быть понятна для слушателей. Ясность речи достигается использованием общеупотребительных слов и выражений, а при необходимости употребления узкоспециальных терминов, не знакомых присяжным заседателям, присутствующим в зале судебного заседания лицам, - их разъяснением.

Убедительность зависит и от других коммуникативных качеств речи, в том числе от ее логичности.

Логичность речи заключается в соответствии ее содержания законам логики.

На типичные признаки логически непоследовательной, а значит, непонятной и неубедительной речи указывал А.Ф. Кони: "Если мысль скачет с предмета на предмет, перебрасывается, если главное постоянно прерывается, то такую речь почти невозможно слушать" <1>.

<1> Кони А.Ф. Избранные произведения. С. 115.

И наоборот, если мысли текут, развиваются в четкой логической последовательности, такая речь не вызывает неприятных ощущений у слушателей, ибо она покоряет ум и сердце своим гармоническим единством, "доставляет кроме умственного глубокое эстетическое наслаждение" <1>.

<1> Там же.

Эффективному усвоению судьей и другими слушателями главной мысли государственного обвинителя, его позиции и доводов, на которых она основана, способствует еще одно важное коммуникативное качество - лаконичность при достаточной продолжительности речи. Это качество выражается в отсутствии лишних слов, мешающих движению главной мысли, экономности, емкости, содержательности речи, в которой "словам тесно, а мыслям просторно".

Лаконичная речь, обладающая достаточной продолжительностью, может быть и краткой, и длинной, и очень краткой, и очень длинной, произносимой в течение нескольких часов, а иногда даже дней. Профессионализм прокурора и его здравый смысл должны подсказать, какую продолжительность речи целесообразно и уместно избрать с учетом обстоятельств дела, замысла оратора, его интеллектуально-духовного потенциала, умений и навыков.

Известно, что длинная обвинительная речь не всегда бывает удачной. Но и короткая речь чаще всего функционально неоправданна, если она по сложному делу не позволяет понятно, полно и убедительно разъяснить суду позицию и доводы обвинения.

Эту мысль высказывал еще Цицерон, подчеркивая, что краткость является достоинством речи лишь в том случае, "если предмет того требует" <1>.

<1> Там же. С. 359.

По сложным уголовным делам об актах терроризма и о других тяжких преступлениях, обвинение по которым основано главным образом на косвенных доказательствах, особенно при их дефиците или противоречивости, краткая речь может быть просто неуместной. Государственный обвинитель в этом случае рискует тем, что судья, присяжные заседатели окажутся в плену аргументов более разговорчивого процессуального противника.

В то же время речь не должна быть очень длинной, многословной, содержать многочисленные повторения одного и того же одними и теми же словами, ибо она может утомить слушателей. Обычно такая обвинительная речь не только чрезмерно продолжительна, но и недостаточно выразительна.

Выразительность (экспрессивность) речи достигается при помощи структурных элементов речи, которые поддерживают внимание и интерес у слушателей, облегчают восприятие, запоминание изложенного в речи материала, содержащихся в ней рассуждений, фактов, доказательств и их взаимосвязей, активизируют воображение, логическое и образное мышление, память слушателей. Средствами для привлечения внимания служат образные средства речи и риторические фигуры.

Художественность и своеобразие стилю придает индивидуальный слог речи, т.е. оригинальная манера оратора выразительно и рельефно высказывать свои мысли.

В процессе разработки судебной речи используются следующие образные средства речи: сравнения, метафоры, ирония, обороты речи, в которых слова, фразы и выражения употребляются в переносном, образном смысле в целях достижения большей художественной выразительности. Судебная речь, украшенная образами, несравненно выразительнее, живее, нагляднее речи, составленной из одних рассуждений. Поэтому такая речь лучше запоминается судьями и присяжными заседателями, оказывает действенное влияние на формирование их внутреннего убеждения.

Для обеспечения эффективного решения всех задач, связанных с процессом убеждения, образные средства должны применяться в оптимальном сочетании с риторическими фигурами.

Риторические фигуры (фигуры речи) - это особые стилистические обороты, служащие для усиления образно-выразительной стороны высказывания (речевые повторы, антитеза, предупреждение, вопросно-ответный ход, риторический вопрос, неожиданный перерыв мысли и умолчание). Говоря словами П. Сергеича, фигуры речи - это "курсив в печати, красные чернила в рукописи" <1>. В процессе произнесения и восприятия речи риторические фигуры выступают в роли своеобразных "манков", привлекающих внимание и возбуждающих интерес слушателей, активизирующих у них логическое и образное мышление, воображение, логическую и образную память.

<1> Кони А.Ф. Избранные произведения. С. 47.

В судебной речи наиболее распространенная фигура - речевой повтор. При правильном использовании этого приема повторение одних и тех же мыслей (как правило, с помощью новых речевых оборотов) делает высказывание более убедительным. Не зря психологи утверждают, что для того, чтобы определенная мысль отразилась в сознании слушателей, ее надо повторить... не менее четырех раз, но в разной словесной форме. Повтор же какого-то соображения одними и теми же словами настораживает слушателей, они начинают подозревать, что им насильно хотят "вдолбить" некую идею, а это вызывает у них скорее критическое отношение к доводам оратора, чем желание соглашаться с ним.

Вопросно-ответный ход - риторическая фигура, которая заключается в том, что оратор задает себе (и слушателям) вопросы и сам на них отвечает.

Вопросно-ответный ход можно сочетать с риторическим вопросом - стилистической фигурой речи, которая состоит в том, что оратор эмоционально утверждает или отрицает что-либо в форме вопроса, но не отвечает на него. Риторический вопрос рассчитан на то, что у слушателей сама собой возникнет мысль: "Да, это так!"

Для активизации познавательных и эмоциональных процессов слушателей в судебной речи могут использоваться и такие речевые фигуры, как антитеза, предупреждение и неожиданный перерыв мысли.

Антитеза - это риторическая фигура, в которой для усиления выразительности речи резко противопоставляются явления, понятия и признаки.

Элементы смыслового противопоставления могут содержаться и в предупреждении - речевой фигуре, которая состоит в том, что оратор, прогнозируя возражения слушателей или какого-либо оппонента и опережая их, сам себе возражает от лица слушателей или оппонента и опровергает эти возражения от своего имени.

Искусные судебные ораторы умело используют еще один риторический прием - неожиданный перерыв мысли, который заключается в том, что оратор неожиданно для слушателей прерывает начатую мысль, а затем, поговорив о другом, возвращается к недоговоренному ранее. Этот прием дает пищу не только вниманию, взбадривая и освежая его, но и любопытству, что способствует формированию у слушателей интереса к речи, поддержанию психологического контакта, направлению мыслей в нужную для дела сторону.

Таким образом, выразительность (экспрессивность) речи достигается при помощи структурных элементов речи: речевых фигур, образных средств речи и эстетически совершенного стиля. Искусное применение государственным обвинителем этих средств обеспечивает эффективное воздействие не только на ум, но и на чувства слушателей.

Для решения этой задачи речь государственного обвинителя должна обладать еще тремя важными коммуникативными качествами: уместностью, искренностью и точностью.

Уместность - использование таких языковых средств, которые больше всего подходят к ситуации, отвечают задачам и целям общения, способствуют установлению и поддержанию психологического контакта между говорящим и слушающими. Как отмечал еще Квинтилиан, в судебной речи уместен стиль, соответствующий принципу "золотой середины": "Пусть красноречие будет великолепно без излишеств, возвышенно без риска... богато без роскошества, мило без развязности, величаво без напыщенности: здесь, как и во всем, вернейший путь - средний, а все крайности - ошибки" <1>.

<1> Кузнецова Т.И., Стрельникова И.П. Ораторское искусство в Древнем Риме. М., 1976. С.

176.

Такой умеренный стиль красноречия для обвинительной речи оптимален. Он в наибольшей степени отвечает предмету судебной речи, особенно если говорится об обстоятельствах (а именно с такими обстоятельствами чаще всего имеет дело прокурор по делам о преступлениях террористического характера), разукрашивать которые цветами красноречия не просто не уместно, а кощунственно.

Искренность речи - коммуникативное качество, при котором тон речи естественным образом выражает подлинные мысли и чувства оратора, его внутреннюю убежденность в правильности и справедливости отстаиваемых им положений, что способствует формированию такой же внутренней убежденности и у слушателей, да и самому выступающему помогает выстраивать свои аргументы. Недаром с давних времен известен совет начинающему оратору: "Говори с убеждением, слова и мысли придут сами собой".

Внутренняя убежденность государственного обвинителя в обоснованности своей позиции, в законности предъявленного подсудимому обвинения обусловливает искренний тон обвинительной речи, что, в свою очередь, формирует у слушателей доверие к выступающему, согласие с его доводами.

Чувство, что судебный оратор говорит правду, у слушателей формируется и в тех случаях, когда в его речи проявляется еще одно важное коммуникативное качество - точность речи, которая заключается в соответствии высказываний говорящего установленным в судебном заседании фактам. Допускаемые по небрежности (или намеренно) неточности подрывают доверие к судебному оратору, такие неточности - опасная ошибка государственного обвинителя.

И вот еще что уместно отметить. Чем меньшим количеством доказательств располагает государственный обвинитель для обоснования правильности своей позиции, тем большее значение имеет точность его речи, проявляющаяся в добросовестном обращении с фактами при их изложении и интерпретации, ибо только тогда он может рассчитывать на доверие судей, присяжных заседателей. Одновременно он должен следить и за тем, чтобы факты не искажались стороной защиты.

Влияние каждого из названных коммуникативных качеств на убедительность речи носит системный характер, т.е. каждое из них способствует проявлению других коммуникативных качеств (например, ясность речи способствует логичности, а логичность речи - ее ясности) и убедительности речи в целом.

Отсутствие или слабая выраженность одного или нескольких указанных коммуникативных качеств разрушают убедительность судебной речи, снижают способность государственного обвинителя легально воздействовать на судей с целью убедить их в законности, обоснованности и справедливости своей позиции и доводов, на которых она основана.

Убедительность судебной речи зависит и от владения выступающим техникой речи. Судебный оратор обязан уметь доносить до слушателей тончайшие смысловые и эмоциональные оттенки своей речи. Он должен научиться своевременно делать паузы - логические, психологические.

Логическая пауза - это отражение в устной речи знаков препинания. Такая пауза помогает правильно воспринимать смысл сказанной фразы.

Психологическая пауза, не подчиняясь никаким формальным законам, позволяет привлечь внимание слушателей к наиболее важной, значимой части фразы. Например, государственный обвинитель говорит: "Подсудимые не могли не знать, что от их действий пострадают многие люди, в том числе... малолетние дети, но это не остановило их". В этом случае психологическая пауза перед словами "малолетние дети" подготавливает слушателей к восприятию отягчающего обстоятельства - совершение преступления в отношении малолетнего ребенка. Наличие паузы усилило фразу.

Еще один элемент техники речи - интонация, которая как бы окрашивает речь, причем различным ее частям могут быть присущи разные интонационные оттенки. Для вступления чаще всего характерна спокойная, сдержанная интонация, для заключительной части - несколько взволнованная.

Важным элементом техники речи служит и ударение. Фраза, в которой все слова произносятся без выделения главного из них, становится бесцветной. В то же время недопустимо перегружать свою речь ударениями, так как это делает ее сложной для восприятия, дезориентирует в том, на что следует обратить особое внимание.

Государственному обвинителю во время произнесения речи нужно быть "экономным" и в жестах, которые должны быть естественными, непринужденными; подчеркивать только то, что хочет сказать оратор, а не отвлекать слушателей.

И, наконец, последнее по счету, но не по важности - культура речи государственного обвинителя. Общение в судебном заседании обладает рядом особенностей, т.е. существуют строгие требования к культуре речи участников процесса, прежде всего речи прокурора. Во- первых, высокий уровень официальности отношений участников судебного процесса обязывает использовать деловой стиль русского литературного языка. Во-вторых, в суде прокурор поддерживает государственное обвинение, т.е. выступает от имени государства, следовательно, его речь должна быть выдержанной, без серьезных погрешностей и явных стилистических ошибок.

В традициях русской речевой культуры обязательно соблюдение норм литературного языка. Малограмотность говорящего связывается в сознании слушателя с низким профессионализмом, вызывает недоверие к человеку за трибуной, делает его речь неубедительной.

Позволим себе привести только несколько неудачных выражений из речей государственных обвинителей, участвовавших в рассмотрении судами дел о преступлениях террористического характера: "Подсудимый на предварительном следствии и в суде опроверг предъявленное ему обвинение", "Не случайно мною сделан краткий акцент на фабуле", "Его ощущения вызвали всего лишь удивление".

Правильное и уместное употребление слов, пожалуй, наиболее сложная проблема для выступающего публично. Ситуация официального общения требует точного словоупотребления, а устность не дает возможности заниматься подбором слова, так как процесс обдумывания мысли и говорение протекают почти одновременно.

В итоге наиболее успешным оказывается тот оратор, который, если так можно выразиться, готовился к своему выступлению всю жизнь, т.е. начитан, обладает богатым запасом слов, употребляет их в соответствии со значением и стилистической окраской. Правильно и умело используемые языковые средства повышают эффективность речи и ее воздействие на слушателей. И наоборот, неграмотная, неряшливая речь может подорвать доверие к оратору и привести к тому, что даже те доводы, в основе которых лежат исследованные в суде доказательства, не покажутся присяжным заседателям, присутствующим в зале гражданам убедительными.

<< | >>
Источник: В.А. БУРКОВСКАЯ, Е.А. МАРКИНА, В.В. МЕЛЬНИК, Н.Ю. РЕШЕТОВА. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА. МОНОГРАФИЯ. 2008 {original}

Еще по теме 6.3. Форма обвинительной речи:

  1. 6.1. Структура и содержание обвинительной речи
  2. 6.2. Требования, предъявляемые к структуре обвинительной речи
  3. Обвинительный капитул
  4. А. Характер предварительного следствия и обвинительного акта
  5. И. Обвинительный акт и некоторые черты судебного следствия. — «Исход» представителей «еврейства» из зала Суда. — Приговор. — Заключение I,
  6. ГЛАВА IV О РЕЧИ
  7. СТАТЬИ И РЕЧИ
  8. РЕЧИ – САМОТАКОВОСТЬ
  9. 53. Виды речи
  10. Функции речи
  11. Виды речи
  12. 9.2. Нарушения речи
  13. 40. Развитие речи в раннем детстве
  14. ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ
  15. Раздел II. РЕЧИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБВИНИТЕЛЕЙ
  16. 59. Развитие речи младшего школьника
  17. 5. РАЗВИТИЕ РЕЧИ
  18. ПРОИСХОЖДЕНИЕ РЕЧИ
  19. Происхождение речи.
  20. Общие свойства художественной речи