<<
>>

7.2. Основания принесения представления

Представление приносится прокурором при наличии хотя бы одного из оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения, перечень которых приведен в ст. 379 УПК, а в ст. 380 - 383 УПК дана их развернутая правовая характеристика.

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (ст.

380) означает, что изложенные в приговоре выводы суда о фактических обстоятельствах дела не подтверждаются исследованными судом доказательствами.

В то же время сделанные судом выводы будут соответствовать фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если: -

обстоятельства, подлежащие доказыванию, перечень которых дан в ст. 73 УПК, в судебном заседании установлены полно и достоверно; -

все недопустимые доказательства отвергнуты судом в соответствии со ст. 75 УПК; -

процесс доказывания осуществлялся согласно положениям гл. 2 УПК.

Иными словами, обстоятельства уголовного дела должны быть не только полно установлены в судебном заседании, но и надлежащим образом оценены в приговоре. Односторонняя и неполная оценка судом обстоятельств дела и доказательств влияет на выводы суда по вопросам, составляющим существо судебного решения.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или кассационной инстанции, если: -

выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (например, признание обвиняемым своей вины в совершении преступления не может быть положено в основу обвинения, если оно не согласуется с другими доказательствами по делу); -

суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (хотя такие обстоятельства и были установлены в ходе судебного разбирательства); -

при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни и отверг другие; -

изложенные в приговоре выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона, определение меры наказания, вида и размера материального ущерба и т.д. В частности, выводы и решения, сформулированные в резолютивной части итогового судебного документа, должны логически и последовательно вытекать из обоснования и оценок, изложенных в описательно-мотивировочной части. Если, например, в описательно-мотивировочной части приговора на основании имеющихся доказательств суд признал установленными обстоятельства, свидетельствующие о непричастности подсудимого к совершению преступления, а в резолютивной части в качестве основания оправдания указал на отсутствие в действиях подсудимого состава преступления, такой приговор подлежит обжалованию. Не исключено, что существенные противоречия обнаружатся в описательно-мотивировочной части приговора, а следовательно, нельзя будет считать обоснованными и выводы, содержащиеся в его резолютивной части.

Необходимо обращать внимание и на то, нет ли существенных противоречий между обоснованием в описательно-мотивировочной части приговора выводов относительно юридической оценки совершенного преступления, вида и размера наказания и квалификацией содеянного в резолютивной части, а также назначенным подсудимому наказанием.

В ст.

381 УПК закреплены понятие и перечень нарушений уголовно-процессуального закона, которые также служат основанием отмены или изменения судебного решения. Это такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора (ч. 1 ст. 381). Причем, как следует из смысла закона, судебное решение подлежит отмене судом кассационной инстанции как в случае выявления прямой взаимосвязи между неправосудностью приговора и установленным нарушением уголовно-процессуального закона, так и тогда, когда допущенное нарушение только могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае (т.е. без каких-либо дополнительных условий) являются: -

непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254

УПК; -

постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; -

рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 247 УПК; -

рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие обязательно в соответствии с УПК, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; -

нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика; -

непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон; -

непредоставление подсудимому последнего слова; -

нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора; -

обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми; -

отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении; -

отсутствие протокола судебного заседания.

В представлении на приговор, подлежащий отмене в связи с нарушением уголовно- процессуального закона, должно быть указано: какая процессуальная норма нарушена; в чем конкретно выразилось нарушение; какие данные подтверждают факт допущенного нарушения. При наличии безусловных оснований отмены судебного решения прокурору достаточно указать на них со ссылкой на соответствующие материалы уголовного дела. Во всех иных случаях необходимо обосновать, что допущенное нарушение повлияло или могло повлиять на постановление законного приговора.

Суд кассационной инстанции признал обоснованным и удовлетворил кассационное представление прокурора на приговор Краснодарского краевого суда в отношении Садыкова, Уматгириева, Арсанукаева, Вахаева в связи с необоснованностью оправдания подсудимых по ч. 3 ст. 205, ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, ст. 317, ч. 2 ст. 105 УК - из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Судебная коллегия в кассационном определении отметила, что суд без достаточных оснований признал недопустимым доказательством показания Вахаева, не указал, в чем выразилось нарушение его права на защиту, тогда как данных о применении недозволенных методов следствия не имелось. Суд проявил непоследовательность в оценке показаний, признав подсудимых виновными в разбое и оправдав их по другим составам преступлений, в нарушение ст. 305 УПК не привел мотивы, по которым отверг доказательства обвинения. Уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Неправильное применение уголовного закона (ст. 382 УПК) проявляется в нарушении требований Общей части УК либо в применении не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК, которые подлежали применению.

Нарушение положений Общей части УК чаще всего выражается в неприменении или неправильном применении ее конкретных норм. Например, при постановлении приговора суд не применил или неправильно применил нормы уголовного закона о совокупности и рецидиве преступлений (ст. 17 и 18), об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость (ст. 22); неправильно определил форму вины, вид соучастия в преступлении, степень ответственности соучастника (ст. 24, 33, 34); не исследовал или недостаточно исследовал обстоятельства, исключающие преступность деяния (гл. 8), и т.д. На практике неправильное применение уголовного закона в большинстве случаев связано с неверной квалификацией совершенного преступления, когда, правильно установив фактические обстоятельства уголовного дела, суд дает неправильную юридическую оценку действиям подсудимого.

Согласно ст. 383 УПК основанием отмены или изменения судебного решения служит несправедливость приговора. Несправедливым приговор признается в связи с чрезмерной мягкостью или чрезмерной суровостью назначенного наказания.

Несправедливость назначенного наказания как основание отмены судебного решения предполагает, что при его вынесении не учтены или не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного деяния, личность виновного, обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Приговор не должен быть чрезмерно суровым или слишком мягким как по виду, так и по размеру наказания. При чрезмерно суровом наказании приговор может быть изменен и наказание смягчено. В случае чрезвычайно мягкого наказания приговор подлежит отмене, а дело направляется на новое судебное рассмотрение. В кассационном представлении прокурору нельзя ограничиваться формальной ссылкой на тяжесть совершенного преступления, а необходимо рассматривать в совокупности конкретные обстоятельства, свидетельствующие о степени общественной опасности преступления, соотносить данные о личности виновного с характером и степенью тяжести совершенного им противоправного деяния и т.д.

Наряду с реагированием на факты необоснованного оправдания подсудимого, назначения ему чрезмерно мягкого наказания прокурор должен добиваться и устранения нарушений закона, ущемивших права подсудимого. Поэтому государственный обвинитель обязан обжаловать незаконное решение суда, независимо от того, идет ли речь об оправдательном или обвинительном приговоре. Но во всяком случае доводы кассационного представления прокурора должны быть убедительными, основанными на законе и материалах уголовного дела.

Между тем, как свидетельствует кассационная практика, не единичны случаи, когда представления государственного обвинителя признаются недостаточно аргументированными и не удовлетворяются вышестоящим судом.

Верховный суд Чеченской Республики в апреле 2004 г. постановил приговор в отношении Дамаева, который признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК, а по обвинению по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 205 УК оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Подсудимый обвинялся в том, что по просьбе Бакуева, в отношении которого по обвинению в данном преступлении уже состоялся обвинительный приговор, совместно с ним перевез на велосипеде два фугасных снаряда с целью получения вознаграждения. Суд, оправдывая Дамаева, в приговоре указал, что органами предварительного расследования не представлены доказательства причастности подсудимого к подготовке акта терроризма.

В кассационном представлении государственный обвинитель ссылался на то, что суд, оценивая доказательства обвинения, не принял во внимание значимые для правильного разрешения дела обстоятельства: изъятые снаряды имели признаки переделки и были приспособлены для производства взрыва, они были положены в воронку в непосредственной близости от автотрассы, как это следует из протокола осмотра места происшествия, показаний свидетелей и заключения эксперта.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем Определении от 29 июня 2004 г., оставляя приговор без изменения, отметила следующее: выводы органов предварительного следствия о том, что Дамаеву было известно о готовящемся акте терроризма, носят предположительный характер. Как Дамаев, так и Бакуев, осужденный приговором Ставропольского краевого суда по ч. 2 ст. 222 УК, отрицали этот факт. Доказательства того, что Дамаев сам или с другими лицами готовился совершить террористический акт путем взрыва указанных снарядов или заранее знал о готовящемся взрыве, суду не представлены.

Анализ практики участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судом кассационной инстанции показывает, что значительное число приговоров по делам о преступлениях террористического характера отменяется и изменяется Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ. Так, в 2004 г. и первом полугодии 2005 г. из 60 рассмотренных уголовных дел по пяти делам в отношении 14 лиц обвинительные приговоры отменены и уголовные дела направлены на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. По девяти делам в отношении 20 лиц обвинительные приговоры отменены в части (с прекращением уголовного дела); по 14 делам в отношении 29 лиц приняты решения об изменении приговоров. Таким образом, судом кассационной инстанции в указанный период признана незаконной или необоснованной (полностью либо в части) почти половина - 28 из 60 приговоров.

Наиболее распространенным основанием изменения приговоров в кассационном порядке служит неправильная квалификация действий осужденных. По этому основанию изменены приговоры по девяти уголовным делам в отношении 11 осужденных, из них по пяти делам в отношении пяти лиц ошибки в применении уголовного закона касаются квалификации действий террористического характера.

Следует сказать, что государственные обвинители редко реагировали на ошибки, допущенные судом при вынесении обвинительного приговора. Как правило, в этих случаях уголовные дела рассматривались в кассационном порядке по жалобам осужденных и их защитников.

Приведем пример, когда прокурор, поддерживая обвинение, не проявил должной объективности и не стремился всесторонне оценить имеющиеся доказательства. Ошибку, допущенную судом первой инстанции, исправил вышестоящий суд, рассмотрев уголовное дело по жалобе осужденного.

Верховным судом Чеченской Республики А. осужден по ч. 2 ст. 208, ч. 1 и 3 ст. 222 УК, с учетом смягчающих наказание обстоятельств, к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Он был признан виновным в том, что в период с июня 1998 г. по май 2002 г., принимая участие в незаконном вооруженном формировании, перевозил оружие, раненых, строил блиндажи.

Как установил суд, А. помимо того, что положительно характеризуется и имеет на иждивении четверых детей, преступления совершил впервые, явился с повинной и активно способствовал раскрытию преступления, активного участия в деятельности боевиков не принимал, а чтобы не участвовать в незаконных действиях, уехал на постоянное место жительства в Калмыкию. Суд кассационной инстанции, рассмотрев жалобу осужденного, указал, что А. добровольно прекратил участие в незаконном вооруженном формировании, поэтому подлежит освобождению от ответственности за это преступление согласно примечанию к ст. 208 УК. Приговор в части осуждения А. по ч. 1 ст. 222 УК отменен и уголовное дело в этой части прекращено в связи с тем, что выводы суда не были подтверждены рассмотренными в судебном заседании доказательствами; назначенное подсудимому наказание по ч. 3 ст. 222 УК снижено до пяти лет, постановлено считать его условным с испытательным сроком четыре года.

В Приказе Генерального прокурора РФ от 17.08.2006 N 61 государственным обвинителям предписывается в случае обжалования судебного решения стороной защиты и отсутствия оснований для принесения представления выражать свое отношение к существу жалобы посредством соответствующих возражений (п. 5).

Заметим, что практически все обвинительные приговоры, постановленные по уголовным делам о преступлениях террористического характера, обжалуются осужденным и его защитником в кассационном порядке. Если государственный обвинитель согласен с приговором, то, руководствуясь ст. 358 УПК и Приказом Генерального прокурора РФ, он должен подать свои возражения на жалобу. Их содержание зависит, разумеется, от конкретных обстоятельств уголовного дела, доводов кассационной жалобы, требующих опровержения, умения государственного обвинителя убедительно изложить свое мнение по поводу законности приговора.

Верховным судом Чеченской Республики 15 октября 2004 г. В. Ковраев за попытку установить взрывное устройство на трассе Ростов - Баку осужден по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 327 УК к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 40 тыс. руб. В своих кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили приговор отменить и уголовное дело прекратить, ссылаясь на получение показаний обвиняемого в ходе следствия "под давлением" и отсутствие иных доказательств вины В. Ковраева.

В возражениях на доводы кассационных жалоб государственный обвинитель указал, что вина осужденного подтверждается не только его показаниями, данными в ходе предварительного расследования, но и совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: протоколом осмотра места происшествия, заключением экспертов, проводивших взрывотехническую экспертизу, проверкой показаний В. Ковраева и А. Ковраева на месте, связанном с преступлением. Кроме того, вступившим в законную силу приговором в отношении А. Ковраева установлены обстоятельства, не вызвавшие сомнений у суда при рассмотрении дела: во время осмотра автомобиля А. Ковраева он лично выдал спрятанную радиостанцию, а в багажнике был обнаружен, изъят и представлен на экспертизу отрезок ткани, идентичный ткани в канистре, оставленной на шоссе рядом со взрывным устройством. Довод осужденного о применении в отношении его недозволенных методов расследования в ходе проверки подтверждения не нашел. Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что рубец на ухе В. Ковраева образовался задолго до его задержания по данному уголовному делу.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 марта 2005 г. приговор оставлен без изменения, жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

<< | >>
Источник: В.А. БУРКОВСКАЯ, Е.А. МАРКИНА, В.В. МЕЛЬНИК, Н.Ю. РЕШЕТОВА. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА. МОНОГРАФИЯ. 2008 {original}

Еще по теме 7.2. Основания принесения представления:

  1. Артур Шопенгауэр. О четверояком корне закона достаточного основания. Мир как воля и представление Том 1. Критика кантовской философии. Мир как воля и представление, 1993
  2. Первое размышление ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, ПОДЧИНЕННОЕ ЗАКОНУ ОСНОВАНИЯ: ОБЪЕКТ ОПЫТА И НАУКИ
  3. Второе размышление ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, НЕЗАВИСИМОЕ ОТ ЗАКОНА ОСНОВАНИЯ: ПЛАТОНОВСКАЯ ИДЕЯ: ОБЪЕКТ ИСКУССТВА
  4. ПРИНЕСЕНИЕ НЕРУКОТВОРЕННОГО ОБРАЗА ГОСПОДНЯ ОТ ЕДЕСА В ЦАРЬГРАД (Из Сборника XVI-XVII вв.)
  5. 1. Великий князь, принесенный в жертву, и Царь, жертву приносящий
  6. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ О ПРИНЦИПЕ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО ОСНОВАНИЯ, КОТОРЫЙ ОБЫЧНО НАЗЫВАЕТСЯ ПРИНЦИПОМ ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ
  7. Зарождение представлений о психологической причинности Возникновение представлений о психологической причинности
  8. 46. Представления
  9. 7.1. Подготовка кассационного представления
  10. 5.2. Представления
  11. Представление
  12. Представление об интеллекте
  13. Представления о божестве