<<
>>

4.1. Предмет судебного следствия по делам о преступлениях террористического характера

Предмет судебного следствия по делам о преступлениях террористического характера - это обстоятельства, подлежащие исследованию и доказыванию в ходе судебного следствия с учетом элементов составов преступлений, обвинение в совершении которых предъявлено подсудимому.

Перечень этих обстоятельств дан в ст. 73 УПК. Каких-либо исключений применительно к анализируемым преступлениям уголовно-процессуальный закон, разумеется, не содержит. В то же время понятно, что круг обстоятельств, связанных с доказыванием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73), виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивов (п. 2 ч. 1 ст. 73), существенным образом зависит от того, как сформулирован тот или иной состав преступления в соответствующей статье УК.

Подробная уголовно-правовая характеристика преступлений террористического характера дана в гл. 1 настоящего издания, поэтому в этой главе остановимся лишь на некоторых особенностях предмета судебного следствия по делам о преступлениях террористического характера, учитывая изменения, внесенные законодателем в июле 2006 г. в ст. 205, 205.1, 208, 277 УК.

Террористический акт (ст. 205 УК). Как уже отмечалось, в настоящее время объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205 УК, выражается в совершении взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, или в угрозе совершения этих действий. И если взрыв или поджог объективно являются деяниями, устрашающими граждан и создающими опасность наступления тяжких последствий, то обвинение подсудимого в совершении иных действий, конкретно не обозначенных в законе, нуждается в специальном исследовании в судебном заседании. В этом случае должно быть подтверждено, что такие действия носили характер "устрашающих население" и что в результате их была создана опасность гибели человека, наступления иных тяжких последствий. Специально надо оговориться, что для привлечения к уголовной ответственности по названной статье закон не требует реального наступления перечисленных в ней последствий, необходимо лишь доказать, что действия виновного могли к ним привести, сделали их возможными, а это уже само по себе является общественно опасным результатом. Помимо взрыва и поджога к террористическим актам могут быть отнесены: провоцирование обвала, затопления (например, путем разрушения плотины), заражение источника водоснабжения, захват террористами химического завода, электростанции и т.д.

Вопрос о том, следует ли признать возможный имущественный ущерб значительным, решается в каждом конкретном случае судом, поэтому государственный обвинитель специально должен привести доводы в обоснование этого пункта обвинения, если возможность наступления таких последствий вменялась в вину подсудимому.

К наступлению иных тяжких последствий, по нашему мнению, исходя из систематического толкования закона, надо относить возможность причинения тяжкого вреда здоровью граждан.

Говоря о последствиях террористического акта, подлежит также установить, что было результатом террористических действий, а какие последствия в причинной связи с ними не находятся.

Подтверждение обоснованности предъявленного подсудимому обвинения невозможно без доказывания субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.

205 УК. Очевидно, что террористический акт может быть совершен только с прямым умыслом, но при этом необходимо установить, охватывалось ли умыслом преступников наступление определенных последствий, не было ли целью преступления причинение иного вреда, чем тот, который был фактически причинен.

Нельзя забывать и о том, что совершение этого преступления закон связывает с конкретной целью - оказать воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями. Нередко террористы сами определяют свои требования (освободить захваченных ранее преступников, выплатить крупную сумму денег, прекратить антитеррористическую операцию и т.д.). Государственный обвинитель должен помнить, что предусмотренная в ст. 205 УК цель преступления - непременный признак субъективной стороны террористического акта и потому подлежит доказыванию наряду с другими обстоятельствами.

Если террористический акт совершен организованной группой лиц, то исследуются и доказываются обстоятельства, подтверждающие истинные цели и мотивы преступного поведения каждого участника преступной группы (сообщества), связи, которые объединяли подсудимых и без уяснения которых нельзя правильно определить роль и правильно квалифицировать действия каждого подсудимого (подробнее о квалификации организованных форм террористической деятельности, о разграничении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 205, ст. 208, 209 и 210 УК, см. в гл. 1 монографии).

Содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК). При предъявлении подсудимому обвинения по ст. 205.1 УК необходимо иметь в виду, что новая редакция статьи от 27 июля 2006 г. в значительной степени изменила содержание объективной стороны преступления. Под содействием террористической деятельности (а именно так теперь называется статья) прежде всего понимается склонение, вербовка или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного преступления из числа названных в статье.

С учетом этого подлежат доказыванию обстоятельства, свидетельствующие о том, что подсудимый склонял, вербовал или иным образом вовлекал лицо в совершение: -

террористического акта (ст. 205 УК); -

захвата заложника (ст. 206 УК); -

организации вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК); -

угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК); -

посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК); -

насильственного захвата власти или насильственного удержания власти (ст. 278 УК); -

вооруженного мятежа (ст. 279 УК); -

нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360

УК).

Под склонением понимаются действия, направленные на возбуждение у лица желания участвовать в совершении перечисленных преступлений, при этом виновный может действовать разными способами: путем подкупа, угрозы, обещания, обмана, идеологической обработки и т.д. Это, по существу, специальный случай подстрекательства.

По делу Муртазалиевой, обвинявшейся наряду с совершением других преступлений в вовлечении В. и К. в совершение преступлений террористического характера, необходимо было установить, что ее действия носили именно такой характер. С этой целью по инициативе государственного обвинителя в судебном заседании исследовались видеозаписи многочасовых бесед Муртазалиевой с В. и К. Как следовало из записей, подсудимая рассказывала В. и К. о подготовке женщин в чеченской армии, о том, как их вербуют. Во время одного из разговоров К. сказала, что "ей стыдно, что она русская", что она решила "уйти на джихад".

В ходе судебного следствия было установлено, что Муртазалиева не только вела беседы с В. и К. Втроем они слушали песни, в которых прославлялся "прямой путь джихада" и содержались призывы к уничтожению "русских неверных". Как заявляла при этом подсудимая, "от этих песен ей хочется бежать и всех резать", а К. соглашалась с ней.

О влиянии Муртазалиевой на В. и К. с вполне определенной целью - сделать их своими единомышленниками, способными и готовыми к совершению террористических акций, свидетельствовали и записи в дневнике, который вела подсудимая и которые также оглашались в судебном заседании.

Вербовка - это действия, направленные на заключение соглашения об участии лица в совершении преступлений террористического характера за вознаграждение.

В том случае, когда подсудимому вменяется в вину содействие террористической деятельности путем вооружения лица в целях совершения хотя бы одного из указанных в ст. 205.1 УК преступлений, государственный обвинитель должен доказать, что имело место возмездное либо безвозмездное снабжение лица любыми видами оружия, предусмотренного Федеральным законом "Об оружии", а также боевыми видами оружия, не перечисленными в названном Законе, либо оружием массового уничтожения. Такое понятие вооружения дано с учетом разъяснения, сделанного в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" (в ред. от 06.02.2007) <1>.

<1> БВС РФ. 2002. N 5; 2007. N 5.

Подготовка лица в тех же целях означает ознакомление с тактикой преступных действий, привитие навыков владения оружием, обращения со взрывными устройствами и др.

Понятие "финансирование терроризма" раскрыто в примечании 1 к ст. 205.1 УК. Следует только оговориться: государственный обвинитель в судебном заседании должен располагать доказательствами, подтверждающими, что подсудимый предоставил средства или осуществил их сбор либо оказал финансовые услуги с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из перечисленных в примечании 1 преступлений либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из названных преступлений. Кроме того, необходимо иметь в виду, что перечень преступлений, данный в примечании 1 к ст. 205.1 УК, шире перечня, приведенного в ч. 1 этой же статьи, поскольку в него дополнительно включены преступления, предусмотренные ст. 205.1 и 205.2 УК.

Состав преступления "Содействие террористической деятельности" - формальный, поэтому для привлечения к ответственности по ст. 205.1 УК не требуется доказывать наступление каких- либо последствий, например фактического совершения вовлекаемым лицом преступления террористического характера. Достаточно доказать, что в результате действий подсудимого у вовлекаемого лица возникло соответствующее желание, стремление (умысел) участвовать в террористических акциях либо что лицо было завербовано (получило денежное вознаграждение и согласилось участвовать в одном из преступлений, названных в ст. 205.1 УК). В случае неудачного склонения, вербовки, иного вовлечения, т.е. когда у лица в результате действий подсудимого не возникло желания участвовать в преступлении, имеет место покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 205.1 УК.

Понятие "использование своего служебного положения" дано в гл. 1 настоящей монографии. Доказывание обстоятельства, что содействие террористической деятельности совершено с использованием служебного положения виновного, потребует от государственного обвинителя подтверждения того, что лицо осуществляло ту или иную служебную деятельность, а также что преступление совершено им с использованием "своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением".

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК). Как следует из диспозиции названной статьи, объективная сторона преступления выражается в призывах к осуществлению террористической деятельности или публичном оправдании терроризма, но вполне возможно, что в деянии подсудимого могут иметь место оба признака.

Определение "террористическая деятельность" дано в ст. 3 Федерального закона "О противодействии терроризму".

В случае предъявления подсудимому обвинения по ст. 205.2 УК государственный обвинитель в судебном заседании должен сосредоточить свои усилия на исследовании и доказывании, в частности, следующих обстоятельств: -

какие высказывания подсудимого следует расценить как призывы к осуществлению террористической деятельности и почему (например, они заключались в воззваниях, лозунгах, выражались глаголами повелительного наклонения и тем самым воздействовали на сознание и волю людей с целью побуждения их к осуществлению террористической деятельности); -

если обвинение предъявлено в оправдании терроризма, то свидетельствует ли заявление подсудимого о признании им идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании (примечание к ст. 205.2 УК); -

совершены ли названные действия публично, т.е. открыто, гласно, с доведением мнения лица, обращающегося с призывами к осуществлению террористической деятельности либо оправдывающего терроризм, до неопределенно широкого круга граждан, при этом, по нашему мнению, публичность будет иметь место и в случае использования виновным компьютерных сетей (сети Интернет); -

если обвинение предъявлено по ч. 2 ст. 205.2 УК, то исследованными в судебном заседании доказательствами должно быть подтверждено, что преступное деяние совершено с использованием средств массовой информации. Понятие средств массовой информации раскрыто в ст. 2 Закона РФ "О средствах массовой информации". При этом следует помнить, что к средствам массовой информации относится любое периодическое печатное издание, независимо от того, зарегистрировано оно или нет.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК). Обстоятельства, характеризующие состав этого преступления, и потому бесспорно подлежащие исследованию и доказыванию в судебном заседании, подробно изложены нами в гл. 1. В дополнение надо отметить, что по названной статье квалифицируется посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность. Следовательно, если в суде будет подтверждено, что подсудимый посягал на жизнь этого лица по иным мотивам (например, из ревности), то содеянное должно быть квалифицировано по ст. 105 УК. Действия виновного не могут расцениваться как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и в тех случаях, когда будет бесспорно установлено, что его умысел был направлен не на убийство, а на причинение вреда здоровью (даже по мотивам, указанным в ст. 277 УК). Эти обстоятельства надлежит иметь в виду государственному обвинителю, участвующему в судебном разбирательстве дела.

Кроме того, нужно учитывать, что, говоря о целях посягательства, законодатель употребил разделительный союз "или", т.е. деяние совершается либо с целью прекратить (в будущем) деятельность государственного или общественного деятеля, либо отомстить за (имевшую место в прошлом) такую деятельность. Обвинение должно четко установить, о какой цели идет речь, и сослаться на доказательства, подтверждающие такой вывод. Если же окажется, что подсудимый руководствовался обоими мотивами, государственный обвинитель должен обратить на это внимание суда и присяжных заседателей, подтвердив свой довод соответствующими доказательствами.

<< | >>
Источник: В.А. БУРКОВСКАЯ, Е.А. МАРКИНА, В.В. МЕЛЬНИК, Н.Ю. РЕШЕТОВА. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА. МОНОГРАФИЯ. 2008 {original}

Еще по теме 4.1. Предмет судебного следствия по делам о преступлениях террористического характера:

  1. Раздел I. МЕТОДИКА ПОДДЕРЖАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА
  2. Глава 2. ПОДГОТОВКА К ПОДДЕРЖАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА
  3. Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА
  4. 1. ПО ДЕЛАМ О ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТАХ
  5. Прогноз опасностей террористического и военного характера
  6. Глава 4. УЧАСТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНИТЕЛЯ В СУДЕБНОМ СЛЕДСТВИИ
  7. 4.6. Порядок судебного следствия с участием присяжных заседателей
  8. 15.5.3.1. Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно
  9. Производство дознания по делам о преступлениях против безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта
  10. А. Характер предварительного следствия и обвинительного акта
  11. 15.1 Выявление и расследование преступлений и изобличение лиц, виновных в их совершении, как одна из важнейших правоохранительных функций. Виды этой деятельности: оперативно- розыскная, дознание и предварительное следствие. Их общая характеристика