4.4. Прямой и перекрестный допросы

Прокурор и другие участники процесса со стороны обвинения допрашивают каждого свидетеля со своей стороны первыми. УПК допускает возможность начать прямой допрос не со свободного рассказа, а с постановки вопросов с целью получить конкретные ответы относительно интересующих сторону обвинения фактов.

Разумеется, характер начала допроса зависит от выбора государственного обвинителя, однако при прямом допросе, по нашему мнению, целесообразнее все же начинать с предложения допрашиваемому сообщить об известных ему обстоятельствах дела, т.е. со свободного рассказа.

Представляется, что при ведении прямого допроса прокурор не всегда должен ограничиваться выяснением лишь основных обстоятельств дела. Иногда важно получить сведения о таких фактах, которые хотя и не имеют прямого отношения к основным обстоятельствам дела, но подтверждают достоверность показаний допрашиваемого лица и таким образом оказывают убеждающее воздействие на судей (например, сведения об образовании, о месте работы допрашиваемых свидетеля, специалиста или эксперта, свидетельствующие об их компетентности по вопросам, о которых они дают показания; сведения о событиях, предшествовавших или сопутствовавших рассматриваемому в суде событию, и другие второстепенные сведения, которые могли быть известны только очевидцу или участнику события).

В необходимых случаях, как уже отмечалось, можно прибегнуть к тактическим приемам, например применить в процессе допроса средства наглядности (схемы, планы, фотоснимки, макеты и т.п.), помогающие свидетелю полно и точно изложить свои показания, а судьям понять их доказательственную ценность.

Как установлено специальными исследованиями, человек запоминает только 30% от услышанного, 40% от увиденного, 50% от сказанного (т.е. того, что он "проговорил" про себя или вслух) и 60% от сделанного, но когда он одновременно, например, слышит и видит, проговаривает про себя и что-то делает сам, коэффициент запоминания значительно увеличивается <1>.

<1> См.: Диммик С. Успешная коммуникация через НЛП: Руководство для инструкторов. М., 2005. С. 130, 196, 197.

В случае неполноты или неточности свободного рассказа государственный обвинитель направляет и контролирует дальнейший ход прямого допроса путем постановки дополняющих, уточняющих или напоминающих вопросов.

Дополняющие вопросы задаются, когда допрашиваемый в своем свободном рассказе не сообщил о каких-то важных обстоятельствах, фактах (например, о времени или месте совершения рассматриваемого в суде события).

Уточняющие вопросы ставятся, если показания допрашиваемого об этих обстоятельствах недостаточно конкретны и их необходимо детализировать.

Напоминающие вопросы задаются, когда допрашиваемый испытывает затруднения в припоминании каких-либо существенных с позиции обвинения обстоятельств.

Важнейшей предпосылкой успешного ведения допроса потерпевших и свидетелей является установление психологического контакта с допрашиваемым. Особенно важно об этом помнить, поддерживая обвинение по делам о преступлениях террористического характера. Вспоминая обстоятельства совершенного (нередко на их глазах) террористического акта, захвата заложников, другого тяжкого преступления, потерпевшие, свидетели, как правило, испытывают волнение, психическое напряжение, которые могут выражаться как в повышенной раздражительности, излишней возбудимости, так и, напротив, в скованности, заторможенности. Все это мешает установлению с ними психологического контакта, что усложняет проведение полноценного прямого допроса. В связи с этим большое значение приобретает умение государственного обвинителя быстро и незаметно нейтрализовать подобное психическое состояние допрашиваемого. Этого можно достичь ровным, спокойным, доброжелательным тоном начинаемого с ним диалога, вежливым, уважительным обращением к допрашиваемому. Для установления и поддержания психологического контакта всегда лучше называть допрашиваемого по имени и отчеству, чем употреблять такие "холодные" понятия, как "свидетель", "потерпевший" и т.п., которые вряд ли сгладят напряженность обстановки допроса <1>.

<1> См.: Питерцев С.К., Степанов А.А. Тактика допроса на предварительном следствии и в суде. СПб., 2001. С. 102, 103.

Одновременно с ведением прямого допроса государственный обвинитель может представлять доказательства, подтверждающие обвинение, и путем шахматного допроса.

Его сущность заключается в том, что, допрашивая то или иное лицо, прокурор попутно ставит вопросы другим, уже допрошенным лицам (находящимся в зале судебного заседания) по тем же фактам и обстоятельствам, о которых идет речь в данный момент в прямом допросе.

Проводящему шахматный допрос не следует забывать, что вопросы, задаваемые другим лицам, должны преследовать конкретную цель подтверждения или опровержения показаний допрашиваемого и не уводить в сторону от линии прямого допроса.

Основным способом критического исследования и проверки доказательств, полученных в ходе прямого допроса свидетелей защиты, является перекрестный допрос.

В состязательном уголовном судопроизводстве искусное проведение перекрестного допроса позволяет эффективно решать следующие тактико-психологические задачи, связанные с процессом убеждения судей: 1)

выставить в наиболее выгодном для своей позиции свете те данные, которые имеются в показаниях свидетелей стороны защиты; 2)

если можно, дополнить эти данные выяснением обстоятельств, которых не коснулся процессуальный противник, и таким образом получить доказательства, подтверждающие версию обвинения; 3)

нейтрализовать произведенное показаниями свидетеля защиты впечатление, если имеются основания для сомнений в их достоверности.

Для этого можно использовать следующие способы: -

обратить внимание на противоречия в показаниях допрашиваемого лица; -

побудить его признать, что он не вполне уверен в тех фактах, о которых говорил ранее; -

продемонстрировать его пристрастность или предубежденность по делу в целом или в какой-то его части <1>.

<1> См.: Александров А.С. Введение в судебную лингвистику. Н. Новгород, 2003. С. 293 - 295, 366 - 370; Игнатов С. Тактика допроса адвокатом-защитником свидетеля в суде по уголовному делу // Российская юстиция. 2004. N 1. С. 71.

Перекрестный допрос, особенно в присутствии присяжных заседателей, следует проводить активно, наступательно и в то же время тактично, чтобы у суда не складывалось впечатление, что своими вопросами допрашивающий "придирается" к свидетелю, пытается сбить его с толку.

Прокурор должен умело сочетать все виды судебного допроса, чтобы с позиции обвинения исследовать обстоятельства, подлежащие доказыванию. При этом необходимо следить за тем, чтобы при проведении допросов стороной защиты была обеспечена "опрятность приемов", особенно при шахматном и перекрестном допросах, которые в условиях открытого судебного разбирательства оказывают повышенное психологическое воздействие на допрашиваемого и могут склонить его именно к тем показаниям, которых и добивался допрашивающий. В случае применения стороной защиты такого "неопрятного" приема прокурор незамедлительно должен сделать заявление (предложить судье отвести вопрос).

Эффективность ведения любого вида судебного допроса, в том числе прямого и перекрестного, зависит от умения государственного обвинителя ставить правильные, дельные, толковые вопросы.

Вместе с тем одной из ошибок участников процесса как раз и является постановка ненужных (не имеющих значения для разрешения дела) или бессмысленных вопросов.

О вреде подобных вопросов говорил еще И. Кант: "Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности. Если вопрос сам по себе бессмыслен и требует бесполезных ответов, то кроме стыда для вопрошающего он имеет еще тот недостаток, что побуждает неосмотрительного слушателя к нелепым ответам и создает смешное зрелище: один (по выражению древних) доит козла, а другой держит под ним решето" <1>.

<1> Кант И. Соч. Т. 3. М., 1996. С. 159.

В процессе судебного следствия как раз и будет иметь место то самое "доение козла", если допрашиваемым лицам будут ставиться бестолковые, ненужные вопросы, побуждающие давать на них ответы, которые не работают на "поле" обвинения. Это, бесспорно, подрывает авторитет государственного обвинителя и у допрашиваемых, и у суда, ибо невольно вызывает у слушателей иронично-скептическое отношение и, таким образом, снижает убедительность позиции обвинения.

<< | >>
Источник: В.А. БУРКОВСКАЯ, Е.А. МАРКИНА, В.В. МЕЛЬНИК, Н.Ю. РЕШЕТОВА. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА. МОНОГРАФИЯ. 2008

Еще по теме 4.4. Прямой и перекрестный допросы:

  1. Ч.              Дарвин и раскрытие значения перекрестного опыления
  2. Новые допросы
  3. Первые допросы Андрея Чернышева
  4. Часть вторая ПРЯМОЙ ПУТЬ К СЕБЕ
  5. Действующие лица, причины дела,первые допросы
  6. Допросы Василия Нееловаи реакция на них Чернышева
  7. Шри Рамана Махарши. Весть Истины и Прямой Путь к Себе, 1991
  8. Митинг как опыт прямой демократии: право на выражение мнения
  9. III ДОПРОС ВОЕННОПЛЕННОГО НАЧАЛЬНИКА АЗИАТСКОЙ КОННОЙ ДИВИЗИИ ГЕНЕРАЛА БАРОНА УНГЕРНА
  10. 39. Второй закон природы: всякое движущееся тело стремится продолжать свое движение по прямой
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ II Неизвестный искатель ПОИСК ИСТОЧНИКА ЭГО — ПРЯМОЙ ПУТЬ К СЕБЕ ВЕНОК СОНЕТОВ
  12. Ж. Всемилостивейший Манифест 17-го октября. — Разгар еврейского бунта 18 октября. — Митингу здания Киевской городской думы. — Перекрестный огонь евреев по отрядам войск. - Кагально-освободительная прогулка с детьми по Днепру. - Параллели между революционными событиями в Киеве и в Одессе
  13. Глава III. Как, зная число стадий любого расстояния по прямой, даже если оно берется не по одному и тому же меридиану, получить число стадий периметра земли и обратно
  14. Захват пленных
  15. §2. Ценоваяэластичностьспроса.
  16. Архиепископ Николай (Добронравов)
  17. 4.5. Требования, предъявляемые к постановке вопросов
  18. 2.3. Взаимодействие со следователем, общение с потерпевшими, свидетелями и экспертом