<<
>>

Глава 2. Государственная деятельность А. Н. Куропаткина накануне русско-японской войны

Генерал А. Н. Куропаткин принял пост военного министра в январе 1898 г.[160] — в момент, когда важные государственные решения, определившие ход событий на Дальнем Вотоке и приведшие к русско-японской войне[161] [162], были

169

уже приняты российским правительством , а интересы и намерения иностранных держав в отношении Китая и Кореи очевидны[163]; при этом только у одной Российской империи была непосредственная граница с Китаем протяженностью 2400 верст, требовавшая надежной охраны, а кроме того — железнодорожная магистраль, проходившая по территории Северного Китая.

Накануне русско-японской войны деятельность А. Н. Куропаткина, помимо его непосредственных обязанностей по управлению военным ведомством, согласно утвержденным императором планам, была направлена на решение возникших на рубеже столетий корейского и маньчжурского вопросов, которые явились результатом, в частности, пересмотра Симоносекского договора (17 апреля 1895 г.), занятием Порт-Артура и политики «мирной

1VI

экономической экспансии» , активно проводимой Министерством финансов не только на Дальнем, но и на Ближнем Востоке и послужившей поводом начала военных действий Японии против Российской империи. Оба вопроса приобрели особенную остроту в результате ряда причин, а именно: боксерского движения в Китае (1899-1902) , приведшего к военным действиям

(Благовещенск), а затем — к существенному разрушению КВЖД; возникшей системы международных договоров и соглашений (в частности, русско­китайский договор 22 мая 1896 г. , инициатором которого был С. Ю. Витте и целью которого, как отражено в официальном обзоре В. П. Череванского, было «сохранение целостности Китая» ; соглашение между Великобританией и Японией 17 января 1902 г. и др.); последовавшее в ответ соглашение между Россией и Китаем об условиях вывода русских войск из Маньчжурии 26 марта 1902 г.[164] [165] [166] [167] [168] [169]; принятие в Петербурге на особом совещании 7 мая 1903 г. нового дальневосточного политического курса и образование 30 июля 1903 г. на Дальнем Востоке института наместничества. Все это были главные вехи «поступательного движения» к военному конфликту, хотя Николай II и его министры А. Н. Куропаткин, В. Н. Ламздорф и С. Ю. Витте не желали его.

Г енерала А. Н. Куропаткина не раз упрекали в непоследовательности в решении упомянутых вопросов. Так, в исследованиях последних лет встречаются заключения, которые требуют уточнения, как, например: «Конвенция об уступке нам Порт-Артура и Даляня заключена 15 марта 1898 г.; следовательно, А. Н. Куропаткин имел еще возможность выступить с возражениями, но взамен этого предложил занять и всю южную часть Ляодунского полуострова. В Маньчжурском вопросе А. Н. Куропаткин в разное время держался различных взглядов. До Боксерского восстания он полагал нужным ограничиться экономическим подчинением Маньчжурии; с 1900 по 1903 год энергично проводил мысль о необходимости задержать очищение этой провинции и присоединить в той или иной форме ее северные части, взамен чего в конце 1903 года предлагал поступиться Квантунской областью и Южно­Маньчжурской железной дорогой В Корейском вопросе взгляды А. Н. Куропаткина также не отличались ясностью и устойчивостью. Во всяком случае, в журналах Порт-Артурских совещаний, подписанных им, не видно его возражений против рокового Ялуцзянского предприятия. В конце 1903 года начались осложнения с Японией, приведшие к войне А. Н. Куропаткин, главным образом, подхватывал и развивал начинания прежнего военного министра. Наиболее существенно положение изменилось, пожалуй, лишь в подходе к науке и образованию, не пользовавшимся большим уважением П. С. Ванновского. Как уже отмечалось, тому были веские объективные, не зависящие от А. Н. Куропаткина, причины» . Такая характеристика деятельности генерала, как будет показано далее, не вполне справедлива. [170]

Обзор историографии позволил заключить, что вышеприведенные критические суждения не обоснованы, и выделить наименее исследованные области в деятельности А. Н. Куропаткина накануне войны. При этом, следует отметить, что затрагиваемые вопросы внешней политики Российской империи на Дальнем Востоке на рубеже XIX-XX вв., детально рассмотрены в ряде современных исследований, в частности, в работах А. В. Игнатьева (М., 1989), И. В. Лукоянова (СПб., 2008), и А. Н. Куропаткину в них также уделено внимание.

Представляется необходимым установить, каких взглядов придерживался глава военного ведомства, какими соображениями он руководствовался при решении ряда важных государственных вопросов, в частности маньчжурского и корейского, каковы были предпринятые им меры во время боксерского восстания, выполнения условий договора 26 марта 1902 г. по выводу русских войск из Маньчжурии, особых совещаний в Петербурге и Порт-Артуре весной и летом 1903 г. (в результате перехода на новый курс в дальневосточной политике), поездки на Дальний Восток и посольства в Японию в апреле — июле 1903 г., а также образования наместничества и неудачных дипломатических переговоров накануне войны.

<< | >>
Источник: Белозерова Ольга Александровна. ГОСУДАРСТВЕННАЯ И ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А. Н. КУРОПАТКИНА НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ. 1903-1905 гг.. 2015

Еще по теме Глава 2. Государственная деятельность А. Н. Куропаткина накануне русско-японской войны:

  1. Белозерова Ольга Александровна. ГОСУДАРСТВЕННАЯ И ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А. Н. КУРОПАТКИНА НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ. 1903-1905 гг., 2015
  2. ГЛАВА XXVIII КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА ЗА ГРАНИЦЕЙ И В РОССИИ ДО НАЧАЛА РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ
  3. ГЛАВА XXXI КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА В РОССИИ ЗА ПЕРИОД ВРЕМЕНИ ОТ ОКОНЧАНИЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА МИРОВОЙ
  4. ГЛАВА XXX КРАТКИЙ ОЧЕРК СОСТОЯНИЯ КРЕПОСТНОГО ДЕЛА ЗА ГРАНИЦЕЙ ЗА ПЕРИОД ВРЕМЕНИ ОТ ОКОНЧАНИЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ ДО НАЧАЛА МИРОВОЙ (1906—1914 гг.)
  5. Флотский офицер до русско-японской войны 1904–1905 годов
  6. Во время русско-японской войны и революции 1905–1906 годов
  7. Русско-японская война и Японская Православная Церковь
  8. Глава 3. Японская Православная Церковь после Второй мировой войны
  9. СПИСОК Г.Г. ОФИЦЕРАМ, КЛАССНЫМ ЧИНАМ, УРЯДНИКАМ И КАЗАКАМ АМУРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА И ДИВИЗИОНА УМЕРШИМ, БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИМ И БЫВШИМ В ПЛЕНУ У НЕПРИЯТЕЛЯ ВО ВРЕМЯ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ
  10. Глава 2. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РЕГИОН И ЕГО ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ НАКАНУНЕ И В НАЧАЛЕ ВОЙНЫ