<<
>>

§ 2. Источники.

К сожалению, отечественная источниковая база, содержащая информацию об иноземцах на русской военной службе в XVI в. и в годы Смуты, чрезвычайно скудна. Главная причина этого - практически полное отсутствие материалов делопроизводства, которыми так богат XVII в., начиная со 2-й половины 20-х гг.

Их отсутствие не могут компенсировать глухие и, как правило, крайне лапидарные упоминания о служилых иноземцах в поздних летописях и разрядных книгах. В этой ситуации особую ценность приобретают свидетельства иностранцев, побывавших в России в указанный период и включивших в свои сочинения информацию об иноземной составляющей русского войска.

Важным источником, содержащим информацию о западноевропейцах на русской военной службе, является труд Сигизмунда. Герберштейна1. Гер- берштейн побывал в России дважды - в 1517 и 1526 гг., а его сочинение "Записки о Московии" появилось впервые на латыни в 1549 г. а затем в ближайшие годы пережило переводы на итальянский и немецкий и многочис-

2

ленные переиздания на этих языках . Труд Герберштейна справедливо признается одним из наиболее основательных и объективных описаний Московской Руси. Из западноевропейцев, бывших на военной службе у Василия III, автор "Записок" заметил немцев и итальянцев. Выделяет он три группы служилых иноземцев: пушкарей, о которых он знает больше всего, так как общался с некоторыми из них непосредственно, великокняжеских телохранителей и пехотинцев. Рассказывает Герберштейн и о том, каким образом некоторые из иностранцев попали в Россию; приводит примеры конкретного участия некоторых иноземных пушкарей в боевых действиях. Следует отметить, что больше всего сведений об иноземцах содержится в немецкой редакции записок.

Спустя четыре десятилетия после Герберштейна, в апреле 1564 г. в Россию приехал вестфалец Г енрих Штаден. Сначала он был толмачом в Посольском приказе, затем стал опричником, принимал участие в разгроме Новгорода, в боевых действиях против крымских татар и обороне южных ру-

3

бежей России (на "берегу") и, наконец, в 1576 г. покинул Россию.

4

В своем сочинении Штаден касается нескольких сюжетов, связанных с иностранцами на русской военной службе. Во-первых, он приводит данные об их этнической принадлежности. Во-вторых, Штаден первым из иностранных авторов описывает порядок того, что в XVII в. будет называться "выхо- [39] [40] [41] [42]
дом на государево имя", то есть приезда в Россию иноземца, желающего послужить в русском войске, и прием его со стороны русских властей. В- третьих, автор записок указывает на два вида службы иноземцев, разделяя "конных немецких воинских людей" и "пеших". В-четвертых, в записках Штадена впервые подробно описываются сюжеты, связанные с выплатой жалованья служилым иноземцам. В-пятых, есть в сочинении Штадена и некоторые данные об участии служилых иноземцев в боевых действиях. Упоминает автор записок и о вероисповедании служилых иноземцев. Наконец, Штаден довольно подробно описывает отдельные моменты правового положения служилых иноземцев в России.

Следующим, после Штадена, иноземцем, жившим в России и оставившим ее описание, был англичанин Джером Г орсей. В Россию первый раз он приехал в 1573 г., а окончательно покинул ее в 1591 г., четырежды за этот срок, выезжая в Англию и возвращаясь обратно1. Одним из результатов пребывания Горсея в России стало появление трех его сочинений: "Торжественная и пышная коронация Федора Ивановича...", "Трактат о втором и третьем посольствах мистера Джерома Г орсея" и, наконец, наиболее объемная и важная по своей информативности работа - "Путешествия сэра Джерома Гор- 2

сея" . Горсей приводит данные об этнической принадлежности иноземцев в русском войске, говорит о путях попадания иностранцев на русскую военную службу, указывает на использование западноевропейцев на южном направлении - против Крыма, приводит некоторые данные о жалованье иноземцам. Есть у Г орсея и очень краткая информация о браках и семейном положении, а также о вероисповедании иностранных военных.

Даниил Принц из Бухова (или Даниэль Принтц фон Бухау), имперский дипломат, первый раз побывал в России в качестве посла Максимилиана II в 1575-1576 гг. (вместе с И. Кобенцелем), а затем в 1578 г. посетил Россию са-

Севастьянова А. А. Предисловие. Джером Горсей и его сочинения о России //

Горсей Д. Записки о России. XVI - начало XVII в. М., 1990. С. 13, 15.

2

Горсей Д. Записки о России. XVI - начало XVII в. М., 1990.

мостоятельно. В своем сочинении "Начало и возвышение Московии"1 он касается некоторых сюжетов, связанных со служилыми иноземцами. В отличие от своих предшественников, Принц пишет только о немцах (в современном значении), не упоминая о представителях других национальностей на русской военной службе. Он отмечает благожелательность Ивана Грозного к представителям этого этноса, указывает на факты перехода иноземцев в православие, знает о существовании особого вида жалованья за крещение в православную веру.

В конце 1588 г. во главе английского посольства в Россию прибыл

Джильс Флетчер. В "Московии" пробыл он недолго (уехал не ранее середины

2

лета следующего 1589 г. ), но результатом его пребывания стало одно из

3

наиболее серьезных и глубоких описаний России XVI в. Хотя, разумеется, о служилых иноземцах он располагает гораздо меньшими сведениями, чем, например, Г. Штаден, что вполне понятно, учитывая сроки их пребывания в России, а также пути знакомства со страной наемника-немца и дипломата- англичанина. Флетчер первым из иностранцев отмечает существование специального ведомства, которому были подчинены иноземцы; приводит сведения о количестве и об этнической принадлежности служилых иноземцев, описывает процедуру перекрещивания иноверцев в православие.

Что касается эпохи Смуты, то здесь ситуация с источниками несколько улучшается, хотя и для этого периода отечественных источников о событиях Смуты, особенно до восшествия на престол Михаила Федоровича, сохранилось чрезвычайно мало. В силу этого для исследователя по-прежнему остаются важными свидетельства иностранных авторов, которые, побывав в России, оставили описания событий Смутного времени.

Разумеется, авторов таких произведений, в первую очередь, занимали сюжеты, связанные с фигурами самозванцев (особенно Лжедмитрия I), поли-

Принтц фон Бухау Д. Начало и возвышение Московии. М., 1877.

Рогожин Н. М. Иностранные дипломаты о России XVI-XVII веков // Проезжая по Московии. (Россия XVI-XVII веков глазами дипломатов). М., 1991. С. 6.

3

Флетчер Дж. О государстве Русском. М., 2002.

тическая борьба в Москве, военные действия и т.п. - одним словом, политическая история Московии той эпохи. Однако многие из них помимо всего прочего, описывали или просто упоминали об участии западноевропейцев в событиях Смуты - как своих соотечественников, так и выходцев их других стран. Конечно, объем этой информации у разных авторов различен и варьируется от кратких упоминаний о каких-либо единичных фактах до развернутых повествований о судьбе тех или иных иностранцах в России эпохи Смуты.

Наиболее информативным источником здесь является сочинение Конрада Буссова[43] [44] [45]. В его "Московской хронике", как ни в одном другом сочинении современников, мы встречаем множество имен иноземцев на русской службе, подробности их участия в тех или иных событиях тех периодов Смутного времени, которые описаны в книге. Следует также отметить интересную особенность изложения этих сюжетов: в отличие от других иностранных авторов, Буссов по отношению к другим западноевропейцам на русской службе выглядит сугубым мизантропом и крайне негативно отзывается о большинстве из них.

Несколько менее значимы для исследователя жизни и службы "немцев"

2 3

в России эпохи Смуты сочинения Жака Маржерета , Исаака Массы и Петра Петрея[46], хотя и в них он найдет немало подробностей, которых нет в тех остатках материалов приказного делопроизводства, которые дошли до наших дней.

Западноевропейские военные, как и другие служилые иноземцы, находились в ведении Панского (с середины 20-х гг. XVII в. - Иноземского) приказа, где создавалось и аккумулировалось большинство документов, связанных с иностранцами на русской военной службе. Однако "московский большой пожар" мая 1626 г. уничтожил почти весь архив приказа, как, впрочем, архивы и ряда других приказов. К счастью, в силу особенностей приказной системы и приказного делопроизводства, положение с сохранностью источников не так уж безнадежно. Во-первых, документы, связанные со служилыми иноземцами, направлялись из Иноземского в другие приказы (Разряд, Большой Приход, Казенный Двор и др.), и уже из архивов этих приказов дошли до современного исследователя. Во-вторых, в самих этих ведомствах составлялись документы о служилых иноземцах, которые направлялись либо в Иноземский приказ, либо в другие приказы; черновики же этих документов оставались в архиве ведомства-отправителя и частично сохранились до на- тттих дней.

Документы, содержащие информацию о западноевропейцах на русской военной службе в 1601-1629 гг., отложились в целом ряде фондов Российского государственного архива древних актов (РГАДА). Наибольшее их количество отложилось в различных столах Разряда. Фонд Разрядного приказа (Ф. 210) по объему представляет собой своеобразный архив в архиве; в его составе находится 16623 единицы хранения[47], многие из которых насчитывают сотни листов каждая. В силу этого подразделения фонда - "столы", которые формально являются подразделениями-описями фонда Разряда, по своему объему могут рассматриваться как самостоятельные фонды. Так, по подсчетам В.П. Загоровского, только 1911 столбцов Белгородского стола имеют общий объем порядка миллиона листов.[48] [49]

Большая часть остатков делопроизводства Иноземского приказа сохра-

3

нилась в Московском столе в виде столбцов и книг (оп. 6, книги Московского стола; оп. 6-а, записные книги Московского стола; оп. 9, столбцы Московского стола). Кроме того, документы о служилых иноземцах находятся в столбцах Владимирского (оп. 10), Белгородского (оп. 12) и Приказного (оп.13) столов, а также книгах Денежного стола (оп. 6-ж), Столбцах разных столов (оп. 15), Разрядных столбцах (оп. 20).

Помимо фонда Разряда интересующие нас источники имеются в фондах: Сношения России с Австрией и Германской империей (ф. 32), Сношения России с Англией (ф. 35), Сношения России с Данией (ф. 53), Сношения России со Швецией (ф. 96), Боярские и городовые книги (ф. 137), Приказные дела старых лет (ф. 141), Дела о выездах иностранцев в Россию (ф. 150), Приказные дела новой разборки (ф. 159), Архив Оружейной палаты (ф. 396), Архив прежних вотчинных дел (ф. 1209).

Общее количество единиц хранения, содержащих информацию о служилых западноевропейцах в России рассматриваемого периода, выявленных по описям соответствующих фондов, насчитывает более двухсот. Объем их весьма различен. Так, столбцовые дела фонда Оружейной палаты редко превышают один лист, в то время как книги того же фонда насчитывают сотни листов, заполненных текстом с обеих сторон (например, книга 204 содержит 812 таких листов). Огромные по объему, в сотни листов, столбцы характерны, главным образом, для фонда Разряда, (№ 4 - 700 л. № 12 - 816 л. № 14 - 790 л. № 19 - 1024 л.) в то время как в ряде других фондов интересующие нас дела насчитывают обычно несколько листов, реже - несколько десятков листов.

При этом в столбцах и книгах большого объема к интересующим нас сюжетам могут относиться как все документы, так и лишь некоторые из них. Например, в фонде "Сношения России с Англией" столбец № 52 , состоящий из 126-ти листов, целиком посвящен пребыванию в России отряда иноземцев под командованием Астона, Фрейгера и Гиля; столбец № 4 Владимирского стола Разряда содержит 202 листа документов исключительно о "бельских немцах"; все 214 листов столбца № 1 Приказного стола Разряда также связаны со службой в России различных иноземцев. В столбце № 7 Приказного стола Разряда из 602-х листов 350, т. е. более половины, являются документами о переходе западноевропейцев на русскую службу, а в столбце № 27 (общий объем 392 листа) - только 3 листа содержат информацию о служилых "немцах".

Сами документы о служилых иноземцах принадлежат к различным видам рукописных документов XVII в.; краткая характеристика основных видов документов приказного делопроизводства, используемых в исследовании, приводится ниже.

Наибольший интерес для исследователя, с точки зрения воссоздания деталей биографии того или иного служилого "немчина", представляют челобитные иноземцев. В них они обращались к властям с различными просьбами.

Чаще всего свои челобитные иноземцы подавали в Иноземский приказ, и в своем большинстве они содержали просьбы, связанные с выплатой жалованья. То, что выплаты происходили с задержками (особенно, в 10-х гг. XVII в.), а челобитчики подчас "волочились" в приказах, безусловно, осложняло жизнь "немцев". Но для исследователя эти трудности служилых иноземцев, так же безусловно, являются благом, поскольку именно в этих случаях составлялись челобитные, в которых в качестве мотивировки просьбы о скорейшей выплате жалованья, приводились факты участия просителя в военных действиях, а также нередко и другие биографические данные, которые могут отсутствовать в других источниках.

Помимо решения финансовых проблем челобитчики просили о самых различных вещах: о переводе из одного подразделения в другое, о разрешении отлучиться со службы для решения каких-либо личных вопросов, о разрешении конфликтных ситуаций, о крещении в православие и др. Челобитные составлялись как русскими подьячими, так и теми иностранцами, которые владели русской грамотой. Индивидуальные челобитные писались от имени конкретного лица, а коллективные - от имени целой группы иноземцев. В последнем случае к уже перечисленным сюжетам могли добавляться просьбы о назначении того или иного служилого человека на командирскую должность.

Не меньший интерес с точки зрения просопографии представляют рас- спросные речи - записи допросов ("расспросов") иноземцев об их происхождении, жизни и службе до появления в России и целях приезда в Московское государство. Процедура "расспроса" для каждого иноземца проводилась, как минимум, дважды - сразу же по пересечении границы России, воеводой соответствующего уезда (при переходе из армии противника - полковым воеводой), и затем в Москве в Посольском приказе. Именно на основании "расспроса" принималось решение о зачислении иностранца на русскую службу и о размерах его жалования.

Отдельные факты из биографии того или иного служилого иноземца или же упоминания о каких-то эпизодах службы целых групп "немцев" можно встретить в "сказках" и поручных записях. "Сказки" (от "сказывать", т. е. "говорить") являются записями показаний иноземцев по какому-либо конкретному вопросу (например, по факту гибели сослуживца или о размерах жалования иноземца до приезда в Россию). "Сказки" были как индивидуальными, так и коллективными. Поручные записи представляют собой письменные ручательства группы иноземцев по кому-либо из своих сослуживцев в том, что он выполнит какие-либо обязательства перед властями (например, вернется к определенному сроку из отпуска).

Что касается других видов документов приказного делопроизводства, то следует отметить следующие:

грамоты (а также их черновики - "отпуски") - распоряжения того или иного приказа, адресованные должностным лицам; в нашем случае, прежде всего, городовым и полковым воеводам;

памяти (и их "отпуски") - распоряжения, направляемые из одного приказа в другой; а также - инструкции должностным лицам низшего уровня;

отписки - донесения, рапорты и запросы, направляемые от должностных лиц (городовых и полковых воевод) в приказы;

выписи - краткие суммирующие записи, сделанные в каком-либо из приказов (главным образом, Разряде или Иноземском), содержащие сводные данные о каком-либо иноземце за определенный период (чаще всего, о его жаловании).

Особую группу приказной документации составляют документы учетно-сводного характера:

списки иноземцев, составлявшиеся для раздачи денежного жалования;

списки "естей" и "нетей", т. е. списки присутствовавших и отсутствовавших на смотре или при раздаче жалования;

окладные книги денежного и кормового жалования, содержащие списки иноземцев с указанием размеров их содержания;

списки иноземцев, направляемых на службу в Украинный разряд[50].

И, наконец, еще одну особую группу составляют документы кадастрового характера - дозорные, писцовые и переписные книги и выписи из них, содержащие описания земельных владений иноземцев. К сожалению, полнота описаний и сохранность данного вида источников применительно к исследуемому периоду оставляет желать много лучшего.

Каждый из перечисленных видов источников имеет свой, достаточно устойчивый, формуляр.

Документы о служилых иноземцах имеют самый различный объем. Это - и короткие записи (например, о прецеденте выдачи определенного размера жалования иноземцам), занимающие только часть листа; и документы объемом в один лист (как, например, челобитные); документы в несколько листов (грамоты, памяти, воеводские отписки); и, наконец, документы в десятки листов текста, посвященного исключительно иноземцам на русской военной службе (например, списки Украинного разряда).

Значительно различаются перечисленные выше материалы и по своей информативности.

Практически во всех источниках содержатся имена и фамилии иноземцев. Однако наиболее близкое к оригиналу написание имен содержится в документах Посольского приказа, и документах, составленных на их основе. Наиболее искаженные варианты - в документах, исходящих от властей на местах. Оригинальные же написания имен содержатся в так называемых "рукоприкладствах" - подписях-расписках, сделанных самими иностранцами на родном языке, которыми они заверяли "сказки" и поручные записи, а также получение денежных сумм.

Данные биографического характера - сведения о стране и месте рождения, об его отце, о службе в армиях других стран - содержатся обычно в расспросных речах и, иногда, в индивидуальных челобитных и коллективных "сказках".

Информацию об участии иноземца в боевых действиях в составе русских войск можно встретить в челобитных, грамотах, воеводских отписках, а также в так называемых выписках из послужных списков воевод.

Данные о жаловании, службе в мирное время, переходе в православие, содержатся в большинстве видов документов.

Сведения о расположении поместий иноземцев в том или ином уезде, а также об их денежных и поместных окладах, сохранились, прежде всего, в списках Украинного разряда.

Достоверность различных источников неодинакова. Наименьшей достоверностью обладают источники личного происхождения. Так, не всегда достоверна информация о фактах предшествующей жизни и службы иноземца, содержащаяся в челобитных, составленных спустя какое-то количество лет после описываемых в документе событий. Выявить неточности можно лишь при наличии синхронных событию документов делопроизводства, что далеко не всегда возможно из-за состояния источниковой базы. Могут содержать недостоверную информацию и коллективные "сказки" иноземцев, в которых подтверждаются показания одного из них, так как, теоретически, мог иметь место сговор. Недостоверными могут быть известия и о синхронных документам событиях; так, по поводу смерти одного из ирландцев в трех челобитных его вдовы и коллективной "сказке" его товарищей содержались различные версии его гибели.[51] [52] Встречаются погрешности и противоречия и в приказной документации, связанные, прежде всего, с описками и ошибками в написании дат и имен. При наличии дублирующей информации такие противоречия снимаются достаточно легко.

За последние полтора века были изданы большие массивы приказной документации, содержащей те или иные данные об иноземцах на русской службе.

Здесь, прежде всего, следует назвать публикации приходно-расходных

2

книг ряда приказов , в которых исследователь находит имена десятков иноземцев на русской службе, а также информацию о различных видах их жалованья.

Важными для темы исследования являются опубликованные в "Русской исторической библиотеке" подборки документов о приездах иноземцев в Россию[53] и расспросные речи иноземцев перед переходом в православие1.

Документы о прибытии в Россию в 1612 г. большого отряда иноземцев

во главе с А. Астоном и бароном А. Флодорфом (Фрейгером русских источ-

2

ников) были опубликованы в "Актах времени междуцарствия" . Часть из них, вместе с другими документами, была недавно переиздана Ан. Берелови- чем, В. Д. Назаровым и П. Ю. Уваровым в подборке источников о пребывании Ж. Маржерета в России в фундаментальном издании сочинения фран-

3

цузского капитана .

Уникальные данные содержатся в опубликованном Ю. В. Анхимюком и А. П. Павловым "Осадном списке 1618 г.", причем как собственно в тексте источника, так и в исключительно скрупулезно составленных приложениях, в основу которых легли многочисленные другие источники. В Приложении I опубликован "Список лиц, получивших право на получение вотчин согласно челобитным, поданным после составления Списка осадного сидения"; в Приложении II - "Список вотчинников, пожалованных за московское осадное сидение "в королевичев приход", по данным писцовых книг и книг Печатного приказа"; в Приложении IV - "Список вотчинников, пожалованных за московское осадное сидение при царе Василии Шуйском, по данным писцовых книг и книг Печатного приказа"; в Приложении V - "Список лиц, получивших в Смуту выслуженные вотчины особых пожалований, по данным писцовых книг и книг Печатного приказа"; в Приложении VI - "Список вотчинников, предположительно пожалованных за московское осадное сидение "в королевичев приход", по данным писцовых книг и книг Печатного приказа"; в Приложении VII - "Список вотчинников, предположительно пожалованных за московское осадное сидение при царе Василии Шуйском, по данным писцовых книг и книг Печатного приказа". Во всех перечисленных списках зна- [54] [55] [56] чатся служилые "немцы". Уникальность этих данных заключается, во- первых, в том, что они содержат информацию о пожаловании ряда "немцев" вотчинами, чего нет во всех других известных мне источниках первых трех десятилетий XVII в., а во-вторых, ряд служилых иноземцев упоминаются только в источниках, на основе которых составлены упомянутые списки, в других источниках упоминания о них не встречаются.

Отдельные факты, связанные со служилыми"немцами" содержатся еще в целом ряде опубликованных источников, которые будут анализироваться по ходу изложения материала.

Подводя итог состоянию источниковой базы по теме исследования, следует отметить, что в существующей ситуации исследователь вынужден уподобляться составителю мозаики, собирая из разных единиц хранения различных архивных фондов, а также документальных публикаций разрозненные, подчас более чем фрагментарные, сведения, имея при этом в виду, что некоторые лакуны так и не будут заполнены.

<< | >>
Источник: Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в.. 2015

Еще по теме § 2. Источники.:

  1. ИСТОЧНИКИ КОРМЧЕЙ СБОРНИКИ 14 ТИТУЛОВ (СИНТАГМА И НОМОКАНОН) КАК ОСНОВНОЙ ИСТОЧНИК КОРМЧЕЙ
  2. Источники и литература Источники
  3. Источники
  4. § 1. Об источниках метафизики
  5. источники
  6. Источники
  7. I. ОБ ИСТОЧНИКАХ НАШЕЙ ВЕРЫ
  8. Часть первая ИСТОЧНИКИ
  9. Глава 1. Литература и источники
  10. ИСТОЧНИКИ И МЕТОДИКА ИХ ИССЛЕДОВАНИЯ
  11. ИСТОЧНИКИ
  12. Источники
  13. Источники истории психологии
  14. Источники неприятностей
  15. ИСТОЧНИКИ ПРОГРЕССА
  16. ЦИТИРОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ [6]
  17. Источники психогений
  18. УКАЗАТЕЛЬ ИСТОЧНИКОВ
  19. 5. Источники и их прочтение