§ 4. Месячное жалованье.

Месячное жалованье в рассматриваемый период получали 2 группы иноземцев - "бельские немцы" и "немцы", жившие и служившие в ряде городов.

Месячное жалованье "бельских немцев ".

Месячное жалованье "бельским немцам" в ряде документов называлось "кормовые наемные деньги" или "кормовые наемные месечные деньги".

Наиболее ранние данные об этом жалованье для всех остававшихся на службе "бельских немцев" относятся к октябрю 1616 г., когда была составлена "Роспись по чему шкотцким и ирлянским немцом кормовых наемных денег дати на месяц"1. Судя по этому документу, для "некомандного" состава обеих рот было два основных варианта месячного жалованья: "шляхтичи" получали по 3 рубля 20 алтын, а рядовые - по 2 рубля 13 алтын и 2 деньги (или 2 рубля 4 гривны) в месяц. Правда, несколько иноземцев, не будучи офицерами, получали несколько иные суммы: шотландец "шляхтич" Якуб Ахтарлони - 4 рубля, ирландец Ян Терел (Терех) - 3 рубля (в списке он не отнесен ни к шляхтичам, ни к рядовым, ни к офицерам, хотя и замыкает "офицерскую" часть списка. Однако есть более ранний документ, в котором имеются данные о жалованье не всех, а лишь некоторых "бельских немцев" - "Приходно-расходная книга Разряда 7123 года". Данные за 1614/15 г. - наиболее близки времени поступления шотландцев и ирландцев на русскую службу (1613 г.) и позволяют (хотя бы для некоторых иноземцев) выяснить размеры жалованья выбывших к осени 1616 г., а также изменялось ли месячное жалованье до осени 1616 г. Именно там есть запись, объясняющая "нестандартную" сумму кормовых денег у Я. Ахтарлони: 7 марта 1615 г. записано, что "ему ж за Смоленскую службу ныне вновь по челобитной к 3 рублем

к 20 алтынам 13 ал. 2 д., обоево на месяц 4 р."[547] [548] [549] [550] Что именно выдающегося совершил шотландец во время "Смоленской службы", за что и заработал прибавку к своему месячному жалованью, к сожалению, неизвестно.

Что касается офицеров, то здесь картина была следующей:

Таблица V-6.

Месячное жалованье офицеров - "бельских немцев” в 1616 г.

Чин Имя Земля Сумма
1. капитан Мутр Андрей Шотл. 25 рублей
2. капитан Юстос Томас Ирл. 30 рублей
3. поручик Дюри Вилим Шотл. 20 рублей
4. поручик Вуд Ян Шотл. 15 рублей
5. поручик Одонел Нел Ирл. 15 рублей
6. пятидесятник Одонел Брин Ирл. 6 рублей
7. прапорщик Адворец Давыд Шотл. 12 рублей
8. прапорщик Бан Ян Ирл. 6 рублей
9. нарядчик Юль Петр Шотл. 4 рубля с полтиной
10. нарядчик 2

Отеган Мартин

Ирл. 4 рубля с полтиной
11. писарь Фарфар Ян Шотл. 4 рубля с полтиной
12. писарь Баба Андрей Ирл. 4 рубля с полтиной
13. набатчик Сеул Франк Шотл. 4 рубля с полтиной
14. набатчик Балах Тарлах Ирл. 4 рубля с полтиной
15. набатчик Михельт Ирл. 2 рубля 13 алтын 2 деньги


Кроме того, по данным "Приходно-расходной книги Разряда 7123 года" предшественник Т. Юстоса на посту командира ирландцев капитан Вилим Грим, выбывший к осени 1616 г., получал 30 рублей. К младшему командному составу, по крайней мере, по размерам жалованья, можно отнести выбывшего к 1616 г. лекаря Бартень Орна, получавшего 4 рубля с полтиной в

4

месяц .

Судя по приведенным в Табл. V-6 данным, никакой строгой системы при назначении жалованья офицерам не было, поддерживался лишь общий принцип, заключавшийся в том, что офицеры получают больше рядовых и шляхтичей, и что служилый человек более высокого чина должен получать более высокое жалованье. Единственным исключением был один из ирландских набатчиков - Михельт, который получал жалованье рядового и в списке значится среди рядового состава ирландской роты.

Изменения размеров жалованья происходили достаточно редко, а если и происходили, то в сторону повышения. Причин тому могло быть несколько.

Во-первых, разумеется, с повышением в чине, должно было повышаться и жалованье. Так, осенью 1614 г. Д. Адворец был пятидесятником и получал 6 рублей в месяц[551] [552]. Как следует из приведенной таблицы, став прапорщиком, он стал получать в два раза больше. (Однако почему его жалованье было теперь в два раза выше, нежели у прапорщика ирландской роты - понять трудно.)

Во-вторых, "придача" к жалованью был одной из форм награждения служилого иноземца (как, впрочем, и для русских служилых людей). Именно такой наградой было уже упомянутое повышение жалованья Я. Ахтарлони. Вместе с ним за "Смоленскую службу" был награжден хорунжий (прапорщик) Вилим Дюри, который до марта 1615 г. получал 12 рублей в месяц: "да

ему же ныне вновь по челобитной за Смоленскую службу 8 р.: обоево на ме-

2

сяц 20 р."

В-третьих, жалованье могло быть повышено вновь назначенному офицеру вместо выбывшего, если по каким-то причинам, ему устанавливали меньшее жалованье, нежели его предшественнику на данной должности.

Так, заняв место командира ирландской роты, Я. Шав обнаружил, что его предшественник имел больший оклад месячного жалованья. В самом деле, оклад Т. Юстоса составлял 30 руб. в месяц, а Шаву, судя по справке из приказа Большого Прихода, "месячного корму дают из Большого Приходу з женою да людем иво 6-ти человеком, и конского корму на 2 лошади, и

за дрова, и с кабака за питье по продажной цене деньгами на месяц на 31 день 20 рублев 28 алтын пол-3 деньги". Не позже начала декабря 1618 г. Шав обратился с челобитной, в которой просил "поверстать окладом месячными кормовыми деньгами противо первово капитана Томоса Юстоса". Аргументы были традиционные: "И тем мне прокормитца нечем, твоим царьским жалованием кормом оскорблен, и перед товарыщи в позоре в конец погиб". Кроме того, Шав подчеркнул, что он "службою и отчеством больши" Юстоса. В феврале 1619 г. по боярскому приговору Шаву повысили месячное жалованье до 30 рублей.1

Однако это была не единственная финансовая проблема, с которой столкнулся шотландский капитан, заняв должность командира ирландской роты. Дело в том, что "бельские немцы" в тот период получали жалованье в Разряде, Шав же до назначения в роту - в Большом Приходе. После назначения в роту он должен был получать деньги вместе с остальными в Разряде, но официального решения на этот счет не приняли - началась обычная московская волокита. Как жаловался сам Шав в одной из своих челобитных, "и дело, государь, выписано, носят перед твоих государевых бояр, а указу мне, холопу твоему, нет, и я, холоп твой, скитаюсь меж двор, помираю голодною смертью, потому что, государь, мне твоего царсково жалованья корму из Большово Приходу третей месец не дают, а отказывают, что отослан, де, ты в Большой Розряд". Наконец, по боярскому приговору, нужное решение было принято. Но за прошедшие два месяца осталась задолженность в 42 рубля и 10 алтын: из Большого Прихода денег уже не выплачивали, а в Разряде еще не платили. И вновь капитан обращается с челобитной, с просьбой выплатить причитающиеся ("недодаточные") ему деньги. Просил он выдать их из Разряда, к которому в финансовом отношении теперь был приписан. Руководители же этого ведомства, посчитав, что, коль скоро задолженность образовалась по вине Большого Прихода, предписали главе приказа "капитану Якову

Шаву кормовые месечные недодаточные деньги дать тот час безволокитно, что б он государю о том впредь не бил челом".1

О том, как проводилась выдача месячного жалованья "бельским немцам", находившимся на службе вне Москвы (в данном случае - в Туле) сохранилось несколько комплексов документов, относящихся к октябрю 1616, марту, июню и августу 1617 гг. Порядок этот был следующим. Деньги обычно доставлялись из Москвы каким-либо назначенным Разрядом служилым человеком (например, в 1616 г. недельщиком Алексеем Бирилевым), который с отрядом вооруженной охраны привозил их к месту службы иноземцев. Затем "казна" передавалась местным властям - воеводам и дьяку, и уже они должны были "при себе" (как это требовала посланная из Разряда грамота) раздать деньги служилым иноземцам, составить об этом отчет ("отписку"), передать его привезшему жалование лицу, а тот должен был доставить его в Разряд2.

Так было в 1616 г. Спустя полгода, в процедуру выдачи жалования были внесены довольно принципиальные изменения. Вызваны они были, видимо, с одной стороны, какими-то злоупотреблениями, а с другой - тем, что часть иноземцев, как оказалось, могла по разным причинам отсутствовать при раздаче денег - убиты, дезертировали, находятся в Москве "для своей нужи". В наказах неким костромитину Дею Мерлину, а затем белевцу Мокею Лукину, которые должны были доставить "кормовые деньги" в Тулу, соответственно от 26 марта и 17 августа 1617 г., а также грамоте тульским воеводам от 24 июня стояли требования перед раздачей жалованья "пересмотреть" "немец всех налицо". Во время же самой выдачи следовало "беречи накрепко, чтоб за очи и подставою немцы нихто денег не взял" (то есть власти страховались от появления, так сказать, "мертвых душ"). Если при раздаче списочный состав роты не совпадал с реальным ("А которые будет немцы померли или с Тулы съехали к Москве а в росписи им деньги дати написано "), то оставшиеся деньги надлежало сдать обратно в Разряд. Новшеством было и то, что получая жалование, ирландцы должны были расписываться в "раздаточных книгах", которые кроме того заверялись подписью и уполномоченных Разрядом лиц.

Эти документы также следовало сдать в Разрядный приказ. Судя по цитировавшемуся наказу, раздача жалования возлагалась теперь не на тульскую

администрацию, а на тех, кто привозил "казну", которые становились един-

1

ственными ответственными за все мероприятие .

Выдача жалованья в июне-июле 1617 г. несколько отличалась от всех остальных. Дело в том, что в этот раз деньги посылались не "бельским немцам", а атаманом и казакам, причем в разное время двумя "партиями". Ирландцы же и шотландцы должны были получать жалованье "ис тех денег, что остались за казачьею роздачею". Интересно, что в связи с этой выплатой появляется не встречавшееся ранее требование к тульским властям составить помимо уже названных выше финансовых документов еще и "немцам всем ести и неты" - т. е. списки присутствующих и отсутствующих на службе, и также отсылать их в Разряд. Поскольку в этом случае никто специально "государеву казну" для иноземцев не привозил, вся организация выдачи им жа-

2

лованья возлагалась на тульских воевод .

Что касается "бельских немцев", которые на момент выдачи кормовых денег временно находились в столице ("съезжали к Москве"), то им жалование выплачивалось там.

Среди источников, так или иначе затрагивающих жизнь и службу иноземцев из шотландской и ирландской рот в России в 1616-1617 гг., документы о выдаче жалования составляют абсолютное большинство. Но, пожалуй, не на много меньше сохранилось документов, посвященных задержкам в выплате "кормовых наемных денег".

Задержки эти были, судя по всему, хроническими; по крайней мере, в 1616/17 г. жалованье "бельским немцам" своевременно не выплачивалось ни разу. Более того, создается впечатление, что такая традиция отсутствовала вообще. Каждый раз, чтобы получить (с большим опозданием) "заслуженные деньги", требовалось напомнить о себе челобитной. Надо сказать, что к изучаемым годам они вполне освоились с российскими обычаями - поняли, что в челобитных свое положение следует описывать в самых мрачных красках ("наги и босы", "помираем голодною смертью" и т.п.), и что без постоянных напоминаний о себе денег можно дожидаться весьма долго. Показательны в этом плане слова из частного письма земляку в Москву: "Да пожалуй, не забудь докучать о нашем жалованье "\

Вот как конкретно обстояло дело с выплатой жалованья в 1616/17 г.

В выписи из "расходной книги 124-го году", сделанной 12 сентября 1616 г. (т. е. уже следующего "125-го" года) написано: "месечных кормовых

наемных денег дано июня по 23 число, а июня с 23-го числа кормовых денег

2

им не дано" . Иными словами, к середине сентября "бельские немцы" уже два с половиной месяца служили без жалованья.

В связи с этим командиры шотландской и ирландской рот капитаны Андрей Мутр и Томас Юстос обратились с совместной челобитной к властям, причем не только от своего имени, но и от лица своих подчиненных ("и в товарыщей своих место"). Вот что писали они в конце лета 1616 г.: "И от великих частых походов и посылак стали пеши и наги и помираем голодною смертью, а твоего царского жалованья месячных денег нам холопем твоим не дано за три месяца. Милосердный государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй нас, холопей своих, за наши за многие службишка и за кровь и для нынешней своей царской службы, вели, государь, нам дать свое царское жалованье, чтоб мы, холопи твои, будучи на твоей царской


РГАДА. Ф. 210. Столбцы Владимирского стола. № 4. Л. 4. Там же. Л. 46.

службе, голодною смертью не померли"1. Видимо, это обращение двух командиров, сделанное от имени всех "ттткотцких и ирлянских немец", служивших на Туле, было делом весьма серьезным: 12 сентября была сделана выпись из расходной книги "124-го году" (этот год закончился 31 августа 1616 г.), в которой уточнялось общее число шотландцев и ирландцев, причитающиеся им общие суммы за один, два и три месяца; и обо всем было доложено боярской думе: на документе имеется помета о том, что "бояре приговорили"

деньги послать и произвести смотр служилым иноземцам перед раздачей жа-

2

лования .

Однако сразу жалование в Тулу выслано не было. Это побудило ирландского и шотландского капитанов вновь обратиться с челобитной, из текста которой становится ясна причина продолжения задержки в выплатах: " жалованье нам не дано четвертай месяц. И били мы челом о жалованье на прошлые месяца на три, и ты, государь, пожаловал нас холопей своих, велел нам дати жалованье на прошлые на три месяца, а твоего царского указу нам не учинено: ис которово приказу нам твое царское жалованье деньги взять. И челобитчики наши волочатца на Москве шестую неделю, и бьют челом тебе государю об указе, и им твоего царского указу не

3

учинят" . В конце концов, в Москве, видимо, разобрались с источниками финансирования, и во второй половине октября деньги за три месяца (с 23 июля

4

по 23 сентября) были все-таки посланы .

После этой выплаты немедленно вновь образовалась задолженность: в выписи из расходной книги "125-го году" говорится, что "немцы" вновь про-

5

сили дать жалование за три следующих месяца .

Задержки по выплате денег, надо полагать, объяснялись отнюдь не только знаменитой московской волокитой, но и объективными трудностями.

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Владимирского стола. № 4. Л. 45. Там же. Л. 46.

Там же. Л. 63.

Там же. Л. 49-50, 64.

Там же. Л. 64.

В условиях все еще продолжавшейся Смуты, военных столкновений с внешним противником финансовые возможности правительства были явно ограниченными. Не случайно, что в последний день 1616 г. Разряд обратился к боярину кн. Д. М. Пожарскому и дьяку С. Головину, ведавшим сбором экстренного налога - "пятинных денег", с просьбой передать необходимую для выплаты жалования "бельским немцам" в Туле сумму. Интересно, что всего требовалось 1869 руб. 6 алтын и 2 деньги, Разряд же запросил 1860 руб.; видимо, 9 руб. 6 алтын и 2 деньги в распоряжении разрядных дьяков все же имелись. Правда, зная положение дел с финансами, в памяти Пожарскому и Головину была сделана оговорка: сразу прислать "что есть в зборе по нынешнее число а достальные денги досылати, как будут в зборе". Оговорка, как оказалось, была сделана не зря: требуемой суммы действительно не оказалось, и жалование было собрано только за один месяц (23 сентября - 23 октября). К этому времени девять человек из ирландской роты были в Москве; там они получили свои деньги 9 февраля 1617 г. Тем же, кто оставался в Туле, жалованье было послано спустя еще десять дней - 19 февраля, то есть с "отставанием от графика" на пять месяцев; причем "посылали те деньги капитаны (командиры ирландской и шотландской рот в тот момент тоже находились в столице - О. С.) на своих лошадях"1.

Только в марте Разряду удалось несколько сократить это отставание - "бельские немцы" и в Туле (38 человек) и в Москве (их к этому времени в

столице оказался 21 человек) получили жалование еще за три месяца (23 ок-

2

тября 1616 - 23 января 1617 гг.) .

С появлением довольно большого числа "бельских немцев" в Москве процедура выдачи жалования несколько усложнилась. Во-первых, теперь нужно было составлять платежные документы и на них, и на остававшихся на службе в Туле; во-вторых, "москвичи" получали деньги раньше, нежели их "тульские" собратья, то есть процесс раздачи денег разделялся, так ска-

2

зать, и во времени и в пространстве. А уж когда части шотландской и ирландской рот были направлена на службу к воеводе Погожему, организация выплат стала еще запутанней.

Летом 1617 г. 24 ирландца, в том числе и те, которых во главе с Юсто- сом направляли "в посылку" к воеводе Погожему, получили в Москве жалованье на один месяц (23 января - 23 февраля)1. Однако после отъезда части из них на новую службу оставшиеся в Москве ирландцы, которым надлежало вернуться в Тулу вместе с шотландскими служилыми людьми, подали коллективную челобитную, в которой самыми мрачными красками живописали свое бедственное финансовое положение, указывали на остающуюся огромную задолженность правительства и просили ее погасить. Вот что говорилось в этом документе: "А твое царское жалованье нам, холопем твоим, не давано заслуженые деньги за пять месяцов. И ныне дано нам заслуженых денег только за один месяц. И мы взяв на один месяц, тем долгу заплатили и не оплатилися. А в пять месяцов мы как нам не давали кормовых денег, и мы испроелись до нога, платья и ружье поиззалажили. И ныне нам на твою государеву службу сподобитца и поднятца нечим: пеши и наги и боси и безружеины.

А у которых у нас было служивой рухляди, мы дали това- рыщам своим, которые посланы в посылку. Милосердый государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа Русии, пожалуй нас холопей своих для своей царьской службы и для бедности нашей, вели, государь, нам свое царское жалованье заслуженые деньги дати здесь на Москве, чем бы нам поднятца на твою государеву службу. А на Туле велено нам дати на месяц. И нам отсель поднятца и до Тулы доехать нечим и не на чом, потому что „2

мы пеши.

Видимо почти одновременно с этой челобитной с аналогичной просьбой обратились к тульским властям те служилые иноземцы, которые оставались в Туле. Их положение было еще хуже, так как, в отличие от "бельских

2
немцев", находившихся в Москве, они жалованье еще за один месяц (по 23 февраля) не получали. Поэтому вполне понятно, почему свою челобитную они завершили так: " чтоб мы твоей царской службы впредь не отстали". То, что это не дежурная жалоба челобитчиков, а вполне определенный намек, раскрывается в отписке тульских воевод, которой они сопроводили отсылку в Разряд "немецкой" челобитной: "И приходят безпреста- ни к нам , а сказывоют, что де ани голодни и з голоду хотят бресть розна "\ Однако в казне денег по-прежнему в необходимом количестве явно не было, а жалованье нужно было платить не только иноземцам. Поэтому, во-первых, его было решено выдать из тех денег, которые останутся "за ка- зачьею роздачею" (о чем уже говорилось выше), во-вторых, несмотря на угрозу дезертирства, оно выдавалось только за два месяца (23 января - 23 марта). Необходимые документы были составлены только в конце июня, а сами

2

деньги выплачены лишь в середине июля . Таким образом, задолженность вновь была уменьшена (с пяти месяцев до двух), но отнюдь не ликвидирована. Правда, тульским воеводам предписывалось: "А то б есте немцом всем сказали, что на достальные прошлые месяцы кормовые денги велим к ним присылати с Москвы вскоре, и они б на наше жалованье были надежны и бы-

3

ли на нашей службе и нам служили" .

После этого уже тульские иноземцы по жалованью оказались впереди "москвичей". Поэтому тем доплатили еще за один месяц (по 23 марта), уравняв тем самым с их тульскими товарищами, и выслали их на службу в Тулу вместе с тем, кто вез туда "немцам" деньги. Таким образом, хотя решение о выплате денег тульским ирландцам и шотландцам было принято раньше, "москвичи" все-таки жалованье получили опять первыми .


РГАДА. Ф. 210. Столбцы Владимирского стола. № 4. Л. 116, 115 Там же. Л. 148.

Там же. Л. 118.

Однако оставались немногочисленные "бельские немцы", посланные "в посылку" с Погожим; им денег пока не платили. Но, как уже упоминалось, между служилыми иноземцами существовала переписка. Видимо, благодаря ей, те, кто находился в "посылке" узнали, что их товарищи получили жалованье. Ирландский и шотландский капитаны направили очередную совместную челобитную, в которой они указывали, что в Москве и в Туле их "братья" жалованье уже получили по 23 марта, а они (со времени еще московской выдачи по 23 февраля) - нет. Ровно через месяц после отправки денег в Тулу, в конце июля долгожданное жалованье было послано в отряд Погожего и в на-

i

чале августа ирландцы и шотландцы получили его .

Выше уже говорилось и из цитированных документов видно, что ирландцы в челобитных описывали свое бедственное материальное положение, в связи с задержками жалования, несколько гиперболически. Разумеется, выражения типа "помираем голодною смертью" буквально понимать не стоит. Это были обычные клише, используемые всеми челобитчиками в России. Однако нельзя не признать, что задержки в выплатах должны были отзываться на иноземцах гораздо сильнее, чем на русских служилых людях. Ведь кормовые деньги для "бельских немцев" были единственным источником существования, а других средств им как людям пока в России чужим найти было, надо думать, нелегко.

От периода после окончания Смуты и до 1625 г. сохранились данные о

2

выплатах месячного жалованья "бельским немцам" в 1619/20 г. Они позволяют судить о ряде изменений, которые произошли в выплатах месячного денежного жалованья "бельским немцам".

Во-первых, ряд иноземцев за что-то (скорее всего, за "московское осадное сидение") получили прибавку к жалованью: шотландские шляхтичи

РГАДА. Ф. 210. Столбцы Владимирского стола. № 4. Л. 135-141, 42.

2

ПРКР-1619/20. С. 201-206, 211-212, 214, 216-217, 222-223, 229-230, 234-237,

240-241.

Андрей Вуд и Роберт Кунигем и ирландский шляхтич Г аврила Бреден вместо 3-х рублей 20-ти алтын стали получать 5 рублей в месяц.

Во-вторых, у некоторых "бельских немцев" произошло продвижение по службе, что немедленно отразилось на их жалованье. Шотландский шляхтич Вилим Кари стал пятидесятником в своей роте, и его жалованье теперь составляло 6 рублей в месяц, а у ставшего поручиком шляхтича Юрия Лер- монта - 15 рублей. Шотландский писарь Ян Фарфар стал прапорщиком, и его жалованье составило вместо 4-х рублей с полтиной 12 рублей в месяц.

В-третьих, ряд "бельских немцев" были переведены на годовое денежное жалованье. Это - шотландские рядовые Вилим Артор, Ян Инглент, Ри- церт Какс, Вилим Стуарт, Анц Суцвент (Суцвелт), ирландские рядовые Михель Бурк, Якуб Макалан, Донох Макилон, Конохор Макине, Нел Омори; они стали получать 5 рублей в год. На годовое жалованье были переведены ирландские шляхтичи Тумас Ирис и Бреян Окоян, после чего стали получать по 10 рублей в год.

Во 2-й половине 20-х гг. месячное денежное жалованье продолжала получать та часть "бельских немцев", которая, хотя и была поверстана поместным и денежными окладами, но не имела поместий и, следовательно, не перешла в категорию поместных иноземцев, а продолжала оставаться в категории иноземцев кормовых. Все получатели этого вида жалованья служили на протяжении рассматриваемого периода в одной и той же роте - роте, которой сначала командовал Я. Шав, а затем Т. Герн. Сведения о размерах этого жалованья сохранились в списках иноземских рот:

Месячное жалованье "немцев" в иноземских ротах.

Таблица V-7.
Имя Чин Оклад 1625 1626 1627 1629 1630 Сумма
1. Герн Томас Романов с. рот-р 600/40;

700/55*

Ш-Г Ш-Г Ш-Г 7 р.;

9 ал. 1д./день*

2. Сеул(ь) Франц (+Владимир) н наб-к 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 4 р. 1 пол.


Часто в списках указывался так: "набатчик новокрещен Володимер Франц Сеуль", однако не в составе "командирской" части роты, а в числе рядовых.

Имя Чин Оклад 1625 1626 1627 1629 1630 Сумма
3. Аганлон

Ардар (Юрдан Юрдар) Иванов с.

ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.[553] [554]
4. Брун Ян ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
5. Бюст Давыд Яковлев с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
6. Г ар(ь) Александр ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
7. Куй

Кирилл (+Роман) Кондратьев с.

ряд. 450/35 Ш-Г 3 р. 20 ал.
8. Лунды Ян Романов с. ряд.,

прап-к

450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
9. Макнамори (Макномори, Макномари) Данах (Донах) ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
10. Макноли Петр (+Павел) ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
11. Мантен(ь) Петр Иванов с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
12. Окаян (Акаян) Бреян ряд. 400/28 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
13. Пауль Едварт Андреев с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
14. Ро Петр Семенов с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
15. Янстан Вилим Иванов с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 3 р. 20 ал.
16. Адамсон

Якуб (+Ульян) Васильев с.

ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
17. Ард Александр Иванов с. ряд. 450/35 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.;

3 р. 20 ал.

18. Бурк (Бурт) Михель ряд. 250/15 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
19. Вяст(ов) Томас Иванов с. ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
20. Г аври (Г арви) Вилим ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
21. Г енти Ян ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
22. Г ордан Петр (+Евтихий) ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
23. Кали (Карил) Вилим (+Давыд) ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
24. Клилянт Томас (+Анофрий) ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
25. Кук Ян ряд. 300/20 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
26. Маканал Якуб ряд. 250/15 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
27. Макноголи (Макмагон) Арт (Ард) ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
28. Макноли (Макнали) Донах (Данах) ряд. 250/15 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
29. Окели (Акели) Ян (+Калист) ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
30. 3

Околон Ян (+Иван)

ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
31. Омори (Мори) Нел (Неоль) ряд. 300/20 Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
32. Пиблиз Юрий ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
33. Ровен Давыд Давыдов с. ряд. 400/30 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
34. Стуарт Вилим ряд. 250/15 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
35. Суцвент (Суцвет) Анц ряд. 300/20 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.
36. Сымсон Ян ряд. 350/25 Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г Ш-Г 2 р. 4 гр.

Как следует из приведенной таблицы, размеры жалованья, по сравнению со 2-й половиной 10-х гг., практически не изменились: те, кто тогда числились как шляхтичи, продолжили получать 3 рубля 20 алтын в месяц, а рядовые - 2 рубля 4 гривны в месяц. Более того, размеры жалованья не изменили даже Яну Лунды, несмотря на то, что он получил повышение - из рядовых стал прапорщиком. Разумеется, особняком стоит жалованье Томасу Герну, который не был "бельским немцем", а возглавил роту после смерти Я. Шава. Правда, следует отметить непонятную пока особенность жалованья ротмистра: оно в разы ниже того, что получали его предшественники на посту командиров отдельных шотландской и ирландской рот. Удивляет и тот факт, что, несмотря на высокую должность и, соответственно, высокий поместный и денежный оклад, Т. Герн, в отличие от многих своих подчиненных, вплоть до весны 1630 г. так и не стал поместным иноземцем. Возможно, это связано с какими-то деталями его биографии, сведения о которых возможно всплывут в ходе дальнейших изысканий.

<< | >>
Источник: Скобелкин Олег Владимирович. Западноевропейцы на русской военной службе в XVI - 20-х гг. XVII в.. 2015

Еще по теме § 4. Месячное жалованье.:

  1. Жалованье постоянное и случайное.
  2. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
  3. Эпоха упадка
  4. О МОРСКОМ УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ
  5. Планирование и сроки проведения работ по экологической экспертизе проектов
  6. Cура 59
  7. 35. ПЕРИОД ОКУПАЕМОСТИ. ДИСКОНТИРОВАННЫЙ ПЕРИОД ОКУПАЕМОСТИ
  8. Книга III Глава пятая Наблюдения и объяснения явлений прилива — отлива моря (§ 8)
  9. ПРИЛОЖЕНИЕ А ПОМОЩЬ, КОТОРУЮ НУЖНО ОКАЗАТЬ ПРИГРАНИЧНЫМ ПЛЕМЕНАМ ПО ПРОСЬБЕ ХАДЖИ АБДУЛ РАЗАКА
  10. Основные статьи расходов прихода
  11. Изгнание.
  12. §24. Внутреннее устройство И ДУХЪ войскъ, военные нравы и обычаи грековъ.
  13. Глава 12
  14. Глава 24 [Различные формы брака]