3 Освобождение от оккупантов Белоруссии и Прибалтики

В отличие от Украины, где задача изгнания германских оккупантов осложнялась наличием крупных сил внутренней контрреволюции и вторжением войск Антанты, в Белоруссии белогвардейской и буржуазно-националистической контрреволюции не удалось создать своих воинских формирований и Антанта не располагала необходимыми коммуникациями для быстрого развертывания интервенции.
Поэтому при освободительном походе Западной армии пришлось вести вооруженную борьбу в основном первоначально на левом фланге против германских и петлюровских войск, затем на- правом фланге — с войсками буржуазно-помещичьей Польши, пытавшимися оккупировать литовские и белорусские земли. В Прибалтике советские войска столкнулись с вооруженным сопротивлением германских добровольческих формирований, белогвардейцев, буржуазных националистов, поддерживаемых английской эскадрой адмирала А. Синклера, и белофиннов. При оперативно-стратегическом планировании и проведении освободительного похода на запад советским политическим и военным руководством строго учитывался принцип самоопределения наций, в частности расстановка классовых сил и основные тенденции освободительной борьбы на землях с преимущественно польским населением, входивших ранее в состав Российской империи.

Выбор момента начала наступления советских войск на северо-западном и западном стратегических направлениях определялся ЦК РКП(б), В. И. Лениным по согласованию с Центральным бюро коммунистических организаций оккупированных областей и непосредственно с большевистским подпольем, с партийными, советскими, военными органами сопредельных с демаркационной линией районов. Получив 11 ноября 1918 г, телеграмму из Великих Лук от советского и военного руководства Псковской губернии с предложением начать активные боевые действия против белогвардейцев за демаркационной линией, В. И. Ленин дал указание переслать ее в Реввоенсовет Республики 893. 13 ноября РВСР принял решение начать операции по освобождению западных районов, очищаемых германскими войсками 894. Двумя днями раньше Центральное бюро литовских секций РКП(б) приняло решение:«1) усилить посылку людей в Литву; 2) направлять агитаторов для ведения работы среди немецких солдат; 3) принять меры по подготовке вооруженной силы» 895. Тогда же на совместном заседании ЦК КП Литвы и Белоруссии и Виленского комитета был образован Военно-революционный комитет с задачей подготовки вооруженного восстания896. 15 ноября на заседании ЦК эстонских секций РКП(б) создается Временный революционный комитет Эстонии (Я. Анвельт, X. Пегельман, Я. Сихвер и др.). Проходившая нелегально в Риге 18—19 ноября конференция социал-демократии Латвии указала, что назрел вопрос о вооруженном восстании, и поручила ЦК СДЛ образовать ВРК. В него вошли Я. Шильдер-Яунзем, Я. Зуковский (Теодор), Я. Мирам, О. Дзенис и Я. Заринь В эти же дни В. И. Ленин в беседе с председателем Северо-Западного областного комитета партии А. Ф. Мяс- никовым определил задачи партийных и советских органов, всех трудящихся области по скорейшему изгнанию оккупантов с территории Белоруссии, не допуская вывоза ими награбленных материальных ценностей, посоветовал, как развертывать работу по восстановлению и укреплению Советской власти на освобожденной земле 2.

Директивами Главного командования от 16, 17 и 18 ноября 1918 г. перед командованием Северного фронта и Западной армии были поставлены задачи немедленного занятия при отходе германских войск силами 7-й армии Нарвы и Пскова с последующим продвижением на Ревель и Валк; ведения глубокой разведки и при возможности прочного занятия Режицы, Полоцка, Борисова, Бобруйска и Гомеля. В оперативное подчинение командования 7-й армии переходил Балтийский флот и экстренно перебрасывались латышские, эстонские и финские части из 6-й армии и Восточного фронта 3.

Выполнение стратегической задачи освобождения Прибалтики и Белоруссии начиналось советскими войсками при крайне ограниченных силах и средствах. К концу ноября 1918 г. войска 7-й армии насчитывали 7530 штыков и 390 сабель при 58 орудиях и 285 пулеметах, Западной армии — 7620 штыков и 220 сабель при 52 орудиях и 204 пулеметах 4. Как и на Украине, ставка делалась на дальнейший подъем освободительной борьбы трудящихся масс против оккупантов и сил внутренней контрреволюции, использование людских и материальных ресурсов освобождаемых районов для усиления советских войск 5, революционизирование солдатских масс германской армии, заставляющее их командование и шейдемановские Советы идти на переговоры и соглашения с советским командованием о порядке и сроках эвакуации. По свидетельству И. И. Вацетиса, Главное командование с самого начала освободительного похода сознавало оперативную необходимость создания единого фронтового объединения на западном стратегическом направлении. Однако политические соображения, и прежде всего стремление лишить западную буржуазную пропаганду каких-либо поводов для крика о «красном империализме большевиков», побудили временно воздержаться от этого важного шага. В результате до середины февраля 1919 г. функции организации взаимодействия оперативных объединений на западном и северо-западном стратегических направлениях осуществляло непосредственно Главное командование. С созданием в декабре 4918 г. Прибалтийских советских республик ЦК РКП(б) предложил их правительствам подчинить свои вооруженные силы Главному командованию в интересах «единства стратегии во всей западной полосе» 6.

Во исполнение директивы главкома от 16 ноября командование Западной армии поставило перед Псковской дивизией задачу проведения глубокой разведки и продвижения в направлениях на Режицу и Полоцк, перед 17-й См.: Борьба за Советскую власть в Прибалтике, с. См.: «Коммунист Белоруссии», 1956, № 5, с. 12. См.: Директивы Главного командования Красной 205, 370—371.

Армии (1917—1920), с. 174— 177. 4

ЦГАСА, ф. 5. оп. 1, д. 188, л. 8. 5

К 1 февраля 1919 г. 7-я армия насчитывала 22 700 штыков, 830 сабель, 309 орудий (в том числе 164 орудия Кронштадтской крепости), 282 пулемета; армия Советской Латвии (была сформирована 4 января 1919 г.) —11 900 штыков, 180 сабель, 39 орудий, 196 пулеметов; Западная армия — 43 700 штыков, 2150 сабель, 145 орудий, 548 пулеметов. Всего в этих армиях, объединенных 19 февраля 1919 г. Западным фронтом, насчитывалось 78 300 штыков, 3160 сабель, 493 орудия, 1026 пулеметов (ЦГАСА, ф. 6, оп. 4, д. 1081. л. 291). 6

Л и п и ц к и й С. В. Военная деятельность ЦК РКП(б) .(1917 — 1920), с. 170. стрелковой дивизией — на Борисов, Бобруйск, Жлобин и Гомель Ч В «Краткой исторической записке о боевых действиях на фронте Западной армии», написанной в мае 1919 г. начальником мобилизационно-оперативного управления армии В. В. Сергеевым, так характеризовались особенности и трудности освободительного похода советских войск в Белоруссии: «В ночь на 17 ноября 1918 г. вслед за отходящими... германскими войсками части Псковской (ныне Литовской) дивизии, 17-й стрелковой дивизии и 2-го округа погрохраны (2-я пограничная дивизия) перешли демаркационную линию... обе дивизии находились еще в периоде формирования... Части армии не имели на наличный состав полностью ни оружия, ни обмундирования... Быстрый периодами отход немцев, отсутствие конского состава и обоза вынудили части армии продвигаться вперед, сидя в вагонах, и покидать их только на более продолжительные времена, когда немцы останавливались и когда велись переговоры о дальнейшем очищении оккупированной ими области или же на короткое время для выдвижения на короткие расстояния вне железных дорог для рассеивания белогвардейских частей... Начиная с 20 ноября по настойчивым просьбам управления армии на усиление частей армии стали прибывать части Западной дивизии, которые были хотя тоже еще не окончательно сформированы, но все-таки в лучшем по сравнению с частями Псковской и 17-й стрелковой дивизией состоянии. Управление армии было принуждено сразу же по прибытии вливать их по полкам в боевую линию, для усиления уже существовавших боевых участков» 2. Продвижение советских войск в эшелонах продолжалось вплоть до подхода их к участкам железных дорог, колея которых была перешита оккупантами на более узкую заграничную колею. После этого войска шли походным порядком, что замедляло темпы и ухудшало снабжение частей, особенно продовольствием 3.

В соответствии с указаниями ЦК РКП(б), В. И. Ленина советским командованием при освобождении Белоруссии и Прибалтики, как и Украины, последовательно проводился курс на мирное урегулирование вопросов, связанных с эвакуацией германских войск 4. Советские войска вступали в бой с германскими частями только в случаях их нападения, спровоцированных реакционным командованием и шейдемановскими Советами, при открытом их взаимо- дехгствии с вооруженными силами внутренней контрреволюции и с целью предотвращения разрушения железных дорог и ограбления населения. Так, в разведывательной сводке штаба Западной армии от 10 декабря 1918 г. указывалось: «В районе Осиповичи между нашей пулеметной командой и немцами произошло столкновение по поводу ограбления немцами хутора Александровского» 5. В целом же в полосе Западной армии продвижение советских войск совершалось быстрыми темпами (21 ноября были освобождены Полоцк и Жлобин, 24-го — Дрисса, 27-го — Новогрудок, 28-го — Бобруйск, 2 декабря — Борисов, 8-го — Слуцк, 9-го — Двинск, 10-го — Минск) и без крупных вооруженных конфликтов с германскими частями. Этому во многом способствовала энергичная и целеустремленная работа большевистского подполья и интернационалистов, дальнейший подъем повстанческо-партизанского движения, а также большая и всесторонняя помощь Красной Армии со стороны трудящегося населения. В докладе председателю Всероссийского бюро военных комиссаров члену РВСР К. К. Юре- неву от 5 декабря 1918 г. «О производстве обследования местностей, освобожденных немцами в Западной области» отмечалось, что «ОК партии совместно с витебскими и смоленскими группами немецких, австрийских, польских и других коммунистов посылает в пределы расположения немецких частей и области, ими занятые, агитаторов, задачей которых является, с одной стороны, распропагандировать немецкие части, с другой — подготовлять местное на- 1 ЦГАСА, ф. 33988, оп. 1, д. 66, л. 47 2 Там же, л. 830—831. 3 Там же, л. 831. * Там же, л. 56—58, 66 —76, 90—91. 5 ЦГАСА, ф. 6, оп. 12, д. 117, л. 85.

селение к приходу наших частей и восстановлению Советской власти» В Минске за сутки до вступления советских войск местными партийными дружинами и прибывшими партизанскими отрядами были взяты под контроль важнейшие в военном и политическом отношении пункты города 897, предотвращен угон оккупантами 195 паровозов и 1480 вагонов 898.

При решении сложной и многоплановой проблемы мирной эвакуации германских войск большое значение имели согласованность действий и объединение усилий советской внешней политики и военного командования как в оперативно-стратегическом, так и в тактических звеньях. В частности, 25 ноября 1918 г. Главное командование информировало Г. В. Чичерина «об аресте наших постов, охраняющих железнодорожный путь от Жлобина до станции Уза, германцами и желательности командирования в Смоленск дипломатического представителя» 899. Значительный вклад в обеспечение скорейшего отвода германских войск, в особенности на важнейших, гомельско-лунинецком и двинском, направлениях, внес представитель НКИД Д. 3. Мануильский, ранее являвшийся заместителем руководителя советской делегации на мирных переговорах в Киеве. В разговоре по прямому проводу со штабом Западной армии 5 декабря 1918 г. Г. В. Чичерин подчеркивал: «В данный момент нас особенно интересует вопрос о том, чтобы какие-либо действия не принесли ущерба миссии Мануильского и не помешали едущим сегодня от ЦИК делегатам... В силу общего распоряжения, принятого Советским правительством и сообщенного телеграммой главкома Вацетиса, необходимо прежде всего добиваться соглашения с германскими солдатскими Советами о занятии нами очищаемых местностей» 900.

Выполняя указания ЦК РКП(б), В. И. Ленина о максимальном использовании людских и материальных ресурсов освобожденных районов для укрепления обороноспособности страны, усиления Красной Армии, Реввоенсовет Республики 28 ноября 1918 г. принял постановление о выделении из Московского военного округа Смоленской, Витебской и Могилевской губерний и образовании из них, а также из Минской и Виленской губерний Минского военного округа с подчинением его штабу Западной армии. 18 декабря 1918 г. приказом РВС Западной армии было объявлено постановление РВСР о переименовании округа в Западный (военный руководитель Е. 3. Барсуков, член РВС И. Я. Алибегов, начальник штаба А. Н. Де-Лазари) с непосредственным подчинением Всероглавштабу 901. Одновременно принимались меры к усилению Западной армии за счет стратегических резервов. 8 декабря главком приказал командованию Московского военного округа направить готовые полки Интернациональной дивизии с приданными частями, 3-й Латышский стрелковый полк с мортирной батареей и авиаотряд Латышской стрелковой дивизии в состав формировавшейся Особой группы Г. П. Андреева, которая включалась в Западную армию «для действия в двинском направлении по указанию Главного командования» с районом сосредоточения Дрисса, Диена, Полоцк 902.

Директивой Главного командования от 10 декабря 1918 г. перед Западной армией была поставлена задача, закрепившись на линии Крейцбург, Двинск, продолжать наступление на Митаву, Поневеж, Вильно, Лиду, Барановичи, Пинск, Мозырь. Якобштадт, Двинск и Минск должны быть «приведены в оборонительное состояние» с использованием старых укреплений 903. В соответствии с этой директивой приказом командования Западной армии от 12 декабря в ее составе из Псковской, Западной и 17-й стрелковых дивизий и Особой группы создавались соответственно виленский, лидский, пинский и митавский боевые участки Глубокое продвижение войск Западной армии способствовало изгнанию оккупантов и разгрому сил внутренней контрреволюции на Украине, угрожало германским коммуникациям и препятствовало созданию единого антисоветского фронта на западном и юго-западном стратегических направлениях, оставляя, как отмечалось в донесении главкому от 12 декабря 1918 г., левый фланг армии «как бы нависавшим над Украиной на протяжении 320 верст» 904.

Срок эвакуации своих войск из Пскова и Нарвы германское командование в значительной мере связывало с созданием в этих районах белогвардейского и буржуазно-националистического заслонов, призванных оградить их от непосредственного соприкосновения с Красной Армией и обеспечить плацдарм для интервенции Антанты в Прибалтике. Только решительное наступление советских войск по всему фронту, поддержанное активной освободительной борьбой во вражеском тылу, могло сорвать империалистический замысел продолжения оккупации Прибалтики и консолидации сил внутренней контрреволюции. Оценивая оперативный план командования 7-й армии по освобождению Нарвы и Пскова, главком 19 ноября 1918 г. в разговоре по прямому проводу с командармом указывал: «Вопрос идет о быстром занятии двух городов как железнодорожных узлов и политических центров, имеющих большое значение для продвижения в Прибалтийский край. Доминирующее значение имеет пока требование политики, диктующее быстрый захват этих городов как рабочих центров, где мы встретим несомненное сочувствие» 905. 22 ноября командование Северного фронта отдало приказ об энергичном наступлении на Нарву и Псков 906.

В расчете на нейтралитет или слабое противодействие германских войск части правого боевого участка 7-й армии, ядро которого составляла 6-я стрелковая дивизия, 22 ноября предприняли наступление на Нарву. Оно вылилось в разведку боем и показало значительное превосходство сил противника (4 тыс. оккупантов, до 1 тыс. белоэстонцев при 24 орудиях, 68 пулеметах, 12 минометах и бронепоезде), опиравшегося на заблаговременно подготовленную оборону с с 8-километровым проволочным заграждением по правому берегу р. Нарова. В боевом донесении начдива Н. Н. Иванова и комиссара А. Э. Даумана сообщалось, что части «после сильного обстрела их из Нарвы немецкой артиллерией около трех-четырех батарей и пулеметным огнем принуждены были отойти» 907. После прибытия подкреплений, в том числе эстонских частей и подразделений, утром 28 ноября советские войска возобновили наступление на Нарву. Исход боев решил смелый обходный маневр с юга по болотистой местности 2-го Фел- линского эстонского полка. Потеряв свыше 100 человек убитыми и ранеными, израсходовав боеприпасы, полк не смог ворваться в город, но резервы противника были скованы. Это и определило успех фронтальных атак основных сил. Понимая невозможность втянуть солдат в продолжительные бои, германское командование к вечеру вывело части из Ивангорода, и, взорвав мосты через Нарову, оккупанты отступили из города. В оперативной сводке штаба 7-й армии указывалось, что Нарва взята 28 ноября «после упорного боя в течение целого дня; приступлено к исправлению взорванного железнодорожного моста, тушению пожаров и уничтожению баррикад» 6.

Сильно ослабили оборону противника на нарвско-ревельском направлении высадка 28 ноября советского морского десанта (около 600 человек добровольцев-балтийцев, в основном уроженцев Прибалтики) в устье Наровы в сопровождении крейсера «Олег», эсминцев «Меткий» и «Автроил», а также обстрел корабельной артиллерией позиций оккупантов 908. В освобожденной Нарве 29 ноября на совместном заседании ЦК эстонских секции РКП(б) и Временного революционного комитета Эстония была провозглашена Советской республикой под названием Эстляндская трудовая коммуна и образовано ее правительство (Совет) под председательством Я. Я. Анвельта х.

Перед войсками левого боевого участка 7-й армии (его ядро составляли части 6-й и формировавшейся 2-й Новгородской стрелковых ДИВИЗИЙ , а с конца ноября 1918 г. Латышская ДИВИЗИЯ , начальник участка М. Н. Васильев, комиссар Я. Ф. Фабрициус) была поставлена задача освобождения Пскова, где находились основные силы белогвардейской Северной армии, насчитывавшей 4500 человек, в том числе 1500 офицеров 909. Внезапным ударом советские войска совместно с восставшими рабочими, которые разгромили белогвардейский штаб, 25 ноября освободили Псков 910. В сводке политического отдела Полевого штаба РВСР указывалось: «При взятии Пскова нашими войсками белогвардейцы упорно обстреливали нас из окон домов и с крыш. Город взят при содействии рабочих. Штаб белогвардейцев не предполагал, что наше наступление разовьется так внезапно. Часть белогвардейцев бежала, 600 человек арестовано, 100 расстреляно. В городе образован ревком с т. Шатовым во главе» 911.

После освобождения Пскова и Нарвы войска 7-й армии в соответствии с директивами командования Северного фронта от 28 ноября и 3 декабря 1918 г. развернули наступление из района Пскова на валкском и острово-пыталовском направлениях, из района Нарвы — на ревельском, взаимодействуя с повстан- ческо-партизанскими силами. Директивой Главного командования от 10 декабря 1918 г. войскам Северного фронта предлагалось энергично продолжать наступление на Ревель и Валк, а после овладения Валком — на Пернов и Ригу. Устанавливалась следующая разграничительная линия между Северным фронтом и Западной армией—Бологое, Остров, Якобштадт (все пункты включительно для Северного фронта, кроме Якобштадта) и далее по Двине 5.

Поражение под Нарвой показало германскому командованию невозможность использовать части старой армии для противодействия наступлению советских войск в Прибалтике. Оно ускорило их эвакуацию. Вместе с тем, пользуясь финансовой и продовольственной помощью буржуазно-националисги- ческой контрреволюции и немецких баронов, германское командование спешно формировало части добровольческой «железной дивизии» 6. 7 декабря 1918 г. уполномоченный Германии в Прибалтике А. Винниг заключил договор с марионеточным правительством в Риге К. Ульманиса о создании ландсвера в составе 18 латышских и 7 немецких рот при пяти батареях и роты русских белогвардейцев общей численностью 6 тыс. человек 7. 5

См. 6

См. ' См. 8 См.

Директивы Главного командования Красной Армии (1917—1920), с. 184. Но р д е н А. Между Берлином и Москвой... с. 246, 264—266. Борьба за Советскую власть в Прибалтике, с. 379 — 381. История латышских стрелков, с. 324.

9 Стучка П. Пять месяцев Социалистической Советской Латвии, ч. 1. М, 1919,

С началом наступления войск левого боевого участка 7-й армии и правофланговых частей Западной армии по освобождению Латвии на базе мощного освободительного движения трудящихся масс 4 декабря 1918 г. по решению Российского бюро ЦК СДЛ, согласованному с Рижским, Либавским и Валкским Советами, было образовано Временное Советское правительство Латвии во главе с П. И. Стучкой 8. Оценивая расстановку классовых сил в Латвии, П. И. Стучка писал: «... военная сила нам нужна только против германских оккупантов... с буржуазией и баронами трудящиеся сами справятся» 9. Сбивая и частично разоружая арьергардные части оккупантов, ломая сопротивление «железной дивизии», белогвардейских и националистических банд, советские войска 18 декабря 1918 г. вошли в уже освобожденный восставшими рабочими

Валк, 22 декабря освободили Вольмар и Юрьев, а 23-го— Веиден. 31 декабря латышские стрелки развернули бои против частей «железной дивизии» и немецких рот ландсвера, занимавших оборону (латышские роты восстали при попытке отправить их на фронт) на подступах к Риге у Хинценберга (Инчукалис). 1 января 1919 г. упорное сопротивление противника было сломлено, и его части, бросив четыре орудия, начали отступать к Риге, где в ночь на 3 января началось восстание рабочих. Ударной силой восставших были 18 боевых дружин, которым после упорных боев ко второй половине дня удалось блокировать, а затем захватить вокзал со стоявшим там бронепоездом, железнодорожный мост через Западную Двину и другие важные объекты. Освобождение города было закреплено вечером 3 января 1919 г. вступлением туда латышских стрелков \

Важную роль в мобилизации трудящихся на разгром врага, в укреплении диктатуры пролетариата и развертывании социалистического строительства на берегах Даугавы сыграл I съезд Советов рабочих, безземельных и солдатских депутатов Латвии, проходивший 13—15 января 1919 г. в Риге. Съезд, на котором присутствовало 705 делегатов от всех уездов трех областей Латвии— Видзене, Курзене и Латгале, объединил их в единое национальное государство— Социалистическую Советскую Республику Латвии, которая с РСФСР «должна жить в самом тесном братском союзе» 912.

По постановлению Реввоенсовета Республики 4 января 1919 г. создается армия Советской Латвии (в составе 1-й Латышской стрелковой дивизии и 2-й, формировавшейся на базе Интернациональной дивизии) под командованием главкома И. И. Вацетиса (по совместительству). Его помощником был назначен П. Я. Авен, членом РВС Я. Я. Пече, начальником штаба П. М. Майгур. Директивой главкома от 5 января для армии Латвии (штаб находился в Двинске) была установлена разграничительная линия с Северным фронтом — Гайнаш, Валк, Остров и с Западной армией — Поланген, Шавли, Поневеж, Двинск (все пункты включительно)913. Войска армии, объединенные в три оперативные группы, успешно развивали наступление при всемерной поддержке рабочих и крестьян. 9 января рабочие подняли восстание и освободили Митаву. До прихода красноармейских частей Советская власть восторжествовала в Тукуме, Бауске и многих других городах. 30 января оккупантов изгнали из Виндавы (Венгспилс). В руках «железной дивизии» и белолатышей к началу февраля оставался лишь район Либавы (Лиепая). Только обострение положения на видземском участке фронта, где действовали белоэстонские войска, не позволило тогда ликвидировать последний плацдарм интервентов и внутренней контрреволюции на латышской земле.

В сложной военно-политической обстановке развертывалась борьба за восстановление Советской власти в Эстонии. Неоправданная оперативная пауза после освобождения Нарвы позволила командованию «железной дивизии» и белоэстонцам сосредоточить силы и затормозить продвижение советских войск на ревельском направлении. Только 6 декабря 1918 г. советские войска возобновили наступление, в ходе которого 16 декабря заняли Везенберг (Раквере) и Кунду, 24 декабря — Тапс. В тылу противника активизировались партизанские отряды, в ряде мест вспыхнули восстания трудящихся. К началу января 1919 г. большая часть территории Эстонии была освобождена. Советские войска находились в 30—35 км от Ревеля, подходили к Феллину (Вильянди) и Пернову (Пярну). Однако при решающей помощи Антанты, взаимодействуя с английской эскадрой, финскими и шведскими «добровольцами» и русскими белогвардейцами общей численностью свыше 5 тыс. штыков и сабель 914, белоэстонцам удалось подавить революционное движение в своем тылу и создать двух-трехкратное превосходство в силах. 7 января они перешли в контрнаступление на фронте от Финского залива до Пайде и 19 января захватили Нарву (фронт стабилизировался по р. Нарова). Развивая наступление в центральной и южной Эстонии, противник 14 января овладел Юрьевом, а 1 февраля захватил Валк и Верро *! Отсутствие резервов не позволило командованию 7-й армии восстановить положение, что резко обострило оперативную обстановку в Прибалтике и потребовало переброски на белоэстонский участок основных сил армии Латвии 915.

В результате умелого сочетания переговоров, забастовок железнодорожников и других форм сопротивления трудящихся оккупантам, а также военных действий, несмотря на ряд провокаций со стороны германского командования и шейдемановцев, в частности разрушавших железнодорожные сооружения, 6 января 1919 г. были освобождены Барановичи, 9-го — Л унинец/10-го — Лида, 12-го — Мозырь, а в Гомель вступили передовые части (14 января оттуда ушел последний германский эшелон). 14 января советские войска освободили также Слоним и Речицу 916. Крах германской интервенции, разоблачение антинародной политики эксплуататорских классов, буржуазных националистов, их прислужничества перед оккупантами, рост национального самосознания масс в ходе отражения нашествия международного империализма, размах борьбы трудящихся за восстановление Советской власти, дальнейшее повышение авторитета Коммунистической партии как политического вождя рабочих и крестьян, ее мудрая ленинская национальная политика и бескорыстная помощь РСФСР обусловили создание впервые в многовековой истории белорусского народа своего суверенного государства. Открывшаяся 30 декабря 1918 г. в Смоленске VI Северо-Западная областная конференция РКП(б), где были представлены все партийные организации Белоруссии, признала необходимым провозгласить ее Советской республикой и объявить себя I съездом Коммунистической партии (большевиков) Белоруссии. В Центральное бюро КП(б)Б были избраны А. Ф. Мясников (председатель), В. Г. Кнорин (секретарь), Д. Ф. Жилуно- вич, который возглавил Временное рабоче-крестьянское правительство Белоруссии, и другие. Под знаком укрепления диктатуры пролетариата на земле Советской Белоруссии и ее военно-политического союза с РСФСР проходила 2 — 3 февраля 1919 г. в столице республики — Минске работа I съезда Советов Белоруссии, высказавшегося за установление «тесных экономических и политических связей» с Советской Россией 917. Решающую роль в ускорении изгнания оккупантов из Вильно, срыве плана консолидации сил внутренней контрреволюции и обеспечении наступления советских войск на литовской земле сыграл дальнейший подъем освободительной борьбы трудящихся масс. После получения директивы ЦК РКП(б) о необходимости создания правительства Литвы 8 декабря 1918 г. в Вильно на заседании ЦК КП Литвы было образовано Временное революционное рабоче- крестьянское правительство под председательством В. С. Мицкявичюса-Капсу- каса. Виленский Совет рабочих депутатов на своем первом торжественном заседании 16 декабря принял приветствие Совету Народных Комиссаров РСФСР. В нем подчеркивалась авангардная роль рабочего класса России в социалистической революции, говорилось о том, что Совнарком, «возглавляемый испытанным вождем мирового пролетариата т. Лениным, служит путеводной звездой рабочему классу Литвы в развертывающейся борьбе за полное свое освобождение» 918. Политические забастовки, многотысячные митинги и демонстрации трудящихся охватили Вильно, Ковно, Шавли, Поневеж и другие города. Повсеместно во главе с коммунистами создавались Советы и ВРК. Опираясь на вооруженные отряды рабочих и крестьян, они брали власть в свои руки, пре- пятствовали вывозу оккупантами награбленных материальных ценностей, разоружали их гарнизоны. Убедившись в невозможности удержать район Вильно, германское командование приказало взорвать мосты на реках Сора и Вилия и передало город под контроль польских войск численностью около 2 тыс. штыков и сабель 1 января 1919 г. легионеры напали на помещение рабочего клуба, где находился Совет под охраной отряда из 50 рабочих. До последнего патрона 24 часа отражали атаки легионеров защитники Совета, и среди них группа спартаковцев 919. Поспешившие на помощь трудящимся Вильно части Псковской дивизии и 5-й Виленский полк в ночь на 6 января «после небольшой перестрелки», отмечалось в разведсводке штаба Западной армии 920, выбили противника из столицы Советской Литвы.

В ходе освобождения от германских оккупантов и восстановления Советской власти происходило укрепление военно-политического союза Прибалтийских советских республик и РСФСР. Декретом Совнаркома от 8 декабря 1918 г. была признана независимость Эстляндской республики, декретами от 22 декабря — Латвии и Литвы. В ленинских декретах военным и гражданским властям РСФСР предлагалось оказывать всяческое содействие правительствам Прибалтийских республик и их войскам в борьбе за освобождение от ига буржуазии, предусматривалось всестороннее экономическое сотрудничество921. Уважением к суверенным правам братских советских республик Эстляндии, Литвы, Латвии и Украины было проникнуто постановление ВЦИК от 24 декабря 1918 г., подписанное В. И. Лениным и Я. М. Свердловым. В нем подчеркивалось, что «факт бывшей принадлежности этих стран к старой царской империи не налагает на них никаких обязательств». В то же время ВЦИК выражал твердую уверенность, что «только ныне, на почве признания полной свободы самоопределения и перехода власти в руки рабочего класса, создается свободный, добровольный и нерушимый союз трудящихся всех наций, населяющих территорию бывшей Российской империи» 922.

Освобождением 25 января 1919 г. Пинска завершилось продвижение войск Западной армии на брест-литовском направлении. Безрезультатными оказались и попытки в конце января — начале февраля освободить Ковно и Гродно. В разведывательной сводке штаба Западной армии с 27 января по 15 февраля 1919 г. указывалось: «Эвакуация с фронта армии всех бывших частей 10-й германской армии не вызывает сомнения. Показаниями большого количества перебежчиков, агентурными данными и рядом боев на россиенском, ковен- ском и сувалкском направлениях установлена замена упомянутых частей добровольческими батальонами, большей частью сформированными в Германии и переброшенными сюда в январе, частью сформированными из добровольцев бывших частей 10-й армии...» 923 С санкции Антанты и при содействии буржуазно-националистической Тарибы германское командование решило продолжить оккупацию Ковно-Гродненского района как плацдарма для участия в антисоветском походе Антанты, используя для его обороны рубеж р. Неман. Для этой цели был сформирован восточнопрусский добровольческий корпус под командованием генерала Гофмана (штаб в Ковно) в составе 21 батальона общей численностью около 20 тыс. штыков при кавалерии, тяжелой артиллерии, авиации, бронепоездах, бронеавтомобилях и танках. По соглашению с польским командованием части легионеров (около 15 тыс. человек) пропускались через демаркационную линию Осовец, Белосток, Брест-Литовск для продвижения на восток. 16 января советские войска вошли в боевое соприкосновение с легионерами западнее Лиды, а 28 января — северо-западнее Слонима 924.

Все это существенно изменило обстановку на западном стратегическом направлении и в связи с необходимостью усиления главных фронтов — Южного, а затем Восточного — не позволило завершить освобождение Белоруссии и Прибалтики. Но в целом крупная стратегическая задача изгнания германских оккупантов и восстановления Советской власти в громадной полосе от Балтики до Черного и Азовского морей была решена. Освобождение в результате краха германской интервенции большей части Украины, почти всей Белоруссии, значительной части Прибалтики с их большими людскими ресурсами, важными промышленными, топливными, сырьевыми и продовольственными районами укрепляло обороноспособность Советского государства, поднимало его международный авторитет и усиливало военно-экономический потенциал. Резко ограничивались возможности внутренней контрреволюции для развертывания массовых армий, а Антанта лишалась ряда выгодных антисоветских плацдармов. Решение стратегической задачи такого масштаба сравнительно ограниченными силами Красной Армии обусловливалось единством и правильностью политической и военной стратегии ЦК РКП(б) и Советского правительства во главе с В.И. Лениным. Победа Советской власти на Украине, в Белоруссии и Прибалтике, образование ряда новых советских республик свидетельствовали об успехах ленинской национальной ПОЛИТИКИ, проводимой Коммунистической партией, знаменовали новый этап в их сплочении вокруг Советской России. СРЫВ ОТКРЫТОЙ

АНТАНТЫ

<< | >>
Источник: АЗОВЦЕВ Н. Н.. Гражданская война в СССР.—М.: Воениздат.— 368 е. 1980

Еще по теме 3 Освобождение от оккупантов Белоруссии и Прибалтики:

  1. ГЛАВА 3 УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, ПРИБАЛТИКА В XIV-XV ВЕКАХ
  2. 2. ОККУПАЦИЯ БЕЛОРУССИИ, УКРАИНЫ И ФИНЛЯНДИИ И БОРЬБА С ОККУПАНТАМИ
  3. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ.
  4. 4. ИЗГНАНИЕ ГЕРМАНСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ.
  5. Глава одиннадцатая ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА ПСКОВЩИНЕ, УКРАИНЕ, В БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ (октябрь 1918 г.— февраль 1919 г.)
  6. 4. КПК И РАЗВИТИЕ ОСВОБОЖДЕННЫХ РАЙОНОВ Освобожденные районы и вооруженные силы КПК в годы войны
  7. Белоруссия
  8. «Зверства немецко-фашистских оккупантов»
  9. Республики Прибалтики
  10. ПЛЕМЕНА ПРИБАЛТИКИ
  11. Глава 2 ПРИБАЛТИКА МЕЖДУ ГИТЛЕРОМ И СТАЛИНЫМ
  12. ГЛАВА СЕДЬМАЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ И АВСТРО-ВЕНГЕРСКИХ ОККУПАНТОВ
  13. Наступление в Прибалтике
  14. НЕОЛИТИЧЕСКИЕ ПЛЕМЕНА ПРИБАЛТИКИ
  15. 2. БОРЬБА УКРАИНСКОГО И БЕЛОРУССКОГО НАРОДОВ С ОККУПАНТАМИ
  16. 4.[149] ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В БЕЛОРУССИИ И ЛИТВЕ
  17. Глава первая ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ГЕРМАНСКИХ ОККУПАНТОВ В 1918 Г.