§2. Подрывная деятельность буржуазнонационалистического подполья на Украине в годы Гражданской войны.


С первых дней после победы Октябрьского вооруженного восстания империалистические разведки, буржуазно-националистические и белоэмигрантские зарубежные центры активно проводили враждебную деятельность против молодой республики Советов.
Они перебрасывали на Советскую территорию свою агентуру, эмиссаров и даже целые вооруженные банды с целью ее ликвидации. Бандитские формирования создавались и внутри страны. В их состав входили украинские буржуазные националисты, кулаки и уголовно декласированные элементы, которые причиняли неисчислимые беды и страдания народу.
Крупные петлюровские банды Блакитного, Голого, Лютого, Григорьева и многие другие действовали на территории Киевской, Полтавской, Винницкой, Харьковской и других губерний республики, срывая мероприятия Компартии и правительства по проведению социальных преобразований в жизни народа и восстановлению народного хозяйства, разрушенного войнами.
Укрываясь в лесах, бандиты совершали вооруженные нападения на государственные учреждения, железнодорожные станции, населенные пункты и даже небольшие города, учиняя грабежи, погромы, убивали партийно-советских работников и их активистов.
Наряду с открытой формой вооруженной борьбы с Советской властью, закордонные националистические центры и их хозяева - империалистические разведки, предпринимали меры к созданию на территории республики антисоветского националистического подполья. Для борьбы с его подрывной деятельностью 3 декабря 1918 года Временное рабоче-крестьянское правительство Украины приняло решение об образовании Всеукраинской Чрезвычайной Комиссии. К практической же деятельности она смогла приступить лишь в январе года после освобождения Харькова советскими войсками.
ВУЧК просуществовала недолго, до захвата территории республики летом 1919 года белогвардейцами. После ее освобождения от армии Деникина в конце 1919 начале 1920 годах на Украине вновь стали создаваться чекистские аппараты. Основная нагрузка по комплектованию их кадрами сотрудников легла на плечи ВЧК. Начальником Чрезвычайной Комиссии Украины, по рекомендации ЦК РКП(б), был назначен член коллегии ВЧК В.Н.Манцев. В Москве были подобраны

кадры, преимущественно украинской национальности, для комплектования вновь создавшихся органов ЧК Харькова, Полтавы, Екатери* нослава, Донбасса и Одессы.
Коллегия ВЧК оказала помощь украинским чекистам и вору- женной силой. Так, летом 1919 года в момент наиболее тяжелых боев с белогвардейцами и петлюровщиной, Президиум ВЧК, в соответствии с решением Политбюро ЦК РКП(б) от 6 августа 1919 года, направил в органы ЧК Украины батальон войск внутренней охраны (ВОХР), а в феврале 1920 года передала в распоряжение Цупчрезкома (ВУЧК) 9 батальонов ВОХРа, по одному в каждую область1.
На Украине продолжал свирепствовать бандитизм. Советская власть во многих городах и населенных пунктах фактически находилась в руках кулаков. Бандиты, сколотив вокруг себя деклассированные элементы, создавали сотни вооруженных бандформирований, грабивших государственные учреждения и местное население.
Деникинщина оставила после себя десятки контрреволюционных подпольных организаций и групп, готовых, при удобном случае, выступить с оружием в руках против Советской власти.

Особенно много было создано на территории Украины петлюровских подпольных формирований, поддерживаемых европейским капиталом и, руководивших кулацким бандитизмом и повстанчеством. Они организовали сотни банд, заговоров, крупных вооруженных выступлений против Советской власти. Банды парализовывали работу многих местных органов Советов, нередко захватывали небольшие уездные центры, зверски расправляясь в них с партийно-советскими работниками и их активом.
Органы ВУЧК раскрыли и ликвидировали их многочисленные шпионские и заговорщические организации, ставившие перед собой задачу свержения диктатуры пролетариата. Так, Киевской ГубЧК в апреле 1919 года была выявлена и ликвидирована контрреволюционная белогвардейская организация во главе с бывшим полковником генерального штаба царской армии Немироком. Ее состав занимался шпионской деятельностью и готовил заговор против Советской власти. Члены организации проникли на ответственные должности в советские учреждения, используя их как прикрытие для сбора информации о Красной Армии, ее командном составе, войсковых частях, дислоцировавшихся в Киеве и его окрестностях, их вооружении, запасах оружия и боеприпасов.

Незадолго до занятия города советскими войсками, Немирок бежал, оставив своим преемником также бывшего полковника царской армии Ерарского. Для активизации шпионской деятельности он стал устраивать своих приближенных на ответственные должности в гражданские и военные учреждения, чтобы иметь возможность собирать секретную информацию военного характера. Так, он своего родственника, подполковника царской армии М.Киркина, устроил на должность помощника начальника артиллерийского снабжения войск Киевского направления. Пользуясь доступом к получению интересующей его информации, он передавал ее противнику. По постановлению ВУЧК Ерарский, Киркин, Никольский и другие были расстреляны[230].
Тогда же в Виннице ЧК раскрыт и обезврежен крупный контрреволюционный польский заговор. Заговорщики занимались сбором разведывательных данных о состоянии Красной Армии, политическом положении в республике и подготовкой восстания против органов власти. Этим занималось, так называемое, «бюро контрразведки», которое свои действия распространяло на Подолию и Галицию. «Бюро» создавало боевые группы для восстания.
В состав организации входила польская буржуазная шовинистически настроенная молодежь, бывшие легионеры, студенты, инженеры и другие.
Многие члены организации пролезли для ведения враждебной деятельности в советские учреждения.
Руководители организации: Гнатковский С., офицер - легионер, начальник штаба по враждебной работе поддерживал связь с главным штабом организации, находившемся в Варшаве; Трентовский С., сотрудник консульства в Киеве, помощник Гнатковского; Осинский И. - легионер, сотрудник уездного военкомата, ответственный курьер, поддерживал связь с филиалами организации; Круповский, офицер - легионер, снабжал организацию оружием. У Гнатковского во время обыска был обнаружен в саду склад бомб и другое оружие.
Руководители и активные участники организации в количестве 24 человек по решению трибунала были расстреляны[231].
В августе 1919 года ЧК г.Киева выявила и ликвидировала заговорщическую организацию, руководимую бразильским консулом Альберто Пиро. Ее участники готовили заговор против власти Советов,
для чего располагали значительным количеством боевого оружия: пулеметами, винтовками и другим вооружением.
Члены организации сумели проникнуть на руководящие должности в военные подразделения. Например, П.П.Альферов являлся заведующим, вооружения первых киевских инженерных курсов советских командиров, доставлявших в консульство оружие и боеприпасы; И.И.Митрофанов, занимал должность заведующего учебной частью вторых советских командных артиллерийских курсов; Г.М. Трифоновский, бывший подполковник царской армии и другие. Указанные выше лица по решению трибунала были расстреляны.
В мае 1920 года Одесской ГубЧК раскрыта и обезврежена контрреволюционная организация, готовившая заговор против местных органов Советской власти, во главе которого стоял французский гражданин Лилян. Готовившееся преступление было выявлено при следующих обстоятельствах. В ночь на 18 мая 1920 года трое неизвестных, высадившись с шаланды на берег Черного моря, возле Одессы, на окрик часового, открыли стрельбу. Началась перестрелка, в результате которой один нарушитель, оказавшийся по изъятым документам Казимиром Рунакером, был убит, другой - Георгий Мардаков был ранен, третий - француз Арнольд Лилян - сдался. В результате расследования и изъятым у них документам была выявлена контрреволюционная организация в составе около 50 человек, которая готовила вооруженное выступление против местных органов власти. Было также установлено, что Лилян является кадровым сотрудником французских разведорганов, его жена - Мордакова-Жел- тановская, дочь генерала царской армии была одним из активных создателей организации. Руководители контрреволюционного формирования по постановлению трибунала осуждены на разные сроки наказания.
20 июля 1920 года в Одессе органами ЧК был раскрыт и обезврежен контрреволюционный заговор против местных органов власти, возглавлявшийся секретарем греческого консульства Одессы Серефадисом. К моменту его ликвидации организация насчитывала в своем составе около 300 белогвардейцев.
Следствием было установлено, что генералом «добровольческой» армии Гавриловым и корнетом Лопуховским при отступлении деникинской армии из Одессы было оставлено Серефадису и поручику Голяске несколько миллионов рублей для проведения подрывной деятельности в городе. Непосредственное участие в вербовке контр
революционеров для участия в перевороте принимал сотрудник милиции Бульварского района города Кирилюк, обещавший предоставить организации необходимое количество вооруженных милиционеров. К моменту раскрытия заговора его главарям удалось создать несколько штурмовых групп из сотрудников МВД, которые в ходе переворота должны были захватить ключевые объекты города. Для обеспечения успеха выступления главари организации привлекли к его участию местных бандитов, которым было обещано, в случае успеха переворота, трехдневный грабеж города.
При аресте членов организации и обыска у них были обнаружены документы, устанавливавшие их связь со спецслужбой врангелевских органов, а также шпионские материалы о дислокации воинских частей Красной Армии[232].
Руководящий состав и активные участники организации были осуждены на разные сроки наказания.
В период последнего похода Антанты против страны Советов, активизировала подрывную деятельность «Польска организация войс- кова» (ПОВ). Она располагала на территории Украины, Белоруссии и России глубоко законспирированным, хорошо организованным, снабженным совершеенными, по тому времени, техническими средствами, имевшим многочисленный кадровый аппарат. Ее филиалы выявлены и ликвидированы в Киеве, Одессе, Харькове, Ровно, Житомире, Бер- дичеве и других городах республики.
Враждебная деятельность ПОВ против страны Советов проводилась с первых месяцев после Великой Октябрьской социалистической революции. Начиная с 1918 года, она внедряла своих агентов в советские и, особенно, в военные учреждения. Так, ее агенты сумели пробраться даже в Чрезвычайную комиссию по снабжению советских войск продовольствием и военным снабжением, в Управление южных железных дорог Украины, в некоторые штабы и военные учреждения Красной Армии[233]. Она также вкрапливала свою агентуру в бандформирования, антисоветские и другие враждебные подразделения с целью активизации их подрывной деятельности против местных органов власти. В одном из своих приказов в конце 1919 года ПОВ предписывала своим агентам усилить подрывное влияние на «партизанщину» (бандитизм - А.Т.). В приказе предлагалось принимать непосредственное участие в вооруженных выступлениях «партизанских» частей (банд -

А.Т.), стремясь занимать в них руководящее положение. Расследованием по делу ПОВ установлено, что в большинстве происшедших бандитских выступлениях против органов Советской власти руководящая роль в них принадлежала этой организации.[234]
Как только началась польско-советская война, агенты ПОВ начали проявлять наибольшую активность: в тылу Красной Армии они стали взрывать железнодорожные и шоссейные мосты, военные и промышленные объекты. Только в мае 1920 года ими было взорвано около 20 заводов, производивших военную продукцию.[235] Они также взрывали склады, снабжавшие боеприпасами Западный фронт Гражданской войны[236]. Кроме диверсий агенты ПОВ активно вели работу по сбору разведывательной информации, осуществлению террористических актов над представителями партийно-советских органов, создавали банды из кулаков и иных деклассированных элементов.
Весной и летом 1920 года ВЧК и Цупчрезком нанесли ряд сокрушительных ударов по агентуре польской разведки. Были вскрыты и ликвидированы в Киеве, Харькове и Одессе три главных резиденции, так называемых «Начальных Комендатур». Наиболее характерной из них является ПОВ, действовавшая в г. Киеве. К моменту ее ликвидации Киевская «Комендатура» состояла из 3-х отделов: 1) комендатуры, административного, канцелярского и кассы; 2) военного, транспортного, прессы и разведки; 3) и политического характера.
Дисциплина среди членов организации была суровая. Невыполнение приказов влекло за собой привлечение провинившегося к подпольному суду, который имел право выносить и смертные приговоры.
Киевская «Начальная Комендатура» ПОВ была выявлена при следующих обстоятельствах. В марте 1920 года при переходе польско- украинской государственной границы был задержан неизвестный гражданин, у которого при обыске было обнаружено зашитым в воротнике пальто удостоверение на имя Покотянского, выданного Подольской ПОВ и шифрованное письмо. При расследовании было установлено, что главная организация польской разведки на Украине находится в Киеве, поэтому все материалы на Покотянского были переданы в Киевскую ГУБ ЧК, где в результате дальнейшего расследования по делу было выявлено и арестовано около 200 ее членов.
У              арестованных при обыске были обнаружены шпионские документы,

в которых указаны данные о дислокации воинских частей Красной Армии и характере их вооружения, предназначенные для передачи в генеральный штаб польской армии. Главари организации Кржинев- ский, Выбраковский, Янковский и другие по приговору ревтрибунала были расстреляны, остальные члены ПОВ осуждены на разные сроки наказания.
В Одессе ГУБ ЧК была вскрыта и обезврежена организация ПОВ, насчитывавшая в своих рядах свыше 100 членов. Кроме сбора разведывательной информации и совершения диверсий на объектах народного хозяйства, ее руководство поддерживало преступные связи с контрразведкой Врангеля и разведывательными организациями Румынии.[237]
Воспользовавшись новым походом Антанты, активизировали подрывную деятельность против Советов белогвардейцы. В Новочеркасске и Ростове действовал глубоко законспирированный «Штаб спасения России», объединявший несколько контрреволюционных организаций Дона и Кубани. «Штаб» имел в своем составе подготовленные кадры белогвардейцев, большое количество оружия и денежных средств. Органы ВУЧК выявили и ликвидировали несколько повстанческих формирований «Штаба», проводивших подрывную деятельность на территории Украины.
В начале 20-х годов украинские буржуазные националисты создали на Украине ряд нелегальных контрреволюционных организаций: «Братство украинской державности», «Волынская повстанческая армия», «Украинская военная организация» и другие, которые активно проводили подрывную деятельность против органов Советской власти: осуществляли диверсии на промышленных и иных важных объектах, совершали террористические акты над представителями местных органов власти, собирали разведывательную информацию военнополитического характера и передавали ее польской разведке.
Петлюровскому центру удалось проникнуть в некоторые подразделения Красной Армии, создать небольшие подпольные группы, которые занимались подготовкой вооруженного восстания, сформировать контрреволюционную организацию в Киевской школе красных офицеров и внедриться в отдельные государственные учреждения.
В августе 1921 года в Белой Церкви была создана, так называемая, «Казацкая Рада» - подпольный петлюровский информационношпионский центр на Правобережной Украине. Ее возглавили прибыв

шие из-за кордона петлюровские офицеры: Иван Шемуленко, Михайло Симак, Т.Бессарабенко и М.Лозовик.
«Рада» сначала организации занималась, в основном, сбором разведывательной информации военно-политического характера, а, примерно, через месяц переключилась на подготовку вооруженного восстания в Киевской, Николаевской и Одесской губерниях, для чего поддерживала организационные контакты с подпольными контрреволюционными группами, действовавшими на их территориях. Команндующим вооруженными силами повстанцев был назначен Т.Бессарабенко.
В целях консолидации повстанческих формирований и активизации их борьбы с Советской властью, «Казачья Рада» объединилась с контрреволюционной подпольной организацией, именуемой «8-м повстанческим районом», действовавшей на Киевщине. Эта организация охватывала своей подрывной деятельностью 6 уездов губернии, где совершала диверсии на объектах промышленности и сельского хозяйства, а также осуществляла террористические акты над представителями местных органов власти и их актива.
Целью объединения контрреволюционных формирований являлось: форсирование подготовки вооруженного восстания, назначенного на весну 1922 года, для чего было решено объединить под общее руководство все оперировавшие местные банды: Гаевого, Орлика, Карого, Тройко и другие; активизировать диверсионную деятельность на промышленных, транспортных и иных важных объектах; совершать террористические акты над представителями органов власти и командования Красной Армии.
Со временем «Казачья Рада» установила преступные связи с групппой петлюровской контрразведки, возглавляемой бывшим полковником царской армии В.Алексеевым, Э.Брейнесом и Н.Афанасьевым.
Группа Алексеева занималась сбором разведывательной информации военно-политического и экономического характера в пользу поляков, осуществлением диверсий на транспорте, объектах связи, а также совершением террористических актов над сотрудниками местных органов власти.
Во время ликвидации организации было арестовано около 650 ее участников, изъято много оружия и военного имущества[238].
Одесской губЧК в июне 1921 года в городе Елисаветграде была раскрыта и ликвидирована крупная повстанческая организация во
главе с бывшим полковником царской армии Евстафьевым. Большинство ее членов являлись бывшими белогвардейскими офицерами, пролезшими в руководство местных советских учреждений. Организация действовала по схемам пятерок и десяток. Город был разделен на участки, во главе которых стояли особо доверенные повстанцы. Основные силы организации концентрировались по линиям железных дорог и местам проживания немцев-колонистов. Ее руководящий состав поддерживал преступные связи с бандглаварем Заболотным, оперировавшим со своей бандой в этих районах.
Восстание планировалось начать 1 июня 1921 года. Дата была согласована с немцами-колонистами, но выступление было отложено, так как последние отказались выступать первыми.
Штаб заговорщиков находился в каменоломне, там же формировались белогвардейские отряды, которые затем направлялись к бандглаварям Заболотному и Кошевому. Повстанцы также поддерживали тесные контакты с уголовниками-налетчиками, которые путем грабежей и насилия добывали средства для организации. Налетчики и повстанцы убивали представителей зажиточных слоев местного населения. Во время ликвидации при осмотре каменоломни было обнаружено трупов, убитых ими мужчин и женщин. Вылавливание своих жертв они делали следующим образом: переодевшись в красноармейскую форму одежды, белогвардейцы выходили на подъездные дороги к городу и под предлогом проверки документов у проезжих, по внешним признакам отбирали свои жертвы, которых увозили в отдаленные места, где и убивали их.
Контрреволюционеры для сбора средств нередко использовали и другой способ: они подделывали печати, мандаты ЧК, посредством которых производили незаконные обыски в квартирах жителей города, сопровождавшиеся грабежами и насилием.
Для изучения деятельности организации, выяснения у ее членов оружия, местная ЧК решила внедрить в ее состав своих сотрудников под видом белогвардейцев. 5 чекистов в течение 10 дней жили бок о бок с бандитами в их логове. В процессе общения с ними они выявили ее руководящий состав, дислокацию вооруженных формирований, запасы оружия и боеприпасов. Удалось также обнаружить доклад к Врангелю со шпионской информацией военного характера.
Во время ликвидации организации было арестовано более 100 человек только главарей и несколько сот ее рядовых участников[239].

Большинство врангелевских контрреволюционных организаций проводили подрывную деятельность против местных органов власти в тесном сотрудничестве с петлюровщиной. Их контакты преследовали основную цель - активизировать враждебную работу повстанческих формирований против Советов.
К данной категории контрреволюционных формирований относится раскрытая 30 августа 1920 года Елизаветградской ЧК повстанческое объединение, возглавляемое бывшим полковником генштаба царской армии Беличенко и кандидатом права Берлинского университета Мусием.
Организация Беличенко возникла в мае 1920 года когда главарь, пробравшись из ставки Врангеля в Елизаветградский уезд, объединил вокруг себя многочисленную белогвардейщину, преимущественно из бывших дворян.
Организация поддерживала преступные контакты с местными бандформированиями. Она просуществовала недолго, так как была выявлена местными органами ЧК, поэтому не успела причинить большого вреда Советской власти. Руководство и ее действовавший состав были арестованы и привлечены к уголовной ответственности на разные сроки наказания.
К такому же типу повстанческих организаций относится крупное врангелевско-петлюровское контрреволюционное формирование, вскрытое и обезвреженное Одесской губЧК в июне 1920 года. Главари формирования проводили шпионско-диверсионную и повстанческую деятельность против местных органов власти. Уверовав в ее успех, главари организации сформировали, так называемое, совместное «правительство», в состав которого вошли представители шовинистического и «добровольческого» лагерей.
При ликвидации организации было арестовано несколько сот ее участников, из числа которых ревтрибуналом 54 члена приговорены к расстрелу, остальные осуждены на разные сроки наказания.
В эти же группы повстанческих сил входит и банда во главе с атаманом Зирко, ликвидированная советскими войсками и отрядами ЧК Никопольского уезда в конце 1920 года. Для совместной повстанческой деятельности против Советов, главарь банды вел переговоры с врангелевским генералом Шинкаренко, который в беседе предложил Зирко взорвать Черномост, что по его мнению, должно было служить подтверждением истинных намерений атамана вредить Советам. На этот шаг главарь банды, почему-то, не решился. Однако, совместные

подрывные действия врангелевцев и петлюровцев в дальнейшем наладились. Врангелем были выделены из своего войска 75 добровольческих офицеров для укрепления повстанческих отрядов Зирко, снабдил их двумя орудиями с 400 снарядами к ним, 15 пулеметами и около миллиона патронов и 1000 бомбами. Отряд, сформированный Врангелем, в составе банды Зирко должен был переправиться через Днепр и соединиться с крупной петлюровской бандой Федотченко, оперировавшей на Екатеринославщине и объединенными силами повстанцев двинуться на Киев. Однако этому плану не суждено было осуществиться, так как банда Федотченко, к этому времени, в боях с частями Красной Армии у местечка Вовнич-Башмачка была разгромлена, а отряд Зирки с 75 врангелевскими офицерами при попытке переправиться через Днепр уничтожен.
Кроме них к подобной форме врангелевско-петлюровской подрывной деятельности относятся бандформирования главарей Трепке, Степового и ряда других атаманов.
Провал рейда Тютюнника и разгром большинства петлюровских банд на территории Украины привели главарей украинской националистической эмиграции к выводу о том, что при помощи интервенции и непосредственно открытой вооруженной борьбы бандформирований, на территории республики не удастся свергнуть Советскую власть и восстановить старые буржуазные порядки. Низы украинской националистической эмиграции стали отходить от обанкротившейся тактики верховодов контрреволюционных формирований. По их мнению, необходимо проводить глубоко законспирированную подрывную работу, для чего создать на территории Украины центр с широко разветвленной сетью его подпольных подрывных организаций. В этих целях в марте 1921 года эмиссарами «партизанско-повстанческого штаба» «правительства» УНР, находившегося в Польше, в Киеве был создан подпольный «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» (Цупком), который рассматривался главарями украинской националистической эмиграции как «военная и гражданская власть и представительство УНР на Украине.[240]
Перед «Цупкомом» были поставлены довольно сложные задачи: руководство повстанческим движением в республике; организация повстанкомов в губерниях, уездах, волостях и сельских местностях; количественное и качественное усиление оперирующих на Украине банд и создание новых бандформирований, подчинив их командным

группам или районам (вся Украина для подготовки и проведения восстания была разделена на 22 района), связав с существующими в районах повстанкомами; организация повстанческих ячеек в частях Красной Армии; создание в республике сети подпольных группировок как в гражданских, так и в военных органах; ведение широкой пропаганды среди населения идей петлюровщины; организация переброски на Украину из-за кордона агентов и эмиссаров УНР для шпионажа, совершения диверсий на объектах народного хозяйства и террористических актов над представителями местных органов власти.
«Цупком» развернул активную подрывную деятельность. Он сумел установить регулярную связь с закордонными националистическими центрами, создал сеть подпольных областных губернских, уездных и сельских повстанческих комитетов (повстанкомов), которые формировали банды, подпольные контрреволюционные организации и руководили их диверсионно-террористической деятельностью.
«Цупкому» удалось установить контакты с некоторыми украинскими националистами, проникшими в отдельные советские учреждения и воинские подразделения, в которых были образованы небольшие подпольные группы, проводившие работу по подготовке вооруженного восстания на Украине. Начало восстания приурочивалось к моменту вторжения на Советскую территорию из Польши и Румынии вооруженных банд, на осень 1921 года.
Такие организации, например, были выявлены органами ЧК в Одессе во главе с бывшим командиром добровольческого дроздовского конного полка Гусак-Гусаченко. Там же была обезврежена другая подпольная контрреволюционная организация, готовившая восстание против Советской власти в регионе. Как было установлено в ходе расследования, многие члены ликвидированных формирований занимали руководящие должности в своих учреждениях, а последние являлись прикрытием для проведения подрывной деятельности против Советов.
Повстанкомы активно проводили антисоветскую агитацию среди населения республики, стремясь поднять его на вооруженную борьбу против местных органов власти.
«Цупком» уделял большое внимание вопросам подчинения своему влиянию оперировавших бандформирований. Это ему, в некоторой степени, удавалось. Так, он возглавил руководство над деятельностью крупных банд, достигавших численности до 12 тысяч бандитов[241], действовавших на территории Херсонщины и Екатеринославщины,
проводившие разведывательно-диверсионную и террористическую деятельность против местных органов власти.
Под руководством «Цупкома» значительно активизировалась враждебная деятельность региональных повстанкомов на Харьковщине, Одесщине, Кременчугщине, Таврии и других губерниях республики.
Главари подпольных контрреволюционных организаций развернули активную деятельность по сколачиванию бандформирований, рассматривая их в качестве основной ударной силы в борьбе с Советами.
Опираясь на широкую поддержку трудящихся, органы ВУЧК в году провели ряд широкомасштабных мероприятий, в результате которых было выявлено и ликвидировано значительное количество петлюровских контрреволюционных организаций и бандформирований.
Киевской губЧК раскрыт и обезврежен Всеукраинский центральный повстанческий комитет и его филиалы: украинская военная организация в Киевской школе червонных старшин, организация сечевых стрельцов, ряд уездных повстанкомов в Киевской губернии, несколько повстанческих ячеек в отдельных частях Красной Армии.
Кроме того, разгромлена центральная железнодорожная контрреволюционная организация, дислоцировавшаяся исключительно по линии железной дороги Киев - Жмеринка и далее Мотовиловский, Белоцерковский, Жмеринский и ряд других повстанкомов.
Одесской губЧК выявлена и ликвидирована крупнейшая подпольная контрреволюционная организация, целью которой являлось подготовка и осуществление вооруженного восстания против местных органов власти, совершение диверсий на объектах транспорта, железнодорожных и шоссейных мостов и промышленности. Во главе организации стоял бывший полковник царской армии Виноградов, вокруг которого группировались контрреволюционные и деклассированные элементы. Организация располагала оружием, взрывчатыми веществами и денежными средствами.
Кроме того ликвидирована петлюровская железнодорожная организация Балтского и других железнодорожных районов губернии, состоявшая исключительно из работников железных дорог; белогвардейская организация местечка Белозерки и ряд других петлюровских групп.
Подольской губЧК раскрыта и разгромлена: Ольгопольская контрреволюционная организация, имевшая филиал на территории Одесской губернии, арестовано 116 человек, в Могилеве - свыше 80 человек, в

Проскурове - свыше 130 человек, в Жмеринском уезде - до 40 человек, в Брацлавском уезде - до 110 повстанцев1. Указанные выше контрреволюционные организации поддерживали связь с закордонными националистическими центрами и оперировавшими в регионе бандами, а также контакты между собой, координировавшие свои враждебные действия против местных органов власти. При их ликвидации органами ЧК при обысках у их членов обнаружены представлявшие интерес документы, оружие и взрывчатые вещества.
Екатеринославской губЧК раскрыт и ликвидирован областной повстанческий комитет Екатеринославщины, Херсонщины, Таврии, ряд волостных и сельских повстанкомов.
Волынской губЧК выявлена и обезврежена крупная подпольная петлюровская организация в Волынской губернии, охватывавшая своей подрывной деятельностью ряд крупных населенных пунктов региона.
Полтавской губЧК раскрыты и обезврежены: Лубненский повс- танком, подпольная петлюровская организация в г.Пирятине.
Запорожской губЧК выявлены и ликвидированы: петлюровская организация с центром в г.Молочанске, состоявшая из немцев-коло- нистов, контрреволюционная организация «куреней» Мелитопольского уезда. Кроме этого ликвидировано ряд мелких петлюровских групп и большое количество эмиссаров, прибывших из-за кордона.
Одновременно с этим в течение 1921 года органами ВУЧК и войсками Красной Армии ликвидировано 52 крупных и средних банд, не считая большого количества мелких бандформирований и отдельных бандитов.
Следствием установлено, что вся подрывная деятельность петлюровских банд и организаций осуществлялась при ближайшем содействии и под руководством польского генерального штаба и его разведывательных органов.
Несмотря на ликвидацию «Цупкома», его филиалов и значительного количества петлюровских банд, а также провал авантюры Тютюнника, империалистические разведки и главари закордонного «партизанско-повстанческого штаба» не оставляли мысли о свержении Советской власти на Украине. Петлюра предлагал империалистическим державам новые планы военного нападения на страну Советов. Он стремился доказать им, что украинский народ «стонет под игом большевиков» и ждет их прихода на Украину как «избавителей от господства Москвы».
' «Коммунист», Харьков №237,22 октябри 1921 г.

Его ближайший сподвижник генерал-хорунжий Юрко Тюпонник, побитый в 1921 году, также не отказался от борьбы против Советской власти и предпринимал энергичные меры к сколачиванию новых контрреволюционных сил за кордоном, а также возрождению националистического подполья на территории республики. С этой целью возглавляемый им «штаб» активизировал заброску на Украину своих агентов и эмиссаров. Им вместе с главарями контрреволюционных организаций и бандформирований, избежавшими ареста во время разгрома петлюровщины, удалось создать на территории Украины ряд новых враждебных организаций. Так, в начале 1922 года ими были созданы националистические формирования «Братство украинской державности», «Волынская повстанческая армия» и другие. В 1923 году в Харькове был создан, так называемый, «Украинский националистический центр» (УНЦ), который пытался объединить вокруг себя все действовавшие в республике националистические группировки. Его главари за короткое время сумели установить связь с некоторыми избежавшими ареста участниками ликвидированных органами ЧК контрреволюционных партий и организаций, наладить неофициальные контакты с представителями дипломатических и деловых кругов иностранных государств. Однако этим формированиям развернуть подрывную деятельность против власти Советов не удалось, так как были ликвидированы органами ЧК.
Подрывная деятельность империалистических разведок, зарубежных антисоветских центров и украинских буржуазных националистов внутри республики, затрудняли восстановление экономики страны и являлись тормозом на пути социальных преобразований. Перед органами ГПУ Украины[242] встала неотложная задача: в кратчайший срок пресечь враждебную деятельность внешней и внутренней контрреволюции и создать в республике условия для залечивания ран, причиненных войнами и нанести закордонным антисоветским центрам мощный удар, который парализовал бы их враждебную работу против Советской Украины. Удар надо было нанести в направлении внесения разногласий в стане врага, отрыва рядовых участников закордонных контрреволюционных организаций от их главарей и компрометации последних перед империалистическими разведками, на содержании
которых они находились. С этой целью органами ГПУ Украины была разработана и блестяще осуществлена сложная агентурно-оперативная комбинация, цель которой сводилась к тому, чтобы вывести из-за кордона на территорию республики и арестовать петлюровского генерала Тютюнника, ибо на него в начале 20-х годов делалась основная ставка закордонной контрреволюционной эмиграции, как на будущего вождя «украинского освободительного движения».
Для введения в заблуждение главарей украинской контрреволюционной эмиграции и подготовки условий к выводу Тютюнника из Польши на Украину, чекистами была использована ориентация последних на антисоветский элемент в республике, как на базу для поднятия вооруженного восстания и свержения Советской власти. В этих целях ГПУ УССР решило послать своего агента за кордон к Тютюннику, который сообщил бы ему, что в Киеве участниками, избежавшими ареста во время разгрома петлюровщины, создан «повстанческий центр» под названием «Высшая войсковая рада» (ВВР), возглавляемая «бюро». Указанный «центр», якобы, ведет на Украине активную работу по сколачиванию контрреволюционных сил для свержения Советской власти и создания «Самостийной Украины», но он нуждается в установлении регулярной связи с петлюровским закордонным «штабом» в его директивах и необходимой помощи. Для направления за кордон с такой миссией, необходимо было подобрать человека, хорошо знакомого главарям зарубежного петлюровского центра и, которого они считали бы своим единомышленником. Вместе с тем, это должен быть человек, преданный Советской власти и способный по своим личным качествам выполнить столь ответственное задание органов ГПУ.
Чекисты остановили свой выбор на одном из бывших активных деятелей закордонной петлюровской эмиграции Заярном, который в 1921-году был направлен Тютюнником из Польши на Украину с поручением к атаману Мордалевичу, главарю одной из крупных банд, действовавшей на территории Киевской губернии. Перейдя польско- советскую границу, Заярный явился в органы госбезопасности с повинной. На допросе он рассказал о полученном им от Тютюнника задании и заявил, что больше не желает находиться в услужении Тютюнника, Петлюры и других, а намерен прекратить враждебную деятельность против Советской власти и перейти на ее сторону. Говоря о мотивах своей явки с повинной, Заярный поведал, что после эмиграции в Польшу он продолжительное время общался с руково
дящими кругами закордонных националистических центров и выполнял различные поручения Тютюнника. В процессе общения с ними он убедился в том, что главари закордонной украинской националистической эмиграции фактически перешли на службу империалистическим разведкам, и, прежде всего, панской Польши и Франции. По их заданию главари украинских буржуазных националистов занимаются шпионской деятельностью, засылая на Украину своих эмиссаров и целые банды, готовят условия для новой иностранной интервенции. Не желая служить разведкам противника и, убедившись в бесперспективности борьбы против Советской власти, Заярный, получив задание Тютюнника по проведению подрывной работы на Украине, которое, по его словам, не был намерен выполнять, поэтому решил явиться с повинной в органы ГПУ, рассказать обо всем и при необходимости оказать им посильную помощь в борьбе с контрреволюцией.
Поведение Заярного на Украине после его явки с повинной не вызывало у чекистов сомнений в искренности, что он окончательно порвал со своим прошлым и перешел на сторону Советов.
Учитывая то, что Заярный близко стоял к закордонному петлюровскому «штабу» и его главарям, пользовался авторитетом среди украинской контрреволюционной эмиграции, чекисты решили использовать его в операции по выводу генерала Тютюнника из-за границы на Украину.
Заярный дал свое согласие на поездку за кордон и заверил чекистов, что приложит все силы, чтобы оправдать оказываемое ему доверие. Перед поездкой в Польшу он был тщательно проинструктирован о линии поведения во время общения с петлюровскими главарями. Легенда его пребывания сводилась к следующему: он, прибыв нелегально в 1921 году на Украину с заданием Тютюнника встретиться с атаманом Мордалевичем и понудить его к активным боевым действиям, по пути к нему узнал от местного населения, что атаман отказался от борьбы с Советской властью, явился с повинной и обратился ко всем петлюровским «повстанцам» на Украине с воззванием последовать его примеру. (Факт явки Мордалевича с повинной соответствовал действительности).
Не зная, якобы, что ему делать дальше, Заярный решил возвратиться в Польшу к генералу Тютюннику за получением новых указаний. Он несколько раз пытался нелегально перейти советско-польскую государственную границу, но его попытки оказались тщетными из-за усиленной ее охраны. «Не оставив», якобы, мысли продолжать борьбу
против Советской власти, решил пробраться в Киев, где у него были надежные друзья, отсидеться там, легализоваться, а затем начать работу по установлению связи со своими единомышленниками.
В Киеве ему удалось найти надежных людей, с помощью которых войти в созданную ими подпольную организацию «Высшую войсковую раду» и вскоре занять в ней одно из руководящих мест. Члены «Рады» предложили ему поехать за кордон для встречи с Тютюнником и получить от него указания о «дальнейшей работе».
Вывод Заярного в Польшу было решено осуществить через Румынию, где на одном из участков советско-румынской государственной границы чекисты имели возможность для «беспрепятственной нелегальной» переправы агентуры ГПУ с Украины в Румынию и обратно. После необходимой подготовки, Заярный 10 ноября 1922 года был переправлен через этот пункт в Румынию.
По пути в Польшу Заярный заехал в город Кишинев, где встретил одного из приближенных Тютюнника - сотника Петра Стахова, с которым ранее был знаком. В соответствии с данной ему легендой, Заярный рассказал Стахову о цели своей поездки в Польшу. Стахов проявил живой интерес к «Высшей войсковой раде», заявив, что ее деятельность вполне, по его мнению, соответствует планам руководства украинской эмиграции и в первую очередь генерала Тютюнника.
Выяснив в разговоре со Стаховым, что сейчас ему встретиться с Тютюнником не удастся (последний якобы куда-то выехал), Заярннй решил использовать Стахова для встречи в будущем с Тютюнником, предложил ему поехать вместе с ним на Украину, ознакомиться с «ВВР», а затем помочь ее руководителям связаться с закордонным петлюровским штабом. Стахов ответил, что сейчас поехать на Украину он не может, а пошлет с ним своего брата - Александра Стахова. Как выяснилось позже, Петр Стахов, посылая своего брата с Заярным на Украину, поручил ему выяснить, действительно, ли существует «ВВР», в положительном случае, доложить об этом Тютюннику по возвращении в Польшу. ноября 1922 года Заярный и Александр Стахов благополучно перешли румынско-советскую границу и прибыли в Киев. Гостя поместили на жительство в квартире сотрудника ГПУ Сороченко, которого Заярный отрекомендовал как одного из членов «ВВР». Сороченко было поручено установить со Стаховым дружеские отношения, расположить его к себе и в ходе бесед с ним убедить собеседника в
существовании и активной деятельности «Рады», а также охарактеризовать Заярного как одного из главарей организации.
Во время многократных бесед между Стаховым и Сороченко установились приятельские отношения. Стахов рассказал чекисту о положении украинской эмиграции за кордоном, а Сороченко, в свою очередь, знакомил своего гостя, в общих чертах, с обстановкой в республике, тяжелыми условиями и характером «подпольной работы» «ВВР» на Украине.
Для дальнейшего развития операции необходимо было убедить Александра Стахова в существовании «ВВР» и, что она представляет собой крупную националистическую организацию, которая может быть использована закордонным петлюровским центром для активизации подрывной работы украинских буржуазных националистов на территории республики. С этой целью в «игру» было решено ввести ряд сотрудников ГПУ: Антонова, Петренко, Вишневского, Демченко и др., которые должны были вместе с Заярным и Сороченко имитировать перед Стаховым руководящий состав «Высшей войсковой рады». С этой же целью было проведено «совещание» состава бюро «ВВР», руководство которым возлагалось на Заярнова. Проведение «совещания» предусматривало: закрепить и углубить веру Стахова в реальность существования на Украине повстанческого центра - «ВВР», который, якобы объединил значительное количество «повстанческих» сил и пользуется авторитетом среди украинских националистических кругов; показать, что «ВВР» придерживается ориентации подрывной деятельности Тютюнника, как на главаря более энергичного, чем Петлюра и способного руководить дальнейшей борьбой «за освобождение Украины» от Москвы; констатировать, что отсутствие в «Бюро ВВР» ответственных представителей закордонного «повстанческого» центра ослабляют темпы враждебной работы «Высшей войсковой рады» и грозит полным ее прекращением, так как отдельные «повстанческие» организации, не видя ближайших перспектив, теряют веру в успех своего дела и нередко начинают действовать самостоятельно, что в конечном итоге приводит к их разфому.
«Совещание» носило «деловой» характер. Его участники (указанные выше сотрудники ГПУ) хорошо усвоили свои роли и, выступая с докладами, освещали состояние «подпольной» работы различных звеньев «ВВР». При этом, каждый докладчик старался подчеркнуть
активную роль Заярного в создании националистического подполья на Украине. Этим предусматривалось поднять его авторитет в глазах Стахова, как одного из руководителей «ВВР».
Стахов внимательно выслушал выступления докладчиков, а затем проинформировал присутствующих о положении дел за кордоном, заявив, что Тютюнник имеет намерение прибыть на Украину, но для этого здесь необходимо предварительно «подготовить почву». Со своей стороны Стахов обещал сделать все возможное, чтобы убедить Тютюнника в необходимости его поездки на Украину. Однако, как он полагает, генерал сейчас на эту поездку не согласится, а предварительно пошлет сюда кого-либо из своих приближенных людей. По поведению Стахова было видно, что он поверил в «существование» и «деятельности» «ВВР». В связи с этим было решено дать ему возможность возратиться за границу, где он обещал встретиться с Тютюнником и доложить ему об увиденном.
Выпуская Стахова за границу, чекисты преследовали основную цель - укрепить и расширить связи «ВВР» с верхушкой украинской националистической эмиграции, главным образом, с генералом Тютюнником. Они решили через Стахова подать генералу мысль о желательности его приезда на Украину, что, якобы, в значительной мере будет способствовать оживлению работы «ВВР», подняло бы ее авторитет в глазах националистов и дало возможность наметить план дальнейших действий. ГПУ республики рассчитывало сконцентрировать внимание Тютюнника на «ВВР», как на единственно заслужившем внимания «повстанческом центре» на Украине, который, имея опытных подпольщиков и организаторов, «провел» огромную работу и подчинил своему влиянию широкий круг лиц, недовольных Советской властью. декабря 1922 года Стахов с письмом от Заярного для Тютюнника, был переправлен через советско-румынскую границу в Румынию. С ним была достигнута договоренность, что он, встретившись с генералом и, получив от него указание для «ВВР», возвратится на Украину.
29 декабря того же года Стахов нелегально перешел государственную границу УССР и прибыл в Киев. При встрече с Заярным Стахов сообщил, что сам он выехать из Румынии в Польшу не смог, а Тютюннику отправил письмо, в котором подробно изложил результаты своей поездки в Киев. В этом документе он подробно сообщил о деятельности «ВВР».

Во время повторного приезда Стахова в Киев чекисты решили провести второе «совещание» «Бюро ВВР » с его участием, на котором заслушать информацию гостя о результатах поездки в Румынию, а также «решить вопрос» о целесообразности повторного выезда Заярного за границу для личной встречи с Тютюнником и другими главарями украинской националистической эмиграции.
«Конспиративное совещание» в прежнем составе проходило на квартире сотрудника ГПУ Антонова. Стахов, по просьбе присутствовавших, подробно проинформировал их о своей поездке в Румынию и высказал свое мнение о посылке за кордон для встречи с Тютюнником одного из членов «Бюро ВВР». Наилучшей кандидатурой для этого Стахов считал Заярного, так как во время пребывания в Румынии Стахову удалось значительно поднять в глазах украинской националистической эмиграции его авторитет как руководителя крупной «повстанческой» организации на Украине. После выступления Стахова, участники «совещания» приняли решение послать в Польшу Заярного для установления связи с генералом Тютюнником.
Чекистами Заярному было дано следующее задание: встретиться с Тютюнником, подробно доложить ему о «работе» «ВВР» на Украине, выяснить его отношение к деятельности этой «организации» и дальнейшие его планы борьбы против Советской власти. Вместе с тем, Заярный должен сообщить генералу о том, что, несмотря на боевое настроение большинства участников «националистического подполья» в республике, у некоторой его части наблюдается неуверенность в успехе борьбы против Советов. В связи с этим, по мнению «Бюро ВВР», необходим приезд на Украину в самое ближайшее время самого Тютюнника или других авторитетных лиц эмиграции для руководства «подпольем» и поднятия духа его участников.
Выполняя данное задание, Заярный перешел советско-румынскую границу и выехал из Румынии в Польшу. Однако, встретиться с Тютюнником и на этот раз ему не удалось, так как последний находился на совещании у Петлюры в Варшаве. Пробыв несколько дней в Польше, Заярный встретился с некоторыми видными деятелями из числа украинской эмиграции, которые в беседе с ним проявили большой интерес к «деятельности ВВР». После различных встреч и визитов Заярный возвратился в Румынию. Там его разыскал Петр Стахов и в беседе с ним высказал желание поехать вместе с ним на Украину, на что последний дал свое согласие.

Чекисты понимали, что поездка Петра Стахова, одного из руководителей УНРовского представительства в Румынии, была связана с очередной проверкой деятельности «ВВР». С учетом этого сотрудники Г’ПУ республики наиболее тщательно отнеслись к визиту нового гостя.
2 февраля 1923 года Заярный и Петр Стахов, перейдя нелегально румыно-советскую границу, прибыли в Киев. Их встретил Демченко, отрекомендовавший Стахову как член «Бюро ВВР», который предложил остановиться у него на квартире.
Вечером того же дня на квартиру к Демченко пришли Заярный и Сороченко. В ходе беседы с ними Петр Стахов рассказал, что в Варшаве Петлюра собрал Военный Совет «УНР», на котором будет обсуждаться вопрос о том, как отторгнуть Украину от Советского Союза в случае начала военной интервенции империалистических государств против СССР. «Петлюра и его приближенные, - сказал Стахов, - рассчитывают на то, что большевики, силы которых будут брошены на борьбу против войск Антанты, не смогут подавить восстание внутри страны, а поэтому необходимо скорее мобилизовать все силы повстанцев, для чего сформировать оперативный штаб во главе с Тютюнником и быть готовым к активным боевым действиям. Штаб должен находиться на Украине, продолжал Стахов, чтобы большевики не могли внушить массам, что украинскими повстанческими силами командуют польские паны и румынские генералы. Кроме того, надо на Украину перебросить из-за кордона ряд военных инструкторов и сформировать боевые дружины для проведения террористических актов». Одновременно с этим, Стахов высказал пожелание, при помощи «ВВР» осуществить в городах Харькове и Киеве несколько террористических актов над руководящими деятелями Коммунистической партии и Советского правительства. Заярный сказал Стахову, что «ВВР» пока воздерживается от совершения террористических актов, чтобы преждевременно не терять свои кадры, спросив его, намерен ли он остаться на Украине и работать по указанию руководства «ВВР», на что Стахов дал свое согласие и заявил, что он «всецело отдает себя в распоряжение «Бюро ВВР».
Для дальнейшего развития «игры» с петлюровским центром от имени «ВВР», из Румынии в Польшу был направлен Александр Стахов, которому было вручено письмо Петра Стахова с сообщением о благополучном прибытии его в Киев и намерении остаться на Украине для подпольной работы.

Учитывая то, что Петр Стахов был враждебно настроен к Советской власти и намерен заняться террористической деятельностью, чекисты решили арестовать его и допросить. Его арест был осуществлен на улице города и доставлен в Губотдел ГПУ. В ходе допроса необходимо было получить более подробные сведения о дальнейших планах главарей зарубежной украинской эмиграции и, в частности, Тютюнника.
Показания Стахова свидетельствовали о том, что он занимает довольно высокое положение среди активных деятелей контрреволюционной части украинских националистов за кордоном, пользуется авторитетом и доверием у Тютюнника.
На вопрос о цели его приезда в Киев Стахов, после некоторого колебания ответил, что за кордоном стало известно о существовании на Украине крупного подпольного центра «Высшей Войсковой Рады», руководители которого ищут связи с петлюровским закордонным штабом и он, по заданию Тютюнника, прибыл в Киев, чтобы на месте ознакомиться с работой этого «центра». По мнению Стахова, Тютюнник поверил в существование «ВВР» и высоко оценил ее работу по сколачиванию контрреволюционных сил на Украине. На последней встрече с Тютюнником он сказал Стахову, что намерен весной 1923 года лично выехать на Украину, приказав сформировать в республике отряд из надежных людей для его охраны во время пребывания на советской территории.
Характеризуя состояние украинской эмиграции в Польше и Румынии, Стахов на допросе показал, что в ее среде царит моральное разложение, главари эмиграции готовы продаться кому угодно и больше всего думают не о том, как «освободить» Украину от большевиков, а
о              собственном благополучии. Он заявил, что полностью разочаровался в успехе замыслов «украинского национального движения» и считает попытки его главарей к свержению Советской власти обречены на провал. В беседе Стахов выразил желание помочь органам ГПУ в деле борьбы с украинской контрреволюцией.
Поведение Петра Стахова на следствии и его показания были тщательно проанализированы. Весь его жизненный путь, активная борьба на протяжении последних лет против Советской власти свидетельствовали о том, что он является ярым контрреволюционером и его раскаяние на следствии, а также желание сотрудничать с органами ГПУ, могли быть тактическим ходом. В связи с этим, несмотря на подкупающую искренность заявления Стахова о желании помочь
органам Советской власти, чекисты решили пока воздержаться от его «услуг», а повести с ним воспитательную работу в направлении его окончательного разоружения как буржуазного националиста и постепенного привлечения на сторону Советской власти. февраля Александр Стахов возвратился из Румынии на Украину и вместе с ним прибыл ближайший друг Тютюнника - сотник Кузьменко, который был помещен на квартиру введенного в «игру» чекиста Первушина.
Стахов привез Заярному письмо от Тютюнника, в котором последний сожалеет, что им не удалось встретиться во время приезда Заярного в Польшу и настоятельно просил его приехать в ближайшее время.
Заярный, в свою очередь, передал Александру Стахову записку от Петра Стахова, находившегося в это время в тюрьме, в которой Петр, по просьбе чекистов, сообщал брату о том, что он по делам «ВВР» выехал» в Харьков, где его включили в активную интересную работу.
Приезд на Украину Кузьменко вполне обоснованно был оценен чекистами как дополнительная проверка «ВВР» и ее деятельности со стороны Тютюнника. Поэтому было решено разыграть перед Кузьменко очередное «совещание» руководителей «организации», посвященное приезду «гостя» из-за кордона, а затем, введя его в заблуждение в нужном по делу плане, выпустить в Румынию.
«Совещание» должно было состояться без Заярного, которого чекисты направили в Польшу для встречи с Тютюнником. Заярному было вручено несколько писем от Петра Стахова к его связям из числа эмигрантов, в которых он указывал, что «Высшая Войсковая Рада» представляет собой солидную подпольную организацию, ведущую активную борьбу по объединению «повстанческих» сил на Украине и они с братом Александром решили принять непосредственное участие в ее деятельности. марта Кузьменко был приглашен на «совещание» «Бюро ВВР». После краткой информации ряда членов «Бюро ВВР» о проделанной работе, Кузьменко, по просьбе участников «совещания», выступил с сообщением о положении дел за кордоном. В своем выступлении он весьма нелепо отозвался о Петлюре, считая его неспособным выполнять функции «вождя» украинских националистов, и заявил, что, по его убеждению, только Тютюнник является единственным лицом, способным объединить вокруг себя украинцев и повести их на борьбу за освобождение Украины. Кузьменко весьма похвально отозвался о
«ВВР» и высказал надежду на то, что только она способна решить вопрос об установлении «Соборной власти» на Украине.
Выступление Кузьменко на «совещании» и характер его высказываний в беседах с членами «ВВР» давали чекистам основания сделать вывод о том, что он достаточно «обработан», верит в колоссальную «мощь и организованность ВВР» и его можно использовать для укрепления за кордоном положения «ВВР». 11 марта он был переправлен через госграницу в Румынию.
В конце марта из-за границы в Киев возвратился Заярный и вместе с ним прибыл Кузьменко. Заярный сообщил чекистам, что Тютюнник был очень обрадован его приезду в Польшу, тепло принял его и детально интересовался работой «ВВР» на Украине. Заярный, согласно разработанной ему легенде, обстоятельно отвечал на все вопросы «вождя», а затем от имени руководства «ВВР» предложил ему принять полномочия «Рады трех» («Бюро ВВР»), Тютюнник охотно принял это предложение и высказал намерение в ближайшее время переехать из Польши в Румынию, откуда, по его мнению, будет легче руководить работой «ВВР» и осуществлять двухстороннюю связь подполья в республике с зарубежным центром. Обсуждая высказанную Заярным мысль о необходимости личного знакомства Тютюнника с членами «Бюро ВВР», оба решили, что к моменту приезда Тютюнника в Румынию, в начале апреля, Заярный пришлет из Киева Кузьменко, который привезет постановление «ВВР» о назначении его, Тютюнника, на пост председателя «Рады трех». Через Кузьменко Тютюнник сообщит в Киев приблизительный срок его приезда на Украину для проведения совещания с руководителями «ВВР».
Результаты поездки Заярного в Польшу свидетельствовали о том, что Тютюнник окончательно поверил в существование «ВВР» и намерен прибыть на Украину, чтобы лично познакомиться с ее руководящим составом, детально изучить положение дел в этом «подпольном» центре и в дальнейшем лично руководить его работой.
10 апреля Заярный, посылая Кузьменко в Румынию, вручил ему письмо о ходе деятельности «подполья». Постановление «ВВР» о назначении Тютюнника председателем «рады трех» и дал указание, что если по прибытии в Румынию он не застанет там Тютюнника, то все эти документы для него оставить надежному человеку, о чем телеграфировать Тютюннику, а самому возвращаться в Киев. В письме к Тютюннику Заярный просил сообщить, как решается вопрос о его переезде в Румынию, чтобы затем спланировать свою поездку за кордон.

Возвратившись в Киев, Кузьменко рассказал, что Тютюнник в это время находился в Румынии. На приеме он очень внимательно выслушал его информацию о положении дел на Украине, выразил намерение в ближайшее время перейти границу, чтобы встретиться с руководителями «ВВР» и передал для Заярного письмо, в котором приглашал его приехать к нему, чтобы обсудить с ним детали поездки Тютюнника на Украину. мая Заярный перешел советско-румынскую госграницу и прибыл в город Черновцы, где встретился с Тютюнником. Обсуждая вопрос о его встрече с руководителями «ВВР», Тютюнник признал настоятельную необходимость такой встречи, при этом высказал свое мнение о том, что лучше было бы организовать ее не на Украине, а в Румынии, где обстановка более подходящая для делового обсуждения всех назревших вопросов. Заярный, возражая ему, ответил, что одновременный приезд в Румынию пяти руководителей «Рады» практически невозможен, а на Украине «ВВР», располагая большими связями среди местного населения, может создать условия для встречи с гарантией полной безопасности Тютюннику и всем участникам «совещания». Тютюнник в беседе проявил осторожность в решении вопроса о поездке на Украину. В итоге собеседники договорились о том, что Заярный доложит руководству «ВВР» о варианте, предложенном Тютюнником и пусть «Бюро ВВР» решит, где должна произойти эта встреча. июня 1923 года от имени Заярного Тютюннику в Румынию было направлено письмо, где в категорической форме сообщалось, что «Бюро ВВР» считает возможным провести встречи «вождя» с руководством «ВВР» только на территории Украины.
Учитывая то, что Тютюнник во время последней встречи с Заяр- ным настаивал на том, чтобы его охрану на советской территории нес Петр Стахов со своим отрядом, который пользуется у него большим доверием, было принято решение привлечь Стахова Петра к предстоящей операции по организации переправы Тютюнника на Украину и последующий его захват чекистами. Это был серьезный риск, но обстоятельства требовали пойти на него, так как были все основания предположить, что если не ввести в «игру» Петра Стахова, то Тютюнник мог заподозрить неладное и отказаться от перехода границы, что грозило провалом «игры». К тому же, работа, проведенная чекистами за это время с Петром Стаховым, дала свои положительные результаты и было видно, что он окончательно порвал со своим прошлым и
перешел на сторону Советской власти, поэтому на измену интересам украинского народа не пойдет. июня 1923 года в Румынию был направлен Заярный, которому предстояло окончательно решить с Тютюнником вопрос о его поездке на советскую сторону и, при получении согласия, прибыть вместе с ним. июня Тютюнникв в сопровождении своего телохранителя Дудкевича и еще нескольких приближенных к нему лиц, прибыл к границе в м.Нагоряны, где его встретил Заярный и сообщил, что руководители «ВВР» находятся у границы и ждут его в с.Выхватневцы, а к берегу Днестра на советской стороне подошел отряд Петра Стахова.
В 11 часов вечера Заярный, Тютюнник и его свита направились к месту переправы. На советской стороне с наступлением темноты к берегу Днестра подошли Петр Стахов, игравший роль командира «повстанческого» отряда для «охраны» Тютюнника во время его пребывания на территории Украины и несколько сотрудников ГПУ. С советского берега на румынскую сторону был подан световой сигнал, означавший, что можно начинать переправу. Заярный, заметив сигнал, предложил Тютюннику начать переправу, однако последний приказал своему телохранителю Дудкевичу разведать обстановку на советском берегу.
Лодка с Дудкевичем исчезла в темноте и направилась в сторону противоположного берега. Петр Стахов, заметив его приближение, окликнул сидящего в ней человека. Дудкевич узнал Стахова по голосу, назвал себя, причалил к берегу лодку и, не вылезая из нее, сказал, что генерал Тютюнник, находящийся на том берегу, просит, чтобы к нему приехал Петр Стахов, иначе он не решается переплывать на советскую сторону. Стахов шепотом обратился к находившемуся с ним чекисту с вопросом, можно ли ему ехать? Руководитель операции сказал Стахову: Мы доверяем Вам полностью и уверены, что это доверие Вы оправдаете». Стахов ответил: «Отступать мне некуда, с прошлым покончено, я полностью с Вами». Стахов сел в лодку Дудкевича и они отчалили. Переправившись через реку, Стахов подошел к Тютюннику и доложил, что на том берегу все спокойно, его люди готовы встретить генерала и предложил ему, не задерживаясь, начать переправу, так как близился рассвет. Тютюнник выслушал Стахова, отвел его в сторону и сказал: «Я, Петро, Вас знаю много лет и Вы меня знаете, друг друга не будем подводить. Не фикция ли «ВВР»? Стахов ответил ему: «Этого, господин генерал, быть не может. Я их
всех знаю и те люди, которые со мной, мне известны. Вы можете положиться на меня и моих казаков».
После этого Тютюнник и Дудкевич вместе со Стаховым и Заярным сели в лодку и отправились к советскому берегу, где были бесшумно обезоружены и связаны.
Проведенная органами ГПУ операция по выводу генерала Тютюнника из-за кордона на советскую территорию была большим успехом чекистов в борьбе против украинской контрреволюции за рубежом и внутри республики.
Захватив Тютюнника, чекисты провели с ним кропотливую работу по его идейному разоружению как украинского буржуазного националиста, стремясь склонить к публичному отказу от борьбы с Советской властью. В результате этой работы Тютюнник заявил, что он убедился в отсутствии у петлюровщины крепкой социальной опоры на территории Украины для подготовки и проведения вооруженного восстания в республике. Объясняя свое стремление возглавить «Высшую войсковую Раду», в существование которой он поверил, Тютюнник сказал, что не надеясь собрать достаточного количества сил за кордоном для свержения власти Советов, он, узнав о наличии на Украине такого крупного «повстанческого центра», решил связать с его деятельностью все свои планы по поднятию трудящихся масс на борьбу против большевиков. В связи с тем, что «ВВР» оказалась «организацией», имитировавшей органами ГПУ, все его планы по проведению контрреволюционной деятельности во главе этого «центра» рухнули. Тютюнник заявил, что за кордоном совершенно не знают истинного положения дел на территории Советской Украины.
После тягостного раздумья, петлюровский генерал пришел к выводу о бесперспективной борьбе против Советской власти без поддержки трудящихся масс Украины, о чем он заявил чекистам, которые вели с ним работу и предложил органам ГПУ свои услуги в деле пресечения подрывной деятельности Петлюры и его единомышленников.
Для советского государства в тот период было выгодно создать в глазах враждебных элементов на Украине и за ее пределами видимость, что генерал Тютюнник, один из активных противников Советской власти, с именем которого связывали свои надежды контрреволюционные силы за границей и внутри республики, добровольно перешел на сторону Советской власти.
По предложению органов ГПУ Тютюнник написал за кордон несколько писем, в которых сообщал о своем добровольном переходе
на сторону Советской власти, считая борьбу с ней совершенно бесперспективной и предлагал своим бывшим единомышленникам из числа главарей антисоветской украинской эмиграции последовать его примеру.
Под влиянием этих писем прекратили борьбу против Советской власти и явились с повинной, возвратившись на Украину из эмиграции, целый ряд видных украинских буржуазных националистов. На территории Украины сложило оружие несколько уцелевших от разгрома вооруженных петлюровских банд, атаманы которых, узнав о переходе Тютюнника на сторону Советов, последовали его примеру.
Известие о добровольной явке Тютюнника с повинной и его заявление об отказе от борьбы против Советской власти произвели за кордоном ошеломляющее впечатление на украинскую националистическую эмиграцию и внесли в ее ряды дезорганизацию и разложение. Вместе с тем, они существенно подорвали авторитет главарей эмигрантских националистических центров в глазах правительств империалистических государств и их разведок, которые значительно сократили свои субсидии, выделяемые им для проведения враждебной деятельности против Советов.
Уменьшение материальной помощи Петлюре и его клике повлекло за собой усиление противоречий между главарями петлюровского центра и отход от них рядовых членов украинской националистической эмиграции. В итоге влияние Петлюры за кордоном и на Украине было фактически сведено к нулю. К 1924 году его личность потеряла былой ореол славы, а слово «петлюровщина» стало употребляться лишь как символ шовинистических устремлений отдельных личностей, продолжавших борьбу против Советской Украины.
Таким образом, в результате успешно проведенной операции по выводу из-за кордона генерала Тютюнника, был нанесен мощный удар по украинской контрреволюционной эмиграции, активно использовавшейся противником в проведении подрывной деятельности против Советской власти на Украине. История со «сдачей» Тютюнника заставила видеть в среде вождей и руководителей украинской националистической эмиграции продажность и предательство. Уже к 1924 году петлюровщина представляла собой аморфную, деморализованную и разрозненную массу.
После поражений и многочисленных провалов внешней и внутренней контрреволюции, империалистические разведки и антисоветские националистические центры начали менять свою тактику борьбы против

Советской Украины. Они стали забрасывать эмиссаров и агентов на территорию республики в массовом порядке, используя для этого так называемое «Сменовеховство», означавшее врастание нэпманской буржуазии и буржуазных националистов в советский государственный аппарат, общественные организации с той же целью - реставрация старых буржуазных порядков.
«Сменовеховство» - это буржуазное политическое течение возникло за границей в 1921 году среди белогвардейской эмиграции. Его идеологию выражала некоторая часть буржуазии, отказавшаяся от открытой вооруженной борьбы с советской властью, рассчитывая на постепенное изменение советского строя в духе буржуазной демократии в связи с переходом в России к НЭПу.
Во главе «сменовеховцев» стояла группа кадетов эмигрантов- литераторов: Устрялов, Ключников и другие, которые выпустили сборник «Смена вех», а затем издавали журнал под тем же названием.
«Сменовеховский маневр» поддержали лидеры украинской бур- жуазно-национапистической эмиграции Грушевский, Винниченко, Шаповал, Петлюра, Коновалец и другие.
Эта тактика, в основном, сводилась к тому, что одна часть главарей националистических эмигрантов остается за кордоном, откуда осуществляет руководство подрывной деятельностью на Украине, другая ее часть добивается возвращения в республику и непосредственно подпольно проводит враждебную работу на месте.
Для осуществления своих намерений лидеры буржуазных националистов Грушевский, Винниченко и др., начиная с 1922 года издают ряд публикаций и организуют публичные выступления, в которых широко декларируют признание Советской власти, обосновывая это правильностью разрешения национального вопроса на Украине и призывают других эмигрантов возвращаться на Родину «для участия в культурном и хозяйственном строительстве».
В результате этого тактического приема на Украину в 1923 - 1924 годах вернулось несколько сот националистических кадров. Однако надо сказать, что большинство проживавшей в республике эмигрантской интеллигенции включилось в строительство новой жизни, а участники националистических центров возобновили свою подрывную деятельность. Путем провозглашения фальшивых деклараций «о преданности» Советской власти, отдельным из них удалось усыпить бдительность некоторых руководителей советских органов и проникнуть на ответственные посты в научные, культурные и другие

учреждения республики. Так, в Харькове ими был создан подпольный «Украинский националистический центр» (УНЦ), который пытался объединить вокруг себя все действующие на Украине антисоветские националистические группировки. В середине 20-х годов главари УНЦ установили связь с рядом участников, избежавших ликвидации контрреволюционных политпартий, наладили неофициальные преступные контакты с представителями американских, французских и польских правительственных кругов.
В результате принятых органами госбезопасности мер, УНЦ был обезврежен.
При активном участии империалистических разведок группой участников бывших контрреволюционных партий в 1926 году на Украине была создана подпольная буржуазно-националистическая организация под наименованием «Союз освобождения Украины» (СВУ) во главе с С.Ефремовым. Программа «Союза» предусматривала: восстановление частной собственности на землю; возвращение фабрик и заводов, национализированных Советской властью в 1917 году бывшим их владельцам; выдача компенсации экспроприированным собственникам промышленных предприятий за ущерб, нанесенный Октябрьской революцией; установление власти военно-фашистской диктатуры. Это был циничный план откровенной капиталистической реставрации, нового империалистического закабаления украинского народа. Достижение этих целей «СВУ» планировала путем вооруженного восстания и военной интервенции капиталистических государств против республики. «Мы помышляли поделить Украину, - свидетельствовал один из лидеров «Союза». Правобережную отдать полякам, Левобережную - немцам»[243].
Ефремов С., используя свое положение вице-президента Украинской Академии наук, протаскивал в аппарат Академии и «Спшки» своих единомышленников. Ему удалось сформировать центральный аппарат СВУ из осевших в Киеве бывших министров и дипломатов Центральной Рады и петлюровской Директории. В составе организации функционировали академическая, педагогическая, инженерная и другие секции, занимавшие националистической обработкой личного состава Академии.
Для ведения антисоветской националистической работы среди молодежи, при СВУ был создан, так называемый, «Союз украинской молодежи», на который возлагалась обязанность совершение терро
ристических и диверсионных актов, сбор шпионской информации, а также ведение националистической пропаганды среди местного населения. Для развертывания подрывной деятельности в регионах республики, СВУ создала сеть своих филиалов: в Киеве, Одессе, Харькове, Полтаве, Виннице, Николаеве и других городах Украины.
Враждебная деятельность СВУ активизировалась в период, когда со всей очевидностью выявились успехи социалистического строительства в СССР, исчезли надежды международной монополистической буржуазии и эмигрантской контрреволюции на постепенное перерождение диктатуры пролетариата.
Выполняя указания разведывательных служб империалистических государств и зарубежных антисоветских националистических центров, главари СВУ активизировали деятельность по подготовке вооруженного восстания. Для этого в организацию вовлекались бывшие петлюровские офицеры, приобреталось оружие, велось обучение кадров военному делу.
Не суждено было СВУ причинить вреда Советскому государству. В 1929 году органами ГПУ «Союз» был обезврежен. В ходе арестов его участников было изъято большое количество оружия, программных документов и других антисоветских материалов, полученных из-за кордона.
В Харькове состоялся открытый судебный процесс над главарями СВУ. 45 наиболее активных ее участников были осуждены на разные сроки наказания. «В процессе СВУ, писал журнал «Большевик Украины», - украинский пролетарский суд рассматривает дело не только о контрреволюционных подонках петлюровщины, а судит в исторической ретроспективе весь украинский национализм, националистические партии, их изменническую политику»[244].
Разоблачение СВУ, приговор ее главарям вызвали волну бешеной клеветнической пропаганды, серию провокационных актов зарубежных украинских националистических организаций. Оуновская штаб-квартира, например, направила секретную директиву в Польшу с указанием в ответ на харьковский процесс осуществить «террористические акции» против советского генерального консульства во Львове и полномочного представительства СССР в Варшаве «с таким расчетом, чтобы во Львове было взорвано здание консульства, а в

Варшаве - физически уничтожить Антонова-Авсеенко»'. Однако это им не удалось осуществить.
Как свидетельствуют приведенные выше архивные материалы и документы вся враждебная практика украинских националистических центров и внутренней контрреволюции, их тактические установки, направленные на осуществление открытых и тайных форм и методов подрывной деятельности против Советского государства, обусловливались действиями агрессивных сил международного империализма, его разведывательных и специальных служб.
<< | >>
Источник: Ткачук А.В.. Щит и меч отечества - К.: Киевское историческое общество.-384 с.. 2009

Еще по теме §2. Подрывная деятельность буржуазнонационалистического подполья на Украине в годы Гражданской войны.:

  1. §1. Основные центры украинской националистической эмиграции и их подрывная деятельность против Советской Украины
  2. §3. Деятельность ВЧК-ВУЧК по пресечению контрреволюционных заговоров, мятежей против Советской власти в годы Гражданской войны.
  3. АМУРСКИЕ КАЗАКИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИЙ 1917 г. И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  4. Н. И. Супруненко. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине (1918-1920), 1966
  5. Театр в годы революции и гражданской войны (1917—1920 гг.)
  6. Н.А. ШИНДЯЛОВ* АМУРСКИЕ КАЗАКИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  7. § 4. Военно-политические и социально-экономические преобразования в годы гражданской войны
  8. Ю. К. СТРИЖКОВ. ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ ОТРЯДЫ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ. 1917—1921 гг., 1973
  9. 1. Румыно-советские отношения в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции в Страну Советов
  10. ГЛАВА II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЕРМАНСКОЙ РАЗВЕДКИ В ЗОНЕ ПУШТУНСКИХ ПЛЕМЕН В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ